Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


МУСУЛЬМАНСКИЕ ЛИДЕРЫ О РАСКОЛЕ



 

 

Верховный муфтий Талгат Таджуддин

– Какова причина разногласий, возникших среди мусульман?

– Среди мусульман Башкортостана и Татарстана нет никаких разногласий. Мы составляем одно целое. Это территория, на которой ДУМ существует уже 203 года, и никаких поводов для разногласий ни среди мусульман, ни среди населения этих регионов не существует. Есть искусственно созданный конфликт, подогреваемый людьми и организациями с темными помыслами, это идет от тех же сил, которые расчленили нашу страну и сейчас пытаются посеять семена раздора для расчленения самой России. И средством для этого были избраны Башкортостан и Татарстан и объединяющее их Духовное управление.

Нет повода говорить о расколе Духовного управления.

Отпочкование кучки молодых, корыстных, не осознающих свои поступки людей не может помешать мирному шествию по пути возрождения наших духовных ценностей.

– И как действуют представители «нетрадиционного ислама»?

– Сегодня в России продолжается распространение влияния ваххабизма. Есть регионы, где открыто созданы параллельные исламские структуры при поддержке исламских центров. Мы об этом заявили в открытую, т.к. не могли больше молчать. Международные исламские центры, поддержанные миллионами долларов, занимаются созданием параллельных исламских структур в России. Сейчас раздаются предложения о создании в России «Высшего исламского совета», который объединил бы ЦДУМ России, Координационный центр духовных управлений мусульман Северного Кавказа (КЦДУМ СК) и так называемый «Совет муфтиев России» (СМР). В этом вопросе мы, Центральное духовное управление мусульман России и КЦДУМ Северного Кавказа, полностью против, т.к. в «Совет Муфтиев России», помимо прочего, входят организации, являющиеся проводниками ваххабитских идей в течение последних десяти лет. Эти организации проводят десятки летних лагерей по всей России для отбора детей и их направления в зарубежные центры подготовки. С этими ваххабитами мы объединяться не можем, пока они не принесут покаяние за кровь и слезы на Северном Кавказе, пока не прекратят вести работу по дестабилизации жизни мусульманских общин нашей страны, деятельности, направленной на подрыв основ мира и стабильности во взаимоотношениях народов и традиционных конфессий России. Параллельные исламские структуры, ответственные за захваты мечетей в Ульяновской, Пензенской областях, а также за захват исторической мечети в Москве на Пятницкой. В Татарстане 2 октября 2001 года была захвачена мечеть Булгар – в попытке захвата участвовали десятки экстремистов. С криками «Аллах Акбар» они ринулись на штурм и нанесли серьезный материальный ущерб мечети, от осколков пострадали прихожане и служители мечети. В Татарстане вообще почти открыто насаждается ваххабизм.

В Сибири, Екатеринбурге тоже неспокойно – все это намеренно подогревается организациями, входящими в состав Совета муфтиев России. Поэтому такое предполагаемое объединение будет в интересах тех, кто распространяет экстремизм и ваххабизм. Мы против всего этого. В канун праздника Победы мы обратились к президенту по этому вопросу, и он полностью поддержал позицию ЦДУМ и КЦДУМ Северного Кавказа. Когда кто-то поджег твой дом, с поджигателями тушить его небезопасно. Поэтому мы не согласны на фиктивное объединение мусульман России. Обманывать народ, государство, а тем более – Бога мы не собираемся. За все годы своего существования ЦДУМ стояло на позициях традиционного ислама в России, и никаких поучений из различных зарубежных исламских центров мы принимать не намерены. А деятельность параллельных исламских структур явно направлена на развал России. Ваххабизм вообще, в своей первооснове, задумывался как разрушительная сила.

Это видно и из истории этого течения. Где бы он ни проявлялся, в любом регионе, роль ваххабитов, несмотря на пропагандируемые и рекламируемые цели об очищении Ислама, возвращении к первоистокам, к чистому Исламу, на самом деле сводится к ревизии Ислама. А любая ревизия – это есть противопоставление людей.

В то же время мы обращаемся ко всем духовным управлениям мусульман стран СНГ – Азербайджана, Таджикистана, Кыргызстана и других республик с предложением о создании консультативного органа, который помогал бы в решении общих проблем наших стран. Ведь везде мы сталкиваемся с одинаковыми проблемами – наглостью экстремистов, ваххабитов, а также проблемой подготовки собственных кадров. Мы надеемся на взаимопонимание с органами власти, уже есть устные и письменные договоренности о поддержке этого начинания.

– Каковы перспективы развития внутриисламских взаимоотношений – раскол будет усиливаться или возможно примирение?

– Я думаю, пена уйдет, а то, что полезно людям, останется, как говорится в Коране. Примирение не только возможно, оно нужно. Нам делить нечего. Если раскольники или люди, которые в свое время шли на поводу у зарубежных центров, одумаются и поймут, что настоящее и будущее наше здесь и Россия – наша Отчизна, если они будут думать о своих прихожанах, о своих детях и внуках, то покаяние и примирение возможно. Последние полтора года они (раскольники. – МЛ.) говорят правильные речи. Дай Бог, чтобы и правильные действия были.

– Есть информация, что в Кремле хотят объединить российских мусульман под руководством одного человека. Как вы считаете, возможно ли это и кто может стать такой объединяющей фигурой, которая может примирить хотя бы какие-то из конфликтующих сторон?

– Знаете, я такого от представителей администрации президента не слышал. Это дело самих мусульман, мусульманских организаций. И кроме самих мусульман, никто их ни разъединить, ни объединить не сможет. Разъединить мусульман России из-за рубежа смогли, но как? При помощи денег. А объединить каким путем?

– То есть дело здесь не в фигуре, не в личности?

– Возьмем, например, экстремистов и особенно ваххабитов. Мне по роду деятельности приходится бывать в различных регионах страны. В Волгоградской области среди чеченской диаспоры есть молодые люди, придерживающиеся ваххабитских взглядов, и они говорят: «Если на нашем пути будет мой отец или мать, мы даже и с этим не посчитаемся». Кто для них может стать объединяющей фигурой? Кто может объединить нас и тех, кто даже могилу Пророка не чтит?

 

Муфтий Габдулла Галиуллин

– Какие причины привели к распаду Единого духовного правления мусульман – ДУМЕСа?

– Можно сказать, что официальный распад ДУМЕСа начался в 1992 году. Именно тогда несколько казанских имамов выразили несогласие с линией, проводимой Талгатом Таджуддином, и образовали свое независимое духовное управление.

Причин распада ДУМЕСа было несколько. Одна из них – принятие декларации о суверенитете бывшими автономиями – Татарией, Башкирией, Кабардино-Балкарией. В республиках были избраны президенты, появились новые властные структуры.

Естественно, что должны были появиться и структуры духовные, независимые от Центрального духовного управления мусульман России. У каждой республики были свои интересы и свои тонкости во взаимоотношениях с федеральными властями.

Талгат Таджуддин в это время продолжал проводить жесткую линию Москвы. Таким образом, в регионах сейчас действуют два духовных управления, конкурирующих друг с другом. Достаточно сказать, что к началу распада Думеса по всей России насчитывалось чуть более 70 мечетей, а сегодня только в Татарии, например, зарегистрировано 675 приходов.

– Таким образом, в сферу влияния так называемых независимых духовных управлений попадали новые приходы?

– Да, именно так, причем это в основном молодежь.

Среди священнослужителей произошла смена поколений. В конце 70-х годов для молодежи открылась возможность поступления в семинарии. По большей части это были люди, получившие светское высшее образование.

Сейчас среди российских мусульман образовалась прослойка молодых, довольно активных людей. Это муфтии Москвы, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Прибалтики, Крыма, Тюмени, Татарии. Это люди более демократичные и свободные, не прошедшие через репрессии 20-30-х годов.

У нас с ними разный опыт, разное представление о взаимодействии со светскими властями.

– В Татарии независимое духовное управление поддержало радикально настроенную оппозицию парламента партию «Иттифак» – всетатарский общественный центр. Означает ли это, что имамат в республике находится в оппозиции к власти?

– Мы поддержали и будем поддерживать те партии и движения, которые ставят вопрос о возрождении ислама в том ракурсе, который нас устраивает. Официальная же власть старается вопрос о религии не затрагивать.

– Но ведь раскол не был инициирован властью. Более того, президент Татарии Минтимер Шаймиев не раз выражал свою озабоченность по этому поводу. Вы говорите о заигрывании, значит, можно говорить о том, что раскол произошел по политическим мотивам?

– Да, раскол среди мусульман России произошел не изза религиозных разногласий. И появление – особенно перед выборами – новых политических организаций мусульман как раз и отражает спектр различных политических предпочтений.

Политические взгляды являются причиной как распада старых структур, так и образования новых. Например, Высший координационный центр, созданный муфтиями 17 регионов России, как орган, альтернативный ДУМЕСу, по сути, распался. Мы не смогли прийти к единому мнению по вопросу об участии в выборах в Государственную Думу России.

Наиболее политизированная часть муфтията создала движение Союз мусульман России, который поддержал объединение «Наш дом – Россия». Появление таких организаций, как «Hyp» («Свет») и «Мусульмане России» перед выборами Президента РФ объясняется различными политическими взглядами их сторонников.

– Созданный летом этого года Союз муфтиев, по сути, дублирует Высший координационный центр, который вы возглавляете. Не является ли организация политической? С чем связано появление этой структуры?

– Одной из задач Высшего координационного центра было налаживание диалога с властями, но этого не произошло. Отчасти по моей вине как его председателя.

Сейчас большая часть духовенства делает ставку на московского муфтия Равиля Гайнутдина как на фигуру, способную оппонировать верховному муфтию России Талгату Таджуддину, официально признаваемому Москвой. Мы хотим обратить внимание на то, что ислам является второй по числу приверженцев религией в России, и с этим российские власти должны считаться.

 

Муфтий Фарид Салман Хайдаров

– Фарид-хазрат, расскажите, с чего начался раскол в татарском исламе?

– Сначала нужно вспомнить историю возрождения ислама в Татарстане. В 1989 году по инициативе Талгата Таджуддина прошло празднование 1100-летия принятия ислама нашими предками – волжскими булгарами. Это был взлёт Верховного муфтия, повсеместное признание и российскими властями, и за рубежом Талгата Таджуддина в качестве лидера мусульман СССР и как наиболее энергичного, образованного, эрудированного мусульманского деятеля. Это, естественно, вызывало зависть у многих, в том числе и у его родственников: Гусмана Исхакова, Габдуллы Галиуллина, Равиля Гайнутдина.

– Равилъ Гайнутдин жинат на двоюродной сестре Талгата Таджуддина, а у других какая степень родства?

– Они родственники в основном через жён. А Гусман Исхаков как раз принадлежит к тому клану, который поставляет жён для священнослужителей. Он был единственным мальчиком в семье, и его женой стала двоюродная сестра Талгата-хазрата. В сегодняшнем Татарстане, как в Казанском ханстве, все представители властной верхушки связаны друг с другом родственными связями: мэр Казани Камиль Исхаков тоже родственник Гусмана Исхакова.

– Как развивались события посла распада СССР?

– 1992 год стал временем наибольшего подъёма национализма в Татарстане. Одной из неотъемлемых составных частей национал-сепаратистской идеологии стало появление независимого ДУМ как предвестника появления независимого от России Татарстана. Причём время появления идеи независимого ДУМ совпало со временем активизации деятельности саудовцев в России и Татарстане. В Москве в 1991 г. открывается саудовское посольство (господствующая идеология в Саудовской Аравии – ваххабизм. – М.Т.). Они пытаются наладить взаимоотношения с признанным лидером российских мусульман Талгатом Таджуддином, но, когда видят, что он занимает пророссийскую позицию и осуждает распространение в России сепаратистской и ваххабитской идеологии, они прекращают с ним какие-либо контакты.

Напротив, уже в 1992 году саудовцы начинают борьбу с Таджуддином (которая продолжается до сих пор), поддерживая образование раскольнических ДУМ.

В Казани саудовцы начинают свою деятельность где-то в феврале 1992 г. В Набережных Челнах в июле этого года появляется первый саудовский ваххабитский лагерь, причем в нём присутствуют профессора Фенисан и аль-Муфлерх – профессора университета имама Мухаммеда ибн Абд альВаххаба в Эр-Рияде (элитного закрытого ваххабитского университета). Они были связаны с крупной саудовской банковской группой Араджихи, которая имеет филиалы по всему миру, в том числе в США. Уровень организации лагерей говорит о том, что Саудовская Аравия всерьёз заинтересовалась Татарстаном.

Саудовцы предлагали мне сотрудничество и обещали золотые горы, тем более что я знал арабский, был духовным лицом, занятым в структуре ДУМЕС, знал специфику российского ислама. Муфтий Мукаддас Бибарсов Если же господин Сафин (председатель-координатор ВТОЦ. – Авт.) искренне считает, что развал духовного управления осуществили силы, противостоящие нашему национальному и государственному суверенитету, то позвольте мне кратко напомнить факты из нашей истории.

После уничтожения нашей государственности до 1879 (ошибка Бибарсова – имелось в виду до 1789 года) Ислам был запрещенной религией в Российской империи. Но, несмотря на насильственное крещение, наш народ остался верен Исламу, и постоянные восстания под зелеными знаменами вынудили царское правительство пойти на официальное признание Ислама. Но и тут произошло искажение принципов, присущих нашей религии, (отсутствие института церкви и духовенства в Исламе), путем внедрения института, полностью копирующего иерархию русской православной церкви: муфтий – патриарх; мухтасибаты – епархии; мухтасибы – епископы; имамы – настоятели приходов. Таким образом, осуществлялся жесточайший контроль над жизнью мусульман, ограничивались права татар и других мусульманских народов, о самостоятельности не могло быть и речи.

Результаты этих действий мы можем наблюдать и по сей день: просветительской литературой и газетами Татарстан снабжала Москва, Горьковская область, Саратов и другие города, а в мечетях Казани были 90-летние имамы, хотя очень уважаемые и грамотные. И развал этого монстра господин Сафин называет происками врагов татарского народа?

 

Муфтий Нурмухаммад Нигматуллин

21 августа (1992 года) у нас проводился учредительный съезд религиозных деятелей Республики Башкортостан. В нем участвовало около 300 представителей от 120 приходов. Все участники единогласно проголосовали за образование отдельного духовного правления мусульман Республики Башкортостан, так как ДУМЕС не соответствовал их чаяниям и желаниям.

ДУМЕС правит мусульманами от Прибалтики до Камчатки и от Санкт-Петербурга до Астрахани. В таком огромном регионе один-единственный муфтий не мог удовлетворить потребности всех религиозных общин. В последнее время все чаще раздавались требования общественности, мусульман, о необходимости создания отдельного духовного управления. Я сам лично всегда был против его создания.

Но последние события в Набережных Челнах и Уфе ускорили все процессы.

Образование отдельного духовного правления– это требование времени, требование народа, нашей современности.

На опасения, что образование отдельных духовных управлений повлечет за собой ухудшение отношений между татарами и башкирами, можно ответить следующее. В нашем учредительном съезде участвовали многое имамы из Татарстана. Все имамы, работающие у них (в ДУМЕС) и у нас, как правило, учились вместе. Между нами есть взаимопонимание. Наше духовное управление будет вести переписку, издавать книги на двух языках: татарском и башкирском.

 

Верховный муфтий Нафигулла Аширов

Образование ДУМ РБ – это не чья-то выдумка, не какая-то импровизация на религиозной почве. Как вы знаете, империи везде распадаются. Они доказали свою несостоятельность. В настоящее время мы просто наблюдаем один из этих процессов: распад империи в религиозной сфере. И это происходит немножко болезненно. И, тем не менее, мусульмане республик Башкортостан и Татарстан решили организовать свои духовные центры.

Причины, послужившие образованию отдельных духовных управлений, следующие. Это необходимо для решения местных проблем: не нужно, например, чтобы из Иркутска человек ехал в Уфу для визирования у муфтия Устава новой общины. Люди по нескольку дней находились в Уфе, дожидаясь муфтия. Хотя были созданы мухтасибатские управления, они фактически не обладали полномочиями.

Многие думают, что с прекращением деятельности ДУМЕС прервутся отношения с нашими братьями за рубежом. Это абсурд. Например, недавно я был в Тюменской области и встретил там делегацию из Саудовской Аравии, наладившей контакты с местной общиной напрямую, минуя ДУМЕС. Наши мусульманские братья стараются нам помочь не ради ДУМЕСа или муфтия. Нам не нужна такая централизация, которая граничит с диктатурой, нам нужны простые, человеческие отношения.

Нам поступает столько предложений по обучению в религиозных заведениях за рубежом, что мы не успеваем их рассматривать. Из Чеченской Республики едут сотнями учится, а у нас – единицы. А ДУМЕС игнорировал их. Мы отказываться от подобных предложений не будем.

 

Муфтий Равиль Гайнутдин

– Возникли трудности в осуществлении религиозных контактов и духовного руководства мусульман, ведь сегодня почти невозможно руководить из Уфы мусульманскими общинами, оказавшимися в шести независимых государствах, часть из которых даже не входит в СНГ. Поэтому назрели определенные изменения в структуре и формах религиозного руководства. Я бы отметил два позитивных фактора, характеризующих нынешнее положение правоверных России: стремление к братской любви и духовного единению в очистительной вере Ислам, и, в то же время, поиск новых и действенных форм духовно-канонического, организационного и административного управления исламской уммой России.

Говоря о создании Духовного Управления мусульман Центрально-Европейского региона России – Московского Муфтията, я считаю, что ни в коей мере нельзя согласиться с мнением о так называемом «разделении» или «расколе» ДУМЕС.

Подобное утверждение, на мой взгляд, излишне драматизирует ситуацию и навряд ли оправданно. Что касается нашего Духовного Управления, то оно образовано исходя из интересов и многочисленных пожеланий, даже требований, мусульманских общин европейской части России.

– То есть, резюмируя, раскола в умме нет?

– Умма целостна. Есть несколько раскольников во главе с Талгатом, оторые не умеют работать коллегиально, окружают себя узкой группой лиц, заинтересованных в своих корыстных интересах. Это мизерное число, так что раскола нет.

 

Муфтий Тагир Саматов

– Уважаемый муфтий-хазрат, 14 апреля с.г. Совет муфтиев России в Москве распространил фетву (заключение), изначально не имеющую юридической силы, но в то же время бросающую тень на Верховного муфтия. Такое впечатление, что все московские мусульманские ученики шейх-уль-ислама ждали удобного момента для очернения Талгата Таджуддина, стаей бросившись добивать своего бывшего учителя…

– Давайте начнем разговор на эту весьма для меня неприятную тему с другой стороны. Нашим верующим прихожанам, конечно, необходимо разъяснить глубинную суть разобщенности российских мусульман.

Начнем, прежде всего, с истории возникновения Центрального духовного управления мусульман России. Я бы хотел напомнить, что историческим центром российских мусульман является ЦДУМ в Уфе, созданное по просьбе правоверных указом Екатерины II 22 сентября 1788 года. С тех пор, вот уже более двух столетий, деятельность ЦДУМ неразрывно связана с судьбой России, положительно играя свою роль в деле совершенствования государственно-исламских отношений, в борьбе за мир и добрососедские взаимоотношения между народами. Никто и никогда до начала 90-х годов прошедшего XX века не оспаривал историческую правопреемственность ЦДУМ на мечети и мусульманские приходы России. По-большому счету, государство не создавало нам никаких проблем за это время демократических перемен в стране, мы сами себе их создали.

После распада СССР, когда начался парад суверенитетов, сами собой были созданы региональные ДУМы, преследовавшие одну-единственную цель – стать независимыми ни от кого. Почти все лидеры крупнейших из этих управлений, включая Равиля Гайнутдина, Нафигуллу Аширова, Гусмана Исхакова, Аюпа Бибарсова и других являются в прямом смысле родоначальниками современного раскола мусульман в России, И, что совершенно неприемлемо для истинного мусульманина, они все пошли против своего духовного наставника и учителя Верховного муфтия, от которого в свое время получили благословение на служение Исламу. Они начинали свою религиозную деятельность с обучения в духовном медресе в Уфе, были направлены Талгат-хазратом Таджуддином имамами в общины Москвы, Казани, Саратова, Тобольска. Уже 10 лет длится (начатое учениками Верховного муфтия) разобщение, которое на руку как этим самопровозглашенным «шейхам», так и откровенным противникам нашей религии.

– Скажите, Тагир-хазрат, повлияет ли в какой-то степени на деятельность председателя ЦДУМ заявление Равияя Гайнутдина о том, что Совет муфтиев вывел Верховного муфтия из лона ислама?

– Не только повлияет, но уже, я думаю, повлияло. Но не в том смысле, на который рассчитывали сидящие в Москве лидеры так называемого «Совета муфтиев». В юридическом смысле громогласные заявления Равиля Гайнутдина, рассчитанные на желтую прессу как PR-акция, не имеют никакого значения. Судьбу председателя ЦДУМ может решить только съезд наших общин, которые, кстати, полностью независимы от этого Совета муфтиев. Так что Верховный муфтий как был в своей должности, так и останется до определенного Уставом ЦДУМ времени.

Повлияли, к великому сожалению, и продолжают влиять слова Гайнутдина на общую ситуацию в российской умме мусульман. Приходится с горечью констатировать, что из-за этих постоянных, нескончаемых нападок и грязи, которую распространяет с экранов ТВ и на страницах столичных газет Совет муфтиев в адрес руководителя одного из крупнейших исламских организаций СНГ, страдает общественное сознание мусульман. Кто посчитает, сколько людей отшатнулось от нас из-за узкополитических амбиций таких религиозных деятелей в кавычках, как Гайнутдин и Аширов?

Стремясь любой ценой опорочить основного лидера российских мусульман, думали ли они о простых россиянах, которые вне зависимости от веры горячо поддержали выступление Верховного муфтия против войны в Ираке? И как они оборачивают слова шейх-уль-ислама, который в своем выступлении на митинге 3 апреля в Уфе ни слова не сказал о вооруженном джихаде и сборе оружия. А что же в это время делал Совет муфтиев? Молчал, будто не их единоверцев – простых иракцев, мусульман, убивали… Ни слова осуждения не прозвучало из уст Гайнутдина в адрес США и Великобритании. А если агрессоры завтра пойдут на Иран и далее к границам нашей Родины, они тоже будут молча поддерживать их? 26 марта с.г. в Москве на совещании по поводу ситуации вокруг Ирака мы приглашали представителей Совета муфтиев, но они отказались прийти. И это далеко не первый случай, когда надо было, забыв распри и разногласия, обратиться совместно с заявлением против экстремизма или ваххабизма, но мы не получали от Совета никаких вразумительных ответов. Им выгоден продолжающийся раскол среди мусульман, чтобы можно было ловить рыбу в мутной воде нашего времени.

 

Валиулла Якупов, первый заместитель муфтия Татарстана

Меня поражает в ситуации, которая возникла вокруг труда Силантьева, то, что многие, не читая его книгу, высказали отрицательные оценки. Я лично как человек, ознакомившийся с этим трудом, могу сказать, что это большое событие в российском исламоведении, потому что создан обобщающий труд. В нем показано развитие ислама периода мусульманского возрождения. Действительно, для девяностых годов были характерны не только тенденции возрождения, но этот период омрачился и произошедшим расколом.

И виновато в этом расколе конкретное поколение нашего постсоветского духовенства. Этот раскол не имеет никаких объективных причин, он основан исключительно на амбициях очень узкого круга людей. Эта группировка боится за свое будущее, хочет заранее добиться, чтобы эту книгу не читали. Это субъективный страх перед истиной.

Сейчас нужно врачевать этот раскол, а не усугублять его. Меня удивляет, что многие в этих бедах почему-то обвиняют автора книги, который, на мой взгляд, достаточно беспристрастно и объективно анализирует хронологию и события ведущегося раскола. Не вина научных исследователей в том, что некоторые из священнослужителей, носящих сан муфтия, вели себя в эти годы как базарные бабы, понося друг друга.

 

 






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 77; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.101 с.) Главная | Обратная связь