Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


УТОЧНЕНИЕ ПРЕДМЕТА ИЗУЧЕНИЯ. РЕЧЕВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ ЯЗЫКА



Таким образом, в работах последних лет у отечественных ученых наметился общий диалектический подход к вопросу о языке и речи. Вместе с тем,в указанных работах отсутствует четкое и однозначное выделение тех сторон языковой действительности, которые соответст­вуют различным категориям диалектики. Речь идет, во-первых, о категориях, объясняющих способ и форму существования языка, его пространственно-временные границы как явления действительности, имеющего общественную природу; во-вторых, о категориях, показы­вающих противоречивый, диалектический характер познания языка.

Понимание природы языка, способа его существования, определе-


ние его как предмета изучения осложнено многими объективными факторами. К этому добавляются факторы субъективные, а именно: различные методологические подходы к этой проблеме, следуя кото­рым авторы трактуют одни и те же стороны языка и речевой деятель­ности с принципиально различных позиций.

Само функционирование языка необходимо связано со многими процессами, которые объединяются общим понятием — речевая дея­тельность, включающая не только выраженную вовне речь, но и внутренние процессы порождения и восприятия речи. Между тем некоторые языковеды отождествляют язык с речевой деятельностью. Определение же языка как общего, постоянно реализуемого в речи, характеризует язык в качестве, так сказать, конечного продукта, ре­зультата речевой деятельности говорящих. С этой точки зрения язык — это исторически сложившаяся функционирующая в речи естественная знаковая система, служащая средством общения, передачи мысли с помощью определенным образом организованных артикулируемых звуков. Очевидно, что высказанные вовне те или другие произведения речи, представляющие собой факты реализации языка,— это, в сущ­ности, видимая часть айсберга, итог взаимодействия целого ряда внутренних процессов и следствие участия в них многих органов человека. Это и реакция человека на внешние и внутренние импульсы, вызывающие речевую деятельность; и работа высшей нервной системы, связанная с восприятием и пониманием того или иного явления действительности; это и внутренняя переработка воспринятого, резуль­татом чего формируется внутренне расчлененная мысль в потенциаль­но знаковой форме, представляющей собой единство мысли и соответствующих ее выражению акустических образов; это и «програм­ма» деятельности органов произношения, в результате чего вовне выражается звук (материальная сторона знака), находящийся в един­стве с расчлененной мыслью, а потому способный вызвать у слушаю­щего такое же единство.

Многие определения языка отражают отдельные звенья этого слож­ного, но вместе с тем единого процесса. Некоторые определения, как уже говорилось выше, отождествляют язык с речевой деятельностью вообще.

Языкознание занимается по преимуществу результатом, конечным продуктом этого многоступенчатого процесса.

Но также известно, что со времени В. Гумбольдта делаются попытки изучать язык как самое деятельность (5, с. 43), что предполагает исследование глубинных психологических процессов, связанных с функционированием языка. Как мы говорили выше, такое изучение —ч это сложная, комплексная проблема, разработка которой требует уча-* стия целого ряда наук. В этом аспекте изучения языка большое место должен занять анализ типовых условий функционирования языка и их


отражение, с теми или другими индивидуальными видоизменениями, в разного рода языковых стереотипах (38, с. 90—91; 39; с. 40, с. 8 и ел.).

Выше было замечено, что многие лингвисты отождествляют язык с практическим знанием языка, владением языком. При этом практи­ческое знание языка рассматривается как знание общего и существен­ного в нем, поскольку мы владеем языком в отвлечении от его конкретного применения. В связи с этим представляется целесообраз­ным остановиться на вопросе о том, что собой представляет практи­ческое знание языка.

Способность к языковой деятельности заложена в человеке от рождения. Она приобрела генетический характер и стала для человека социальной и биологической необходимостью, условием становления его как человека. Осуществление этой способности возможно только в обществе. Языковая деятельность формируется в определенном раннем возрасте человека одновременно с формированием его психики и развитием всех его органов. Случаи с «маугли» убедительно доказы­вают, какую ответственную роль играет в становлении человека ранний возраст, когда формируется язык на основе общения в человеческом коллективе. Освоенная языковая деятельность как определенная связь с объективным миром становится постоянно функционирующей дея­тельностью, необходимым существенным признаком человека, пока­зателем его единства с внешним миром и обществом. Язык, языковое мышление — это канал постоянной человеческой связи и взаимодей­ствия с другими людьми и действительностью, одновременно — это средство познания и отражения внешнего и внутреннего мира человека, его сущности. Овладев в обществе языковой деятельностью, человек уже «обречен» говорить и думать. Языковая деятельность реализуется в единстве с отражаемой и обозначаемой действительностью. Вне этого единства невозможно понять природу языка.

На основе слышимых и производимых бесчисленных актов речи человек научается произношению слов, запоминает их связи с опре­деленными предметами, в результате чего у него формируются значе­ния этих слов; он усваивает закономерные связи между словами, стереотипы их применения. Практическое знание языка — это «память опыта», по выражению В. Дорошевского (25, с. 87).

Под воздействием конкретных задач общения, конкретных связей с действительностью язык реализуется в речи говорящего фрагментар­но, в виде отдельных, неповторимых актов речи, отражая такие же неповторимые ситуации. В процессе речи, в применении языка все внимание говорящего направлено на обозначаемое, предмет речи. Языковые элементы, составляющие высказывание, не являются спе­циальным предметом этого высказывания; мы не думаем о них, когда что-либо сообщаем; как говорится, они остаются «за кадром». Поэтому языковые единицы и их значения, усвоенные говорящим в практике общения, выступают в конечном итоге ф о р м о й, в какую облекается зо


мысль, образованная в результате восприятия и понимания того или иного факта действительности. Владеть языком практически — это владеть им как формой.

В общем случае языковая деятельность лишена рефлексии. Из «памяти опыта» вызываются и актуализируются соответствующие вос­принимаемому факту действительности элементы языка для отражения и обозначения этого факта. Поэтому практическое знание языка и владение им может уживаться с полным отсутствием научного знания о его устройстве, характере его единиц, закономерностях их примене­ния и пр. Но в этом стихийном, непроизвольном применении языка проявляются его общие законы как явления действительности. Объ­ективный характер законов языка объясняется общественной и есте­ственной его природой, независимостью от воли отдельных людей. Как подчеркивал Потебня, язык, будучи орудием сознания, сам по себе создание бессознательное.

Практическое знание языка, умение осуществлять постоянно ре­чевую деятельность не означает владеть сущностью языка. Язык как предмет науки должен быть объективирован и тем самым стать пред­метом специального наблюдения и познания. Сущность языка и открывается в этом познании. Владение языком — это не инобытие языка как общего и существенного в чисто объективной форме в сознании человека, а приобретенная в обществе, вследствие социаль­ной и биологической необходимости, способность и возможность языковой (точнее — речевой) деятельности, реализация которой вся­кий раз обусловливается, в конечном счете конкретными потребностя­ми общения.






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 56; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.093 с.) Главная | Обратная связь