Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Культура и искусство эпохи европейского Средневековья.



В конце V в. на развалинах Западной Римской империи начал зарождаться новый культурно-исторический тип европейского общества.

В истории культурного развития средневековой Западной Европы принято выделять периоды раннего средневековья (V–X вв.), зрелого средневековья (XI–XIII вв.) и позднего средневековья (XIV–XV вв.). В Италии и Нидерландах позднему средневековью соответствуют завершающий этап Проторенессанса и Раннее Возрождение, что объясняется неравномерностью развития экономики и других институтов цивилизации в различных странах Европы.

 

1.1 Ментальные основы и характерные черты западноевропейской средневековой культуры

 

Духовной основой средневековья, отразившейся на всех сферах жизни, стало христианство. Оно обусловило главную особенность средневековой культуры – теоцентризм. Система официальных ценностей в эту эпоху определялась верой в триединого Бога. Божественный мир – вершина космической и социальной иерархии. Природа, общество, человек рассматривались как единое целое, поскольку считались божьими творениями. Смысл жизни средневекового человека заключался в обнаружении знамений Творца всего сущего в своей душе и окружающей действительности.

Еще одна важная особенность средневекового мировосприятия – спиритуализм. Земной, природный мир представлялся лишь отражением небесного и заполнялся таинственными духами и мистическими энергиями. Это нацеливало на постоянный поиск путей установления контакта с Богом.

В средневековой культуре не осталось места для античной гармонии духа и тела. В официальной догматике материальное, телесное противопоставлялось духовному и трактовалось как нечто низменное. Такой взгляд повлиял на формирование нового представления о человеке. Он, с одной стороны, заключал в себе образ и подобие Бога, с другой – выступал как носитель плотского начала. Человек подвержен дьявольским искушениям, и они испытывают его волю. Жизнь проходит между ослепительной бездной благодати и черной бездной погибели. Только постоянное совершенствование духовного начала и жертвенное служение Богу способны помочь человеку избежать адских мучений.

Обостренная чувствительность, граничащая с экзальтацией, обусловила важную особенность средневекового менталитета. Духовность связывалась не с рациональной деятельностью, а с напряженной эмоциональной жизнью, экстатическими видениями и чудесами, воображаемыми явлениями потустороннего мира.

Другая важная черта средневекового мировосприятия – символизм, преодолевавший античную установку на созерцание чувственно-материальной формы. Человек стремился к тому, что находилось по ту сторону последней, – к чистому божественному бытию. При этом потенциально любая вещь с необходимостью представлялась, прежде всего, его знаком, образом, символом, который не смешивал привнесенный смысл и земную вещь, но предполагал их общее божественное происхождение.

Итак, вещи-символы обладали способностью отражать божественную реальность, но в разной степени. Из этой идеи вытекала следующая особенность средневековья – иерархизм. Природный мир и общественная реальность здесь были глубоко иерархичны. Место явления или предмета в универсальной иерархии связывалось со степенью их близости к Богу.

Данными особенностями средневекового мировосприятия определялась и художественная культура, главное место в которой занимали атрибуты христианского культа. Целью художественного творчества того времени являлось не эстетическое наслаждение как таковое, а обращение к Богу. Впрочем, Фома Аквинский и некоторые другие религиозные философы представляли Бога и как источник вселенской гармонии и идеальной красоты. Неотъемлемый атрибут средневекового искусства, проявившийся особенно в зрелом и позднем средневековье, – монументализм. Он отражал величие Бога, перед лицом которого человек уподоблялся песчинке. Религиозно-художественное произведение в целом и любой его элемент рассматривались как знаки сверхъестественной реальности.

Средневековая архитектура являла собой своеобразный синтез искусств, объединявшихся вокруг духовного центра – собора, воплощавшего в себе Небесный Иерусалим, Царство Христово, Вселенную. Базиликальный тип храмов был символом корабля, Ноева ковчега и обители Церкви. Вот что говорил относительно храмовой символики Петр Карнатский из Шартра (XII в.): «В основании храма полагается камень с изображением храма и 12 других камней в знамение того, что Церковь покоится на Христе и 12 Апостолах. Стены означают народы; их четыре, потому что они принимают сходящихся с четырех стран». Алтарь символизирует небо и рай, само пространство храма и притвор – землю. Восточная часть храма соотносилась с областью света и райского блаженства, поэтому место алтарю определили с восточной стороны. Западная (менее сакральная) использовалась для изображения картин ада и расписывалась сценами Страшного суда. Глубоко символична и икона. Жест в иконе – это условный знак, несущий особый духовный импульс: благословляющий жест Христа-Спасителя, молитвенный жест Богоматери-Оранты, жест архангела Гавриила, передающего Благую весть. Символичен в иконе также цвет: благородный золотой – знак сияния Божественной славы, символ Небесного Иерусалима.

Использование в художественных произведениях символов – «следов» непрекращающегося божественного промысла – обусловило каноничность и аллегоризм средневекового искусства. Художники должны были заострять внимание на духовном содержании образов, прибегая к условностям и стилизации, обращаясь к аллегориям и ассоциациям. Таким образом расшифровывались и представлялись в виде наглядно представленных канонизированных моральных формул смыслы сакральных символов.

Важная черта средневекового искусства – умозрительность, уводившая от мирского, чувственного начета. Бесплотность тел, отсутствие интереса к конкретно-чувственным деталям на иконе не отвлекали внимание от духовного постижения Бога. То же и в духовно возвышенной музыке, которая освобождала от власти повседневности.

 

 

1.2 Европейская культура раннего средневековья

 

В период раннего средневековья западноевропейская культура и цивилизация познала фазы кризиса и подъема. Это было время сложного, вначале робкого и подражательного, а затем все более уверенного, самостоятельного поиска целостной системы ценностей, норм, идеалов, совершаемого на перекрестке христианских, варварских и античных традиций.

Начиналась новая эпоха в условиях глубокого тотального кризиса, разразившегося после падения Западной Римской империи. Средневековое общество обретало свой путь в обстановке экономического и политического хаоса, среди обломков культуры разрушенного античного мира. Уменьшилось количество городов, которые недавно определяли качественное своеобразие античной культуры. Выживали и медленно росли преимущественно по берегам больших рек города и городские резиденции королей. В экономике этого времени господствовали натуральное хозяйство и аграрная экономика, начинался рост крупной земельной собственности. Торговые связи отдельных местностей осуществлялись главным образом по рекам и редко становились устойчивыми. Жители обменивались самыми необходимыми товарами или предметами роскоши (соль, вино, масло, дорогие ткани, пряности). Расчет с использованием денег был затруднен из-за их дефицита в обращении. Золотые монеты чеканились в основном для поддержания власти сюзеренов.

Такова картина первого этапа развития раннесредневекового общества. Произошел заметный упадок городов как культурных центров. Не случайно некоторые функции последних временно перешли к монастырям, расположенным в сельской местности, ставшим не только средоточием религиозной духовности и интеллектуальной культуры (библиотеки, скриптории), но и хранителями традиций художественных ремесел и прикладного искусства.

Церковь, крупный земельный собственник, быстро сосредоточившая в своих руках нити перераспределения продовольствия и милостыни и выполнявшая роль посредника в переговорах между варварскими государями, уже в раннем средневековье не хотела довольствоваться только духовным лидерством в культуре. Ее то скрытая, то явная борьба за политическую власть наблюдалась не только на этапе раннего средневековья, во и в последующие периоды развития западноевропейской средневековой цивилизации.

Объединительной работе церкви противостояла тенденция к частичной «варваризации» христианства. Сначала восприятие христианских ценностей оказывалось поверхностным и в сознании людей они видоизменялись до неузнаваемости; христианская обрядность нередко мирилась с языческими, архаичными по своей природе культурными формами.

Особенно тяготели к язычеству, «народной мистике» составлявшие большинство населения Европы крестьяне. Обычаи трупосожжения, ритуальные пиршества с песнями и плясками, поклонение силам природы, сельскохозяйственные ритуалы, заговоры, народные игрища еще долгое время были спутниками сельской жизни. По мере роста влияния христианства церковь все более решительно боролась с проявлениями язычества. Порой христианизация носила принудительный характер.

И все же церкви где-то приходилось считаться с народными традициями и даже идти на компромисс. Так, на месте старых капищ строили христианские алтари, помещали мощи святых для того, чтобы облегчить переход новообращенных к христианству. Культ мощей получил в это время повсеместное распространение. Происходило закомуфлированное приспособление некоторых языческих культов, а также ритуальных праздников к нуждам христианской идеологии путем их новой интерпретации.

Ценности варварской культуры сохранялись не только в религиозной сфере. Истоки вассальных отношений, ставших атрибутом социального устройства средневекового общества, следует искать в жизни христианизируемых племен. Служение здесь не было служением государству вообще, как в античности, оно являлось служением вождю-индивиду, причем не божественному царю, как на Востоке, а герою. Вождь являлся харизматической фигурой, всеми почитаемой за заслуги личностью.

Раннее средневековье сохранило также и некоторые культурные формы, созданные античностью (прежде всего, Римом). Например, образование в епископальных школах (с VIII в.) продолжало строиться как позднеантичная система «семи свободных искусств»: сначала изучали грамматику, риторику и диалектику, потом – геометрию, арифметику, музыку, астрономию. Разумеется, на первом месте находились богословские предметы.

В наступившую эпоху образование служило в первую очередь средством для обеспечения богослужебной практики и управления государством. Некоторые дисциплины, в частности риторика, полностью изменили свой смысл. В раннем средневековье последняя стала областью скорее письменного, чем устного слова, практикой искусного составления деловых документов, а не искусством красноречия. Математика преимущественно формировала навыки счета и решения задач и менее всего связывалась с познанием сущности мира, как в Древней Греции.

Зарождавшееся средневековое богословье, тем не менее, обращалось к античным авторам. Христианство вынуждено было отстаивать свои идеалы, обращаясь к культуре с глубоко развитой системой интеллектуальных традиций – со своей онтологией, гносеологией, логикой, с развитым искусством полемики. Впоследствии патристика, тяготевшая к гармоничному синтезу христианской идеи откровения и философской традиции античного рационализма, сменилась схоластикой (XI–XIV вв.), основная проблематика которой была связана сугубо с христианским вероучением.

С зарождением Каролингской империи, возникшей из Франкского государства, наступила фаза подъема европейской средневековой культуры переходного периода, характеризующаяся активизацией интереса к античному интеллектуальному и художественному наследию. На первом этапе правления франкской династии Каролингов Карлом Великим (768–814) была предпринята первая попытка воскресить былую мощь Римской империи на новом христианском фундаменте. Им было положено начало так называемому «каролинговскому ренессансу».

На Рождество 800 г. Карл был коронован Римским Папой как император Священной Римской империи. Благодаря его политике дарения земель в Европе широко распространились вассальные отношения, происходило формирование рыцарского сословия. Экономические реформы Карла стимулировали развитие торговли, способствовали зарождению купечества. Карл поощрял ученость и образованность, при нем увеличилось количество церковных школ, была создана «придворная академия», которая объединила наиболее образованных людей империи. Алкуин Йоркский (ее глава), Рабан Мавр написали труды, соединявшие религиозные воззрения с зачатками научных знаний.

В 843 г. империя разделилась на три государства, которыми стали управлять сыновья Карла Великого.

В религиозном искусстве раннего средневековья преломлялись элементы художественного стиля варваров – фольклорные мотивы, орнаментализм, фантастичность образов и т.п.

Подчеркнутым динамизмом отличался «звериный стиль», в котором стилизованные изображения животных сочетались со спиралевидным растительным орнаментом. Изображение людей получило распространение в конце VII в. (рельеф из Хорнхаузена). Среди сохранившихся архитектурных построек того времени заслуживают внимания гробница Теодо- риха в Равенне (достроена в 20-е гг. VI в.) – образец примитивного подражания римской архитектуре – и дворцовая капелла в Ахене (788–805).

 

 

1.3 Европейская культура зрелого и позднего средневековья

 

Для Европы XI столетие стало временем отсчета нового культурного подъема. Укрепление внешних границ западного мира и снижение жестокости внутренних конфликтов делали жизнь более безопасной, что позволяло переключиться на совершенствование сельскохозяйственных технологий, укрепление торговли, развитие ремесел. Ускоренными темпами происходил рост городов, сопровождавшийся имущественной и социальной дифференциацией общества. В XI–XIII вв. окончательно оформились основные черты средневековой культуры и зародились первые ростки будущего новоевропейского культурного типа.

Одной из характерных особенностей культуры этого периода стало противоречие между раздробленностью, дивергенцией в экономической, политической, социальной и духовной сферах жизни, с одной стороны, и объединительным пафосом идеальных образов общественного устройства, предлагавшихся религиозными мыслителями, – с другой. В социальной сфере идеал единого христианского общества уживался с функционированием самостоятельных социальных групп, сословий. Но, создавая свою культурную среду, европейский средневековый человек не мог выстроить равноправные отношения с представителями других культурных миров, цивилизаций, также желавших оставаться независимыми. Считалось, что истина только одна и она нуждается в защите. В реальности такая установка оборачивалась тотальным вытеснением инакомыслия, чужого обычая в пользу своего мировоззрения. Эта своеобразная экспансия средневекового догматизма нашла практическое экстремальное воплощение в кострах инквизиции, в миссионерски агрессивных прорывах в географические просторы «нехристей» (Крестовые походы).

В обстановке феодальной раздробленности за преобладающее влияние на личность конкурировали разные социокультурные группы и институты. В такой ситуации личная и социальная сферы размежевывались. Притязание на тотальное подчинение личности породило прямо противоположную тенденцию к обособлению внутреннего мира человека.

Среди многочисленных групп, составлявших социальный организм средневековой Европы, особую роль в развитии культуры зрелого средневековья сыграло рыцарское сословие. Церковь еще в IX в. начала разрабатывать идею праведной христианской войны и идеал воина-христианина, призванного спасти веру. Теперь жизнь рыцаря была включена в теоцентрическую систему средневековых ценностей, у него появилось данное Богом предназначение. В итоге старые и новые традиции воинского братства смешались с требованиями христианского служения.

Рыцарская культура отражала ценности феодального общества – владение землей и личные связи, скрепленные принципом вассальной зависимости. Однако уже в XII в., с возвышением роли городов, в Европе появились ростки нового культурного типа, который полновесно заявил о себе позднее – в эпоху Ренессанса. Бюргерский город ориентировался, прежде всего, на экономику и мирную жизнь, на рациональные средства ведения хозяйства. Его жители создали систему социальных институтов (выборное самоуправление, корпоративные и торговые привилегии), выделивших город из вассальной иерархии.

В становлении средневекового города решающую роль сыграли подъем сельского хозяйства, рост цехов и ремесленных корпораций, формирование купеческого сословия. В средневековых городах сходились крупные торговые пути, а окружающие плодородные равнины давали избыток сельскохозяйственной продукции. Экономической прерогативой городов было ремесленное, а затем и мануфактурное производство. Благодаря городам развивалась денежная система. В период зрелого и позднего средневековья в образовавшихся государствах преобладал тип торговли, ориентировавшийся в основном на местный рынок и местные источники товаров. Но зарождались и внешние торгово-экономические связи.

Таким образом, на рубеже XIII в. уже не монастыри и рыцарские замки, а города определяли экономическое и культурное развитие Европы. В XIV–XV вв. в нем усилились демократические тенденции.

Городская среда порождала и смеховую народную культуру, достигшую апогея в период позднего средневековья. Ярчайшим выражением особого городского фольклора стали карнавалы – способ праздничного существования и мышления, расшатывавший сословную структуру феодального общества и отличный от серьезной официальной, направляемой церковью, культуры. Карнавал дарил идею свободы, возможность выйти на какой-то момент из привычного иерархического порядка вещей в особое пространство, где возможны любые превращения. Другая черта карнавальной культуры – безудержное веселье, смех, победа жизни.

 

Образование. Новое отношение к миру, постепенно складывавшееся в городской среде, не могло не отразиться на интеллектуальной культуре, в которой появлялось все больше светских элементов. В городах были созданы новые формы образования: платные начальные светские школы и университеты. Первый университет в Европе появился в XII в. в Париже на базе школ аббатств св. Женевьевы и св. Виктора.

Школу в городе могли открыть цех, гильдия, а то и просто частное лицо. Главное внимание здесь уделялось не церковному вероучению, а грамматике, математике, риторике, естествознанию, праву. И важно то, что обучение в школах велось на родном языке.

Университеты, возникшие в XII–XIV вв., дали еще больший импульс распространению образования, лишив церковь монополии в этой сфере. Деятельность университетов имела три важных культурных следствия. Во-первых, она породила профессиональное сословие ученых, которые получили также право на преподавание истин Откровения. В итоге наряду с церковной и светской властью появилась власть интеллектуалов, воздействие которой на духовную культуру и социальную жизнь все более усили- „алось. Во-вторых, университетское братство утверждало формы светской культуры и новый смысл понятия «благородство», заключающийся в аристократизме ума и поведения. В-третьих, в рамках средневековых университетов вместе с формированием установки на рациональное постижение теологической премудрости появлялись зачатки научных знаний.

Литература. Литература зрелого и позднего средневековья отражала творчество различных социальных слоев общества и народностей и потому была чрезвычайно многообразна.

Большое распространение по-прежнему имела церковная религиозно-дидактическая (жития святых, притчи, проповеди) и назидательная (example – поучительные примеры, занимательные истории) литература. Особое место в церковной литературе занимал жанр видений – истории об общении человека, в том числе и простого мирянина, с потусторонними силами.

Еще в X в. во Франции начала складываться поэтическая традиция жонглеров – бродячих певцов-музыкантов, знакомых как с традициями латинской литературы, так и с героическим эпосом. На XI–XIII вв. приходится расцвет рыцарской лирической поэзии, воспевавшей могучую нравственную силу любви и воинские подвиги. Наибольшую роль в ее становлении сыграли южнофранцузские трубадуры, в стихах которых уживались традиции народной и античной поэзии. Огромной популярностью пользовались рыцарские романы – большие поэтические произведения на национальных языках, навеянные чаще всего народными героическими эпосами. Центральное место в них занимали внутренние переживания рыцаря, а также его подвиги во славу любви, чести и духовного совершенствования (цикл романов о короле Артуре – «Ланселот, или Рыцарь телеги», «Персеваль, или Повесть о Граале» Кретьена де Труа и др.). Пользовался популярностью в литературе того времени рыцарский героический эпос, повествовавший о событиях далекого прошлого («Песнь о Роланде», «Песнь о Сиде»), любовная лирика («Тристан и Изольда», поэзия трубадуров, труверов, миннезингеров). Осуществлялись своеобразная интерпретация древней эпической поэзии и переработка языческих мифов («Песнь о Нибелунгах», цикл исландских саг). Одним из самых известных примеров городского фольклора является «Роман о Лисе», в котором мир рассматривается с позиций изворотливого, находчивого горожанина. Французская городская литература дала жанр фаблио – небольших нравоучительных стихотворных новелл с элементами сатиры и игровой эротики. Элементы фольклора содержали немецкие шванки – назидательные поэтические произведения, противопоставлявшие трудолюбивого крестьянина, сметливого простолюдина паразитирующему феодалу, глупому, чванливому священнику или чиновнику. Своеобразным продуктом университетской среды стала поэзия вагантов – бродячих школяров, которые прославляли в своих стихах вольную студенческую жизнь, полную простых радостей, наслаждений, любовных приключений и высмеивали ханжество церкви и аскетические запреты.

Архитектура и изобразительное искусство. В период зрелого средневековья появились два ведущих стиля, отразившие изменения в ценностных ориентациях средневекового человека, – романский и готический. Господствующим видом искусства в этот период являлась архитектура.

В средневековой культуре XI–XII вв. сложился романский стиль. Он унаследовал формы древнеримской и раннехристианской архитектуры. Для романской пластики характерны монументальная обобщенность форм, отклонение от реальных пропорций, экспрессивность поз и жестов священных персонажей.

Романские культовые сооружения представляли архитектонический монументальный стиль в архитектуре. Здесь формировались основные приемы скульптурных и живописных изображений, нормы и правила построения художественных образов, заданные церковной эстетикой. Светское романское искусство развивалось в замках феодалов, которые отвечали одновременно требованиям обороны, жилья и представительства как в планировке, так и в привязке к местности (крепость Каркасон в Провансе, XII–XIII вв.).

В монастырских комплексах ведущая роль принадлежала храму. Он имел форму базилики, т.е. приобрел вид католического креста, создаваемого пересечением продольных и поперечных нефов (последние назывались трансепты). Планировка и внешний облик тяжеловесного романского храма были рассчитаны на привлечение большого количества людей разных сословий (базилика аббатства Клюни в Бургундии, 1088–1107; собор в Вормсе, 1171–1234).

Скульптура в простых по своей конструкции романских храмах находилась как внутри, так и снаружи – на фасаде в обрамлении портала. Важнейшие темы, часто включавшиеся в романский рельеф, – Апокалипсис и Христос во славе. Пластика в храмах была не самоцелью, а только частью общего художественного решения. Скромно представленная скульптура и изображения, выполненные в технике рельефа, черпали сюжеты из Библии (главный портал церкви Сен-Мадлен в Везеле, ок. 1120 г.).

Романское изобразительное искусство было подчинено архитектуре. Живописные изображения, создававшиеся преимущественно в технике фрески, представляли собой выразительные цветовые композиции, иконописные сюжеты, придававшие интерьеру внушительную торжественность. Изредка культовые темы в живописи дополнялись фольклорными мотивами (фрески церкви Сен Савен Гартам, Франция).

Со второй половины XII в. в искусстве средневековой Европы началось становление готического стиля. Термин «готика» появился в эпоху Возрождения и происходит от наименования племени «готы», островерхие жилища которых напоминали крутые скаты готических соборов. Период готики оказался более сложным, а сам стиль стал изысканным и декоративным в сравнении с романским. Он определялся главным образом культурой городов, постройки которых утрачивали оборонительное значение. Развивалось светское строительство (ратуши, крытые рынки, госпитали, жилые дома). Под воздействием нового мировосприятия формировались основные особенности готического искусства. Оно вплотную приблизилось к человеку. В изображениях Христа подчеркиваются человеческие черты, облик «грозного Судьи» сменяется образом «страдающего рога». Готический человек находился в эмоционально напряженных отношениях с воображаемой сферой. В культуре того времени проснулся интерес к красоте реального мира, земным чувствам и переживаниям.

Главным конструктивным новшеством готической архитектуры явились стрельчатая арка (две обращенные друг к другу под острым углом дуги) и стрельчатый свод на нервюрах (соединение каменных ребер распорами). Они увеличивали высоту грандиозного сооружения и позволяли перекрывать пространства любого плана.

Для распределения давления бокового распора на мощные опорные столбы – контрфорсы – тяжесть свода переносилась на столбы с помощью аркбутанов – прочных полуарок, которые одновременно связывали другие части каркасной конструкции. Благодаря этому стены собора перестали выполнять функцию опоры и теперь могли быть тонкими, даже «сквозными» (отсюда – огромные цветные окна и арочные проемы). Готика отказывалась от тяжеловесности, предпочитала великое разнообразие деталей, которые не разрушали целостного единства монументальных сооружений. В просторном готическом соборе, заполненном мягким льющимся сквозь витражи светом, прихожанин переставал ориентироваться в привычном пространстве и словно переносился в мир потусторонних образов. Такое не раз испытывали люди, переступавшие порог величественного раннеготического собора Парижской Богоматери (начало строительства – 1163).

В разных государствах готический стиль имел свои яркие особенности, связанные с зарождением национальных художественных школ. Самые крупные из них – французская, немецкая и английская.

Развитие пластики в эпоху готики было неразрывно связано с зодчеством. Скульптура усиливала эмоциональное восприятие архитектуры, содействовала изобразительному воплощению не только религиозных чувств и верований, но и обоготворенной человеком природы.

Главенствующая роль здесь принадлежала круглой пластике и рельефу. Готическая скульптура – неотъемлемая часть собора. Она включалась в архитектурную композицию и разнообразила ее облик. Статуи всегда сохраняли связь со стеной, вписывались в многочисленные конфигурации сложной конструкции собора, подчеркивая вертикальный ритм архитектурного целого. Славятся своей скульптурой соборы Шартрский (1135– 1155), Реймский (начало строительства – 1210), Амьенский (начало строительства – 1218), в которых насчитывается до двух тысяч фигур.

Значительная роль в художественном решении готического собора отводилась цветовому и световому построению. Эту задачу выполняли вит- Ражи, заполнявшие оконные пространства. Их огромные площади позволяли показывать в величественных образах значимые небесные и земные явления, прославлять божественные персонажи, воспроизводя фрагменты христианской картины мира. Наиболее знамениты витражи Шартрского собора «Богоматерь с младенцем» (середина XII в.) и «Каретник» (начало XIII в.); уникален витраж главной розы на тему «Прославление Богоматери» собора Парижской Богоматери (1220).

Готика предложила новые принципы синтеза искусств, позволившие полнее отразить эмоционально обостренное восприятие человеком связи небесного и реального миров, обращение к земному. Она создала необходимые предпосылки для возникновения гуманистической культуры Возрождения.

 

 






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 131; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.171 с.) Главная | Обратная связь