Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Некоторые данные о славянской цивилизации в сарматский период



 

Мы сказали, что материальная культура древних людей может быть наилучшим образом изучена в свете археологических свидетельств. В случае древних славян трудность состоит в том, что наша информация столь редка и туманна, в особенности это относится к скифскому периоду. Даже для сарматского периода сложно точно локализировать на карте различные славянские племена упомянутые в источниках, и трудно поэтому отличать славянские древности от принадлежащих другим народам. Проблема особенно запутанна, когда речь заходит о пограничной зоне между лесом и степями, и даже в большей степени относительно степной зоны.

В западной части украинской пограничной лесостепной зоны так называемая культура погребальных урн, которая берет начало в скифский период, продолжала сохраняться также и в сарматский период. Римские монеты второго века, обнаруженные в Киевском регионе, указывают на развитие коммерческих связей между правобережной Украиной и Дакией. Рассмотрение инвентаря поселений (городищ) Киевского, Черниговского и Полтавского регионов показывает, что люди этого ареала были земледельцами, как и в предшествующий период[279]. Поскольку культура этих поселений в определенной мере отличается по своей природе от западноукраинских «полей погребальных урн», мы можем предположить существование двух различных племен или групп племен, оба из которых, возможно, имеют славянское происхождение и являются земледельцами, Одно жило к западу от Киева, а другое — к востоку. Первое было под влиянием западнославянской, германской и романской культуры, в то время как последнее было сильно затронуто иранской цивилизацией. Лингвистические свидетельства могут использоваться в дополнение к археологическим данным. Как мы видели у Тацита, славяне в противоположность сарматам «строят дома» (domes figunt)[280]. Тип славянского дома в степной зоне отличался от подобного ему в лесной зоне. В степи это была рамочная структура, облепленная глиной (украинская хата). В лесной зоне это было бревенчатое строение (русская изба). В то время как слово хата имеет иранское происхождение,[281]изба, согласно некоторым исследователям‑лингвистам, происходит от немецкого слова Stube. Более вероятно, однако, что изба является чисто славянским словом, будучи сокращением слова истопка («обогреваемый дом», «дом с плитой»)[282].

С тем чтобы проиллюстрировать более полно данными лингвистики жизнь восточных славян в древности, необходима осторожность при выборе из русского и украинского словарей слов, которые действительно стары. Наиболее безопасный путь — это, разумеется, рассмотрение лишь слов, которые общи всем славянским языкам, поскольку они должны были появиться в наиболее древний период славянской истории[283]. Далее приводится перечень таких слов, относящихся к различным аспектам личной и общественной жизни.

1. Строения и домашняя мебель: дом, изба, клеть, стол, лавка.

2. Еда и напитки, столовые приборы: хлеб, мясо, мука, дрожжи, тесто, пиво, мед, квас, чаша, нож, ложка.

3. Сельское хозяйство: орати (украинское и древнерусское «пахать»), рало (плуг), коса, серп, борона, воз, колесо, сеять, семя, рожь, жито (по‑украински «рожь», по‑чешски «пшеница»), овес, просо, лен, конопля.

4. Сад и овощи: огород («сад» по‑древнерусски, «место для посадки овощей»), овощ («фруктовый плод» по‑древнерусски, «овощи»), яблоня, груша, слива, орех, горох, лук, репа.

5. Животноводство и молочные изделия, птица: бык, вол, корова, теля («телка»), конь, боран («баран»), овца, вепрь, порося («свинья»), руно, волна («шерсть»), молоко, сыр, масло, гусь, кура («курица»), утка, яйцо.

6. Пчеловодство: пчела, борт («улей»), мед, воск.

7. Охота и рыболовство: лев (древнерусское обозначение «охоты»), лук, стрела, бобр, куница, волк, олень, рыба, уда, невод, окунь, лосось, щука, угорь.

8. Металлы и кузнечное дело, оружие: золото, серебро, медь, железо, ковать, молот, меч, копье, секира («топор», по‑русски в особенности «боевой топор»), щит.

9. Ремесло и торговля: ткать, пряжа, полотно, гончар, торг («рынок»), мера, локоть (мера длины).

10. Социальная организация; типы поселения: правда («справедливость», «истина»), закон, власть, род, племя, войско, село, город.

Все слова в вышеприведенном перечне должны были присутствовать в славянском словаре в сармато‑готский период, если не ранее. Они интересуют нас здесь не с лингвистической точки зрения, а благодаря их связям с историей восточных славян. Словарь народа отражает его культуру. Вышеприведенные слова составляют многие термины раннеславянского земледелия, технологии и социальных институтов. Они могут помочь нам лучше понять эволюцию народной жизни.

Теперь мы должны сравнить лингвистические и археологические данные. Как мы видели,[284]древние поселения и погребальные места украинской лесостепной и степной зоны, многочисленные сельскохозяйственные инструменты, предметы домашней мебели катушки и т. д. были обнаружены вместе с зерном и костями домашних животных. Соединяя это с лингвистическими свидетельствами, мы приходим к заключению, что культура восточных славян должна была достичь в сарматский период относительно высокого уровня.

Восточнославянские искусства и ремесла были под очевидным иранским влиянием[285]. Существование таких древнеславянских слов как гудба («музыка»), гусли, бубны («тамбурины») является свидетельством музыкальных пристрастий народа. Существует характерное повествование в хронике Теофилакта (начало седьмого века), которое демонстрирует, что византийцы считали славян высокомузыкальными людьми[286]. Фиксируя события одного из дунайских походов императора Маврикия, хронист упоминает о наружности трех славянских посланцев, приехавших из далекой страны. Посланцы сказали Маврикию, что их народ безразличен по отношению к войне и оружию и лишь наслаждается игрой на цитре.

Что же касается религии древних славян, то она была описана Прокопием в следующих словах:

«Они веруют, что один бог, создатель молнии, является сам хозяином всех вещей, и они приносят ему скот и другие возможные жертвы; что же касается Судьбы, то они не знают ее и не признают мудрым образом, что она обладает какой‑либо властью над людьми, но когда смерть находится близко к ним, пораженные болезнью или начинающие войну, они обещают в случае благополучного исхода, что сразу же принесут жертву богу в обмен на жизнь; и если они получают избавление, они жертвуют именно обещанное ими и полагают, что их безопасность была куплена этой жертвой. Они поклоняются, однако, рекам, нимфам и некоторым иным духам, и они также приносят им жертвы, и они делают предсказания в связи с этими жертвами» [287].

Первоначальный слой славянской религиозности предположительно состоял в почитании родовых предков и сил природы[288]. Почитание предка (пращура) оставило след в присказке, теперь используемой детьми в некоторых играх «чур меня» («да поможет мне мой предок»). Что же касается почитания природных сил, русский фольклор дает богатые свидетельства для подтверждения информации Прокопия, что древние славяне почитали реки. Почитание молнии, также упомянутое Прокопием, было в особенности развито, и бог грома Перун упоминается в русских летописях. Религиозные верования восточнославянских племен должны были подвергнуться значительному влиянию аларо‑дианских и иранских культов. Почитание Великой Матери уже упоминалось[289]. Почитание мифической птицы (или же птицы‑собаки) Сенмурв, игравшей важную роль в иранской космологии,[290]было очевидно также широко распространено. Согласно тексту Пахлави, Сенмурв был первобытной птицей, функция которой состояла в охране «Древа Семян» и распылении сухих семян по воде, с тем чтобы они могли возвратиться в землю с дождем. В определенном смысле Сенмурв была гением или божеством плодородия. Существует рисунок Сенмурв на пластине, найденной в кургане Семи Братьев (Семибратный) в регионе Тамани[291]. Воспроизводимое существо имеет тело собаки, пару крыльев и две головы — одну собаки, а другую лебедя. В воспроизведениях Сенмурв сасанидского периода она похожа более на крылатую собаку, нежели на птицу. Для этого периода нет свидетельств почитания Сенмурв среди протославян, но мы можем предположить его по аналогии из существования такого почитания в позднее время.

В то время как Перун был мужским богом, похожим на тевтонского Тора, Великая Мать, конечно же, была женщиной‑богиней. Следует помнить в данной связи, что социальная организация некоторых досарматских племен азовского региона, подобных савроматам, принадлежала матриархальному типу[292]. Не были ли некоторые из восточных протославянских племен первоначально организованы по матриархальному типу? Следы матриархальных обычаев могут быть обнаружены в русском фольклоре, в особенности в некоторых былинах, равно как и в киевском своде законов, известном как «Русская Правда»[293].

 

9. Готы на Украине [294]

 

В первом веке н.э. готы жили на балтийском побережье в устье реки Висла[295]. С течением времени население выросло, а земля не давала достаточно пищи. Во второй половине второго века н.э.большинство племенных вождей решили, что их народ должен двинуться на юг в поисках более плодородной земли[296]. Одно племя гепидов, однако, предпочло остаться в родных местах. Гепиды мигрировали на юг лишь позднее, в третьем веке н.э., когда они поселились в северной Дакии[297]. Иордан описывает трудности готов, встреченные в пути при пересечении топей и болот,[298]которые могут быть идентифицированы как находящиеся в бассейне Припяти. Наконечник копья с рунической надписью, найденный близ Ковеля, может рассматриваться как памятник этого движения готов[299]. Через некоторое время после пересечения топей они приблизились к широкой реке. Согласно Иордану, в это время они были уже в Скифии, в местности, которую они называли Ойум[300]. Ф. Браун предполагает, что это имя производно от готского слова Aujom, «водная страна»[301]. Однако Л. Шмидт предложил другое объяснение имени. Он сравнивает «Ойум» с немецким Aue, что означает «луг», «поле»[302]. Имя «Ойум» может таким образом означать «степная страна». «Широкая река», упомянутая Иорданом, должна быть Днепром. Степная зона начинается на правом берегу Днепра к югу от Киева. Итак, кажется вероятным, что готы достигли Днепра близ Киева.

Если следовать повествованию Иордана, то готы начали пересекать реку (т. е. Днепр у Киева) через мост, но прежде чем все они успешно совершили переход, мост надломился, и таким образом они были разделены на две группы. В то время как часть их осталась на правом берегу Днепра, те, что уже пересекли реку, поспешили далее на восток и атаковали племя спалов,[303]которые, как мы уже видели,[304]должны были жить в регионе верховья реки Донец. После победы над спалами готы повернули на юг к Азовскому морю и затем вторглись в Тавриду. Часть из них в конечном итоге пересекла Киммерийский Боспор (Керченский пролив) и проникла к устью реки Кубань на кавказском побережье Черного моря. Что же касается группы готов, которая осталась на правом берегу Днепра, она впоследствии двинулась вниз по Днепру к Черному морю и распространилась на запад по побережью, в конце концов достигнув устья Дуная. К средине третьего века готы контролировали все северное побережье Черного моря.

Следует упомянуть в данной связи, что за готами следовало в их движении от Балтийского моря к Черному другое тевтонское племя — герулы[305]. Герулы, возможно значительно менее многочисленное племя, нежели готы, поселились в регионе нижнего Дона, захватив древнюю греческую колонию Танаис в его устье. Еще одно тевтонское племя бургундов упоминается в некоторых источниках как живущее близ герулов[306]. В действительности лишь малый отряд бургундов мигрировал к Азовскому морю, в то время как большая часть племени поселилась в средине третьего века по берегу реки Майн в западной части Германии.

Готы первоначально не создали какого‑либо централизованного государства в Южной Руси, каждое племя было самодостаточным. Готское племя, которое поселилось в Бессарабии, было известно как тервинги (лесные люди, ср. русские древляне) или вестготы. Тайфалы остались далее на запад, в Малой Валлахии. Гревтунги (степные люди, ср. русские поляне), также известные как остготы, были сильнейшим племенем среди восточных готов. Тавридская группа готов позднее стала известна как трапезитские готы[307]с Крымской горы Чатыр‑даг, которая имеет очертание стола (trapeze по‑гречески). К середине третьего века н.э. готы уже терроризировали римские владения к югу от Дуная. В 251 г. император Деций выступил против них, но его армия была окружена силами врага и сам он погиб в сражении. Во второй половине третьего века готы освоили море, и их морские экспедиции нанесли даже больший вред балканским и Эгейским провинциям Римской империи, чем наземные грабительские операции.

В то время как от готов (как скандинавской нации) можно было ожидать живучести в крови мореходных традиций, следует отметить, что инициатива в серии морских экспедиций третьего столетия на Черном море принадлежала не готам, а боранам[308]. В 256 г. множество малых судов боранов, плывущих от устья Дона, пересекло Азовское море и появилось в Керченском проливе. Боспорские власти поспешили заключить дружественное соглашение с боранами и снабдили их морскими судами. Флотилия боранов затем проплыла вдоль кавказского побережья Черного моря и атаковала Питиунт (современную Пицунду). Однако атака была неудачной. В следующем году бораны опять двинулись по морю, на сей раз усиленные поддержкой готов. Союзники первоначально приблизились к Фасису (близ Поти), где они попытались ограбить храм Артемиды, но были отброшены. Затем они повернули к Питиунту и на этот раз преуспели в его взятии; они также захватили множество судов в порту Питиунта, усилив ими свою флотилию. Потом они направились к Трапезунду, который взяли внезапной ночной атакой. Несчастный город был полностью разграблен, а бораны и готы вернулись домой на кораблях, тяжело нагруженных трофеями и пленниками[309].

Новость о набеге на Трапезунд быстро разнеслась среди готов — как восточных, так и западных. Их группа, контролировавшая устье Днестра, теперь решила создать собственный флот. Зимой 257‑58 гг. для них были построены корабли пленниками и местными работниками в Тире (Аккерман). Весной 258 г. днестровская флотилия готов спустилась к Черному морю и направилась вдоль западного побережья. Их армия одновременно двинулась вперед по суше. Миновав Томы и Анхиал, готская флотилия вошла в залив Филеат к северо‑западу от Византия. Сухопутные силы пришли в ту же точку. Захватив все доступные лодки местных рыбаков, вся компания получила возможность сесть на корабли. Умноженная флотилия вошла в Боспор и разграбила множество прибрежных городов, среди них были Халкедон, Никея, Никомедия[310]. В своих последующих морских экспедициях 262 и 264 гг. западные готы подвергли нападению побережье Фракии, Вифинии и Каппадокии[311]. В 267 г. восточные готы вновь отправились в морскую экспедицию, в этот раз совместно с герулами. Для этой экспедиции были построены пятьсот лодок в устье Дона. Герулы и готы пересекли Черное море, прорвались через Боспор, насмотря на попытку римских охранных судов остановить их, разграбили Кизикус, равно как и острова Лемнос и Скирос, а затем атаковали Афины и Коринф. Под предводительством Дексиппа, выдающегося историка того времени, афиняне предложили отчаянную попытку отразить захватчиков. Однако последние отплыли домой с большими трофеями[312]. Успех экспедиции побудил днестровских готов к новым действиям. В течение всей зимы 267‑268 гг. днестровские кораблестроители были заняты постройкой лодок. Согласно Зосиме, шесть тысяч были построены, что, возможно, является завышенным числом; однако лодки могли быть маленькими[313]. Были предприняты как морские рейды, так и наземные походы. Мужчины различных племен, как, например, герулы, остготы, визиготы, гепиды и кельты или «келтионы», приняли участие в экспедиции. В так называемой «Пасхальной хронике» седьмого века находим замечание, что келтионы тождественны спорадам,[314]и мы знаем, что под спорами или спорадами Прокопий подразумевал славян[315]. Соответственно мы можем подразумевать, что славяне также приняли участие в экспедиции. Флотилия легко прорвалась через Боспор и Дарданеллы и напала на Салоники и полуостров Атос. Армия была менее удачлива, потерпев поражение при Наиссе (Nis) от войск императора Клавдия.

В то время как именно инициатива боранов побудила готов и герулов к строительству их черноморского флота, организацией своей армии готы были обязаны сарматам, с которыми они были в тесной связи. Хотя готы вытолкнули основное количество роксоланов и некоторые другие сарматские племена из западной части черноморских степей, часть этих сарматских племен осталась на месте и признала сюзеренитет готов, как сделали и восточнославянские племена. Отношения между готами и аланами были в целом дружественными. Лишь во время агрессивной политики Германариха аланский род рухс взбунтовался. Хотя первоначально готы воевали пешими, но после своей миграции в Южную Русь они должны были приучиться к верховой езде, поскольку лишь всадники имели какие‑либо шансы в степной войне. Готская кавалерия состояла из людей высших классов, а простые люди продолжали пополнять пехоту. Кавалерия была организована по сарматскому типу с точки зрения как тактики, так и вооружения, за исключением того, что готы не использовали длинное сарматское копье. Готские застежки на поясе были сарматского стиля. Готское искусство и ремесло в целом демонстрировало большее и большее сходство с сарматскими стандартами.

Условия жизни в степях постепенно затронули также социальную организацию готов. Первоначально их организация была схожа с существовавшей у тевтонских племен. Люди принадлежали к трем классам: свободные, полусвободные и рабы. Лишь первая группа представляла нацию политически. Вооруженные свободные граждане каждого племени или рода составляли племенное собрание, которое выбирало вождей племени, известных как герцоги, судьи или конунги. Благодаря формированию кавалерийских подразделений, класс свободных был теперь разделен на две части: всадники и пешие. Поскольку значимость кавалерии в готской армии быстро возрастала, всадники рассматривали себя как цвет нации. Таким образом аристократический социальный режим постепенно вытеснял старый демократический стиль жизни. Все высшие должности в армии и администрации были заполнены всадниками. Следующим шагом было получение ими прав на землю от герцога. Итак, среди готов появилась земельная аристократия, постепенно обретая феодально выглядящую власть над крестьянским населением. Ситуация местного населения, а среди него славян, должна была выглядеть ненадежной.

С точки зрения духовной культуры готов, их обращение в христианство в течение третьего и четвертого столетий обладало чрезвычайным значением. Оказывается, что азовские и крымские готы были первыми затронуты христианством, с учениями которого они ознакомились при помощи кавказских и трапезундских греков, взятых в плен в течение рейдов 256‑57 гг. В результате видим, что христианские миссионеры, которые рискнули проповедовать среди готов, пришли из Малой Азии и Иерусалима, а не из Константинополя. В конце третьего и в начале четвертого столетий христианство начало также распространяться среди вестготов. Готский епископ Теофил принял участие в Первом Экуменическом Соборе в Никее в 325 г. Его приход был, возможно, в Бессарабии[316]. Следующим епископом вестготов был знаменитый Ульфила или Вульфила (311‑86), который перевел Новый Завет на готский. В последующей борьбе между ортодоксами и арианами Ульфила примкнул к арианам, и соответственно арианство стало деноминацией вестготов[317]. Что же касается крымских готов, то они остались верными ортодоксии.

Готы были среди первых германских племен, обратившихся к христианству, и поскольку они получили свою новую веру от греков, их терминология в церковных делах подверглась влиянию греков. Позднее готская церковная терминология была принята другими германскими племенами, и в немецком все еще существуют несколько церковных терминов, отражающих свое греческое происхождение. Таковы, например, немецкие Kirche («церковь») от греческого («дом Бога»), Bischoff («епископ»), Pfaffe («папа», «священник»), Pfingsten («Пятидесятница») и т. д.[318]

В середине четвертого века восточные готские племена сформировали сильную Федерацию, возглавляемую одним из племенных вождей Германарихом, которого избрали королем остготов (около 350‑70 г.). После консолидации власти над восточными готскими племенами Германарих начал подчинять неготские народы, некоторые из них были под контролем готов. Аммиан Марцеллин характеризует Германариха следующим образом: «...наиболее воинственный монарх, вызывающий испуг соседних наций, благодаря своим многочисленным и различным доблестям» [319]. Согласно Иордану, первая кампания Германариха была против герулов, тевтонского племени, поселившегося в регионе Азова. Их герцог был убит в битве, и народ принял Германариха в качестве правителя[320]. Через некоторое время, возможно около 362 г., Германарих должен был победить то, что осталось от Боспорского царства на Керченском проливе. Усилив свою власть на юго‑востоке, Германарих обратился на северо‑запад, предпринимая кампанию против венедов[321]. С тем чтобы проникнуть в землю венедов — в регион верхней Вислы — остготы должны были пересечь либо землю склавенов (регион Киева), либо землю антов (регион Южного Буга). Иордан говорит, что как склавены, так и анты признали власть Германариха[322]. Часть склавенов в связи с этим должна была мигрировать на север[323].

Война против венедов закончилась победой Германариха. Венеды были плохо вооружены и могли полагаться только на свое численное превосходство, отмечает Иордан[324]. Венеды были завоеваны без особых трудностей, после чего аэсты (балты) также признали Германариха как своего сюзерена. Королевство Германариха теперь простиралось от Черного моря до Балтийского. Иордан предлагает следующий перечень племен, признающих сюзеренитет остготского короля: гольтескифы, тиуды, инаунксы, васинабронки, мерено, морденс, имнискары, роги, тадзанс, атоулы, навего, бубегены и колды[325]. Из этого перечня мы уже идентифицировали[326]тиудов как чудь русских летописей, мерено как меря, морденс как мордву и рогов (рокас) как рухс‑ас. Первые три были финскими племенами, последнее — алано‑славянским. Навего были, возможно, иранцами или ирано‑славянами; их имя может быть выведено из иранского nava «новый», сравни осетинское naeuaeg[327]. «Инаунксы» — очевидно не этническое имя, а определение «тиудов»; васинаброки могут быть идентифицированы как весь русских летописей[328].

В то время как некоторые славянские племена сначала были завоеваны Германарихом, другие были подчинены готами задолго до этого. Говоря в целом, тесная взаимосвязь между готами и славянами в Южной Руси длилась около двух столетий, от конца второго до последней четверти четвертого. Не удивительно, что слова готского происхождения появились в славянском языке и наоборот. Следующие славянские слова рассматриваются как имеющие готское происхождение:[329]князь, от готского Kuni («старейшина клана»); пениази («деньги»), от готского pannings, полк («вооруженные люди, подразделение»), от готского volk; шлем, от готского hilms. С другой стороны, готское meki («меч») может быть выведено из анто‑славянского меч. Соответствующее немецкое слово — Schwert. Антские мечи упоминаются в «Беовульфе»[330]. Также характерно, что многие готские короли и принцессы имели имена, которые звучат скорее по‑славянски, нежели по‑тевтонски[331]. Так, наследник Германариха звался Витимир; его внук был назван Видимер. Имя брата Видимера было Валамир (ср. славянское имя Велемир). Позднее тот же процесс славянизации личных имен применялся к скандинавским правителям Руси (девятого и последующих столетий). Первые варяжские князья носили скандинавские имена, такие как Рюрик, Олег, Игорь. Сын Игоря, однако, принял славянское имя Святослав (правил 964‑72 гг.).

 

 

Глава IV. ГУННО‑АНТСКИЙ ПЕРИОД (370‑558 гг.)

 

Предварительные замечания

 

Вторжение гуннов, которое, как и миграция сарматов в предыдущий период, было обусловлено этническими сдвигами в средней Евразии, имело далеко идущие исторические последствия для дальнейшего развития как западной Евразии, так и собственно Европы. Именно гунны начали «великое переселение народов» (Volkerwanderung), как оно было названо. Аланы были первыми, испытавшими последствия гуннского натиска, а за ними вскоре последовали герулы, бургунды и готы. Отступление этих народов перед наступающими гуннами вылилось в свою очередь в движение других германских племен с их собственных мест, и поскольку все они в то или иное время надвинулись на границы Римской империи, последние оказались вогнутыми или даже разорванными в некоторых местах. Некоторые германцы были допущены в границы империи мирно на условии, что они помогут охранять имперские границы от иных «варварских» племен, надвигавшихся с востока или севера. В других случаях они силой проложили себе дорогу в римские провинции. Как те, кто пришли в качестве союзников императора, так и те, кто пришли как его враги, одинаково провозгласили контроль над оккупированными ими провинциями. Некоторое время каждое племя казалось находящимся в постоянном движении, надвигаясь далее и далее на юг и запад. Вестготы и аланы, расположившись по дунайской границе вторглись сначала в южную Галлию и затем в Испанию, откуда аланы в конечном счете проникли в Африку и поселились в округе древнего Карфагена.

Следуя по стопам германцев, гунны расположились в Паннонии на среднем Дунае. Кампании Аттилы ударили как по Риму, так и по германцам. В этом водовороте большинство западных провинций Римской империи были постепенно поглощены различными германскими племенами, и в конце концов герул Одоакр захватил контроль над самим Римом (476 г.). И теперь новый Рим, т.е. Константинополь, стал столицей империи, или же того что от нее осталось. Фактически выжила лишь восточная часть, и из латинской она изменилась в греко‑византийскую. Но на многие столетия вперед Константинополь все же сохранил свой престиж как имперский город — по‑славянски Царьград.

Международное значение гуннского вторжения отчасти определялось далеко идущими изменениями в положении анто‑славянских племен. Уничтожив могущество остготов, гунны предотвратили возможность германизации анто‑славян в Южной Руси. Более того, остатки иранских племен в Южной Руси также были ослаблены. Значительная часть аланов двинулась на запад, следуя исходу готов. В результате роль иранского элемента в жизни ас или антских племен уменьшилась, в то время как славянское влияние возросло. Эпоха гуннского вторжения является, таким образом, в определенном смысле периодом освобождения восточных славян не только от готского, но также и от иранского контроля. Привлекая славянские подразделения в свою армию и используя их как вспомогательные во время своих кампаний, гунны научили военному духу анто‑славян.

После смерти Аттилы (453 г.) Гуннская империя раскололась на несколько улусов. Из Паннонии ее орды теперь распространились на восток к черноморским и азовским степям, где они постепенно стали известны как булгары. С ослаблением гуннского могущества славянские племена — как анты, так и склавены — появились в качестве независимой силы. В шестом веке славяне оказывали давление на дунайскую границу Римской (теперь Византийской) империи. Банды славян проникали не только во Фракию и Иллирию но и в собственно Грецию. Таким путем начался обмен между славянами и греко‑римским миром; сперва он был враждебным, но со временем стал вполне дружественным.

Славянские подразделения были включены в имперскую армию и время от времени славянские вожди занимали в ней ведущие посты. Так начался процесс постепенной славянизации Византийской империи, в то время как в Бессарабии и на Украине первое славянское государство антов находилось в стадии формирования. Подъем Антского государства, начиная с 558 г., оказался под угрозой вторжения новой кочевой орды, также пришедшей из Центральной Евразии, — аваров. Византийская дипломатия сразу же попыталась использовать аварских пришельцев как союзников Империи против гунно‑булгар и славян. Замысел удался, но лишь ненадолго, поскольку вскоре авары направили свое оружие против самой Империи.

Нужно упомянуть хотя бы наиболее важные источники этого периода. Любой перечень современных исторических сочинений должен открываться именем Аммиана Марцеллина (330 ‑ок. 400 гг.), офицера римской армии, который участвовал во многих восточных кампаниях и был хорошо знаком с описываемыми им событиями. По рождению он был сирийским греком, но писал по латыни. Гуннское вторжение описывается им в XXXI книге его «Истории». Среди греческих авторов пятого века должны быть отмечены Зосима и Приск. Зосима написал «Современную историю», покрывающую период от 270 г. до 410 г. Он жил в Константинополе, занимая важную должность в финансовой администрации, и был хорошо знаком с политикой правительства Восточной Римской империи. Приск — адвокат и профессор философии, уроженец Пании во Фракии. Он был секретарем сенатора Максимина в ходе его дипломатической миссии к Аттиле в 448 г. и написал ценное повествование о ней, из которого, однако, известны лишь детали. Двумя выдающимися людьми среди историков шестого века являются Иордан, которого мы уже встречали,[332]и Прокопий Кессарийский (род. в конце пятого века, умер после 560 г.). Подобно Аммиану Марцеллину, Прокопий лично принимал участие в большинстве описанных им военных кампаний. Он занимал важную должность начальника канцелярии византийского главнокомандующего Велизария. По рождению Прокопий был палестинским греком, а по характеру — двуликим левантийцем. Он возвеличивал Юстиниана в своей книге «О строениях» и порочил того же императора в своей «Тайной истории», которая, разумеется, не распространялась до смерти императора. Однако в главной своей работе «История войн Юстиниана» Прокопий гораздо более объективен и его описание основных событий детализировано и аккуратно. В целом Прокопий был великим историком, и его работа особенно ценна для нашей цели, поскольку он был первым автором, передающим более или менее адекватные данные о славянах. Другая важная работа в этом отношении — «Учебник военного искусства» («Стратегикон») конца шестого века, написанный Маврикием, которого некоторые ученые были склонны отождествлять с императором Маврикием (582 — 602 гг.). Он был в любом случае написан в царствование Маврикия. Автор учебника естественно заинтересован методами ведения войны потенциальных врагов Империи, среди которых были анты и склавены.

Достоверным источником по истории событий первой части шестого века является хроника комеса Марцеллина (не следует путать с Аммианом Марцеллином), написанная на латыни в первые годы правления Юстиниана. Не будет лишним упомянуть в данной связи, что вплоть до правления Маврикия латинский был официальным языком имперской администрации. Марцеллин был секретарем Юстиниана до его восхождения на трон, и таким образом имел плодотворную возможность использовать официальные документы для своей хроники. Краткие замечания Марцеллина поэтому куда более важны, нежели любое длинное повествование менее информированного автора.

Хроника Иоанна Малала, антиохийского грека, писавшего между 528 и 540 гг., — совершенно иное по своей природе. Малала означает «оратор» (ритор) по‑сирийски, но судя по стилю и по неудачной организации содержания книги, кажется непохожим, что ее автор был действительно ритором, т.е. профессором красноречия. Гораздо более вероятно, что он был малоэрудированным монахом. Он предлагает популярный очерк мировой истории со времен творения. С точки зрения изучающего византийскую литературу, хроника Малала имеет особую ценность, поскольку является одной из первых работ в этой литературной традиции, написанной на народном диалекте вместо классического греческого. Лишь последняя часть хроники интересна для нас, поскольку фиксирует некоторые современные автору события. Работа Малала сохранилась в сокращенной форме, но текст может быть реконструирован до определенной степени с помощью раннего славянского перевода такового, равно как и из цитат поздних византийских авторов.

В дополнение к греческим и латинским историческим трудам, не следует упускать из виду значимость сирийской литературы. Хроника Иоанна Эфесского (шестой век) содержит ценные, хотя и краткие замечания о славянском вторжении на Балканский полуостров. Оригинал этой хроники не был целиком сохранен, но некоторые из ее утерянных частей могут быть реставрированы из позднего исторического компендиума — хроники Михаила, якобитского патриарха Антиохии (двенадцатое столетие). Другая сирийская работа, достойная упоминания, — «История церкви», приписываемая Захарии Ритору и написанная около 555 г., содержит выдержки в сирийской транскрипции с греческой хроники епископа Захарии Митиленского, созданной около 518 г. Греческий оригинал утерян.

Что же касается археологических свидетельств, то значительный материал по данному периоду удалось раскопать на юге России, но он не был удовлетворительно классифицирован. Лишь недавно были предприняты попытки отделить древности антов от накопленного материала погребального инвентаря и других находок этого периода.

Не все события гунно‑антского периода были изучены в современной исторической литературе с одинаковым вниманием. До недавнего периода история Южной Руси интерпретировалась лишь поскольку ее изучение казалось важным для истории Византийской империи или германских племен. Хотя знаменитая книга Эдуарда Гиббона (1737‑94) «Упадок и падение Римской империи» естественно устарела, она не была заменена какой‑либо общей работой такой же широты и охвата. Среди более Новой литературы должны быть упомянуты прежде всего общие очерки византийской истории А.А. Васильева и Г. Острогорского. Более детальную информацию читатель может почерпнуть в ценных работах И.А. Кулаковского и Д.Б. Бёри. Книга Джозефа Маркварта «Восточноевропейские и восточноазиатские набеги» (1903) все еще сохраняет свое особое значение для истории хазар, булгар, мадьяр и т. д. Существуют два недавних очерка истории кочевых империй, один по‑французски написан Р. Груссе, другой по‑английски ‑У. Макговерном.

Именно Д.И. Иловайский был первым, признавшим важность гуннского периода с точки зрения изучающего русскую историю[333]. Он, однако, излишне упростил дело, отождествляя гуннов со славянами. Значимость антского фона для русской истории была удачно акцентирована Д. Одинцом в его маленькой книге о истоках восточнославянского государства[334]. Недавно большое внимание в советских публикациях было уделено антам. Среди соответствующих исследований особенно ценна статья Б.А. Рыбакова об антах (1939). Наконец, можно упомянуть здесь собственные работы автора об антах, опубликованные в 1938 и 1939 гг.

 

2. Гуннское вторжение и гото‑антская война

 






Читайте также:

  1. I Происхождение человека и цивилизации
  2. I. Данные лабораторных и инструментальных методов исследования.
  3. I. Прочитайте исторические документы №1–4 и охарактеризуйте взгляды Петра I на некоторые государственные проблемы.
  4. NB: Некоторые прилагательные оканчиваются на - ly: friendly – дружелюбный, lively – веселый, оживленный, elderly – пожилой, homely – домашний, уютный, lonely – одинокий, lovely – прелестный, чудесный
  5. VI. Некоторые данные и предположения о сигнальном воздействии палеоантропов на диких животных
  6. Античные ближневосточные цивилизации
  7. Антонимические отношения между словарными единицами. Некоторые общие и различительные черты синонимов и антонимов
  8. В. Методы, дающие косвенные визуальные данные звучащей речи
  9. Возникновение китайской цивилизации
  10. ВОЛШЕБНЫЙ КУЛАК Некоторые практические советы
  11. Вопрос № 1. Общая характеристика российской цивилизации. Феномен России: дискуссии о сущности России и путях её развития.
  12. Восточные славяне в сарматский период


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 42; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.242 с.) Главная | Обратная связь