Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКА УРЕНСКИХ СТАРООБРЯДЦЕВ

 

При написании данной главки я обратился к исследовательской работе архангелогородца И.И. Моисеева, в которой он подробно описывает особенности языка поморов. Сличил эти особенности с уренскими и был поражен: почти стопроцентное совпадение! Что лишний раз доказывает версию расселения жителей Русского Севера в наших краях. Особенностей этих очень и очень много, потому ограничусь перечислением только некоторых из них, на мой взгляд, наиболее ярких.

Стремление старообрядцев сыстари жить изолированно от остального православного мира наложило отпечаток как на их характер в целом, так и на разговорный язык, в частности. И собенно заметны особенности эти в сравнении с северными соседями уренцев – ветлужанами или «ветлугаями», как привыкли их называть уренцы.

Вообще взаимоотношения староверов уренцев и нововеров ветлужан всегда носили довольно замысловатый характер. К примеру, уренцы охотно роднились с ветлужанами, но кличка «ветлугай» навечно прилипала к переселенцу с берегов Ветлуги в деревню уренского ополья. Целый фольклорный пласт на эту тему существовал. Уренцы сочинили, например, про ветлужан частушку:

- Ветлугаи косопузы

Захотели молока.

Сесть хотели под корову,

угадали под быка.

Ветлужане в долгу не остались:

- Вы уренцы – батаны,

на троих одни штаны

один носит, другой просит,

третий очереди ждет.

Уренцев такая частушка, что называется, резала по живому, ведь они всегда гордились тем, что живут зажиточнее, лучше, чем соседи (что, вспомним, подметил и Мельников-Печерский: «Живет заволжанин хоть в труде, да достатке.., без горячего спать не ложится, по воскресным дням хлебает мясное, изба у него пятистенная, печь с трубой» («В лесах»).

В целом Уренский говор тяготеет к костромской группе говоров северного наречия и, собственно, говора поморского, для которого характерны оканье, замена творительного падежа множественного числа на дательный («с рукам, с грибам»), смягчение согласного «к» («Ванькя, чайкю») и замена сочетания «дн» на «нн» («ланно, все онно»), а «бм» на «мм» («омманул, оммерил»). Но явления эти в старообрядческом Урень-крае в иных селениях стали носить смягченный характер в силу интенсивного переселения сюда жителей из центральных районов России. Оканье, к примеру, было неполным, с «проглатыванием» гласных («глова» вместо «голова»).

На конце слова происходит проглатывание гласных звуков: «делаш» вместо «делаешь», «гуляш» вместо «гуляешь», «ругаш» вместо «ругаешь» и т.д. То же происходит с и согласными звуками. Например, не «мост», «хвост», а «мос», «хвос».

Также присутствует заударное «ёканье», например «вЫнёс», «Озёро» и «пОлё». Еще уренцы говорят: «с дедушком», «с мальчишком». Очень употребима во всех видах частица «то»: «дом-от», «дома-та», «в дому-ту», «в доме-ти».

Вместо звука «щ» часто произносится «ш» (Шшука, рошша).

Окончания –ий, -ый заменяются на окончания –ой, -ей (Весёлой парень, осеннёй ветер).

Вместо –ев в абсолютном конце слова произносится звук –ё (морё, горё).

Согласный –р- перед согласными произносится как мягкий –рь- (верьх, церьква).

Сочетание –зх- (-ж-) и –жж- произносится как твердое двойное –жж- (дожжик, ижжарил, жжог).

Говор же ветлужан до сих пор насыщен ярко выраженным цоканьем. Известна дразнилка, сочиненная уренцами на сей счет: «Доцка, доцка, подай цулоцки, они на пецке в уголоцке».

Проглатывание гласных породило в Уренском говоре появление усеченных форм слов, в качестве вставки указывающих на третьих лиц («бат» вместо «бает», «грит» вместо «говорит» и даже «гот» вместо «говорит»). Обыграв эту особенность в говоре уренцев, ветлужане и «подарили» им прозвище «батаны».

А, с другой стороны, характерной особенностью говора уренцев является нетерпимость закрытых слогов: не «тут», а «тута», не «здесь», а «здеся» и т.д. Это также отражает противоречивость в характере «ревнителей древлего благочестия», старающихся сохранить в чистоте старое и не в силах противиться новому. Так или иначе, во многом сохранил уренский говор первородную, поморскую лексику русского языка и является сегодня одной из заповедных зон его.

Иные слова, одинаково звучащие и обозначающие одно и то же как у поморов, так и у уренцев, выделяют уникальность и особенность нашего с вами коренного говора, который, увы, безвозвратно уходит в прошлое. Вот несколько словесных жемчужин этого говора.

БерЁсто – березовая кора.

БожнИця – полка или киот с иконами.

БорОк – холм.

ВдругОрядь – в другой раз.

ВосЕть – совсем недавно, на днях.

ГлИко – смотри, гляди.

ГлЫбко – глубоко.

ДЕргать – вырывать.

ЕвОнной – принадлежащий ему.

ЖОнка – женщина (слово «баба» как у поморов, так и у уренцев считается оскорбительным для женщины).

КАтанки – валенки.

МОкреть – сырость.

МУни – яички у самца.

НОнцё – теперь, сейчас.

НОцесь – прошлой ночью.

ОбУтка – обувь.

ОттУль – с той стороны, оттуда.

И т.д. в неисчислимом числе случаев.

ЦЕРКОВНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

 

Часовня в Песочном, старейшее здание Уренского района, которой порядка двух с половиной сотен лет, носит название во имя Ильи Пророка и является своего рода достопримечательностью Заветлужья. В Ильин день (2 августа) в старые времена гулялась и деревенская сходка или, как принято сейчас называть, день деревни.

По некоторым сведениям сооружена часовня была около 1750 года. И поскольку битье в колокол царской властью староверческим храмам бы-

ло запрещено, народ на службу созывали ударами в било из звонкого пихтового бревна. В 1905 году гонения на старообрядцев прекратились. Им разрешили строить храмы, устраивать крестные ходы и звонить в колокола. Песочновское общество, собрав деньги с прихожан, в 1910 году закупило в Казани четырехпудовый колокол, но в 30-е годы безбожниками-большевиками колокол был разбит.

 

 

Службой в часовне в первые большевистские годы руководил Евстигней Васильевич Целиков. После его смерти в 1928 году службу вели Иван Иосифович Комиссаров, братья Григорий Федорович и Иван Федорович Целиковы, Тимофей Николаевич Сироткин, Елена Семеновна Целикова. Удивительное дело, в эпоху воинствующего атеизма, часовня, собирая прихожан из окрестных селений, продолжала действовать! Попытка властей закрыть ее в 1956 году в период беспощадного наступления на остатки религиозности в народе, окончилась неудачей.

В перестроечные годы вероисповеданию была дана полная свобода, и моления по престольным праздникам начали вести Николай Шабунин и Федор Федорович Мастеров с супругой Ариной Васильевной. Для прихожан была освящена новая моленная, а настоятелем церкви святого пророка Ильи в 2005 году был назначен иерей Михаил Николаевич Целиков. Истовой ревнительницей древлего благочестия и усердной молельщицей в безбожные времена была Елизавета Гавриловна Соколова. Не изменяли своей вере Анфиса Андреевна Кузнецова, Анна Ивановна Поляшева, Вера Ивановна Румянцева и многие другие жители Песочновской округи.

Поскольку по всем данным Урень был основан раскольниками, то и первое церковное здание должно было быть построено ими же. По марийским источникам здание это было деревянным однокупольным и сразу стало центром притяжения для старообрядцев-поповцев. Разумеется, власти Казанской губернии, в которую входило тогда новое

поселение, не могли потерпеть этакой крамолы, и в Урене была построена царским указом в 1714 году для просвещения бунтовавших раскольников православная Трехсвятская церковь, сначала также в дереве (в петровские времена весь камень отправлялся на строительство Петербурга). А чтобы первоначальное («раскольничье») название селения не звучало в официальных документах, оно по церкви стало называться Трехсвятским.

Наряду с православной Трехсвятской церковью в селе функционировали еще и церкви иного толка.

Казанская единоверческая старалась примирить старообрядцев с последователями новой веры (царское правительство с 1800 года насильно навязывало единоверие старообрядцам). Данная церковь была построена в 1914 году трудами Варнавинского уездного миссионера, священника Владимира Успенского на средства Никольского общества трезвости при субсидии со стороны Костромского православного Феодоровско-Сергиевского братства и потомственной почетной гражданки г. Варнавина Анны Львовны Поповой. Здание было деревянным с такой же колокольней, покрыто тесом. Престол один - в честь иконы Казанской Божией Матери. В советское время храм был перестроен под административное учреждение. Одно время в нем находился "Дом обороны" (прообраз ДОСААФ). В настоящее время это жилой дом. Бывший храм выдает ориентация дома относительно улицы - не вдоль нее, а наискосок, с запада на восток (см. на снимке 2009 года).

Две другие церкви – чисто старообрядческие: беспоповская и беглопоповская. Об их судьбе в советское время читайте дальше.

В 1846 году на средства Департамента Уделов построена деревянная Покровская единоверческая церковь в Темте. Храм однопрестольный - в честь Покрова Божией Матери. Здание церкви снесено в начале 60-х годов ХХ века.

В 1846 же году Департаментом уделов в селе Семеново на средства прихожан была построено массивное каменное здание православной Богородицкой церкви на целых 3 престола (в честь Вознесения Господня, в честь Рождества Пресвятой Богородицы, в честь святителя Николая Чудотворца). А вот достопримечательностью церкви стали древние иконы Рождества Богородицы и святителя Николая, перешедшие из упраздненного Красноярского раскольнического монастыря. И потому иные староверы не гнушались посещать православную церковь, дабы поклониться старообрядческим святыням. Иконам, написанным "искусно" и по правилам (т.е. в традиционном древнерусском или византийском стиле), староверам можно поклониться и в православном храме, только не во время "никонианской" службы, а после; впрочем, иконе, на которой изображено троеперстие, не следует поклоняться, хотя не должно и ругать ее.

Сохранился четверик церкви, в котором в безбожные времена существовал клуб, а, обрастя пристройками, вместил в себя административные учреждения. На снимке можно видеть фрагмент фундамента церковного четверика.

Деревянная старообрядческая церковь в деревне Шитово построена не позднее 1915 года. Относилась к Белокриницкому течению в староверии.

Церковь во имя Козмы и Дамиана существовала также в Титкове, молельные дома – во множестве деревень. Так что выбор у верующих был куда как обширен.

Рассказ будет неполон без сообщения хотя бы о нескольких церковных сооружениях тонкинских соседей, связанных крепкими старообрядческими узами с уренцами.

Николаевская единоверческая церковь в селе Вая зданием деревянная на каменном фундаменте с такою же колокольнею построена в 1901 году на средства Петербургского купца Николая Александровича Сыромятникова. Храм однопрестольный в честь святителя Николая чудотворца. От церкви осталось лишь место (на снимке), на котором она располагалась.

Петропавловская единоверческая церковь в селе Трошково имела 2 храма: 1) Успенский однопрестольный - в честь Успения Божией Матери, зданием деревянный, построен в 1897 году на средства прихожан при пособии от Святейшего Синода и 2) Петропавловский однопрестольный же - в честь святых апостолов Петра и Павла, зданием деревянный, крытый железом, с такою же колокольнею, построен в 1902 году тщанием Синодальнаго миссионера, протоиерея Ксенофонта Крючкова на средства потомственного почетного гражданина Ивана Гавриловича Попова.

Со слов местных жителей, церковь сгорела 6 мая 1925 года. Церковную утварь и иконы удалось спасти, и жители разобрали их на хранение. На фундаменте сгоревшей церкви был выстроен дом, который использовался, как общежитие. В 1990-е годы спасенные иконы были переданы в старообрядческую Спасовскую церковь города Уреня.

Казанская единоверческая церковь в селе Чердаки зданием деревянная на каменном фундаменте, с такою же колокольнею. Построена в 1899 году на средства Петербургского купца Николая Васильевича Богданова. Храм однопрестольный - в честь Казанской иконы Божией Матери. Храм окончательно разобран в начале 2000-х годов.

В начале ХХ века на территории Тонкинского района насчитывалось более 60 моленных. Старообрядцами федосеевского согласия были заселены деревни Б. Вая, Бердники, Мартяхино, Захарово, Б. Зеленые Луга, Б. Сидорово. В деревне Фомино существовал единственный во всем

Урень-крае федосеевский храм в виде церкви с колокольней.

Деревня Аверино славилась духовным пением (старообрядцы из Аверина и Бердников обучались этому в Астраханском федосеевском монастыре). В Тонкине в те годы насчитывалось четыре моленных. Одна из Тонкинских моленных находилась в доме Ивана Савельевича Смирнова на улице Заречной. При становлении советской власти дом был отобран, а Иван Савельевич обвинен в контрреволюционной агитации, занятии религиозной пропагандой и 26 ноября 1937 года расстрелян.

Всего в 1907 году в Урень-крае действовали 10 православных церквей и 5 часовен, которые посещали 12157 прихожан. Старообрядческих церквей и часовен было 23, из них 5 австрийского толка, 11 беглоповских, 5 поморских, 2 спасовских. Приверженцев старой веры – 17519 человек.

Костромские старообрядцы-австрийцы смогли организовать учебное заведение в д. Шитово Карповской волости. До 1912 года оно находилось в доме настоятеля Шитовской старообрядческой общины М.З. Виноградова. В училище обучалось 60 - 65 девочек и мальчиков. Расширение деятельности школы вызвало конфликт старообрядцев с администрацией соседней школы в селе Карпово. На М.З. Виноградова учительницей карповской школы была подана жалоба губернскому правлению. Старообрядческий священник обвинялся в том, что активно переманивал в свое училище учеников карповской школы, из-за чего количество учеников в ней сократилось с 70 до 39 человек.

Закон от 17 апреля 1908 года окончательно признавал права раскольников на свободу вероисповедания. В 1915 году картина благодаря принятому закону существенно изменилась, старообрядцами назвали себя уже 30 тысяч 240 человек (вдвое больше, чем православных). Из 33 церквей и молельных домов 23 были старообрядческими.

В 1913-16 годах деревянная старообрядческая церковь во имя Казанской иконы Божьей матери была построена в Б. Непряхине, чудом уцелевшая в годы большевистского богоборчества и существующая до сих пор.

Кирпич на фундамент пожертвовал житель Уреня, старообрядец Василий Михайлович Кочугов, владевший кирпичным заводом. В храме - резной иконостас, сделанный руками местных мастеров Иваном Петровичем Коробейниковым и братьями Яковом Лазаревичем и Ефимом Лазаревичем Замысловыми. Стены и купол храма, многие иконы в иконостасе были написаны нижегородским иконописцем Аггеем Логиновичем Сорокиным, который жил в Непряхино при церкви. Оконные рамы изготовил мастер Иван Замыслов.

В 1916 году на праздник Казанской Богородицы храм был освящен. Настоятелем в это время был отец Вонифатий. В 1931 – 36 годах руководил храмом Иоанн Тонев. Но затем наступили богоборческие времена. 10 ноября 1937 года Тонев был арестован и по приговору судебной тройки за религиозные убеждения 2 декабря расстрелян.
В 1937 году на колхозном собрании было решено сделать в храме зерносклад, что и было осуществлено. Но христиане продолжали жить своей жизнью. Молились в частных домах. Требы отправлял отец Иоанн (Комаров), тайно приезжавший из деревни Якимиха Семеновского района. Только в 1947 году храм был снова открыт для богослужений. Иоанн Комаров начал служить в нем уже открыто. Затем 23 года прослужил в церкви отец Василий (Мухин). 16 февраля 1976 года в Непряхинский приход был рукоположен отец Геннадий (Заботин). Впрочем, об этом речь будет впереди.

В 1918 году на Уренщине насчитывалось еще более 20 старообрядческих общин.

 

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 163; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.09 с.) Главная | Обратная связь