Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


У СТАРОВЕРОВ НА БЛАГОВЕЩЕНСКОМ МОЛЕБНЕ



 

Расскажу об одном из молебнов старообрядцев в начале ельцинских 90-х, на котором мне довелось побывать. Еще в недавние времена появление на молебне иноверца или, Боже упаси, атеиста было немыслимо, но ввиду катастрофического поредения старообрядческих рядов сейчас иногда допускают и простых смертных в надежде. Что чья-то душа раскроется для Бога. Однако, я благоразумно сообщил о своих староверских корнях, и Федор Федорович Мастеров, присутствовавший на молебне, ведал о том, а мне еще и по родству приходится.

Я попал к беспоповцам филипповского толка. Конечно, без руководителя и здесь не обойтись. Обязанности его исполняют люди без специальной подготовки, выбираемые братией. В данной секте даже два руководителя: сестра Марфа (в миру Мария Нестеровна) и брат Михаил. Сестре Марфе – 79 лет, брату Михаилу – 88. Весь молебен провести им трудно, потому они и сменяют друг друга.

Собирались сектанты долго, более двух часов, из разных мест как Уренского района, так и соседнего Тонкинского. Они – одночашечники: каждый является с сумочкой, приносит в ней свои миски и ложки. Молебен продолжителен, и за время его подкрепляются дважды.

А до начала его – разговоры вполне современные, светские, «на злобу дня». Разговоры людей, самому молодому из которых - шестьдесят четыре.

В молельной нет ничего лишнего: аналой, скамейки для литургии, иконы. Отмечаю это, едва войдя в избу. Брат Михаил отрывается от чтения огромной богослужебной книги, вещает:

- Эва, все новости нынче из этой книги узнал. Сказано в Писании: люди пред концом своим жить будут по меткам. Так есть. Карточки на сахар и мыло есть. Сказано в Писании: люди будут наги. Так есть. В телевизоре стыд забыли.

Кстати, ни радио, ни телевизора, ни даже газет истинный старообрядец не признает. Если выписывает газеты, то лишь ради бумаги – что-то завернуть, печь растопить, в туалет сходить.

- А еще сказано: будут на солнце взрывы великие, и сгинет свет. Аль не так, молодой человек?

Брат Михаил с порога вовлекает меня в дискуссию.

- Пожить еще хочется,- ухожу я от спора.

- Живи, однако, сколь вам еще отпущено. Да молиться надо, чтоб Бог смилостивится, добавил сроку.

Разговор о сроках сам собой подвел к теме насущной и конкретной: о руководстве страной. И тут же сетование на то, что на глазах тают ряды старообрядцев, молодежь не спешит в старую веру обращаться.

- Эх, мне бы годков на двадцать помене, да голос позвончей,- сокрушается брат Михаил.

Мало-помалу собралось в молельную избу тринадцать человек: одиннадцать женщин, два старика-бородача. Входящий в собрание с братией не здоровается, проходит на середину избы к скамье с подрушниками – подушечками для ладоней при свершении поклонов. Трижды кланяется, крестясь на распятье, обращается к старейшине с просьбой простить, затем – ко всем остальным: «Простите меня, братья и сестры». Те вразнобой отвечают: «Бог простит». Лишь после этого пришедший здоровается с сектантами.

Сейчас все ждут сестру Марфу. Хотя официально она с братом Михаилом на равных правах, но чувствуется, именно она будет вести в молебне главную партию. И вот долгожданная сестра Марфа является. Высокая, грузная, широкая в кости старуха. Сердито швыряет кацавейку с плеча, за ней шаль. Под мышкой – сверток. Не выпуская его из рук, совершает обязательный ритуал. Затем выговаривает братии:

- Хоть бы кто и встретил меня, ироды. Ноги не ходют, руки не держут. Иконку одна и волокла по голольду…

Разворачивает сверток, достает древнюю икону в затейливом окладе. Старообрядческие иконы – самые древние, а потому самые дорогие. Старообрядцы никонианских икон не признают, и, стало быть, самой молодой, истинно старообрядческой иконе должно быть сегодня не менее трехсот лет. Вот почему икона – величайшая ценность у старообрядцев. Ее оберегают всей сектой. А вот с прочей религиозной атрибутикой дела совсем худы. Под аналой в молельной избе приспособлен хлолодильник, покрытый черной шалью, а свечной ряд сооружен из неструганых досок. Свечи каждый старообрядец катает себе сам.

Итак вся секта в сборе, ждать больше некого. Благовещенский молебен начинается. Описывать его нет нужды, особой поэзии в нем не усматривается. Свечной чад, терпкий запах извлеченных из сундуков пронафталиненных одежд. Спина у меня скоро покрывается потом. В поджилках начинает дрожать. Я могу присесть, отдохнуть. Но молельщики не позволяют себе расслабиться, с упрямством выдерживают позу «свечечки» (этим они, кстати, отличаются от православных, коим в молитвах дозволяется горбиться). Часа через три в молебне перерыв. Хозяин избы брат Михаил приготовил кушанье, подобающее великому посту: вареные волнушки, перловая каша, гороховая похлебка с постным маслом.

И затем – еще два раунда по три часа. Старообрядцы во все времена были сильны духом и телом. Причем именно филипповцы выделялись в этом отношении: среди них было более всего в прошлом случаев самосожжения. Считалось, что самосожжение – вернейший путь из мира бренного в Царство небесное. Сегодня подобных случаев уже нет. Хотя примеры умерщвления плоти встречались в Урень-крае еще в начале ХХ века, о чем рассказывалось выше.

 

НИЖЕГОРОДСКОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО

В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА И ТЕПЕРЬ

90-е годы прошлого века справедливо называются временем религиозного возрождения в России и на всем постсоветском пространстве. Не остались в стороне от этого процесса и нижегородские староверы. Возникли новые приходы, кое-где были воздвигнуты новые старообрядческие храмы.

Сейчас на территории Нижегородской области проживает несколько десятков тысяч старообрядцев, как поповцев, так и беспоповцев. Главные организационные структуры поповцев — Русская православная старообрядческая церковь и Русская Древлеправославная церковь; беспоповцев — Древлеправославная Поморская Церковь.

В Н.Новгороде с 1995 года издается газета «Старообрядецъ. Газета для старообрядцев всех согласий» помещает на своих страницах как историко-краеведческие материалы, так и информационные заметки, посвященные жизни основных старообрядческих согласий. Редактор газеты Сергей Рудаков – страстный ревнитель древлего благочестия. Мне довелось с ним общаться, и меня он снабжал очередными номерами газеты, а теперь я снабжаю ими студентов и школьников, пишущих рефераты, курсовые и дипломные работы.

Кроме того, нижегородские старообрядцы продолжают собираться на своих праздниках в дорогих для их памяти местах Нижегородской земли: и во многих других местах, где оживают давние образы легендарного заволжского края — образы китежской Руси. Приведу некоторые выдержки из статей данной газеты.

 






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 216; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.092 с.) Главная | Обратная связь