Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Закон единства и борьбы противоположностей

 

Закон единства и борьбы противоположностей выражает глубочайшую сущность развития, его источник, движущие силы.

Еще Гегелем было установлено, что противоречие, прежде чем принять адекватную себе форму, проходит ряд ступеней, каковыми являются тождество, различие, внешняя противоположность, которая перерастает в собственнопротиворечие. На примере развертывания стоимостного отношения Маркс раскрыл онтологический смысл этого процесса и, вдобавок, уточнил его, показав, что между тождеством и различием лежит категория двойного существования, которая Гегелем не была зафиксирована. Таким образом, по Марксу, восхождение к противоречию насчитывает пять ступеней (форм): тождество, двойное существование, различие, противоположность, противоречие.

Первые четыре формообразования представляют собой тоже противоречие, только незрелое, пока не имеющее формы, адекватной его природе. Только последнее, пятое формообразование характеризуется совпадением формы противоречия с его действительной природой. Это справедливо постольку, поскольку речь идет о соотношении сторон развивающегося предмета, а не внешних друг другу, случайно взаимодействующих вещей. Такими сторонами являются, например, потребительная стоимость и стоимость товара.

Производство товара (ступень неопределенного бытия стоимости) есть акт производства его потребительной стоимости и стоимости одновременно. Нельзя произвести товарную стоимость, не производя потребительную стоимость – это один и тот же процесс, который нельзя разделить на два процесса даже в воображении. Стало быть, здесь упомянутые стороны товара совпадают, образуют диалектическое тождество.

В готовом товаре они находятся в синкретическом единстве. Здесь стоимость еще не отделилась от потребительной стоимости, но уже не тождественна ей. Так, владелец товара видит в нем только стоимость – то, что можно продать; как потребительная стоимость, он (товар) его не интересует. Такое отношение сторон товара, которые не совпадают, но еще внешне не отделились друг от друга, Маркс называет двойным существованием.

В акте обмена товаров один товар (эквивалент) становится выразителем стоимости другого. Стало быть, здесь стоимость товара отделяется от его потребительной стоимости и существует в виде другого товара, который есть эквивалент его стоимости. Иначе говоря, отношение стоимости и потребительной стоимости приняло форму отношения двух различных вещей: двойное существование переросло в различие.

С возникновением денег это различие превращается во внешнюю противоположность. Деньги есть мера стоимости, а остальные товары суть то, стоимость чего измеряется. Стало быть, на поверхности явлений деньги предстают как чистая стоимость, а товары – только как потребительная стоимость.

С превращением денег в капитал противоположность потребительной стоимости и стоимости перерастает в противоречие. Цель капиталиста – получить возросшие деньги, прибавочную стоимость; потребительная стоимость товаров его не интересует, вернее, интересует лишь постольку, поскольку без потребительной стоимости товар невозможен и, стало быть, невозможно получение прибавочной стоимости. Поэтому, как отмечает Маркс, капиталист рассматривает производство товаров как неизбежное зло, которое приходится терпеть ради самовозрастания стоимости. В силу этого он (капиталист) охотно использует другие пути получения прибыли (ростовщичество, спекуляция и т.п.), ради них порой прибегает даже к сокращению производства товаров. Иначе говоря, заботясь о возрастании стоимости, он заинтересован и одновременно не заинтересован в производстве, потребительной стоимости, т.е. эти две стороны товара здесь находятся в противоречивом отношении одна к другой; одна из них полагает другую и в то же время в системе капиталистического производства они выступают как антагонисты.

Противоречие имеет ряд форм. Первой формой является противоречие, которое условно можно назвать простым. Это – единство, взаимопроникновение противоположностей. Примером может служить соотношение буржуазии и пролетариата. Каждая сторона данного противоречия является фактором изменения другой – изменения, которое детерминировано тем обстоятельством, что эти стороны исключают друг друга и, осуществляя акт исключения, оказывают одна на другую активное воздействие, ведущее к их взаимному изменению. Следствием этого будет лавинообразное разрастание противоречия: воздействие одной его стороны на другую вызывает развертывание (рост, увеличение, усиление) последней, что влечет за собой соответствующее значение первой (из-за обратного воздействия на нее второй стороны), а это обусловливает дальнейшее разрастание второй стороны, которая в свою очередь обеспечивает дальнейшее, развертывание первой и т.д. Таким образом, противоречие не может существовать, не нарастая: достаточно ему зародиться в как угодно малых масштабах, как оно тут же начинает "раскручивать" себя наподобие распрямляющейся пружины; рост, увеличение, напряжение противоположностей является способом его существования, его нормального функционирования. Иначе говоря, противоречие предстает как автоматически действующий субъект, как своего рода живой организм, который способен не только самостоятельно поддерживать собственное существование, но и самопроизвольно изменять себя, а значит, быть источником саморазвития объекта, которому оно, принадлежит.

Разрушается такое противоречие, как правило, скачком – взрывом, подобно тому, как разрывается пружина, которую чрезмерно натянули. Обычно принимали во внимание только эту (простую, "взрывную") форму противоречия, полагая, что развитие всякого противоречия непременно заканчивается катаклизмом. Разумеется, часто так и происходит. Но возможен и иной исход: простое противоречие способно при известных условиях перерасти в иную форму, которую мы условно назовем противоречием превращения.

Это противоречие характерно для функционирования превращенных форм, составляет сущность и движущую силу их развития. Суть превращенных форм в том, что всякий достигший зрелости предмет начинает продуцировать внутри себя структуры, представляющие собой "упразднение старого в рамках старого",– структуры, которые, с одной стороны, выходят за рамки наличной сущности предмета и, с другой стороны, используются данной сущностью для своего утверждения в изменившихся условиях. Эти структуры выполняют взаимоисключающие, противоположно ориентированные функции – функции упразднения и одновременно сохранения наличной сущности. Причем эти функции обосновывают и обусловливают одна другую: упраздняя себя в превращенной форме, сущность тем самым себя сохраняет.

Накопление превращенных форм обеспечивает принципиально иной тип разрешения противоречия и перехода в качественно новое состояние. Здесь качественный скачок образует длительную полосу постепенного превращения, одного в другое, целую эпоху в жизни предмета, т.е. скачок в данном случае органически сочетается с постепенностью, являет собой интегральную характеристику длительного процесса перехода, состоящего из множества изменений, каждое из которых скачком не является, и только их сумма, точнее система, образует скачок как таковой. Именно такого рода скачки более всего характерны для нынешнего, цивилизованного этапа общественного развития.

Одним из ключевых моментов действия закона единства и борьбы противоположностей является раздвоение единого на противоположности или, точнее, раздвоение исходной реальности на самое себя и собственную противоположность. Специфика данного процесса была обстоятельно раскрыта Марксом на примере раздвоения товара на товар и деньги в ходе развертывания стоимостного отношения. При развертывании обмена товаров возникает потребность в деньгах, которые, во-первых, выполняли бы роль меры стоимости и, как следствие этого, служили бы, во-вторых, посредником в обмене товара на товар. Как показал Маркс, деньги, возникают не за пределами товарного мира, а внутри него, т.е. взять на себя функцию денег должен один из товаров, который в силу специфических особенностей способен стать удобной и общепризнанной мерой стоимости остальных. Происходит, таким образом, раздвоение товарного мира на товары как таковые и на денежный товар (деньги как таковые). Стало быть, деньги суть тот же товар, который, однако, оказался вытолкнутым из совокупности остальных товаров, противопоставлен им как их противоположность. Иначе говоря, деньги – это товар, основное и единственное назначение (потребительная стоимость) которого – быть не товаром (служить мерой стоимости остальных товаров). Они суть товар, назначение которого – быть противоположностью товара Система законов материалистической диалектики дает целостное представление, о развитии как внутренне противоречивом процессе, в ходе которого достигается качественное изменение предмета за счет диалектического отрицания (снятия) его предшествующих форм и их сохранения в высшем единстве.

Закон отрицания отрицания

 

Закон отрицания отрицания характеризует направленность развития. Для раскрытия его сути необходимо выяснить прежде всего специфику диалектического отрицания.

Отрицание есть замена одного (старого) явления другим (новым). Метафизики видели в отрицании лишь разрушение старого. Тем самым предполагалось, что новое возникает на совершенно голом месте; что старое, таким образом, существовало зря – оно могло и не существовать, ибо новое ничего не заимствует от него; что старое заслуживает лишь скептического отношения к себе – как в теории, так и на практике. Такое отрицание не способно объяснить реальный процесс развития. Во-первых, оно принципиально исключает саму возможность понять, откуда появляется новое (если старое разрушается полностью, то новое должно появится не из него), и в таком случае приходится допустить, что оно есть следствие сверхъестественных причин (объективный идеализм) или же само его возникновение есть нечто кажущееся, лишь плод воображения субъекта (субъективный идеализм). Во-вторых, метафизическое отрицание может быть только внешним отрицанием, навязанным предмету некой чуждой, посторонней, враждебной силой, потому что только такая сила способна подвергнуть его полному разрушению.

Диалектика тоже видит в отрицании как момент упразднения, разрушения старого, так и действие внешних факторов (условий). Однако, согласно диалектике, отрицанию присуще, причем в качестве главной, ведущей стороны, во-первых, сохранение положительного содержания старого и, во-вторых, действие внутреннего фактора, т.е. отрицание есть самоотрицание развивающегося предмета. Стало быть, для диалектического отрицания характерна внутренняя связь и преемственность между старым и новым, которая достигается за счет упомянутого сохранения положительного содержания старого в новом. Поэтому можно сказать, что при диалектическом отрицании упразднению подлежит, прежде всего, форма бытия предмета, поскольку она устарела, а также те элементы содержания, которые представляют собой деформацию, внесенную устаревшей формой в содержание предмета (вспомним диалектику превращенных форм). Иначе говоря, отрицание есть замена старой формы на новую, которая противоположна ей по некоторому основанию, а также переделка содержания предмета в соответствии с новой формой, или ликвидация деформаций содержания, вызванных старой формой, а также выработка таких элементов его, которые требуются новой формой.

Новое, возникшее в результате отрицания, рано или поздно устаревает и тоже подвергается отрицанию. Так как второе отрицание должно соответствовать тем же требованиям (переход в противоположность по форме при сохранении положительного содержания), то осуществление его будет, с точки зрения формы, возвратом к состоянию предмета, которое имелось до первого отрицания.

Отрицание отрицания есть, прежде всего, способ функционирования предмета, которое во всякой сложной системе имеет циклический характер. Производство рождает потребление, потребление вызывает потребность в дальнейшем производстве. Деньги как капитал расходуются на приобретение средств производства, которые затем воплощаются в товарах; в результате реализации последних капитал опять принимает форму денег. Из зерна вырастает растение, приносящее новые зерна. Практика и познание, теория и эмпирия, экономика и политика, философия и наука – перечень такого рода реальностей, взаимодействие которых неизбежно принимает форму кругооборота, можно продолжать как угодно долго. Здесь налицо отрицание отрицания: одно положение отрицается (сменяется) другим, другое – первым. Каждое из отрицаний представляет собой смену формы бытия некой сущности, которая при этом сохраняется. Сохраняется природа растения, несмотря на замену зерна стеблем, переходя из денежной формы в производительную и товарную, капитал остается капиталом как самовозрастающей стоимостью; более того, именно благодаря упомянутой смене форм, он способен самовозрастать.

Закон отрицания отрицания показывает, как в силу диалектического единства и связи повторяемости и поступательности происходит накопление в самой сущности предмета определенных структурных изменений, которые влекут за собой преобразование этой сущности и которые непосредственно предстают в форме скачка, перехода в иное качество. В итоге сам скачок и весь механизм качественного превращения получает более глубокое истолкование.

Закон единства и борьбы противоположностей вскрывает факторы этого процесса, изображает его как необходимый и закономерный. Данный закон предстает как обобщение и конкретизация двух предыдущих.

Вопросы для самоконтроля

1. Что такое диалектика?

2. Как Гегель квалифицирует категорию качества?

3. Какую из ступеней для принятия соответствующей формы проходит противоречие?

4. Что характерно для диалектического отрицания?

5. Какой из основных законов диалектики рассматривает преобразование сущности предмета в форме «скачка»?


_____________________________________________________

Глава 5

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 29; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.084 с.) Главная | Обратная связь