Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


КОНЦЕПЦИЯ СИСТЕМНОСТИ Ф. СОССЮРА



В соответствии со своим основополагающим принципом систем­ности языка Соссюр обращал главное внимание на специфические отношения единиц языка, считая, что именно эти отношения, взятые сами по себе, и составляют сущность той или другой единицы. В языке важны оппозиции, различия; поэтому элементы языка определяются и характеризуются у Соссюра отрицательно. «В языке нет ничего, кроме различий» (7, с. 152).

Выше мы уже говорили, что Соссюр понимал язык как чисто психическую сущность. Поэтому звук как материальная субстанция не может относиться к языку; для языка звук нечто вторичное и случайное. Звук, используемый в речи,— это не более как удобное по своим качествам средство для создания оппозиций, системных отношений между «акустическими образами». Означающее, под которым Соссюр и понимал акустический образ, явление психическое: «...(Означающее) в языке бестелесно, и его создание не материальная сущность, а исключительно те различия, которые отграничивают его акустиче­ский образ от всех других акустических образов... Фонемы — это прежде всего оппозитивные, относительные и отрицательные сущ­ности» (7, с. 151).

По Соссюру, отрицательная сущность языковой единицы, напри­мер фонемы, характеризуется так при условии, когда она берется изолированно, вне зависимости от означаемого (понятия). Но, под­черкивает Соссюр, «как только начинаем рассматривать знак в целом, мы оказываемся перед чем-то в своем роде положительным. Хотя означаемое и означающее, взятые в отдельности,— величины чисто дифференциальные и отрицательные, их сочетание есть факт положи­тельный» (7, с. 153).

Соссюр разрывает диалектическое единство звука и значения на том основании, что их изменение и развитие относительно самостоя­тельны и что изолированные друг от друга как факты языка они представляют собой отрицательные величины, «пучки отношений» чисто психологического порядка («акустический образ», «понятие»). Их изменения независимы друг от друга: изменение значения слова,

3 Я-45 65


его многозначность не отражается на его фонетической стороне, и, напротив, фонетическое изменение слова может не влиять на его значение. В этом факте Соссюр видит главное доказательство произ­вольности звука, т. е. произвольности связи акустического образа и понятия.

Соссюр сравнивает в этом отношении язык с шахматной игрой. Главное в игре — те системные отношения, функции, какие выполняют фигуры. В случае потери фигуры, например коня, мы можем заменить его любым другим предметом — спичечной коробкой, пробкой, кусоч­ком сургуча и др. Игра от этого не изменится, сам материал играет второстепенную роль. Подобное мы наблюдает в языке. Главное — роль знака в системе, а не его материальная сущность, которая может быть изменена или вообще заменена другой (ср.: письмо).

Оценка Соссюром роли звука в языке противоречит, можно сказать, общепринятому пониманию звука как необходимой материальной стороны языка, без которой было бы невозможно образование языка вообще. В процессе образования языка синтез звука и мысли был необходимым и непроизвольным в силу самой природы этих явлений, оказавшихся способными к такому синтезу в речевой деятельности человека. Возможность же сравнительно независимых изменений звука и значения объясняется, как мы уже говорили выше, не произвольно­стью знака, т. е. связи звука и мысли, а тем, что звук и мысль, как соответственно материальное и идеальное, одновременно представля­ют собой принципиально различные явления. Поэтому возможны их самостоятельные изменения и в условиях их необходимой, непроиз­вольной связи, поскольку мысль может реализоваться вовне только при помощи того или иного материального средства, субстрата. Чле­нораздельный, артикулируемый человеком звук — генетически, при­сущими ему свойствами, функционально — оказался тем внутренне необходимым, внушенным самой природой человека средством, спо­собствующим формированию и развитию дискретной мысли — поня­тия. Поэтому нет оснований говорить о «случайности» звука в образовании языка. Истории человечества неизвестно такое человече­ское сообщество, которое не пользовалось бы звуковым языком.

В концепции системности языка Соссюра важное место занимает понятие значимости. Языковой знак, например слово, обладает не только значением, но и значимостью, которую знак приобретает в результате своих отношений с другими знаками языка. Значимость языковой единицы определяется ее местом в системе языка, ее связями с другими единицами в этой системе. Соссюр пишет по этому поводу: «Входя в состав системы, слово облечено не только значением, но еще — главным образом — значимостью, а это уже совсем другое... Значимость любого термина определяется его окружением: даже в отношении такого слова, которое означает «солнце», нельзя непосред­ственно установить его значимость, если не обозреть того, что его 66


окружает; есть такие языки, в которых немыслимо выражение «сидеть на солнце» (7, с. 113).

Для более ясного представления категории значимости обратимся к неязыковому примеру, поясняющему системность категории значи­мости,— к системам оценок. Очевидно, что значимость «тройки» будет различной в трехбалльной, пятибалльной, десятибалльной системах оценок. Подобным же образом значимость множественного числа будет различной в языке, где только две формы числа — единственного и множественного, по сравнению с языком, имеющим, наряду с этими формами, форму двойственного числа. Аналогично значимость форм прошедшего времени будет разной в языках, имеющих разное количе­ство таких форм: с одной стороны, в языке, где есть только одна форма прошедшего времени (как.например, в современном русском языке), в сравнении с языками, обладающими развитой системой форм про­шедшего времени (ср. также формы времени в древнерусском языке) и т. п.

Соссюр справедливо возражает против господствовавшего в его времени атомарного подхода в исследовании языка.Идеи системности, значимости языковых единиц получили развитие в различных лингви­стических направлениях.

Ф. СОССЮР И СТРУКТУРАЛИЗМ

Идеи Соссюра, Бодуэна и других ученых о системной организации языка, о важности системных отношений, о приоритете их изучения, по сравнению с субстанциональными единицами языка, выступающи­ми элементами этой системы (Соссюр), оказали сильнейшее влияние на развитие лингвистики XX в. Концепции системности названных ученых послужили методологической основой формирования струк­турных направлений в современной лингвистике: Пражского лингви­стического кружка, глоссематики, американской дескриптивной лингвистики. Сведения о теоретических воззрениях представителей различных направлений лингвистического структурализма, методоло­гических принципах и методиках исследования содержатся в других курсах общего языкознания: истории языкознания, методах и методи­ках исследования языка (см. также 8,9). Здесь же мы затронем вопрос о принципиальной оценке статуса, с одной стороны, системных отно­шений, с другой,— собственно языковых единиц как выразителей этих отношений.

Крайние выводы из соссюровских положений о системности языка послужили основанием абсолютизации отношений языковых единиц. Это характерно прежде всего для Копенгагенской лингвистической школы (Л. Ельмслев, В. Брёндаль и др.). В воззрениях ортодоксальных представителей этого направления отношения, связи между единицами


языка отвлечены от материальных носителей этих отношений — звука — и превращены в абсолют. Главное — система отношений, материаль­ные же их субстраты — вещь второстепенная и даже случайная. Язык есть сетка отношений, реляционный каркас или конструкт, безразлич­ный к природе своего материального выражения и воплощения (см. выше сравнение с шахматной игрой).

Разумеется, изучение отношений, системных связей языковых еди­ниц весьма важно, и мы убедились, что теоретическое языкознание в той или другой степени учитывало их со времени своего формирования. В известных рабочих целях можно по условию изолировать эти сетки отношений и тем самым сделать их предметом специального исследо­вания, поскольку только в языке они имеют место. Однако отождест­влять язык с этими отношениями и рассматривать его как реляционный каркас, конструкт было бы методологической ошибкой. Отношения, их своеобразие не существуют вне столь же своеобразного органиче­ского их материального воплощения в том или другом языке, в той или другой единице языка. Это доказывается генезисом языковых единиц и их отношений. Философы утверждают, что свойства вещи не создаются ее отношением к другим вещам, а лишь обнаруживаются в таком отношении. Можно в исследовании в рабочих целях концен­трировать внимание либо на языковой единице как таковой, на ее субстанциональных характеристиках, либо на ее отношениях, но изо­лировать друг от друга собственно единицу языка и ее отношения, придавать им статус онтологически самостоятельных, независимых друг от друга явлений, объявлять при этом один из элементов этой дихотомии второстепенным и пр.— методологически ущербно.

СИСТЕМА И СТРУКТУРА

Большинство языковедов, говоря о языке как уникальной системе мира, наряду с понятием системы, вводят понятие структуры, обозначая этим термином весьма важную сторону системных отноше­ний единиц и их разрядов. В приведенном выше определении системы мы подчеркивали в числе прочих такие ее признаки, как целостность, обусловленную строго закономерными отношениями единиц, входя­щих в ее состав. Термин же структура, по сравнению с системой, обозначает более абстрагированное понятие, выделяя отвлеченную сторону системной организации единиц, а именно: совокупность связей и отношений, которая организует элементы системы. Такое понимание структуры разделяется многими лингвистами, оно принято и современными толковыми словарями, например «Структура. Взаи­морасположение и связь частей чего-либо, строение» (10, с. 292) и др.

Структура выделяет в системе языка наиболее абстрактные ее компоненты, характеризующие скорее не отношения элементов внутри


того или иного уровня языка, а отношения между собой уровней языковых элементов (см. ниже).

Как система, так и структура являются онтологическими свойст­вами языка, а не результатом постулируемых исследователями понятий. Это существенные свойства самого изучаемого объекта, и вводимые термины и понятия суть известное отражение этих свойств языка. Если отношения фонем между собой являются примером их внутриуровне­вой системной организации, то их участие в выделении слов и морфем и выполняемые при этом их функции представляют собой выражение внеуровневых, т. е. структурных взаимоотношений (ср. также законо­мерные взаимоотношения морфем и слов, слов и словосочетаний, словосочетаний и предложений).







Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 102; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.009 с.) Главная | Обратная связь