Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Славянофилы и западники XIX в.

В напряженной полемике конца 30-х — 40-х годов Х1Х в. о месте России в мировой истории оформилось славянофильство и западничество как противоположные течения русской социально-философской мысли.

Главная проблема, вокруг которой завязалась дискуссия — исторический путь России. Является ли исторический путь России таким же, как и путь Западной Европы, и особенность России заключается лишь в ее отсталости или же у России особый путь и культура принадлежит другому типу? В поисках ответа на этот вопрос сложились альтернативные концепции русской истории. Славянофильство: В своей трактовке русской истории исходили из православия. Духовная основа национальной жизни, делали упор на самобытность русской жизни .

Лидеры славянофильства — Алексей Степанович Хомяков (1804 1860), Иван Васильевич Киреевский (1806—1856), Константин Сергеевич Аксаков (1817—1860), Юрий Федорович Самарин (1819—1876) выступили с обоснованием самобытного пути развития России.

В основе славянофильского понимания русской истории общие взгляды на исторический процесс, наиболее полно представленные в незаконченном фундаментальном труде А.С. Хомякова шутливым названием, данным ему Н.В. Гоголем, — «Семирамида». Изучение истории у славянофилов было направлено на поиск устойчивых факторов, влияющих на исторический процесс. Таким факторами, по мысли славянофилов, не могли быть ни природно-климатические условия, ни сильная личность, а только сам народ Как «единственный и постоянный действователь» в истории.

Но что определяет бытие народов и их историческую деятель­ность? Экономика? Политика? Государственное устройство? Славя­нофилы считали, что экономические, политические и другие фак­торы вторичны и сами определяются более глубоким духовным фактором — верою, обусловливающей историческую деятельность Народов. Народ и вера соотносятся так, что не только вера создает Народ, но и народ создает веру, причем именно такую, которая со­ответствует творческим возможностям его духа. Исходя из этого положения А.С. Хомяков проводит анализ культуры и истории Ев­ропы в сопоставлении с культурой и историей России.

Славянофилов часто упрекали и упрекают в идеализации исто­рии России и желании восстановить старое. Эти упреки совер­шенно несправедливы. Они прекрасно понимали, что возврата к прошлому нет, история не может пойти вспять, что, например, изменения, происшедшие вследствие реформ Петра I, носят необ­ратимый характер. Они проповедовали не возврат к прошлому, а восстановление жизнеспособных начал российского общества в изменившихся условиях. Так, в очерке А.С. Хомякова «О старом и новом» с огромной силой обличаются некоторые порядки допет­ровской Руси. Славянофилы не рассматривали русскую историю как идеальную и бескризисную, а, наоборот, подчеркивали ее сложность и драматичность. Однако болезненные явления, счита­ли они, не могут быть преодолены внешними заимствованиями. Среди западников, к которым относятся П.Я. Чаадаев, А.И. Герцен, В.Г. Белинский, Т.Н. Грановский, Н.В. Станкевич, М.А. Бакунин и друг. Однако всех их объединяло неприятие крепостного деспотизма, отсталости русской жизни, требование демократиза общественной жизни, вера в европейское будущее России путем присвоения исторических достижений стран Западной Европы;

Основой мироздания Чаадаев считал мировой разум — высшую реальность, лежащую в основе видимой реальности природного,, исторического бытия. Божественный разум, выступающий как видение, определяет всю человеческую историю. Развитием народе руководит «божественная вечная сила, действующая всеобщим разом в духовном мире». Именно Провидение ставит цели перед народами и определяет смысл их существования в мировой истории. Оно же обусловливает направленность исторического процесса как процесса нравственного восхождения человечества к царству Божьему на земле.

Исходя из этих положений, Чаадаев строит свою философско-историческую концепцию, которая носит ярко выражанный евро­поцентристский характер. Народы Европы, по мысли Чаадаева, во многом живут в подлинной истории, то есть сохраняют преемст­венность в развитии, одушевлены животворным началом единства, руководствуются идеями долга, справедливости, права, порядка.

В то же время характеристика русской истории, данная в «Фи­лософических письмах», не отрицает великого будущего России. По мнению Чаадаева, у русского народа еще не было истории, он не проявил все свои творческие силы, отстал от народов Западной Европы, но все это составляет преимущество девственной почвы.. Отсталость России дает возможность свободного выбора своего исторического пути.

Мироощущение П.Я. Чаадаева — это мироощущение человека, во многом разорвавшего духовные связи с родной культурой. И если в первой половине XIX в. такое мироощущение встречалось достаточно редко, то в дальнейшем оно получило широкое распространение. В 1831 г. в стенах Московского университета возник философ­ский кружок, ставший значительной вехой в формировании за­падничества. Главная цель кружка, лидером которого был Николай Владимирович Станкевич (1813—1840), — изучение немецкой фи­лософии, прежде всего философской системы Гегеля. В кружок входили К.С. Аксаков, В.Г. Белинский, М.А. Бакунин, В.П. Бот­кин, М.Н. Катков, Т.Н. Грановский, К.Д. Кавелин и др. Из этого кружка вышли деятели самых различных направлений, так как, признавая приоритет Европы, они разошлись в понимании того, что именно в Западной Европе выступает вершиной прогресса и цивилизации: буржуазная ли парламентская республика или идеи социализма. Белинский, например, как и Герцен, уверовал в со­циализм, идея которого, по его собственным словам, стала для не­го идеей идей, бытием бытия, вопросом вопросов.

Для Тимофея Николаевича Грановского (1813—1855) и Константина Дмитриевича Кавелина (1818—1885) такой вершиной идеи европейского либерализма.

Свои взгляды на исторический процесс Т.Н. Грановский изложили в цикле лекций по истории средневековой Европы, прочитаных им в Московском университете. В них он утверждал, что исторический процесс носит закономерный характер, он совершается независимо от «случая произвола», по определенным, внутренним законам.

Одним из наиболее радикальных представителей западничества в России был Михаил Александрович Бакунин (1814—1876), проповедовший идею безгосударственного социализма, названную им анархизмом

Обоснование в защиту анархических идей М.А. Бакунин ведет позиций антропологического материализма и идеи Гегеля о диалектической ценности и внутренней неизбежности отрицания. Исход из этих основополагающих принципов М.А. Бакунин рассматривав исторический процесс как результат «борения начал» — животности и человечности. Основу исторического процесса, по его мнении составляют три следующих принципа: человеческая животность, мысль и бунт.

В русском консерватизме во второй половине XIX в. впервые было подвергнуто осмыслению государственное бытие России в ка­честве империи. Обращение к этой проблеме было обусловлено конкретно-историческими условиями того времени: завершилось, «собирание» империи и уже успели проявиться потенциально зало­женные в любом многонациональном образовании противоречия.

Имперская идея в консерватизме была связана, в первую оче­редь, с идеей государственной мощи, при которой единая государственная централизованная власть выступает как самоценность и гарантирует единство империи. Русские консерваторы ясно осознавали, что государственное величие России связано с ее целостностью и неделимостью, поэтому защита единства Российской империи проходит лейтмотивом через всю консервативную мысль. Наиболее яркое выражение эта идея нашла у М.Н. Каткова, который: считал, что сохранение целостности и единства для России — вопрос жизни и смерти, вопрос ее бытия в качестве великого государ­ства. Он неоднократно подчеркивал историческую заслугу русского народа в создании великого государства.

Борясь с либеральными и демократическими поползновениями на целостность России, он доказывал, что Российская империя мо­жет существовать только как унитарное государство, а любые по­пытки федерировать Россию приведут к ее развалу. Федеративное устройство России не сплачивалось бы национальным единством. В конгломерате разных национальностей существовало бы непреодо­лимое стремление не к единству действий, а к обособлению, вза­имному отчуждению и национальному антагонизму. Федерация не­избежно приведет к сепаратизму, а сепаратизм, по образному вы­ражению Каткова, есть внутренняя язва, разъедающая государст­венный организм. Поэтому государственная власть в борьбе с сепа­ратизмом правомочна идти на любые меры, способные защитить целостность государства.

Русский космизм

Одним из наиболее оригинальных направлений в русской философ­ской мысли конца Х1Х — начала XX веков является космическая филосо­фия или, как чаще ее именуют, русский космизм — учение о неразрывном единстве человека, Земли и космоса, о космической природе человека и о его безграничных возможностях по освоению космоса. Основой возникновения совершенно оригинального учения в философии — русского космизма (русской космической философии) послужили следующие факторы.

1. Философские источники — диалектические идеи развития и все­общей взаимосвязи явлений материального и духовного мира, разраба­тываемые философией в ходе всего ее исторического развития.

2. Религиозные источники — в нравственных постулатах христи­анства. Многие из представителей космизма были религиозными мыслителями, например, Н. Федоров, Вл. Соловьёв, П. Флорен­ский. Христианская идея о братстве всех живущих людей, незави­симо от их национальных, религиозных и иных различий, о един­стве человека и Бога, дают изначальную установку и о единстве все­го сущего — земного и небесного миров. Этот постулат лежит в ос­нове русского космизма.

Кроме того, религиозное влияние на русский космизм явствен­но проглядывает и через христианское учение о воскрешении лю­дей. Это наглядно видно в концепции «патрофикации (воскреше­ния) отцов» Н. Федорова. А попытка ее реализации неизбежно свя­зана с идей единства земного и небесного миров.

3. Естественно-научные предпосылки заключаются в том, что в учении русского космизма помощь человечеству в единении с кос­мосом в немалой степени оказывается благодаря опоре на челове­ческий разум, на науку, технику.

Бурное развитие науки и естествознания во второй половине XIX в., новые великие открытия в самых различных отраслях знания (в том числе в физике, химии, биологии, астрономии) наталкивали сторонников космизма на гениальные догадки, опирающихся на науку как на практическое средство достижения благородных целей. Так, уже в середине XIX в. для разгона облаков и вызывания дождя были использованы пушки. Невиданные ранее достижения техники позволили Н.Ф. Федорову рассчитывать, что будущая наука быстро пойдет еще дальше. В ближайшем будущем она сможет помочь человечеству в его грандиозных идеях, например, в освоении космиского пространства, в продлении человеческой жизни, а затем и достижения бессмертия. Именно прогресс мировой науки и техники помог самоучке К.Э. Циолковскому осознанно разрабатывать идею способах перемещения человека в космическом пространстве.

4. Исторические корни русского космизма имеют самое непосредственное отношение к России, к национальным особенностям русского народа. Один из основных постулатов русского космизма — и единства людей, всего человечества.

Проблематикой русского космизма активно занимались многие мыслители, такие, как Н. Федоров, Вл. Соловьёв, К. Циолковский, П. Флоренский, В. Вернадский, А. Чижевский др. Все они являются незаурядными учеными, гордостью отечественной науки и культуры.

По праву «отцом русского космизма» считался Николай Федорович Федоров (1828—1905). Этот оригинальный и самобытный мыслитель принадлежит к плеяде незаслуженно забытых, а точнее, долгое время замалчиваемых ученых. Его творчество, широко известное революции 1917г. практически лишь в последние десятилетия вновь доступным отечественному читателю.

Оригинальный стиль мышления, огромная эрудиция, высокая нраственность, простота общения, постоянное стремление оказать помощь нуждающимся — все это неизменно притягивало к нему окружаю Н.Ф. Федоров пользовался широкой известностью. Учение Федорова, именуемое им как «философия общего дела», концентрируется вокруг главной для него идеи — победы над смер­тью: достижение человеческого бессмертия и воскрешение всех прежних поколений («патрофикация отцов»).

Величайшей несправедливостью он считал ограничение жизни определенным временем. По мысли Федорова, главной целью дея­тельности человечества должна стать борьба за человеческое бессмер­тие. Причем за бессмертие не личное и не для избранных, а для все­го человеческого рода, в том числе для давно умерших предков («от­цов»). Он полагал нравственным долгом потомков вернуть жизнь тем поколениям, на плечах которых они стоят. «Нужно жить не для себя (эгоизм) и не для других (альтруизм), говорил Федоров, — а с каж­дым и для каждого; это союз живущих (сыновей) для воскрешения мертвых (отцов)

Для осуществления грандиозной идеи достижения бессмертия необходимо осуществить ряд конкретных задач. Первое — изменить небратское, «неродственное» отношение людей друг к другу. В ре­альном мире в отношениях живых людей обычно царит холодная отчужденность.

Человечество для этого мыслителя единый род, который по са­мой своей-первоначальной сути объединяет и современников, и уже давно ушедшие поколения «отцов» (предков). И поэтому «общее де­ло», борьба всех против смерти, может и должно объединить всех людей и помочь ликвидировать небратские отношения.

Огромная роль в реализации «философии общего дела» принад­лежит науке. Задача: сначала максимально продлить жизнь челове­ка, а затем сделать его организм бессмертным. Затем наука поможет воскресить всех людей, когда-либо живших, причем не в мистиче­ски-духовном, а в телесном виде. Н. Федоров стремится навести мост, соединяющий науку и ре­лигию. Для него наука — это в первую очередь мощное средство претворения в жизнь христианской идеи создания рая посредством такого научного развития, когда человек сможет безгранично («подобно Богу») управлять природой (причем не только внешней, но, своей собственной). Религия, с точки зрения Федорова, дает на­цель — воскрешение и бессмертие, а также нравственное осозна сыновнего долга (в деле воскрешения всех предков, «отцов»).

Своеобразие федоровской идеи заключается в том, что само воскрешение достигается в первую очередь не благодаря Богу, а помощи науки и техники, то есть усилиями самого человека. Именно поэтому Федоров различает религиозное понятие «воскресени и естественно-научное «воскрешение».

Н.Ф. Федоров мыслил глобально. Наука должна не только по­мочь воскресить всех умерших и дать бессмертие будущему человечеству. Необходимо также обеспечить его местом для Нормального существования. Мыслитель решает эту задачу с помощью освоения Космоса. Для этого нужно (всего-то) переселить людей на другие Планеты для освоения новых «мест обитания».

И здесь открывается достойная новая задача для науки — по­мочь людям овладеть космосом. Об этом до Н.Ф. Федорова никто не говорил.

К.Э. Циолковский, как полагают зачастую, а именно Н.Ф. Федоров первым заявил, что Земля не является границей для человека: «нужно считать Землю только исходным материалом, пунктом, а целое мироздание. — поприщем нашей деятельности». Разумеется, для достижения этой цели потребуется создать соответ­ствующие технические средства, что позже было блестяще теорети­чески обосновано К.Э. Циолковским.

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 59; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.081 с.) Главная | Обратная связь