Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Понятие о фонеме как о единице фонемного уровня языка. Фонема и звук речи.



Фонема — минимальная линейная единица

 

Каждое слово или высказывание может быть представлено как последовательность, цепочка следующих друг за другом звуковых единиц, расположенных в определенном порядке. Теоретически и практически важным является вопрос о том, каким образом мы членим эти слова или высказывания на минимальные звуковые единицы, т. е. как мы узнаем, что, например, в слове вбежал шесть минимальных звуковых единиц, а не пять или семь? Основным критерием для возможности расчленить слово является морфологический критерий: в этом слове имеются морфемы, т. е. значимые единицы языка, по протяженности совпадающие с фонемами в-беж-а-л. «Минимальность» фонемы как линейной единицы определяется именно тем, что внутри нее морфемная граница невозможна. Сам факт наличия в языке однофонемных морфем определяет принципиальную возможность сегментации на фонемы любой значимой единицы. Такими однофонемными могут быть как словообразовательные, так и формообразовательные морфемы стол-а, стол-у, стол-ы и т. д. В русском языке почти все фонемы могут выступать в качестве звуковой формы однофонемных морфем, а те, которые не играют такой роли, могут быть выделены по принципу остаточной выделимости. Выделив в слове вбежал три фонемы — /v/, /a/, /l/, мы можем определить и фонемный состав корневой морфемы, поскольку принципиальная членимость определяется самим устройством языка.

Функции фонем в языке — образовывать и различать значимые единицы

 

Заметим, что фонема может выступать и как разграничитель значимых единиц — в связи с этим Н. С. Трубецкой говорил о разграничительной, или делимитативной, функции, относя ее к числу факультативных. Более подробно мы рассмотрим ее в связи с проблемой фонетической цельнооформленности слова в русском языке. Вернемся к двум первым и попробуем определить, какая из них должна быть признана более существенной. Мы уже говорили о том, что приоритеты той или иной функции зависят от концепции исследователя. В самом деле, доказать наличие разных функциональных звуковых единиц легче всего на таких примерах, где два или более слова различаются благодаря одной фонеме: дам — дом, пили — били, вы — мы и т. д. Сопоставление таких слов (они называются квазиомонимами) удобно в том случае, когда изучается еще не известный язык и требуется установить количество фонем в этом языке. Можно сказать, что опора на квазиомонимы — принцип работы лингвиста и что для лингвиста различительная функция фонемы выступает как основная. Если же мы обратимся к вопросу о том, какая функция фонемы более важна для носителя конкретного языка, то увидим, что ситуация, в которой различительная функция выступает на первый план, встречается довольно редко. Предположим, что человек записывает под диктовку какие-то слова или знакомится с человеком, фамилию которого ему нужно запомнить (кстати, именно о такой ситуации писал Р. О. Якобсон приводя пример различительной функции). Такие ситуации в речевой деятельности человека встречаются крайне редко, и чаще всего он оперирует довольно длинными словами, многие из которых вообще не имеют квазиомонимов. С квазиомонимами в русском языке можно подробнее познакомиться, прочитав в Хрестоматии Словарь квазиомонимов (Венцов А.В., Охарева Н.Г., Светозарова Н.Д., Смирнова Е.Ю., Штерн А.С. Словарь квазиомонимов Изд-во ЛГУ, 1985).

Можно ли сказать, что носитель языка вообще не пользуется фонемой как единицей языка и поэтому его речевая деятельность не может определять важность или неважность различных функций фонемы? Все экспериментальные исследования производства и восприятия речи, проведенные в последние десятилетия, отвергают это предположение, и мы должны учитывать свойства речевого поведения при оценке значимости разных функций фонемы. С этой точки зрения основной функцией является не различительная, а конститутивная, т. е. обеспечивающая создание звуковой формы слова или другой значимой единицы. Очень важно при этом помнить, что звуковая форма слова не есть простая сумма звуковых форм соответствующих фонем, поскольку ее образуют еще и супрасегментные средства, а также и потому, что мы имеем здесь дело с эффектом «приращения», в результате действия которого сумма оказывается больше простого сложения составляющих.

 

Статус фонемы среди других языковых единиц

 

Фонема, как мы уже говорили, не имеет собственного языкового значения и этим отличается от всех остальных единиц языка. В связи с этим многие лингвисты отказываются считать фонологический уровень языковой системы таким же автономным уровнем, как другие уровни — морфологический, лексический и т. д., и не видят у фонемы каких-либо свойств, которые не зависели бы от свойств «вышестоящей» единицы — морфемы или словоформы. Нужно однако признать, что фонема, не имея собственного языкового значения, связана с ним потенциально. Об этом впервые — и очень образно — сказал еще в начале нашего века Л. В. Щерба: «...элементы смысловых представлений оказываются зачастую ассоциированными с элементами звуковых представлений, так, л в словах пил, бил, выл, дала ассоциировано с представлениями прошедшего времени; а в словах корова, вода ассоциировано с представлением субъекта; у в словах корову, воду с представлением объекта и т. д. Благодаря подобным смысловым ассоциациям элементы наших звуковых представлений и получают известную самостоятельность».

С таким предположением трудно не согласиться сегодня, когда внимание многих исследователей привлечено к психолингвистическим коррелятам языковых единиц и когда имеются экспериментальные подтверждения реальности психологического пространства фонем в языковом механизме носителей того или иного языка. Эта реальность проявляется в том, что фонемное опознание происходит даже при очень значительных изменениях фонетических свойств звуковых единиц, а также в том, что для носителей языка психологически близкими оказываются такие фонемы, которые в системе языка связаны друг с другом функционально.

 

Фонемы и звуки речи

 

Понятие фонемы появилось в языкознании сравнительно недавно — всего около 100 лет тому назад, тогда как о таких важных для передачи значения единицах языка, как слово, его части (корень, префикс, суффикс, флексия и т. д.), его грамматические формы и т. д., ученые знали и рассуждали гораздо раньше. Далеко не сразу они согласились вместо традиционного представления о звуках речи ввести понятие фонемы.

 

Звук речи является результатом работы произносительных органов, вызывающей акустические колебания, воспринимаемые человеческим ухом. Разнообразие звуков речи очень велико: даже один и тот же человек может по-разному произнести одно и то же слово — медленнее или быстрее, тише или громче, хрипло или звонко. Еще больше может быть разница между звуками, произносимыми разными людьми — женщинами и мужчинами, взрослыми и детьми. Однако мы, как правило, не замечаем различий между звуками речи, а слышим (если обращаем на это внимание) лишь разницу между голосами.

 

Существует и вариативность другого рода, которая зависит от фонетической структуры самого высказывания, т. е. от места определенного звука речи: например, в русском языке ударный гласный произносится длительнее, чем безударный; согласные п, т, к, находящиеся в абсолютном конце слова, произносятся с очень сильным придыханием, которого нет, если эти согласные находятся перед гласным: ср. суп и пушка, рот и толк, крик и капля. Подробнее об этих видах вариативности мы будем говорить в соответствующем разделе этой книги в связи с описанием аллофонов гласных и согласных фонем. Здесь обратим внимание лишь на то, что два разных звука речи — например, непридыхательный и придыхательный звуки т — не являются разными фонемами, т. е. не могут при образовании звукового облика слова находиться в одной и той же фонетической позиции, будь то положение в абсолютном конце слова или в абсолютном начале. Непридыхательный и придыхательный т представляют собой одну фонему и являются ее аллофонами.

 

Фонема как языковая звуковая единица представлена всегда своими аллофонами, природа которых различна: во-первых, аллофоны могут быть обязательными и факультативными: например, в слове эти ударный гласный может произноситься как гласный в слове шест — это произношение сейчас более распространено — или как гласный в слове дети — такое произношение необязательно, и этот аллофон фонемы является факультативным для слова эти. Обязательные аллофоны делятся на основные и комбинаторно-позиционные. Основными являются такие, фонетические свойства которых в наименьшей степени зависят от фонетического положения (например, для гласных — это изолированное их произношение в словах и, а, у и т. д.). Комбинаторные аллофоны появляются под влиянием соседних звуков, например, в словах сад и чай произносятся разные аллофоны гласной фонемы. Свойства позиционных аллофонов зависят от того, в какой позиции по отношению к ударению или к границам слова находятся эти аллофоны (например, придыхательные п, т, к в абсолютном исходе слова).

 

 

Фонема, таким образом, всегда представлена одним из своих аллофонов и в этом смысле не является сама каким-то определенным звуком. Каждый из обязательных аллофонов — «равноправный» представитель фонемы, даже если он и не является основным. Это обстоятельство часто упускается из виду в связи с тем, что фонему обычно называют «именем» ее основного аллофона. Например, мы говорим «фонема /а/», произнося при этом один конкретный аллофон, но подразумевая все возможные. Свойства аллофонов предсказуемы, поскольку нам известны правила взаимодействия звуков и их изменений в разных позициях.

 

Полное описание сегментных единиц языка возможно лишь в том случае, если не только известны набор фонем и правила образования аллофонов, но имеются также сведения о том, какие свойства звуков, представляющих аллофоны, являются устойчивыми при произношении, важными для восприятия, наименее зависимыми от индивидуальных особенностей говорящего. Этими признаками и определяются проблемы экспериментально-фонетических исследований звуковой системы. Нужно сразу же заметить, что экспериментально-фонетические исследования любого языка заставляют по-новому взглянуть на многие привычные постулаты и представления, сформировавшиеся при слуховом анализе звуковой системы. Мы это увидим на примере русского языка, относительно которого получены новые данные, необходимые при решении уже упоминавшихся прикладных задач.






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 102; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.089 с.) Главная | Обратная связь