Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Ландшафтоведение, как отрасль физической географии, изучающая природно-территориальные комплексы географической (ландшафтной) оболочки Земли.

 

Для того, чтобы окончательно разобраться в географической сути термина «ландшафт», а также в предмете и объекте такой дисциплины как ландшафтоведение необходимо познакомится с близкими к ним фундаментальными географическими понятиями, такими как «географическая, или ландшафтная оболочка» и «природно-территориальный комплекс» (ПТК), которые лежат в основе всей системы географических наук (Калесник, 1970, Исаченко, 1979).

Географическая или ландшафтная оболочка включает в себя следующие составные части или, так называемые геосферные компоненты: 1) верхнюю часть земной коры (литосферы), 2) нижние слои атмосферы, 4) гидросферу и 4) биосферу.

В объеме географической оболочки все эти компоненты взаимосвязаны между собой по вертикали и горизонтали физико-химическими и биохимическими процессами в единую планетарную и саморазвивающуюся сложную систему, которая находится в относительно подвижном равновесии. За верхнюю границу географической оболочки обычно принимают тропопаузу, то есть переходный слой от тропосферы к стратосфере, расположенный на высоте 8 – 10 км в приполярных широтах, 10–12 км в умеренных широтах, 15–16 км в тропических широтах и 17 км над экватором. Нижняя граница географической оболочки одними географами проводится в земной коре по границе со слоем «Мохо», а другие проводят ее по нижней границе зоны гипергенеза, то есть включают в ее состав только часть слоя земной коры, в котором возможно химическое и физическое преобразование минерального земного вещества под воздействием атмосферных и гидросферных процессов с участием живых организмов. По мнению большинства географов, нижняя граница географической оболочки должна проводиться по границе осадочного и гранитного слоев земной коры на материках и осадочного и базальтового слоев под дном океанов. В этом случае средняя мощность географической оболочки составляет 30–35 км (на 20–30 км вверх от земной поверхности и на 4–5 км ниже ее).

Главными и первичными энергетическими компонентами, благодаря которым происходит развитие географической оболочки, являются лучистая энергия Солнца, энергия внутреннего тепла Земли, энергия магнитного и гравитационных полей. Однако не менее важную роль играют и вторичные источники энергии, которые образуются при трансформации первичных источников, а именно химическая энергия (результат протекания окислительно-восстановительных процессов) и биогенная энергия (результаты фотосинтеза растительных организмов, хемосинтеза бактерий, процессов окисления пищи животными, размножения и прироста биомассы).

Внутри географической оболочки Ф.Н. Мильковым (1967) выделяется ландшафтная сфера. Она представляет собой небольшой по мощности поверхностный слой земной коры, ограниченный горизонтом коры выветривания и включающий поверхностные и грунтовые воды гидросферы, почвенный покров, биоценозы и приземные слои атмосферы. Он может быть назван деятельным слоем географической оболочки, в котором в результате соприкосновения элементов атмосферы, литосферы, гидросферы и биосферы на материках и гидросферы, литосферы и биосферы в океанах осуществляется взаимодействие физико-химических и биохимических экзогенных морфолитогенетических процессов, преобразующих поверхность планеты. Таким образом, его можно также считать своеобразным результативным фокусом географической оболочки.

Как глобальная географическая система ландшафтная или географическая оболочка существует в единственном числе, однако, ее образует сложная мозаика иерархически соподчиненных геосистем меньшего ранга, называемых природно-территориальными комплексами. Под природно-территориальным комплексом (природно-географическим комплексом; геосистемой) понимается динамическое сочетание взаимообусловленных географических компонентов, которые взаимосвязаны в пространстве географической оболочки потоками энергии (энергетическими компонентами) и развиваются во времени как части единого целого. К таким географическим компонентам ПТК относятся:

1) геологический фундамент с присущими ему орографическими, литологическими и тектоническими свойствами (особенностями рельефа, состава горных пород и тектонического строения);

2) различные формы гидросферы (особенности поверхностных и подземных вод и характер увлажнения);

3) особенности воздушных масс и их динамика (климат и микроклимат);

4) свойства педосферы (особенности почвенного покрова);

5) характер сочетания биогеоценозов (особенности сообществ организмов).

Анализируя физико-химические и биохимические свойства этих компонентов, их следует подразделять на косные и биокосные разновидности. К первым следует отнести те природные компоненты, основу которых составляет неживое вещество, а ко вторым – природные компоненты в создании которых участвует живое земное вещество.

Эти косные и биокосные компоненты любого ПТК посредством своих внешних энергетических компонентов, таких как лучистая энергия Солнца и внутренняя энергия Земли (тепловая энергия, сила тяжести, магнитное поле), объединяются в единое целое или функционирующую на данный момент геологической истории Земли природную систему. В результате деятельности любого ПТК, поступившая в него от внешних компонентов энергия трансформируется его внутренними компонентами и на выходе образуются продукты функционирования природной системы. Таким образом, любой ПТК является природной системой или геосистемой, структуру которой мы можем представить виде следующей логической модели (рис. 1.2).

Рис. 1.2. Логическая модель структуры планетарного природно-территориального комплекса

Подобная логическая модель предполагает, что географическое пространство нашей планеты представляет собой сочетание или мозаику великого множества ПТК, или геосистем разного порядка, или ранга. Примером самого крупного ПТК планетарного масштаба является географическая оболочка, главные компоненты которой представлены

атмосферой, гидросферой, литосферой и биосферой. ПТК меньшего ранга внутри ее представлены материками и океанами, внутри последних существуют ПТК горных систем и равнин и отдельных морей и т.д. Таким образом, моделью пространственной структуры географической оболочки Земли может служить кукла-матрешка, т.е. в ПТК большого ранга вложены ПТК меньшего ранга. Однако, такой набор ПТК разного ранга и порядка предполагает существование строгого иерархического, или субординационного соотношения между ними. Это означает, что ПТК низших рангов как бы подчинены ПТК высшего ранга, а последние складываются из определенного набора первых и закономерности общие для ПТК высшего ранга являются обязательными для нижестоящих ПТК. Например, ПТК таёжной зоны Русской равнины включает в себя множество ПТК низшего ранга – лесных и болотных, низменных и равнинных, с наличием многолетней мерзлоты и без нее и т.д. Однако вся такая сложная мозаика ПТК низших рангов внутри данного крупного ПТК таежной зоны Русской равнины имеет много общих природных черт, присущих этому европейскому широтному отрезку тайги, а именно: 1) умеренно-прохладный тип климата, 2) избыточное увлажнение, 3) своеобразный почвенный покров и 4) своеобразный растительный и животный мир.

В иерархии, или субординации ПТК, образующих в совокупности географическую оболочку важно различать три уровня организации:

1) планетарный;

2) региональный;

3) локальный, или топический (местный).

Планетарный, или глобальный уровень представлен на Земле в единственном экземпляре, и это не что иное, как географическая оболочка Земли. Под ПТК регионального уровня понимаются крупные структурные части географической оболочки или физико-географические регионы, такие, например, как природные зоны с подзонами, физико-географические страны, области, провинции и др. Такие ПТК выделяются внутри географической оболочки по зональным (количество тепла и влаги, определяемое широтой местности) и азональным (особенности оролитогенной основы региона, нарушающие закон широтной зональности) критериями. Изучение природных особенностей, а также эволюции географической оболочки и, образующих ее региональных ПТК – предмет физической географии. К ПТК локального уровня относятся достаточно простые геосистемы местного, или локального ранга, такие как ландшафт, местность, урочище, подурочище,

фация. Изучением природных особенностей, генезиса и эволюции локальных ПТК и занимается ландшафтоведение.

Главным свойством ПТК любого уровня и ранга является целостность его как природной системы. Суть этого свойства означает, что структура любого ПТК не сводится к пониманию простой суммы, образующих его компонентов, то есть к их простому механическому набору, механической россыпи или смеси. Все природные компоненты в ПТК взаимосвязаны между собой потоками энергии и вещества и, поэтому при существенном изменении качеств одного из компонентов или его утрате изменяется структура всей природной системы в целом. Отсюда под структурой ПТК понимается набор и качество природных компонентов ПТК, а также сложившиеся между ними вещественно-энергетические связи. В связи с тем, что ПТК является объемным пространственным телом структура его обладает вертикальной и горизонтальной составляющими.

Вертикальная структура ПТК проявляется в ярусном расположении его косных и биокосных (литосферных, гидросферных и биосферных) компонентов и в вертикальном (конвективном) обмене веществом и энергией между ними.

В данном случае вертикальная структура ПТК похожа на бутерброд, сэндвич или гамбургер, обмен между слоями, или ярусами которого осуществляется преимущественно по вертикали. Например, с одной стороны в любом ПТК происходит поднятие водных растворов по капиллярам почвы и ее материнской породы, всасывание их корневой системой растений, транспирация воды через листовые пластинки растений, испарение влаги с поверхности почвы и водоемов и т.п., а с другой стороны – нагрев почвы солнечным теплом и конвекция его в материнскую породу почвы, выпадение атмосферных осадков и просачивание последних в почву и грунтовые воды, накопление органических остатков и поступление продуктов их разложения в почву и т. д.

Сущность горизонтальной, или морфологической структуры ПТК состоит в том, что каждый ПТК более высокого ранга представляет сочетание взаимосвязанных между собой многообразными потоками вещества и энергии ПТК меньшего ранга. Например, ПТК холмисто-моренной равнины представляет собой сопряженную систему ПТК ранга урочищ моренных холмов и урочищ, разделяющих их межхолмовых котловин. Поверхностный сток атмосферных вод, стекая по склонам холмов в расположенные между ними котловины вызывает их переувлажнение, смыв мелкозема и накопление делювиальных отложений у подножья холмов и на дне этих котловин. Разница в высотном положение холмов и гряд определяет различие их микроклимата. В то же время, различие температурного режима и режима увлажнения обусловливает своеобразие почвенного и растительного покрова урочищ холмов и котловин. Таким образом, природные особенности урочищ холмов и котловин зависят друг от друга, однако, всю их горизонтальную, или площадную сопряженную систему следует рассматривать как единый ПТК более высокого ранга – местности или ландшафта.

Для глубокого понимания горизонтальной структуры ландшафта необходим анализ вещественно-энергетических латеральных связей, существующих между локальными геосистемами, слагающими ландшафт. Наиболее ярко они выражены в ландшафтных катенах. Термин катена в переводе с английского означает "ряд", "цепочка". Впервые он был введен в науку английским почвоведом Дж. Милном.

Под ландшафтной катеной понимается функционально-динамическое сопряжение природных геосистем, последовательно сменяющих друг друга в направлении от местного водораздела к местному базису денудации (реке, озеру, днищу депрессии рельефа и т. п.). Катенарный ряд фаций, подурочищ объединяется в целостную геосистему однонаправленным потоком вещества и энергии сверху вниз по склону. В нем участвует жидкий, твердый, ионный, поверхностный и подземный сток, а также перемещение почвенно-грунтовых масс под воздействием гравитационных склоновых процессов (обвально-осыпных, оползневых, дефлюкционных, солифлюкционных и др.).

Подобная вертикальная и горизонтальная структура ПТК обеспечивает его функционирование в виде осуществления геологического, гидросферного и биологического круговоротов. Говоря о функционировании, следует иметь ввиду, что любой ПТК является открытой природной системой, то есть такой которая получает вещество и энергию извне и в то же время отдает уже трансформированные вещество и энергию в окружающую ее среду. Таким образом, понятие «функционирование» предполагает, что есть некоторый механизм обмена веществом и энергией как между ПТК и его внешней средой, так и между его компонентами как по вертикали, так и по горизонтали. При этом исходят из того, что это не простой обмен веществом и энергией, а такой при котором происходят их качественные и количественные преобразования, или их трансформация. Изучая особенности функционирования ПТК обычно удается понять пути проникновения вещества и энергии в ПТК, то есть найти их «вход» в него, а также определить пути «выхода» из него уже трансформированного вещества и энергии. При функционировании ПТК наиболее важными считаются те звенья, или элементы ПТК которые могут накапливать, или запасать поступающее в него вещество и энергию, а затем расходовать их, когда поступление последних становится меньше, чем необходимо для нормального функционирования природной системы. Такие элементы получили название интеграторов и они, обеспечивая нормальное функционирование ПТК, поддерживают его определенное состояние, или

гомеостазис (от греч. homoios – похожий и stasis – состояние, неподвижность). С точки зрения системного анализа это понимается, как способность природной системы поддерживать устойчивое динамическое равновесие в изменяющихся условиях внешней среды. Таким образом, для любого ПТК, кроме морфологической структуры, характерна и функциональная структура, выявление которой обеспечивает понимание особенностей межкомпонентного пространственно-временного обмена веществом и энергией.

Понятие «состояние ПТК» означает, что любая природная система на данный отрезок времени обладает определенным качеством (Беручашвили, 1986). При этом предполагается, что если состояние ПТК не изменяется, то сохраняется неизменной его вертикальная и морфологическая структуры и тип функционирования. Следовательно, при смене состояний ПТК происходит изменение качественных характеристик этой природной системы и нарушается ее первоначальная структура, а также изменяется тип его функционирования. Состояния ПТК могут быть обратимыми и необратимыми. Обратимые состояния носят циклический, или ритмичный характер и при этом они не приводят к существенной перестройке структуры ПТК в целом. Типичным примером таких обратимых состояний могут служить сезонные изменения качества ПТК, когда из года в год регулярно повторяется смена одних и тех же его состояний или аспектов. Подобные обратимые состояния называют также динамическими или динамикой ПТК. Динамические изменения подчеркивают определенную устойчивость ПТК и его способность возвращаться к исходному состоянию, то есть достигать гомеостазиса. Необратимые или эволюционные состояния отражают поступательное изменения качества ПТК, которое выражается в коренной перестройке его структуры, например постепенное превращение урочища оврага в урочище балки или урочища озера в урочище болота.

При огромном разнообразии ПТК составляющих географическую оболочку необходимо иметь таксономическую систему, позволяющую наметить их ранг и соподчиненность друг другу, то есть систему таксономических, или иерархических единиц, которая могла бы служить основой для их физико-географического районирования. Исходя из признания большинством географов трех ступеней иерархии ПТК (планетарная, региональная, локальная) и учитывая, тот факт, что планетарный ПТК, или географическая оболочка существует только в единственном экземпляре, следует выделять только два возможных вида систем районирования ПТК: физико-географическую и локальную, или ландшафтную системы.

В основу создания систем физико-географического районирования ПТК образующих географическую оболочку разными авторами (Мильков, 1967 и др.) могут быть положены только зональные или только азональные критерии. В этих случаях строятся однорядные таксономические системы физико-географического районирования:

1) по зональному критерию выделяют ПТК следующих рангов: «зона» - «подзона» – «ландшафт»;

2) по азональному критерию выделяют ПТК следующих рангов: «страна» - «область» - «подобласть» - «ландшафт».

В том случае, когда одновременно используются при районировании ПТК как зональный, так и азональный критерии (Исаченко, 1965) используются трехрядные таксономические системы физико-географического районирования районирования (рис. 1.3).

 

 

Рис. 1.3. Схема соподчинения таксономических единиц физико-географического районирования (из А. Г. Исаченко, 1965).

 

Из вышеприведенных примеров районирования видно, что ландшафт является его завершающим звеном или узловой ступенью в физико-географической дифференциации географической оболочки, в котором еще проявляются зональные и азональные свойства на участке территории земной поверхности.

Опираясь на вышеизложенный материал мы можем дать следующее определение ПТК ранга ландшафт – это конкретный участок территории земной поверхности однородный по своему генезису и истории развития, обладающий единым геологическим фундаментом (как правило соответствует тектонической структуре III или IV порядков), однотипным рельефом (определенной морфоскульптурой), единообразным сочетанием гидротермических условий, почв и биоценозов, а также закономерным набором своих морфологических частей - фаций и урочищ.

Из вышеприведенной дефиниции ландшафта определяется целый ряд его важных отличительных признаков и свойств:

1) в площадном отношении ландшафт занимает достаточно значительную территорию, обычно измеряемую сотнями квадратных километров;

2) ландшафт обособляется на участке территории земной поверхности, имеющем относительно одинаковое геологическое строение и генетически однородную территорию; переход на участок с иным геологическим строением будет означать переход на территорию другого ландшафта;

3) вследствие единства геологического фундамента и последовательно сменявшихся однотипных палеогеографических событий, каждому ландшафту свойствен определенный набор форм рельефа;

4) территория ландшафта обладает одинаковым климатом, которому свойственны закономерно повторяющиеся в его пространстве микроклиматические различия температурного режима и увлажнения, определяемые особенностями рельефа, увлажнения и растительного покрова;

5) формы и элементы форм рельефа, литологический состав поверхностных пород и условия увлажнения являются основой для обособления внутри площади ландшафта его морфологических единиц (местностей, урочищ и фаций), закономерное сочетание которых в пространстве конкретного ландшафта образует его морфологическую структуру.

6) каждый ландшафт отличается от других своим внешним обликом, при этом физиономические различия соседних ландшафтов выражены тем сильнее, чем больше между ними различий в их генезисе и в последующей эволюции развития географической среды; сходные по развитию географической среды ландшафты внешне обычно мало различимы.

Анализ главных признаков и свойств конкретного географического ландшафта приводит к выводу о том, что его формирование происходит в течение достаточного длительного времени. При этом ведущая роль в этом процессе принадлежит его косной или литогенной основе (рельефу и покровным отложениям), формирование которой всегда первично, то есть обусловлено совокупной деятельностью предшествующих эндогенных и экзогенных процессов. В связи с тем, что эта литогенная основа весьма консервативна и в условиях новой географической среды и новой арены взаимодействия эндогенных и экзогенных процессов изменяется медленно в масштабах геологического летоисчисления, в рамках социального времени литогенные физиономические свойства ландшафта кажутся весьма устойчивыми. Однако, менее консервативная, биокосная группа компонентов ландшафта (почвы, биоценозы) более изменчивы и их аспекты зависят от количества тепла и влаги получаемого поверхностью ландшафта, а также могут быть нарушены природным катастрофическими и антропогенными факторами.

История становления ландшафтоведения как самостоятельной отрасли физической географии

Отрасль физической географии, изучающая конкретные геосистемы или ПТК ранга «ландшафт» как структурные части различных территорий географической оболочки получила название ландшафтоведение. Ландшафтоведение рассматривает проблемы генезиса, морфологии и динамики современных ландшафтов, законы их развития и размещения, а также их преобразования в результате хозяйственной деятельности человеческого общества.

Несмотря на то, что сам термин «ландшафт» в географической науке стал широко использоваться уже в XIX веке, на протяжении всего этого столетия он использовался только в описательном смысле, отражающем внешний облик территории земной поверхности, например, как «эрозионный ландшафт», «холмистый ландшафт», «болотный ландшафт», «озерный ландшафт» и т. п. Научная основа для развития учения о ландшафте и ландшафтоведения была подготовлена только в конце XIX работами и идеями великого русского ученого-географа Василия Васильевича Докучаева, который положил начало системному исследованию природных особенностей земной поверхности. В своем фундаментальном научном труде «К учению о зонах природы. Горизонтальные и вертикальные почвенные зоны» (1899) он писал, что изучаются, главным образом, отдельные тела природы, то есть, минералы и горные породы, растения и животные – и явления, «…но не их соотношения, не та генетическая, вековечная закономерная связь какая существует между силами, телами и явлениями, между мертвой и живой природой, между растительными, животными и минеральными царствами …». А между тем именно эти соотношения, эти закономерные взаимодействия и составляют сущность познания естества».

Именно эта идея В. В. Докучаева о взаимосвязи и взаимодействии природных компонентов (горных пород, почв, воздуха, влаги и тепла) позволила ему разработать учение о зонах природы, сущность которого он изложил следующим образом: «…благодаря известному положению нашей планеты относительно Солнца, благодаря вращению нашей планеты, ее шарообразности климат, растительность и животные распределяются по земной поверхности по направлению с севера на юг, в строго определенном порядке, с правильностью, допускающей разделение земного шара на пояса – полярный, умеренный, подтропический, экваториальный и пр.». Фактически этот великий ученый вплотную подошел к дифференциации земной поверхности на самостоятельные природно-территориальные комплексы.

Эти идеи В.В. Докучаева были развиты далее его учениками и последователями, один из которых Р.И. Аболин (1914) считал, что все природные компоненты настолько тесно переплетаются между собой и так влияют друг на друга, что образуют «одно сложное географическое явление, сложное комплексное образование в виде эпигенемы, выстилающее всю сушу от экватора до полюсов». Эпигенему Р.И. Аболина следует считать прообразом понятия о планетарном ПТК или географической оболочке.

В начале XX в. А.А. Борзов, а затем Л.С. Берг высказали мысль о том, что объектами изучения географической науки должны являться природно-территориальные комплексы, которые они назвали ландшафтами. А. А. Борзов (1912) считал, что «…география не занимается отдельно горными породами или растениями, животными, человеком, не изучает даже распространение этих явлений, ˗ это все дело других наук; география же рассматривает в какие формы, ландшафты слагаются все эти явления в разных местах земной поверхности, как связаны почва, реки, и вообще водные бассейны, климат, растения, животные и человек в каждой местности, в каждом ландшафте между собой, в каких формах выражается их влияние друг на друга; открывает влияние отдельного на другой и стремится представить, из каких ландшафтов слагается поверхность земли, и объяснить как жизнь каждого из них в отдельности, так и законы их распространения и взаимного влияния».

Содержание этого отрывка, демонстрирует, что А. А. Борзов характеризует ландшафт как целостную и самостоятельную природную систему, не называя его, однако, природнотерриториальным комплексом. Л. С. Бергу (1913) принадлежит первое научное определение ландшафта. В своей научной работе (1913) он определяет ландшафт как «…область, в которой характер рельефа, климата, растительного покрова, животного мира, населения и, наконец, культура человека сливаются в единое гармоничное целое, типически повторяющееся на протяжении известной (ландшафтной) зоны Земли» и «… очерченное естественными границами». Позднее уже в советское время он существенно углубляет свои работы в области ландшафтоведения и создает свою научную ландшафтоведческую школу. В своих научных трудах « Ландшафтно-географические зоны СССР» (1930) и «Географические зоны Советского Союза» (1947-1952) Л.С. Берг развил далее учение о природных зонах В.В.Докучаева. В последней научной работе он подчеркивал, что ландшафт не является застывшей частицей, а развивается во времени и для того, чтобы понять его эволюцию необходимо определить его генезис: «… ландшафты не есть нечто неизменное во времени … понять данный ландшафт можно лишь тогда, когда известно как он произошел и во, что со временем превратится …».

Следует отметить, что уже в этот ранний этап становления ландшафтоведения на стыке с геохимической наукой формируется новая научная дисциплина геохимия ландшафта. Основоположником ее является отечественный геохимик Б. Б. Полынов (1915, 1956), который предложил наряду с географическими ландшафтами выделять геохимические ландшафты. В зарубежной географической науке ландшафтоведческий подход к изучению природных особенностей земной поверхности получил

широкое распространение в 20-30 гг. XX в., причем сам термин «ландшафт» трактовался здесь преимущественно как совокупность характерных внешних черт земной поверхности, включая различные проявления деятельности человека (агроландшафт, селитебный ландшафт, дорожный ландшафт и т.п.). Лишь отдельные немецкие географы (Passarge, 1920; Troll, 1950) стремились определить ландшафт как некоторое природное единство.

Во второй половине XX – начале XXI вв. в ландшафтоведение, ставшем уже признанным самостоятельным разделом физической географии, развиваются далее идеи Л.С. Берга о ландшафте, как об основной ступени в системе ПТК, представителями московской и ленинградской школ ландшафтоведения. В этот период представителями этих двух ландшафтоведческих школ (Д. Л. Арманд, 1975; Н. Л. Беручашвили, 1986; А. А. Григорьев, 1956, 1970; С. В. Калесник, 1970; Н. А. Солнцев, 1948, 1949, 1961, 1962; 1981; В. Б. Сочава, 1978; А .Г. Исаченко, 1965 и др.) изучается морфологическая, функциональная и пространственно-временная структуры ландшафта, создаются классификации ландшафтов и формулируется представление о ландшафте как о целостной территориальной географической единице со строго ограниченным объемом и содержанием (см. вышеприведенное определение ландшафта). Однако отдельные географы (Н. А. Гвоздецкий, 1961) и др. считают, что понятие географического ландшафта имеет типологическое содержание, то есть к одному и тому же ландшафту они относят множество участков, которые могут быть территориально разобщены, но обладают сходством в существенных чертах природы, например, степной ландшафт, болотный ландшафт, таежный ландшафт и т. п. В то же время некоторые географы (Д. А. Арманд, 1975; Ю.К. Ефремов,1960; Ф.Н. Мильков, 1966, 1967 и др.) трактуют географический ландшафт как общее понятие, не ограничиваясь таксономическими рамками, то есть, как синоним любого природно-территориального комплекса. В таком смысле ландшафтом можно называть и степную зону, и Русскую равнину, и болотный массив.

В эти же годы интенсивно начинают развиваться и совершенствоваться методы полевых ландшафтных исследований и методы ландшафтного картографирования ( А.Г. Исаченко, 1961, 1980, К. В. Пашканг и др, 1973). Накопление фактических материалов ландшафтной съемки способствует развитию регионального ландшафтоведения. В этот же период натурные

и теоретические исследования в области ландшафтоведения приобретают практическую значимость. В связи с этим в ландшафтоведении формируется новый раздел, получивший название прикладного ландшафтоведения, в котором на пограничных областях наук формируются смежные научные направления: агропроизводственное, инженерное, мелиоративное, архитектурно-планировочное, рекреационное, экологическое ландшафтоведение, ландшафтное планирование, ландшафтный дизайн, и др. В содержание таких прикладных направлений входит: специализированная типизация ландшафтов, оценка их с точки зрения пригодности и целесообразности и разработка прогноза ожидаемых изменений и последствий (Преображенский,1981).

 

Лекция 2.

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 128; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.085 с.) Главная | Обратная связь