Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Языковая ситуация в XIII–XVII вв.



 

XIII в. заложил основы языковой ситуации в Восточной Европе на последующие столетия. Владимиро-Суздаль-ская и Рязанская земли попадают в зависимость от Золотой Орды[91]. Киев и другие южные княжества после разгрома их монгольскими войсками надолго утратили свое значение. Галицко-Волынские земли попадают в орбиту западного влияния, для Полоцка и Смоленска наиболее актуальными становятся взаимоотношения с Литвой, которой они позже и уступают. Новгородская республика надолго сосредоточивается на противостоянии Ливонскому ордену и шведам, а также на упрочении своего контроля среди финских народов на севере и северо-востоке; в конце XV в. Новгород подчиняется уже сильной тогда Москве.

Параллельно Москве усиливалось еще одно восточнославянское по языку государство – Великое княжество Литовское. Оно зародилось на территории современной Литвы в XII в. и первоначально охватывало балтийские племена литву, жмудь и, частично, ятвягов. Территория Литовского княжества расширялась за счет соседних восточнославянских княжеств, сильны были и династические связи с Рюриковичами. Языком княжеского двора стал древнерусский, на нем создавались все официальные документы; происходила и частичная языковая ассимиляция рядового сельского населения в районе столицы княжества – Вильны. Христианство Литва приняла в XIV в. в католическом варианте, после чего особенно интенсивными стали ее контакты с Польшей. Когда в 1386 г. литовский князь Ягайло был избран польским королем, земли княжества занимали весь запад восточнославянской территории от Полоцка и верховьев Волги на севере до Волыни и Северского Донца на юге.

К этому времени языковая ситуация в Великом княжестве Литовском была довольно сложна. Основная масса населения говорила на восточнославянских диалектах (складывавшихся в украинский и белорусский языки), в значительно меньшей степени на балтийских[92]; пленные, а частично добровольно переселившиеся крымцы – караимы и татары – говорили на тюркских языках[93]. В качестве литературного использовался регионально окрашенный древнерусский (часто он называется старобелорусским), но в дальнейшем этот язык уступил официальные функции польскому.

Языками религии были церковно-славянский у православных (позднее также у униатов), латынь у католиков, древнееврейский у караимов, арабский у татар. Эти языки (в первую очередь латынь) были и языками светской образованности. Западнорусский (старобелорусский) язык продолжает сохранять свое значение и в XVII в.; с 1583 г. он даже стал предметом изучения в Виленской иезуитской коллегии.

"В Слуцком списке Статута Великого княжества Литовского сохранились стихи ошмянского шляхтича Яна Казимира Пашкевича (1621), где есть такие строки:

 

Полска квитнет лациною,

Литва квитнет русчизною"

[Мечковская 1996: 107]

 

Сейм запрещает использование старобелорусского языка вне обиходной сферы лишь в 1696 г.

Не случайно восточнославянские первопечатники происходят из западных земель: Франциск Скорина родился в Полоцке, работал в Праге (здесь в 1517 г. была выпущена первая печатная церковно-славянская книга, "Псалтырь", затем "Библия руска") и Вильне (где вышла "Малая подорожная книжица"). Ивану Федорову, родившемуся в Польше (во Львове) и здесь же получившему образование, не удалось прижиться в Московском государстве и пришлось продолжать типографскую деятельность на Западе. К XVII в. типографское дело особенно широко распространяется на территории Украины. Крупнейшая типография существовала в Киево-Печерской лавре, где выпускалась не только духовная литература; здесь, например, в 1627 г. был выпущен "Лексiконъ славеноросскш и именъ тълковаше".

Белорусские земли всегда оставались в литовской части объединенного литовско-польского государства, а украинские территории позднее отошли к Польше (1569). Польское дворянство стало получать во владение местные земли, и ранее свободные украинские крестьяне попали в крепостную зависимость. В дальнейшем происходила полонизация высшего сословия не только на Украине, но и на белорусских и собственно литовских территориях, частично она затронула и другие сословия, включая крестьянство. Языковая близость между "московитами" и литвинами допускала свободное взаимопонимание; свободно владела восточнославянским языком полонизовавшаяся шляхта Литвы и, вероятно, значительная часть тех польских магнатов, что получали земли на востоке Речи Посполитой.

После не вполне удачных попыток польско-литовских правителей вывести своих православных подданных из-под юрисдикции Московского митрополита в 1596 г. вводится религиозная уния (официальное подчинение местного православного духовенства папе римскому)[94]. Центром борьбы с польской экспансией и насаждавшимся поляками католицизмом стало Запорожье, где жили казаки. Покорение украинцев в новых "польских" землях идет с переменным успехом; в результате постоянных военных стычек часть населения была вынуждена переселяться в пределы России, сначала в почти не заселенные прежде земли Слободской Украины (современные Харьковская, Сумская, Белгородская обл.), позднее на левый берег Днепра. Когда (уже в Петровские времена, в 1714 г.) Польша в очередной раз устанавливает контроль на Правобережной Украине, сельское население было здесь очень редким, и получившее земли польское дворянство приглашает колонистов с Запада. В это время на Украине впервые появляются польские и немецкие поселения.

В Московском государстве до покорения Казани мно-гонациональность остается незаметной, хотя в повседневном обиходе используется, естественно, не только русский язык. Несистематическую письменную фиксацию получает карельский язык (от XIII в. сохранилась новгородская берестяная грамота на карельском, есть и немногочисленные позднейшие записи); в ХГУ–XVTI вв. очень ограниченно создавалась богослужебная литература для коми на древне-пермском языке (оригинальная графика была изобретена миссионером св. Стефаном Пермским). С присоединением Казанского ханства языковая картина в России существенно изменяется: среди подданных Казани были не только татары, но и мордва, чуваши, черемисы (марийцы), вотяки (удмурты), башкиры. Все они находились под существенным языковым влиянием татар, а сами татары располагали вполне значительной по тем временам письменной традицией.

Казанские татары и их бывшие подданные медленно инкорпорируются в общегосударственную жизнь. Общение русских властей с местными жителями обычно идет через толмачей. Крестятся немногие и обычно лишь формально; достаточно упомянуть, что в отсутствии толмача при проведении предсмертной исповеди священникам предписывалось объясняться "через приличные к тому знаки" [Розенберг 1989: 37]. Хотя в Среднем Поволжье и Приуралье постоянно увеличивается русское население, для аборигенов региона татарский остается основным языком межэтнического общения вплоть до XX в.

Посольский приказ и в XVII в. имел переводчиков (письменных) и толмачей (устных) с татарского языка[95], но они использовались в первую очередь для общения с еще враждовавшими с Россией крымцами. (Отдельные переводчики имелись также для "турского" (турецкого), а толмачи также для ногайского и хивинского языков.)

После покорения Сибирского ханства восточными соседями России вплоть до Тихого океана оказались многочисленные небольшие этнические группы, не имевшие государственного устройства. В результате сразу же началась быстрая русская экспансия на восток. Первоначальной целью проникновения русских в Сибирь был сбор ясака, более серьезное хозяйственное освоение началось позднее. Однако для закрепления территорий за собой русские строили укрепленные остроги, позднее ставшие городами. Эти остроги отмечали два направления русской экспансии. На юге возникли Тюмень (1585), Тобольск (1587), Томск (1604), Кузнецк (1618), Красноярск (1628), Чита и Нерчинск (1653); на севере – Березово (1592), Обдорск (Салехард) (1595), Туруханск (1607), Якутск (1632), Охотск (1647).

Параллельно идет строительство крепостей по южной границе новых владений на Урале и в Сибири. В начале XVII в. здесь появляются калмыки – последний народ, в массовом количестве прокочевавший по евразийской степи. Калмыки впервые вступили в контакт с русскими, пройдя из восточной Монголии через земли современного Казахстана. В 1608 г. они направили посольство в Москву и, получив разрешение продвигаться на запад вдоль южных русских рубежей Сибири, к середине XVII в. оказались в междуречье Нижней Волги и Дона. В 1664 г. здесь было образовано кочевое Калмыцкое ханство под покровительством России. (Значительная часть калмыков позднее мигрировала обратно в Синьцзян и Монголию.) Калмыки были ламаистами и пользовались старописьменным монгольским языком.

Таким образом, менее чем через столетие после покорения Поволжья и Приуралья и задолго до "прорубания окна в Европу" не имевшая выхода ни к Балтике, ни к Черному морю Россия оказалась на Тихом океане.

Русские вступили в тесный контакт с народами Северной Азии, в той или иной степени осваивая их языки. Из "инородцев''[96] лишь немногие и в незначительной степени овладевают русским, в первую очередь "князьцы", которым приходится контактировать со сборщиками ясака. В качестве толмачей чаще всего используются тунгусы, вероятно, в силу их максимального распространения на просторах Сибири – от Енисея до Охотского моря. Немногочисленные русские, навсегда осевшие в Сибири (семейские Забайкалья, рускоустьинцы в низовьях Индигирки, камчадалы и др.), в антропологическом отношении смешиваются с аборигенами, но языком результирующей популяции почти всегда остается русский, испытавший лишь лексическое и фонетическое влияние местных языков. Единственным исключением стало возникновение долган – народности, в формировании которой (в XVIII – начале XIX в.) наряду с отдельными родами тунгусов, якутов, ненцев, энцев принимали участие русские "затундренные крестьяне". Основой долганского языка стал якутский. Впрочем, умение сахала-рипгь ('говорить по-якутски', от якутского мн. числа саха-лар 'якуты') было широко распространено среди русских Восточной Сибири.

По более поздним косвенным свидетельствам можно заключить, что русский язык среди аборигенного населения Сибири повсеместно был распространен в пиджинизиро-ванной форме. В отдельных районах разновидности такого пиджина дожили до наших дней.

Любопытный контактный язык сложился во времена освоения Русской Америки – так называемый медновский диалект алеутского языка, целиком заимствовавший русское глагольное словоизменение, сохранив именную систему, словарь и фонетику.

 






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 45; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.084 с.) Главная | Обратная связь