Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Мысль и слово. Основные виды мышления.



Мысль и слово. Основные виды мышления.

Современное языкознание позволяет по-новому посмотреть на соотношение языка и мышления. Взаимосвязь языка и мышления очевидна даже для наивного наблюдателя (вопросы «Как бы поточнее выразить мысль?» и «Почему он так сказал?» есть одно из проявлений этой связи). Интеллектуальная способность человека обнаруживается в мышлении. Какую же роль играет язык в том целостном явлении, которое мы называем интеллектом, то есть в системе мышления? Из практики мы знаем, что по некоторым нарушениям речи мы с определенностью судим о нарушении процесса мышления («Он заговаривается»).

Язык используется для передачи «того, что мы хотим сказать». Вот это явление – «то, что у нас на уме», или наша мысль – и есть содержание мысли. Его весьма трудно определить как некую самостоятельную сущность, не прибегая к терминам «намерение», «психическая структура». Э. Бенвенист писал: «Намерение оформляется языком и в языке, оно не может отделиться от языка и возвыситься над ним. В противном случае мысль сводится к чему-то неопределенному, и у нас нет никакой возможности определить ее как «содержание». Вне языка есть только неясные побуждения, волевые импульсы, выливающиеся в жесты и мимику. Неверно думать, что язык – это одежда мыслей. Одежду можно снять, слова же – неотъемлемая часть мысли. Таким образом, вопрос о том, может ли мышление протекать без языка или обойти его, словно какую-то помеху, оказывается лишенным смысла».

Известный отечественный психолог Л.С. Выготский сравнивал процесс порождения высказывания с нависшим облаком, которое проливается дождем слов. При этом он подчеркивал, что «мысль не воплощается, а совершается в слове».

Другой не менее известный психолог, С.Л. Рубинштейн, обращал внимание на то, что «в речи мы формулируем мысль, но, формулируя, мы сплошь и рядом ее формируем».

Примерно эту же мысль высказывали классики марксизма: «На духе с самого начала лежит проклятие – быть отягощенным материей, которая выступает здесь... в виде языка» (Ф. Энгельс «Немецкая идеология»).

Однако наш повседневный опыт подсказывает, что многие осознанные действия происходят без словесного оформления. Мыслим ли мы, когда берем палку, чтобы сбить с дерева яблоко или достать с верней полки какую-либо вещь? А когда забиваем молотком гвоздь? Сопутствует ли этому процессу речевая деятельность, пусть даже внутренняя?

Выходит, что словесная форма мышления – не единственная, существуют и другие виды. Основными видами мышления являются:

1) практически-действенное;

2) наглядно-образное (единство понятия и представления, понятия и оценки – например, конкурс проектов памятника) и техническое (соединение образа и понятия с техническим воплощением);

3) словесно-логическое.

 

С точки зрения генезиса практически-действенное мышление первично (благодаря ему наш предок успешно охотился, например на мамонта), затем сформировалось наглядно-образное (когда первобытный человек вспоминал убитого мамонта и последующую трапезу и представлял, как он придет с добычей в следующий раз), и лишь на их основе – словесно-логическое (это когда первобытный человек смог объяснить молодым соплеменникам, как надо охотиться на мамонтов).

Так и для каждого индивида: язык выступает как «непосредственная действительность мысли» уже сформированной, а сам процесс мышления может протекать (и чаще всего протекает, если мы не любим комментировать происходящее вслух) невербально, а в наглядно-образном или практически действенном виде мышления. (Например, необходимо зашить ботинок. Несколько раз протыкаю кожу иглой, но неудачно. Представляю, что необходима особая, толстая игла. Сформировалась мысль, которой я могу поделиться с кем-либо: «Обычной иглой эту кожу не проткнешь»).

Итак, мышление в его словесно-логическом виде (как явление психическое, идеальное) проявляется в языке (который по своей природе материален). Оно свойственно только человеку.

 

Общность и различие категорий мышления и языка

 

Установив, что язык и мышление взаимосвязаны и взаимно обусловлены, необходимо выяснить, как они связаны. Установление и анализ этих связей – одна из центральных проблем общего языкознания и философии языка с самого начала их развития. Наблюдая различные подходы к этой проблеме, мы можем установить и их отождествление (Ф.И. Буслаев, В. фон Гумбольдт, бихевиоризм, неогумбольдтианство – преувеличение роли языка), и отрицание непосредственной связи между ними. В некоторых случаях в методике лингвистических исследований вообще игнорируются особенности мышления (дескриптивизм).

 

Общность языка и мышления более всего заметна на сходстве категорий логики и грамматики.

Поскольку в течение многих веков человек выражал мысли посредством языка, в грамматическом строе языков появились категории, соотносимые с категориями мышления: подлежащее – субъект, сказуемое – предикат, дополнение – объект, определение – атрибут; существительное – предмет, глагол – процесс, прилагательное – признак, числительное (грамматическая категория числа) – количество; союз – связь, предлог и категория падежа – отношение, категория времени – время.

 

Тем не менее нельзя утверждать, что язык и мышление «симметричны» или тождественны. Легко заметить, что категории мышления и категории языка далеко не всегда коррелируют. Существуют языковые категории (т.н. «формальные»), которые не соотносятся с категориями мышления (склонение, спряжение).

Нельзя игнорировать тот факт, что мысли об одном и том же предмете, высказанные на разных языках, в большинстве случаев тождественны, несмотря на различия в грамматических категориях. Это доказано самим фактом переводимости языков.

Связь между языком и мышлением специфична, так как отношения несимметричны. Так, например, мысль о Пушкине может быть выражена несколькими способами:

1) А.С. Пушкин.

2) автор «Онегина».

3) гениальный русский поэт и т.д.

То, что язык и мышление нетождественны, можно легко подтвердить общеизвестным фактом: логическая структура мышления едина для всех народов (суждение, умозаключение), а «устройство» (структура) языков различно.

 

Как же происходит перевод с одного языка на другой?

Известный психолингвист Н.И. Жинкин в работе «Механизмы речи» предложил гипотезу существования в сознании человека универсального предметного кода (УПК). Он исходил из того, что базовым компонентом мышления является «язык интеллекта» (который он и назвал УПК). Код этот имеет принципиально невербальную природу и представляет собой систему знаков, сформированных в результате чувственного отражения действительности в сознании. Это «язык» схем, образов, осязательных и обонятельных отпечатков реальности и т.п. То есть УПК – это язык, на котором происходит формирование замысла речи, «запись личностного смысла». И движение от мысли к слову начинается с работы этого несловесного образования. Порождение высказывания во внутренней речи – это процесс перекодировки: с кода, основанного на образах и схемах, происходит переход к коду вербальному.

Поскольку УПК является интернациональным, общим для различных этносов и культур, он представляет предпосылку для понимания иноязычной речи.

Исследования Л.С. Выготского и Н.И. Жинкина легли в основу теории речевой деятельности, разработанную отечественным психолингвистом А.А. Леонтьевым и его школой.

Итак, естественный язык позволяет исследователю проникнуть в менталитет нации, хотя, конечно, многие мыслительные процессы - общие для многих народов и закреплены одинаково в разных языках. Эта общность объясняется тем, что взгляд человека на мир основывается на опыте, а он примерно одинаковый у разных народов.

 

Как формируются понятия?

В результате обобщения многих представлений, возникающих в результате ощущений (тяжелый чемодан, гиря, камень - тяжесть).

Но пока новое понятие не закреплено в слове, это еще не понятие, а «допонятие» - смутное, неопределенное, «доречевая мысль». Например, лингвистическое понятие унификса (это уникальный аффикс; часть слова, которая не повторяется в других словах: попадья, стеклярус) сформировалось так: на стадии «допонятия» его рассматривали как специфический аффикс (сливается с другим понятием).

Б. де Куртене ввел понятие «фонемы», а до него этот научный объект называли «звуки, звукотипы» (психический образ у Соссюра).

Только отграничив зарождающееся понятие от другого при помощи нового наименования, мы получаем полноценное понятие с совершенно определенным содержанием (научные споры не в счет). Ср. благотворитель, меценат, спонсор.

К формированию понятий можно применить теорию фона и фигуры: фигура осознается лишь при наличии фона.

Таким образом, новое понятие возникает не из названия, не из слова, а из человеческой практики. Слово же - необходимое условие, средство образования и функционирования понятия. При помощи слов разграничиваются смежные понятия.

 

Если слово закрепляет новые понятия, то язык с его словарным запасом и грамматическими категориями закрепляет результаты познания человеком окружающего мира, закрепляет результаты абстрагирования.

Дополнительно

История числительного в русском языке демонстрирует связь познания с языком.

Связь лексического обозначения числа и единицы измеряемого предмета. Изначально понятие и название «пятерки» связано с 5 пальцами, с рукой, с пястью. Соссюр сближал славянские пять и пясть (такие примеры есть и в других языках).

«сорок» - связка соболиных шкурок. Сменило четыре десяте.

Т.е. на этом этапе «количество» мыслилось как свойство, неотделимое от считаемых предметов.

Количественные слова у славян в определенный период были существительными: та пять, та шесть, тот сорок, то сто. И потребовались столетия, чтобы человеческое сознание установило, что пять - это и совокупность, которую можно представить как состоящую из отдельных предметов (те 5 книг лежали) и как единую (пришло 5 человек). Слово пять лишилось и грамматического числа, и грамматического рода.

История числительных - это история лингвистического познания понятия количества.

Пример из физической терминологии.

Макс Планк, один из создателей квантовой физики: «Слово сила первоначально, без сомнения, означало человеческую силу. Первые старейшие машины - рычаг, блок, винт - приводились в движение человеком или животным. Отсюда следует, что понятие о силе первоначально возникает из силового или мускульного чувства, т.е. из определенных чувственных ощущений.

Но из современного определения силы чувственное ощущение так же исключено, как цветовое ощущение из физического определения цвета. Это пример отражения в физических терминах долгого пути познания явления окружающего мира.

Дополнительно

 

Выводы

Единство и различие мышления и языка (речи).

1. Язык имеет материальную и идеальную сторону, а мышление - идеально.

2. Мышление определяется законами психологии и логики, а язык - структурой конкретного языка. Первые - общие для всех разных народов, вторые различны.

3. Мышление и речь имеют различные генетические корни: мышление человека - от наглядно-образного мышления животных, а человеческая речь - от звуковых нечленораздельных сигналов животных (обычно бессознательных).

Соединение этих двух врожденных способностей при определенном развитии человеческого сознания дало новый тип человеческого мышления - абстрактное, понятийное мышление, которое обнаруживается в членораздельной речи. У ребенка развитие речи - доинтеллектуальная стадия, а развитие мышления - доречевая.

Примерно в два года обе линии пересекаются: мышление становится речевым, а речь - интеллектуальной.

4. Мышление (понятийное) и язык (речь) могут разъединяться?

При воспоминании - конкретно-чувственное мышление.

Речь без мышления - бред (нет самоконтроля).

Абстрактное мышление - только в языке (но не тождественно, так как не всегда удается в полной мере)

Не все результаты мыслительной деятельности вербализованы (элиминированные суждения).

«Муки слова» показывают, что намерение не всегда совпадают с результатом.

 

 

Мысль и слово. Основные виды мышления.

Современное языкознание позволяет по-новому посмотреть на соотношение языка и мышления. Взаимосвязь языка и мышления очевидна даже для наивного наблюдателя (вопросы «Как бы поточнее выразить мысль?» и «Почему он так сказал?» есть одно из проявлений этой связи). Интеллектуальная способность человека обнаруживается в мышлении. Какую же роль играет язык в том целостном явлении, которое мы называем интеллектом, то есть в системе мышления? Из практики мы знаем, что по некоторым нарушениям речи мы с определенностью судим о нарушении процесса мышления («Он заговаривается»).

Язык используется для передачи «того, что мы хотим сказать». Вот это явление – «то, что у нас на уме», или наша мысль – и есть содержание мысли. Его весьма трудно определить как некую самостоятельную сущность, не прибегая к терминам «намерение», «психическая структура». Э. Бенвенист писал: «Намерение оформляется языком и в языке, оно не может отделиться от языка и возвыситься над ним. В противном случае мысль сводится к чему-то неопределенному, и у нас нет никакой возможности определить ее как «содержание». Вне языка есть только неясные побуждения, волевые импульсы, выливающиеся в жесты и мимику. Неверно думать, что язык – это одежда мыслей. Одежду можно снять, слова же – неотъемлемая часть мысли. Таким образом, вопрос о том, может ли мышление протекать без языка или обойти его, словно какую-то помеху, оказывается лишенным смысла».

Известный отечественный психолог Л.С. Выготский сравнивал процесс порождения высказывания с нависшим облаком, которое проливается дождем слов. При этом он подчеркивал, что «мысль не воплощается, а совершается в слове».

Другой не менее известный психолог, С.Л. Рубинштейн, обращал внимание на то, что «в речи мы формулируем мысль, но, формулируя, мы сплошь и рядом ее формируем».

Примерно эту же мысль высказывали классики марксизма: «На духе с самого начала лежит проклятие – быть отягощенным материей, которая выступает здесь... в виде языка» (Ф. Энгельс «Немецкая идеология»).

Однако наш повседневный опыт подсказывает, что многие осознанные действия происходят без словесного оформления. Мыслим ли мы, когда берем палку, чтобы сбить с дерева яблоко или достать с верней полки какую-либо вещь? А когда забиваем молотком гвоздь? Сопутствует ли этому процессу речевая деятельность, пусть даже внутренняя?

Выходит, что словесная форма мышления – не единственная, существуют и другие виды. Основными видами мышления являются:

1) практически-действенное;

2) наглядно-образное (единство понятия и представления, понятия и оценки – например, конкурс проектов памятника) и техническое (соединение образа и понятия с техническим воплощением);

3) словесно-логическое.

 

С точки зрения генезиса практически-действенное мышление первично (благодаря ему наш предок успешно охотился, например на мамонта), затем сформировалось наглядно-образное (когда первобытный человек вспоминал убитого мамонта и последующую трапезу и представлял, как он придет с добычей в следующий раз), и лишь на их основе – словесно-логическое (это когда первобытный человек смог объяснить молодым соплеменникам, как надо охотиться на мамонтов).

Так и для каждого индивида: язык выступает как «непосредственная действительность мысли» уже сформированной, а сам процесс мышления может протекать (и чаще всего протекает, если мы не любим комментировать происходящее вслух) невербально, а в наглядно-образном или практически действенном виде мышления. (Например, необходимо зашить ботинок. Несколько раз протыкаю кожу иглой, но неудачно. Представляю, что необходима особая, толстая игла. Сформировалась мысль, которой я могу поделиться с кем-либо: «Обычной иглой эту кожу не проткнешь»).

Итак, мышление в его словесно-логическом виде (как явление психическое, идеальное) проявляется в языке (который по своей природе материален). Оно свойственно только человеку.

 






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-15; Просмотров: 138; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.189 с.) Главная | Обратная связь