Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


XVII Дракон для героя Инрека

 

Серебряный Старец Кверквобад погрузился в глубокий сон в серебряном кресле – была уже поздняя ночь. И он пропустил зрелище, каким мог бы насладиться впервые за все сто семь лет своей долгой жизни. То же случилось и с другими жителями Амарганта, и его гостями, собравшимися на турнир. Устав от пышного празднества и от множества впечатлений, они отправились спать. Лишь немногие бодрствовали. Им-то и довелось увидеть и услышать нечто такое, что по красоте превосходило все, когда-либо ими виденное и слышанное.

Фалькор, Белый Дракон Счастья, пел.

Высоко в ночном небе кружил он над Серебряным Городом и над Озером Слёз и пел, и голос его напоминал торжественный звон большого бронзового колокола. Это была песня без слов – простая, величественная мелодия чистого счастья, и кто её слышал, у того становилось удивительно легко на сердце.

Так было и с Бастианом и Атрейо, сидевшими рядом на высоком балконе дворца Серебряного Старца Кверквобада. Впервые в жизни слышали они пение Дракона Счастья. Сами того не замечая, они взялись за руки и внимали ему в молчаливом восхищении. И оба чувствовали одно и то же – счастье обрести друга. И боялись произнести слово, чтобы не спугнуть это счастье.

Но Великий Час подходил к концу. Песня Фалькора звучала всё тише и тише и наконец смолкла.

Когда стало совсем тихо, Кверквобад проснулся и сказал, как бы извиняясь:

– Для нас, Серебряных Старцев, первое дело – сон. С вами-то, молодыми, по-другому. Не обижайтесь, но мне пора в постель.

Они пожелали Кверквобаду спокойной ночи, и он ушел.

И снова друзья долго сидели молча и смотрели в ночное небо, где всё ещё медленно кружил Дракон Счастья, в чарующе-волнообразном полете проплывая под диском луны, словно белая гряда облаков.

– А Фалькор не ложится спать? – спросил Бастиан.

– Он уже спит, – тихо ответил Атрейо.

– В полете?

– Да. Он не любит оставаться в домах, даже в таких больших, как дворец Кверквобада. Он чувствует себя там стесненным и запертым и старается двигаться как можно осторожнее, чтобы ничего не свалить. Он просто слишком велик. Поэтому он обычно спит высоко в небе.

– Как ты думаешь, он разрешит мне когда-нибудь на нем полетать?

– Ну конечно, – сказал Атрейо, – только это не так уж просто. Нужно ещё привыкнуть.

– Я скакал верхом на Граограмане, – возразил Бастиан.

Атрейо кивнул и взглянул на него с уважением.

– Да, ты это уже говорил перед схваткой с Героем Инреком. Но как ты смог покорить Огненную Смерть?

– У меня ОРИН, – сказал Бастиан.

– Да? – удивился Атрейо. Казалось, он поражен. Но больше он ничего не сказал.

Бастиан достал из-под рубашки Знак Девочки Королевы и показал Атрейо. Некоторое время Атрейо пристально глядел на Амулет, потом тихо проговорил:

– Так, значит, теперь ты носишь Блеск? Лицо его стало непроницаемым. И Бастиан поспешно спросил:

– Хочешь надеть его снова?

Он начал снимать цепочку со Знаком.

– Нет!

Голос Атрейо прозвучал почти резко, и Бастиан смутился. Но Атрейо тут же улыбнулся и мягко повторил:

– Нет, Бастиан, ведь я носил его очень долго.

– Ну, как хочешь, – сказал Бастиан и повернул Знак оборотной стороной.

– Смотри! Ты видел эту надпись?

– Видеть-то видел, да не знаю, что она значит. – смутился Атрейо.

– Как так?

– Мы, Зеленокожие, умеем читать следы, а не буквы.

Бастиан удивился.

– Да? – только и сказал он.

– А что говорит эта надпись?

– ДЕЛАЙ ЧТО ХОЧЕШЬ, – прочел вслух Бастиан. Атрейо не отрываясь смотрел на Знак.

– Так вот что она значит! – пробормотал он. Лицо его не выдавало его чувств, и Бастиан не мог угадать, о чем он сейчас думает. И потому он спросил:

– Если бы ты знал, что здесь написано, ты вел бы себя по-другому?

– Нет, – сказал Атрейо, – я делал то, что хотел.

– Да, это так, – кивнул Бастиан. Снова наступило молчание.

– Мне надо что-то ещё спросить у тебя, Атрейо, – проговорил наконец Бастиан. – Ты сказал, что я выглядел по-другому, когда ты увидел меня в Воротах Волшебного Зеркала.

– Да, совсем по-другому.

– А как?

– Ты был толстый, бледный и совсем не так одет.

– Толстый и бледный? – недоверчиво улыбнулся Бастиан. – А ты уверен, что это был я?

– А разве это был не ты? Бастиан задумался.

– Ты видел меня, я это знаю, но я всегда был такой, как сейчас.

– Правда?

– Я бы помнил, если бы это было не так! – уверенно сказал Бастиан.

– Да, – согласился Атрейо, задумчиво на него посмотрев. – Ты должен бы это помнить.

– Может, это было кривое зеркало? Атрейо покачал головой.

– Нет, не думаю.

– Как же тогда объяснить, что ты меня видел таким?

– Не знаю, – сказал Атрейо, – я только знаю, что не обознался.

Они опять долго молчали, а потом пошли спать.

Лежа в кровати со спинками из тончайшей серебряной филиграни, Бастиан всё вспоминал свой разговор с Атрейо. И тут ему показалось, что его победа над Героем Инреком и даже то, что он скакал верхом на Граограмане, уже не производили на Атрейо столь сильного впечатления, после того как он узнал, что Бастиан теперь носит Блеск. Возможно, он думал, что раз так, то нет ничего удивительного во всех этих героических деяниях. Но Бастиан хотел, чтобы Атрейо им восхищался.

Он долго думал, как ему этого достичь. Надо найти что-нибудь такое, чего в Фантазии никто не осилит, даже с помощью Знака, на что способен один только он, Бастиан.

И вот ему пришло в голову: выдумывать фантастические истории!

Сколько раз ему приходилось слышать, что это в Фантазии никому не доступно. Даже голос Эйулалы так говорил. А уж выдумывать-то Бастиан был мастер.

Атрейо ещё увидит, что он, Бастиан, великий сочинитель!

Он захотел, чтобы ему как можно скорей представился случай доказать это своему другу. Прямо завтра! Например, если бы в Амарганте устроили праздник поэтов и рассказчиков. Уж тогда Бастиан наверняка превзошел бы всех своими фантазиями!

А ещё лучше, если бы все, что он рассказывает, тут же сбывалось! Ведь Граограман говорил, что Фантазия – это Мир историй, и потому даже давно прошедшее может возникнуть здесь вновь, если о нем упомянуть в каком-нибудь фантастическом рассказе.

Вот Атрейо изумится!

И, представляя себе удивление и восхищение Атрейо, Бастиан уснул.

Когда на другое утро все сидели за роскошным завтраком в парадном зале дворца, Серебряный Старец Кверквобад сказал:

– Мы решили устроить сегодня для нашего гостя, Спасителя Фантазии, и его друга, который привел его к нам, необычный праздник. Ты, быть может, не знаешь, Бастиан Бальтазар Багс, что жители Амарганта по древней традиции знамениты в Фантазии как рассказчики и исполнители песен. Наши дети с раннего возраста обучаются этому искусству, а когда становятся старше, упражняются в нем, странствуя по Фантазии, на пользу и благо её жителей. И повсюду нас встречают с ликованием. Одно плохо: наш запас историй и песен, говоря по правде, не слишком велик. На всех его не хватает – приходится уж как-нибудь делиться. Но есть предание, что ты был знаменит в своем Мире умением придумывать разные истории. Так ведь?

– Да, – сказал Бастиан, – меня из-за этого даже высмеивали.

Серебряный Старец Кверквобад удивленно поднял брови.

– Высмеивали за то, что ты умеешь рассказывать истории, каких ещё никто никогда не слыхал? Возможно ли такое! Ни один из нас не способен на это, и все мы – я и мои сограждане – были бы тебе бесконечно благодарны, если бы ты подарил нам несколько новых историй. Не поможешь ли ты нам своим гениальным даром?

– С радостью! – ответил Бастиан.

После завтрака все спустились по лестнице и вышли из дворца. Внизу их уже ждал Фалькор.

На площади тем временем собралась огромная толпа. На этот раз здесь было мало гостей, приехавших в город на турнир. Жители Амарганта – мужчины, женщины, дети, – все стройные, голубоглазые, в нарядных серебряных одеждах, заполнили площадь. Многие из них держали в руках серебряные струнные инструменты: лиры, лютни, арфы, гитары – для музыкального сопровождения своих выступлений. Каждый надеялся показать свое искусство Бастиану и Атрейо.

Снова вынесли кресла, и Бастиан занял место между Кверквобадом и Атрейо. Фалькор стоял у них за спиной.

Кверквобад хлопнул в ладоши и сказал в наступившей тишине:

– Великий сочинитель согласился исполнить наше желание. Он подарит нам новые фантастические истории. Поэтому, друзья мои, постарайтесь вдохновить его своим искусством!

Амаргантцы на площади низко поклонились в полном молчании. Один из них вышел вперёд и начал свой рассказ медленным речитативом. После него выходили ещё многие. У всех у них были красивые звучные голоса, и все были прекрасными исполнителями.

Здесь звучали стихи и песни, легенды и рассказы, увлекательные и захватывающие, веселые и грустные, но пересказать их подряд нет никакой возможности, и о них мы расскажем как-нибудь в другой раз. Всего тут было исполнено примерно сто различных произведений. А те, кто выступал потом, начали повторять то, что уже прозвучало раньше. Амаргантцам больше нечего было демонстрировать своим слушателям.

Бастиан всё сильнее волновался, с нетерпением ожидая, когда он сможет выступить сам. То, о чем он мечтал вчера вечером в постели, начало сбываться, и он не мог дождаться минуты, когда сбудется и всё остальное, что он задумал. Он поглядывал в сторону Атрейо, но тот сидел с застывшим лицом и внимательно слушал. Невозможно было понять, какие чувства он испытывает.

Наконец Серебряный Старец Кверквобад повелел своим согражданам закончить выступления и со вздохом обратился к Бастиану:

– Я уже говорил тебе, Бастиан Бальтазар Багс, что наш запас, к сожалению, невелик. Это не наша вина. Как видишь, мы делаем все, что можем. Так не подаришь ли ты нам хоть одну из твоих фантастических историй?

– Я подарю вам все истории, какие только придумал, – великодушно отвечал Бастиан. – Я ведь могу придумать великое множество новых. Некоторые из них я рассказывал одной маленькой девочке по имени Криста, но большинство – лишь самому себе. Их не знает ещё никто на свете. Но рассказывать каждую по отдельности – это длилось бы недели и месяцы. А так долго мы не можем у вас оставаться. Поэтому я расскажу вам только одну историю, очень короткую, но в неё входят и все остальные. Называется она «История библиотеки города Амарганта».

Он немного подумал и стал рассказывать наобум – то, что прямо сейчас пришло ему в голову:

– В давние времена Амаргантом правила Серебряная Старая Женщина по имени Квана. В те далекие дни не было ещё ни Муру, Озера Слёз, ни нынешнего Амарганта из филигранного серебра. Это был самый обыкновенный город с каменными и деревянными домами. И расположен он был в долине между холмами, поросшими лесом.

У Серебряной Кваны был сын по имени Квин – знаменитый охотник. Однажды Квин встретил в лесу носорога со светящимся камнем на роге. Он убил зверя и унес камень к себе домой. Но это принесло несчастье Амарганту. В городе стали всё реже и реже рождаться дети. Жители понимали, что, если не придет избавление, город обречен на вымирание. Но оживить носорога было невозможно, и никто не знал, что делать.

И вот Серебряная Квана отправила посла к Южному Оракулу, чтобы Эйулала сказала, как им поступить. Но Оракул был очень далеко от города Амарганта. Посол пустился в путь молодым человеком, а вернулся седым стариком. Серебряная Квана давно умерла, и правителем города стал тем временем Квин, её сын. Да и он был уже очень стар, как и все жители Амарганта. Оставалось всего только двое детей – мальчик и девочка. Мальчика звали Аквиль, а девочку – Муква.

Посол в тот же день рассказал, что открыл ему голос Эйулалы: Амаргант не будет подвергнут вымиранию и разрушению, если станет самым красивым городом во всей Фантазии. Только так может быть искуплено преступление Квина. Но жители Амарганта смогут достичь этого лишь с помощью Ахараев, самых уродливых существ в Фантазии. Их ещё называют Вечно Плачущими, потому что они непрестанно льют слёзы, горюя о своем уродстве. Вот как раз эти-то потоки слёз и вымывают из глубин земли особое серебро, из которого Ахараи выделывают замечательную серебряную филигрань.

И тогда все жители Амарганта отправились на поиски Ахараев, но никому не удалось их найти, потому что те жили глубоко под землей. Со временем все жители Амарганта вымерли, и остались на свете только Аквиль и Муква, они уже были взрослыми. Им-то и посчастливилось разыскать Ахараев и уговорить их сделать город Амаргант самым прекрасным во всей Фантазии. Сперва Ахараи построили серебряный челн, а на нем небольшой филигранный дворец и поставили его на главной площади вымершего города. Потом они направили свой подземный поток слёз так, что тот вышел на свет ключом в долине среди лесистых холмов. Долина наполнилась горькими слезами и превратилась в соленое Озеро Слёз Муру, и на нем теперь плавал первый серебряный дворец. В нем-то и поселились Аквиль и Муква.

Но Ахараи поставили условие молодой чете: пусть и сами они, и все их потомки отныне посвятят свою жизнь пению песен и рассказыванию легенд и историй. И пока они будут выполнять это условие, Ахараи не перестанут им помогать – так они своим уродством послужат прекрасному.

И тогда Аквиль и Муква основали библиотеку – знаменитую библиотеку города Амарганта, где собраны мои фантастические сочинения. Начало этой библиотеке положила как раз та самая история, которую вы только что услыхали, но постепенно к ней прибавились и все другие, какие я когда-либо придумывал. Однако в конце концов их стало столько, что даже многочисленные потомки этой четы, населяющие ныне Серебряный Город, никогда, наверное, не смогут завершить составление полного собрания моих сочинений.

Тем, что Амаргант и по сей день остается самым прекрасным городом Фантазии, он обязан Ахараям. Они сдержали свое обещание, данное в те времена жителям Амарганта, как и те сдержали свое, хотя теперь они ничего не знают друг о друге. Только название Озера Слёз Муру, напоминает ещё об этих давних событиях.

Бастиан закончил свой рассказ, и Серебряный Старец Кверквобад медленно поднялся с кресла. Лицо его сияло.

– Бастиан Бальтазар Багс! – произнес он торжественно. – Ты подарил нам больше, чем просто историю, и больше, чем собрание историй. Ты подарил нам наше происхождение. Теперь мы знаем, откуда взялось озеро Муру и как возникли серебряные корабли и дворцы, которые оно качает на своих волнах. Знаем, почему мы с давних пор народ певцов и сказителей. И главное, знаем, что это за большое круглое здание в нашем городе, куда до сих пор не проник ещё ни один человек, потому что оно с древнейших времен заперто на замок с секретом. В нём находится величайшее наше сокровище, наш клад. А мы об этом до сих пор ничего и не знали. В нем – библиотека Амарганта!

Бастиан был глубоко взволнован: то, что он сейчас рассказал, тут же вдруг оказалось действительностью. (Или, может быть, было ею всегда? Граограман, наверно, сказал бы: «И то и другое!») Во всяком случае, Бастиан хотел увидеть всё собственными глазами.

– А где это здание? – спросил он.

– Я покажу тебе, – ответил Кверквобад и, обратившись к толпе, крикнул: – Пойдемте все вместе с нами! Сегодня нас, видно, ожидает ещё много чудес!

Длинная процессия во главе с Серебряным Старцем, Атрейо и Бастианом двинулась по сходням, соединяющим серебряные корабли, и остановилась, только дойдя до огромного здания, стоящего на круглой барже и по виду напоминающего громадную серебряную банку. Его гладкие стены без окон были лишены украшений, тяжелая дверь заперта.

В середине этой серебряной двустворчатой двери красовался камень в круглой оправе, похожий на кусок прозрачного стекла. Над ним можно было разобрать надпись:

Снятый с рога носорога, я погас.

Дверь с тех пор держу закрытой, Но настанет час – Свет мой тот разбудит, Кто мне имя даст, И светить ему я буду сотню лет, Под землей, в глубинах темных Рудника Минроуд Йора вспыхнет свет. Но коль имя он мое произнесет От конца к началу, задом наперед, Вмиг истрачу я свеченье на сто лет, И погаснет навсегда мой свет.

– Никто из нас, – сказал Кверквобад, – не может разъяснить смысл этой надписи. Никто не знает, что означают слова: «Минроуд Йора». Никто до сих пор не дал имени этому камню, хотя мы много раз пытались это сделать. Но ведь мы могли дать ему только те имена, какие уже есть в Фантазии, а это были названия других предметов. И ни одно из них не заставило камень засветиться, а дверь открыться. Не мог бы ты, Бастиан Бальтазар Багс, найти ему имя?

Воцарилась глубокая тишина, полная напряженного ожидания. Жители и гости Амарганта затаили дыхание.

– Аль Чахир! – воскликнул Бастиан.

В то же мгновение камень засветился ярким светом и выпрыгнул из своей оправы прямо в руку Бастиана. Дверь открылась… И возглас удивления вырвался у всех стоявших вокруг. Бастиан, держа в руке светящийся камень, вошел в дверь в сопровождении Атрейо и Кверквобада. За ними ринулась толпа.

В большом круглом зале было темно, и Бастиан поднял вверх камень. Свет его был намного ярче света свечи, и всё же его не хватало, чтобы осветить всё помещение. Было видно только, что у стен стоят высоченные стеллажи, снизу доверху уставленные книгами.

Принесли лампы. Теперь огромный зал был ярко освещён и можно было разглядеть, что стеллажи с книгами разделены на секции табличками-указателями. На одной было написано: «Веселые рассказы», на другой – «Захватывающие приключения», на третьей – «Серьёзные фантазии», на четвертой – «Короткие истории» и так далее, и так далее.

В середине круглого зала на полу виднелась надпись крупными буквами:

БИБЛИОТЕКА СОБРАНИЯ СОЧИНЕНИЙ БАСТИАНА БАЛЬТАЗАРА БАГСА.

Атрейо остановился и, широко раскрыв глаза, с восхищением оглядывал полки. Он был так захвачен этим зрелищем, что его обычно замкнутое лицо отражало все его чувства. Бастиан был счастлив.

– И все эти истории придумал ты сам? – спросил Атрейо, указывая пальцем на стеллажи.

– Да, – сказал Бастиан и спрятал в карман Аль Чахир.

Атрейо посмотрел на него с изумлением.

– Это выше моего понимания, – признался он. Жители Амарганта, конечно, давно уже с увлечением листали книги, читали их вслух друг другу, некоторые сели прямо на пол и стали тут же учить наизусть отдельные места.

Весть о великом событии с быстротой молнии распространилась по всему Серебряному Городу. Как только Бастиан и Атрейо вышли из библиотеки, к ним подбежали рыцари Икрион, Избальд и Идорн.

– Господин Бастиан, – сказал рыжеволосый Избальд, работавший проворнее всех не только клинком, но и языком, – мы слыхали, каким удивительным даром вы обладаете, и потому просим вас взять нас к себе на службу. Мы хотим сопровождать вас на всем вашем дальнейшем пути. Каждый из нас мечтает о своей собственной истории, и хотя, говоря по чести, вы не нуждаетесь в нашей защите, быть может, вам всё же пригодятся в дороге три удалых и верных рыцаря. Вы нас примете?

– С удовольствием, – ответил Бастиан, – такими спутниками можно только гордиться.

Тут три рыцаря захотели прямо на месте принести присягу Бастиану на его мече. Но он удержал их.

– Зиканда, – объяснил он, – волшебный меч. Никто не может до него дотронуться без опасности для жизни, кроме того, кто вкусил от пламени Огненной Смерти и в нем искупался.

И рыцарям пришлось удовольствоваться дружеским рукопожатием.

– А что с Героем Инреком? – осведомился Бастиан.

– Он совершенно пал духом, – сказал Икрион.

– И всё из-за своей дамы, – добавил Идорн.

– Надо бы его проведать, – заключил Избальд.

И они впятером – Бастиан, Атрейо и три рыцаря – направились в ту гостиницу, где поначалу остановилось всё общество и где Бастиан поставил в конюшню старую Йиху.

Когда они вошли в зал для приезжих, там сидел только один-единственный гость. Он склонился над столиком, опершись головой на руки и запустив пальцы в свою светлую шевелюру. Это был Герой Инрек.

Как видно, в багаже, с которым он путешествовал, были запасные доспехи, потому что он сидел вооруженный и в латах, правда, не в таких великолепных, как те, что Бастиан вчера изрубил мечом на куски.

Когда Бастиан поздоровался с ним, он вскочил и уставился на него и на Атрейо. Заметно было, что глаза у него покраснели.

Бастиан спросил, нельзя ли им сесть к нему за столик, и он, пожав плечами, кивнул и снова опустился на свое место. На столе перед ним лежал мятый листок бумаги – его, казалось, много раз сминали и вновь расправляли.

– Я хотел узнать, как вы себя чувствуете, – начал Бастиан, – мне жаль, если я вас обидел. Герой Инрек мотнул головой.

– Со мной всё кончено, – произнес он хрипло. – Вот, прочтите сами!

Он пододвинул Бастиану записку. Бастиан прочел:

«Мне нужен самый великий, а вы не такой. И потому прощайте!»

– От принцессы Огламар? – спросил Бастиан.

Герой Инрек кивнул.

– Сразу же после нашего поединка она потребовала, чтобы её доставили на берег вместе с её иноходцем. Кто знает, где она теперь? Никогда больше я её не увижу. Что мне тогда делать на свете?

– А вы не можете её догнать?

– Зачем?

– Чтобы уговорить, настроить по-другому… Герой Инрек горько рассмеялся.

– Плохо же вы знаете принцессу Огламар! Я больше десяти лет тренировался, чтобы овладеть всем тем, что я теперь умею. Я отказался от всего, что могло бы повредить моей спортивной форме. Я соблюдал железную дисциплину, учился у величайших мастеров фехтования, у чемпионов всех видов борьбы, пока не победил их всех. Я могу бегать быстрее лошади, прыгать выше оленя, я всё могу лучше всех или, вернее, мог до вчерашнего дня. Прежде она не удостаивала меня даже взглядом. Но постепенно её интерес ко мне и к моим достижениям несколько возрос. Я уже начал надеяться, что она остановит на мне свой выбор. И всё оказалось напрасным. Теперь я потерял её навсегда. А как жить без надежды?

– Быть может, вы слишком высоко цените принцессу Огламар? – сказал Бастиан. – Наверняка есть на свете какая-нибудь другая принцесса, которая понравится вам не меньше.

– Нет, – отвечал Герой Инрек, – мне дорога принцесса Огламар как раз тем, что она остановит свой выбор только на самом великом герое.

– Ах, вот как! – растерянно пробормотал Бастиан, не зная, что и посоветовать. – Да, случай и вправду тяжелый. Как же быть? Ну, а если вам попробовать одержать победу в каком-нибудь другом состязании? Отличиться перед ней как певец, например, или как поэт?

– Но я герой по призванию, – ответил Инрек слегка раздраженно. – Я не могу и не хочу менять профессию. Я – то, что я есть.

– Да, – согласился Бастиан, – и это видно. Все молчали. Три рыцаря бросали на Героя Инрека сочувственные взгляды. Они хорошо понимали, каково ему сейчас. Наконец Избальд откашлялся и негромко сказал, обращаясь к Бастиану:

– Для вас ведь, господин Бастиан, помочь ему – пустячное дело.

Бастиан поглядел на Атрейо, но тот, как обычно, стоял молча, с непроницаемым лицом.

– Такому герою, как Инрек, – вставил Идорн, – плохо приходится, когда нигде вокруг нет ни чудовищ, ни драконов. Как ему показать себя? Вы меня понимаете, господин Бастиан?

Но Бастиан всё ещё ничего не понимал.

– Чудовища, – сказал Икрион, крутя свой пышный чёрный ус, – совершенно необходимы, чтобы герой проявил себя героем.

И он подмигнул Бастиану.

Теперь наконец Бастиан всё понял.

– Послушайте, Герой Инрек! – сказал он. – Я просто проверял вашу верность и постоянство, предлагая вам подарить свое сердце какой-нибудь другой даме. На самом деле принцесса Огламар уже сейчас нуждается в вашей помощи, и никто, кроме вас, не сможет её спасти.

Герой Инрек был весь внимание.

– Вы это серьезно говорите, господин Бастиан?

– Совершенно серьезно. И сейчас вы убедитесь в том, что принцесса Огламар несколько минут назад подверглась нападению и была похищена.

– Кем похищена?

– Страшным чудовищем. Одним из самых страшных во всей Фантазии. Это дракон Смерг. Она скакала по лесной опушке, и этот мерзкий дракон, заметив её, кинулся на неё с высоты, стащил с иноходца, поднял в воздух и унёс. Инрек вскочил. Глаза его сверкали, щеки покрылись румянцем, он захлопал от радости в ладоши… Но вдруг взгляд его потух, и он снова сел.

– К сожалению, этого не может быть, – удрученно сказал он. – Драконы давным-давно уже нигде не водятся – ни поблизости, ни вдали…

– Не забывайте. Герой Инрек, – сказал Бастиан, – что я пришел сюда издалека. Из более далекой дали, чем все те дали, где вам когда-либо удалось побывать.

– Это верно, – подтвердил Атрейо, впервые вмешиваясь в разговор.

– Так её и вправду утащило чудовище?! – воскликнул Герой Инрек. Он прижал руку к сердцу и вздохнул: – О моя обожаемая Огламар! Как она должна страдать! Но не страшись, твой рыцарь уже в пути! Скажите, что делать, где мне её искать?

– Очень далеко отсюда, – начал Бастиан, – есть страна, зовется она Маргуль, Страна Холодного Огня, потому что пламя там холоднее льда. Как найти эту страну, я сказать не могу. Вы сами должны её разыскать. Посредине этой страны темнеет окаменевший лес Водгабай. А посередине окаменевшего леса стоит свинцовый замок Рагар. Он обнесен тремя рвами. В первом течет зелёный яд, во втором – пенится азотная кислота, третий кишит скорпионами с ногу толщиной. Нет там ни мостов, ни мостков, потому что хозяин свинцового замка Рагара и есть это самое крылатое чудовище по имени Смерг. Крылья у него из склизкой кожи, тридцати двух метров в размахе, а когда он не летает, он сидит, словно гигантский кенгуру. Туловищем он схож с шелудивой крысой, а хвост у него как у скорпиона, и малейшее прикосновение его ядовитого жала несет с собой смерть. Задние конечности его похожи на ноги огромного кузнечика, а передние – хилые, кривые и слабые на вид, словно ручонки маленького ребёнка. Но не надо поддаваться обману: как раз в этих-то ручонках и таится его страшная сила. Длинная шея его втягивается, как улитка в раковину, а на ней сидят три головы. Одна – громадная, похожая на голову крокодила. Пасть его извергает ледяной огонь. Но там, где у крокодила глаза, у чудовища два нароста – две маленьких головы. Одна из них похожа на голову старика. Она всё видит, всё слышит. Но говорить может только другая, с морщинистым лицом старухи.

Слушая это описание, Герой Инрек заметно побледнел.

– Как, вы сказали, его имя? – переспросил он.

– Смерг, – повторил Бастиан. – И это страшилище творит свои бесчинства уже тысячу лет подряд – таков его возраст. Всё снова и снова похищает он прекрасных девушек, чтобы они до конца своих дней вели хозяйство у него в замке. Когда девушка умирает, он похищает другую.

– А почему я об этом никогда не слыхал?

– Смерг летает с невиданной быстротой и так далеко, что даже и представить себе невозможно. До сих пор он выбирал для своих разбойничьих набегов другие страны Фантазии. Да и кроме того, он появляется не чаще, чем дважды в столетие.

– И никто ещё до сих пор не освобождал похищенных девушек?

– Нет, для такого подвига требуется великий герой. Самый великий.

При этих словах щеки Героя Инрека опять покрылись румянцем.

– А у этого Смерга есть какое-нибудь уязвимое место? – спросил он с профессиональным интересом.

– Ах да! – спохватился Бастиан. – Чуть не забыл самое главное! В глубочайшем подвале замка Рагара лежит свинцовый топор. Смерг хранит его как зеницу ока, ибо это единственное оружие, которым можно его убить. Им надо отрубить Смергу обе маленькие головы.

– Откуда вы всё это знаете? – спросил Герой Инрек.

Но отвечать Бастиану не пришлось, потому что в это мгновение за окном послышались испуганные крики:

– Дракон!

– Чудовище!

– Смотрите, смотрите, вон, вон, в небе!

– Какой ужас!

– Он спускается вниз! На город!

– Спасайся, кто может!

– Нет, нет, у него уже есть жертва! Он несет её в лапах!

Герой Инрек выскочил на улицу, все бросились вслед за ним, позади бежали Атрейо с Бастианом.

В небе порхало нечто похожее на огромную летучую мышь. Когда эта летучая мышь приблизилась, на Серебряный Город словно легла огромная холодная тень. Это был Смерг, и он выглядел точно так, как Бастиан только что его выдумал. В жалких, но таких коварных и сильных ручонках он держал молодую даму, и та, дрыгая ногами, вопила изо всех сил.

– Инрек, Инрек! – доносился издали всё удаляющийся крик. – Инрек, помоги! Спаси меня, мой Герой!

И чудовище скрылось из виду.

Инрек уже вывел из конюшни своего чёрного жеребца и стоял вместе с ним на пароме, отплывающем из Серебряного Города к берегу.

– Скорей! – кричал он паромщику. – Я дам тебе все, что захочешь, только скорей!

Бастиан поглядел ему вслед и пробормотал:

– Надеюсь, я задал ему не слишком тяжелую задачу.

– Ну, нам тоже, пожалуй, пора отправляться, – негромко сказал Атрейо, искоса взглянув на Бастиана.

– Куда?

– Благодаря мне ты пришел в Фантазию, – отвечал Атрейо, – и, наверно, я должен помочь тебе найти дорогу обратно. Ты ведь хочешь когда-нибудь снова вернуться в свой Мир, правда?

– Ну, об этом я пока ещё совсем не думал, – сказал Бастиан, – но ты прав, Атрейо. Да, конечно, ты прав.

– Ты спас Фантазию, – продолжал Атрейо, – и, мне кажется, много чего здесь узнал и понял. И теперь тебе, думаю, хочется вернуться назад, в твой Мир, всё это передать и тем его вылечить. Или, может, есть что-то ещё, что тебя здесь держит?

И Бастиан, забыв, что он не всегда был красивым, сильным, мужественным и могущественным, ответил:

– Нет, пожалуй, ничего.

Атрейо задумчиво поглядел на своего друга.

– Возможно, это очень длинный и трудный путь. Кто знает…

– Да, кто знает… – согласился Бастиан. – Но если хочешь, давай прямо сейчас отправимся в дорогу.

Потом произошел короткий дружеский спор между тремя рыцарями. Они никак не могли прийти к соглашению, кто из них отдаст Бастиану лошадь – каждый предлагал свою. Бастиан разрешил их спор, заявив, что он просит их подарить ему Йиху. Они, однако, считали, что Бастиану не пристало ехать на подобном скакуне – это ниже его достоинства. Но он настаивал, и они в конце концов согласились.

Пока рыцари готовили всё необходимое для путешествия, Бастиан и Атрейо вернулись во дворец Кверквобада, чтобы поблагодарить Серебряного Старца за гостеприимство и попрощаться. Фалькор, Дракон Счастья, ждал Атрейо перед дворцом. Он очень обрадовался, услыхав, что они вот-вот тронутся в путь. Город, и даже такой прекрасный, как Амаргант, был не его стихией.

Серебряный Старец Кверквобад с увлечением читал книгу, взятую в библиотеке Бастиана Бальтазара Багса.

– Я был бы рад, если б вы погостили у нас подольше, – сказал он, с трудом от неё отрываясь, – не каждый день принимаешь такого великого сочинителя. Но, к счастью, нам в утешение остаются ваши книги.

Они попрощались, и Бастиан с Атрейо вышли из дворца.

Сев верхом на Фалькора, Атрейо спросил Бастиана:

– А ты не хотел бы тоже полететь на Фалькоре?

– Немного погодя, – ответил Бастиан. – Сейчас меня ждет Йиха, я ей обещал.

– Тогда мы встретим вас на берегу, – крикнул Атрейо.

Дракон Счастья поднялся в воздух и исчез из виду. Подойдя к гостинице, Бастиан увидел, что три рыцаря вместе с лошадьми и Йихой уже стоят на пароме, готовые в путь. Они сняли с Йихи седло для груза и заменили его богато украшенным седлом для верховой езды. Зачем они это сделали, она узнала только тогда, когда Бастиан подошел к ней и шепнул ей на ухо:

– Теперь ты моя, Йиха.

И пока паром отчаливал и удалялся от Серебряного Города, над солеными водами Озера Слёз Муру всё звучал радостный клич старой лошачихи.

Что касается Героя Инрека, то ему и в самом деле удалось добраться до Маргуля, Страны Холодного Огня. Он проник в окаменевший лес Водгабай и преодолел все три рва вокруг замка Рагара. Он нашел свинцовый топор, победил дракона Смерга и доставил принцессу Огламар к её отцу, хотя та теперь с радостью вышла бы за него замуж. Только сам он больше этого не хотел. Но это уже совсем другая история, и мы расскажем её как-нибудь в другой раз.

 

 

XVIII Ахараи

 

Шел проливной дождь, тяжелые чёрные тучи летели прямо над головой всадников. Вскоре крупными мокрыми хлопьями повалил снег, потом дождь и снег стали падать с неба вперемежку. Ураганный ветер налетал с такой силой, что лошадям приходилось, сопротивляясь ему, поворачиваться боком. Плащи всадников, отяжелев от дождя, хлопали по спинам лошадей.

Уже много дней они были в пути и последние три дня скакали по высокогорному плато. Погода становилась всё хуже и хуже, почва превратилась в какую-то смесь слякоти и острых камней, и продвигаться вперёд по этой вязкой грязи становилось всё труднее. Кое-где виднелись островки кустарника и маленькие кривобокие деревца. Пейзаж был утомительно однообразен.

Бастиан, ехавший впереди на Йихе в своем сверкающем серебряном плаще, был ещё в сравнительно сносном положении. Этот легкий и тонкий плащ оказался очень теплым и не пропускал сырости – капли дождя от него так и отскакивали. Силач Икрион закутался в плотную синюю шерстяную пелерину, его приземистая фигура была едва различима под её широкими складками. Стройный Избальд низко надвинул на лоб капюшон своей грубошерстной коричневой куртки, и его рыжие волосы были совсем не видны. Мокрая парусиновая накидка Идорна то и дело прилипала к его худощавой спине.

Но, несмотря на всё это, три рыцаря были настроены весьма бодро и всю дорогу грубовато подшучивали друг над другом. Они и не ожидали, что полное опасностей и приключений путешествие с Господином Бастианом будет похоже на воскресную прогулку. Время от времени они, перекрывая рев бури, громко и скорее воинственно, чем мелодично, распевали песни – то хором, то соло. Их любимой была песня, начинавшаяся словами:

Когда я был мальчонкой, Хоп-хайди, хоп-хайда, Дул ветер, хоп-хайди-хайда, А с неба капала вода…

Они уверяли, что эту песню сочинил в давно прошедшие времена некий знаменитый путешественник по странам Фантазии по фамилии не то Шекспир, не то как-то ещё вроде этого.

Единственный из всех, на кого ни дождь, ни холод не производили ни малейшего впечатления, был Атрейо. Он без устали носился по небу верхом на Фалькоре меж облаками и над ними, устремляясь то вперёд, чтобы разведать местность, то назад, чтобы сообщить о своих наблюдениях.

Все, и даже Дракон Счастья, были убеждены, что они ищут путь, который приведет Бастиана обратно в его Мир.

И Бастиан тоже так думал. Он и сам не знал, что принял предложение Атрейо только из дружбы и благих намерений, а на самом деле вовсе и не хотел возвращаться. Но география Фантазии определяется желаниями, сознательными и бессознательными. И так как от одного Бастиана зависело, в каком направлении они движутся, они шли по пути, который заводил их всё глубже и глубже в Фантазию, вел в самую её сердцевину – к Башне Слоновой Кости. Что это для него означало, он узнал лишь гораздо позже. А пока ни он, ни кто-либо из его спутников не имел об этом ни малейшего представления.

Мысли Бастиана были заняты сейчас другим. Уже на следующий день после того, как они покинули Амаргант, они обнаружили в лесу, окружающем озеро Муру, следы дракона Смерга. Большая часть росших тут деревьев окаменела. Очевидно, перед тем как приземлиться, чудовище летело низко над лесом, обдавая деревья ледяным огнем. Отпечатки его ног, похожих на ноги огромного кузнечика, были легко различимы. Атрейо, хорошо умевший читать следы, нашел здесь и другой след – след коня Героя Инрека. Значит, Инрек скакал за драконом.

– Не очень-то я этому рад, – не то всерьез, не то в шутку сказал Фалькор, вращая своими рубиново-красными глазами. – Может, он и страшилище, этот дракон Смерг, но мне он, как-никак, всё же родственник, хоть и седьмая вода на киселе.

Они не пошли по следу Героя Инрека, а двинулись совсем в другом направлении. Ведь цель их была помочь Бастиану найти путь в его Мир.

Но с тех пор Бастиан стал размышлять о том, что же он наделал, придумав для Героя Инрека этого дракона. Конечно, Герой Инрек нуждался в чем-то, про<

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 23; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.163 с.) Главная | Обратная связь