Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Cборник соборных статей, и частнонаписанных.

«О сем дозде (до сего дня), обращаемся к уренской истории. Как приехавши ис Помория наши отцы во Уренскую волость на своя места и поселишася по разным селениям, а духовнаго правления отцы были: Лука Екимов жил в деревне в Худобавской, а Козма Петров - в келиях между Пристанью и Отломом. А Лука Михайлов жил в деревне Тонкиной, а Клементий Авдеев в деревне Берниках, а Иван Иванов Астраханец жил по разным селениям, последи уехал в Корельскую волость. Да еще Григорий Иванов, да Дмитрий Андреев, послушник был Луки Екимову, последи (затем) отцем духовным был. Вси сии седьм (семь) показанных отец духовностию правили.

Вси отцы и братия наша, как ис Помория от Данилова общежительства приехали, все предание церковное вышепоказанное сохраняли непременно, отцем последовали. И никто же что смеяше (сметь) пременить, прибавить, или убавить. И никакого между собою свара и распри не было. Все мирно и тихо было во всем углу нашему. В каждой деревни единомысленно стояли християне поморскаго православия: 1-я деревня Пристань, 2-я деревня Худобапково, 3-я деревня Вая, 4-я деревня Берникова, 5-я Мартяхино, 6-я Тонкино, 7-я Вязовка, 8-я Мерная, 9-я Вершиново, 10-я Березники, 11-я Плотниково, 12-я Оверино, 13-я Осипово. Во всех означенных селениях вси единомысленно стояли християне. Никакого же междуособнаго расколу не было от лет вышеписанных 7235 [1727] до лет 7282-го [1774]. И стояло между годы лет 50.

Егда дошел отец Лука Акимов во глубочайшую старость, братским советом выбрали в духовныя отцы, а именно Трофима Иванова. Той Лука Акимов благословил в духовныя отцы того Трофима Иванова, пришедшаго из Кинешмы из-за Волги, принесшаго с собою потаенный обычай, содержащий от Феодосия Васильича. Аще и от церьковнаго уставу сви-

детельство приводят оные феодосиевы. Но наши отцы и поморския пустынножители Даниил Викулович, Андрей и Симеон Дионисьевы, и прочия отцы поморския страны, вси един церковный устав держали, той и ныне у нас устав и обычай един с прежними отцами поморскими содержится.

Не нагими словесы свидетельство приводим, но свидетели живых человек, ни единаго ни двух, более 20 человек бывших в Поморской стране. Двократы (дважды) ездили наши уренския жители. Еще же и последи (затем) дважды ездили покажем. Возвратимся на предлежащее показание. Той же вышеозначенный Трофим Иванов мало пожил со отцы нашими и начал пременяти (изменять) церковное отцов наших предание, еще живу сущу (в живых пребывающему) отцу Луке Екимову. Не послуша той Трофим отца своего Луки Екимовича наказания (наказа), что поручил ему детей своих духовных пасти стадо Христово словесных овец. Рече тако Лука Екимов Трофиму Иванову: поручаю тебе своих духовных детей, как мы от поморских отец приняли все церковное предание и уставы и обычаи. И содержали непреложно, и не пременяемо, тако и ты, Трофим Иванович, содержи, понеже (потому что) мы двократно живали в Поморье, в монастыре з Даниилом Викуличем, и Андреем, и Симеоном Дионисьевыми и ничто же не смели пременить, прибавить что или убавить».

Но ослушался новоявленный пастырь уренских отцов, начал проявлять своеволие, искажать федосеевское учение о вере, о чем и повествуется далее в статье.

«Той же (оный) Трофим, ни во что же то наказание (наставление) вменил (изменил), начал пременять чин церковный, по отеческому уставу и обычаю содержащийся. Первое - в кажении (в показе) пременил, повелев руки подымать, а не вниз простирать, и кадить без крестов. Второе - начал приходный осмый (восьмой) поклон оставил. Третие - в начало полунощницы 3 поклоны отменил на «Слава Тебе Боже». Но повелел на «Боже - очисти мя грешнаго еще же и иная содела (превращения)».

Такое изменение канонов возмутило уренских староверов.

«И призва того Трофима Лука Екимов, при собрании брацком нача говорити претительными (запрещающими) словесы о пременении церковных уставов. Той же (оный) Лука Екимов рече всем братиям: советую паки (снова) в Поморие ехать на первое отечество (на родину) для справки обычая церковнаго. И послали общим советом Никиту Евсеева и Алексия Гаврилова, да Павла Иванова в Поморскую страну, в Суземки, а не в монастырь, к настоятелю Ивану Константинову в лето 7275 [1767]. И привезли ис Помория двух человек. Посланы были и благословлены Иваном Константиновым, а именно - Игнатия Матвеева да инока Стефана Герасимова к нам на Пристань. И их приезду вельми (очень) братия возрадовалися, а Лука Екимов в то время ко Господу отошед, а Трофим Иванов не пришед к поморским отцем в примирение. Но и поморския отцы тако же не восхотеша в покорение приити. И бысть междуусобная вражда, единому телеси (телу) церковному наполы (надвое) раздратися.

Поморския же отцы Игнатий Матвеевич и инок Степан Герасимов крестили человека Никиту Ермолаева и благословили в духовныя отцы. И жили они отцы поморския в наших Уренских пределах 8 лет близ Пристани, 4 версты от деревни в келиях. А Трофим Иванов жил в деревни Худобапкове и по иным деревням ездил, учение свое произносил не так, как прежде бывших отправителей церковных - Григория Антиповича, Козмы Петрова, Ивана Иванова Астраханца, Луки Екимова, Дмитрия Андреева, Луки Михайлова, Михайлы Кирилова, Клементия Авдеева. И сии поморстии отцы Игнатий Матвеев да инок Стефан, сии вси отцы показаннии (указанные) поместнии (местные) уренстии жители все един устав держали и единомысленно стояли. Отцы отцем последовали.

Той же Трофим Иванов не восхоте отцем последовати, но свой устав положил о кажении. От Сына церковнаго взял свидетельство с простертием рук, а не просто простирати, яко же у прежних отец было обычно, и у нас тако же содержится. Той Трофим Иванов уехал на свою страну в Кинешму. Тамо на свое место поставил во отцы Андрея Михайлова, и приложися к Московскому Преображенскому кладбищу, к феодосиевскому согласию; оставил свою церковь, в ней же духовное поставление принял. Но воспомянем о том же Трофиме Иванове, и Андрее Михайлове Кинешемских, что они на себе руководительное благословение наших поморских отец. А ныне они великое поругание (поношение) творят нам в здешней Уренской стране, которыя отцы их по Трофиме Ивановиче и по Андрее Михайловиче ревнуют (усердствуют)».

Из сказанного выше видно, что посланцы из Приморья приняли сторону уренской братии, а вот Иван Трофимов заупорствовал и даже драку с посланцами затеял. Однако вынужден был уренскую землю с позором покинуть и уехать в свою Кинешму, затем пристать к Московскому Преображенскому кладбищу с федосеевской богадельней, которая со временем отвратилась от Поморского согласия и властями была обращена в единоверие.

И еще один фрагмент из сочинений уренских старцев.

Уренская история.

Известное показание о нашей православной вере Устинской волости во Уренских пределех.

«Когда было гонение от новолюбцев православным християнам по всей России, то и в здешней Уренской волости мнози (многие) были пришельцы от всех стран. Понеже (ибо) тогда и от поморския страны были пришлецы, и поселишася в здешней стране Уренской в деревне Пристани Мартын Феофанов и род его влечашеся (пришедший). Еще же в деревни Чернаго ручия (сейчас – Шахунского района, прежде Черновской волости Урень-края) был Семен Иванов. Еще Степан. Обоих тех человек род ведется; еще же ины (другие) прихожане. С сими инок Герасим живал, и духовностию владел, Марию Петровну крестил. Еще тоя деревни Пристани поместныя (жители) жители ездили в Поморье в Данилов монастырь - Никита да Яким Евсеевы, да Гаврила Клементьев с сыны своими Алексием и с дочерью Евдокиею. Еще же Григорий Антипович сей духовным отцем был благословен от Даниила Викуловича. Еще же подруг был ему Иван Корнилович, еще же Лука Якимович да Кузма Петрович деревни Тонкиной, Лука Михайлов ис корел, Ульян Трифонов. Еще Лука Кирилович и сестра его Евфимия Кирильевна, жили в том Даниловском монастыре 30 лет».

Как видим, связи уренских староверов с центром старообрядчества были весьма крепкими. Посланцы Урень-края подолгу живали в Выговской обители и, конкретно, при Даниловом монастыре, набираясь тамошнего ума-разума. Причем делали это еще при жизни основателей обители Данииле Викулове и братьях Андрее и Семене Денисовых. Последним из братьев умер Семен в 1740 году.

«Выше показанныя отцы, которыя ездили в Поморскую страну, и ины с ними ездили: Григорий Юрьевич, Иван Иванович Астраханец деревни Пристани, Семен Устинов, два брата деревни Берниковской Леонтий да Кузма Феодоровы да Клементей Авдеевич Рыбняк. Влас Иванович Курдомской ис корел, приежжия был Дмитрий Андреевич. Вси вышепоказанныя отцы, ездили в Поморье в Заонежье в Данилов монастырь и жили в том общежительстве Даниловом при самых тех отцех, Данииле Викуличе да при Андрее и Симеоне Дионисьичах. И жили в том монастыре полтора года; и от хлебныя нужды уехали паки (снова) на Урень в здешнюю страну, в лета, 7235 [1727] года. И егда жили в том Даниловом монастыре, все церковное предание, писанное и неписанное, содержащее оными отцами, все то наши Уренския отцы и простыя братия навыкли (приучились) и в том уставе и на Урень приехали. И содержали непреложно все церковное предание, и отцы отцем последовали. Никто же что смеяше пременить от церковнаго чина или убавити, или прибавити. И жили вси вышепомянутыя отцы наши в нашей Уренской волости лет 10 и все церковное предание как в Даниловом общежительстве по отеческому преданию и уставу непреложно содержали.

А тогда правитель был духовных дел Григорий Антипович да Иван Корнильевич. И паки (снова) восхотеша отцы наши, Уренския жители, в Поморскую страну. Вси вышепоказанныя отцы и братия уехали на первое отечество в той вышепоказанный монастырь. А отцу Андрею Дионисьевичю ко Господу отшедшу в лето 7240 [1732]. И жили вси наши отцы, жители Уренския, в том монастыре, 5 лет.

Тогда при их бытности отец Даниил по братскому совету в духовныя отцы на свое место благословив Филиппа, а учителем тогда был Симеон Дионисьевич. Никита Евсеевич, нашея древния Пристани жил у отца Филиппа в келейной службе лета три, и тогда при них жительстве, была генеральная опись.

Да еще же в то время прислана была комисия от царицы Анны Ивановны на тот монастырь Данилов. Принудил воевода Самарин в монастыре живущих тропарь (прославляющая песнь) за царя Бога молить, в ектениях (протяжных молениях) и в литиях (усиленных молениях) оное моление за царя в лета 7247 [1739]. И в том подписку дали Самарину. Уренския наши отцы и братия вышепомянутыя вси обратно на свою страну уехали. А отец Филипп своему келейному служителю, Никите Евсееву (уренцу), коня своего благословил. И того коня еще не дав, но были свидетели в живых, еще мы застали, а именно Терентий Михайлов сказывал про того коня, что долго держал той Никита Евсеев. А отец Филипп с прочими, отшедше от монастыря в Суземки и поселишася, и построили себе храм, и собрашася братии 280 человек, и при наезде огнепально скончашася. в лета, 7249 [1741] года».

Отец Филипп (р. в 1674 году), кстати, личность знаменитая. Духовный писатель, автор «Истории Выговской пустыни», избирался настоятелем Выговского монастыря. В 1737 году, не согласившись с необходимостью введения молитвы за царя, покинул общежительство и сновал собственное, уже называемое выше, согласие – филипповское. Со своими ближайшими учениками поселился в скиту на реке Умбе. 14 октября 1742 года, когда к поселению подошла воинская команда, Филипп со своими последователями (70 человек) сожглись. Его примеру, надо полагать, могли последовать и уренские последователи при выгонке из скитов.

Из данного описания выделю лишь единственное правило, как нельзя лучше описывающее едва ли не главную особенность старообрядцев-федосеевцев: «7. Со иноверными ни ясти ни пити ни молитися, и сосуды про них особыя имети». Одночашечники же и вовсе выкидывали «опоганенную» иноверцем-никонианином посуду.

 

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 126; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.083 с.) Главная | Обратная связь