Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Спор об аналогии и аномалии.



Термин аномалия был введен стоиками. Стоики полагали, что существует природная связь между именем и вещью, между мыслью и ее языковым воплощением. При этом в реальном речевом употреблении было отмечено несоответствие между грамматической формой и значением, например, слово Αθηναι – (Афины) имеет множественное грамматическое число и обозначает реальную единичность (также Θηβαι – Фивы), и наоборот слова δημος (народ), χορος (хор) имеют единственное грамматическое число и обозначают реальную множественность. Аномалия в грамматической теории стоиков обозначала отклонение грамматической формы от предметного значения.

В эллинскую эпоху вопрос об аномалии был вновь поднят, на теперь этот термин наполняется новым содержанием. Работа по идентификации текстов требовала выработки надежных критериев для определения правильных форм. Грамматисты сделали наблюдение, что от сходных в именительном падеже форм образуются сходные в других падежах формы, и использовали для установления правильных форм образцовой эллинской речи. Из дублетных форм предпочтение отдавалось тем, которые отвечали требованиям аналогии. (Аналогия – это сходное склонение от сходных в начальных формах слов). По представлениям аналогистов, аналогия означает полную симметрию форм, которую они считали критерием при установлении правильных форм.

 

Идея аналогизма в практике исправления форм сформулирована в работе римского грамматиста I в. н.э. Варрона: «Из бытующих в обиходе слов, нарушающих аналогию, одни могут быть легко устранены, другие же укоренились в речи; те слова, которые легко поколебать и внести в них изменения без того, чтобы вызвать неудовольствие, следует исправить в соответствии с аналогией».

 

Сторонниками теории аналогии были Аристофан Византийский (257 – 180 гг. до н.э.) и Аристарх Самофракийский (217 – 145 гг. до н.э.).

Теории аналогии противостояла теория аномалии. Учение об аналогии и аномалии разделило греческих грамматистов на два антагонистических лагеря. Аномалисты – сторонники правила аномалии – принадлежали к Пергамской школе грамматистов. Кратет Малосский (II в. до н.э.) перенес понятие аномалии в сферу отношений между формами слов. Аномалисты утверждали, что среди языковых явлений нет полной схожести, что в языке существует непоследовательность и неупорядоченность. Отсутствие регулярности, неупорядоченность характерны для языка и не вредят ему. Познание языка достигается не установлением правил, а путем наблюдения над обычным употреблением. Приводили в качестве аргументов реальные случаи несовпадения парадигм при тождестве исходной формы, типа lupus «волк» – род. п. lupi, lepus «заяц» – род. п. leporis.

 

Секст Эмпирик (около 200 – 250 гг.) в трактате «Против грамматиков» писал: «Для чистоты греческой речи аналогию надо отбрасывать, а пользоваться надо наблюдением над обычаем».

 

Критика теории аналогии со стороны аномалистов подталкивала их к изучению новых факторов, обусловливающих типы словоизменения, что привело к описанию всех признаков, влияющих на характер парадигмы словоизменения: грамматический род имени, количество слогов, место ударения, простое или сложное слово, и позволило решить важнейшую практическую задачу грамматического описания языка – выявить ту совокупность признаков слова, которая позволяла бы с точностью определить, к какому склонению или спряжению относится слово.

Tεχνη γραμματικη Дионисия Фракийца (170 – 90 гг. до н.э.)

Это завершающий, обобщающий труд александрийской школы грамматистов, послуживший образцом европейских нормативных грамматик. Дальнейшие грамматики заимствуют структуру расположения материла данного грамматического труда:

1. Начинается грамматика определением – что такое грамматика.

 

Грамматика – это практическое знание главным образом того, что говорится у поэтов и прозаиков.

 

2. Далее дается информация о чтении, требования к чтению, дается понятие об ударении, правила пунктуации, классификация звуков – гласных и согласных, характеристика слогов, определение слова и предложения.

3. Дается описание частей речи.

В грамматике выделяется 8 частей речи: имя, глагол, причастие, артикль, местоимение, предлог, наречие, союз.

Наиболее подробно разработаны имя существительное и глагол. В грамматике дается определение частей речи и их характеристика по многочисленным признакам.

Имя определяется как склоняемая часть речи, обозначающая тело или вещь (тело – например, камень; вещь – например, воспитание) и высказываемое как общее и как частное: общее – например человек; частное – например, Сократ).

В имя как часть речи включаются существительные, прилагательные, ряд местоимений (вопросительные, местоименные, относительные), количественные и порядковые числительные.

Выделяются акциденции:

Род – мужской, средний, женский, а также совместный, общий.

Акциденция вид характеризует имя с точки зрения производности, деля имена на производные и непроизводные, по семантическим разрядам словообразования, выделяются виды – патронимическое, ласкательное, превосходное и под.

Виды – то, что в современной русской грамматической традиции характеризуется как лексико-грамматические разряды – собственные, нарицательные, вещественные, собирательные, порядковые.

По структуре имена делятся на простые, составные, образованные от составных.

Глагол определяется как беспадежная часть речи, принимающая времена, лица и числа и представляющая действие или страдание.

Выделяется:

5 наклонений – изъявительное, повелительное, желательное, подчинительное, неопределенное (характеристики их нет), 3 залога – действительный, страдательный, средний.

3 числа – единственное, двойственное, множественное.

Время характеризуется в соответствии со стоической традицией.

Александрийские ученые впервые выделили причастия как самостоятельную часть речи, характеризуя их как слова, имеющие свойства глаголов и имен. Оно обладает теми же признаками, что имя и глагол, кроме лиц и наклонений. Эта идея была воспринята грамматистами последующих поколений.

Дифференцировали категорию члена, выделив классы артикль и местоимение. Артикль определяется как падежная часть речи, которая стоит до и после имен. Выделяют акциденции: род, число, падеж.

Местоимение определяется как слово, употребляемое вместо имени, которое указывает на лица: т.е. выделяют личные и притяжательные местоимения. В качестве акциденции выделяют также склоняемость.

Разделили категорию союза, выделив союзы и предлоги. Определяют предлог как часть речи, которая стоит перед всеми частями речи и в составе слова, и в составе предложения (включали в состав предлогов приставки).

Союз определяется как слово, связывающее мысль в определенном порядке и показывающее разрыв в выражении мысли. Выделяют виды по семантике.

Наречие также считается отдельной частью речи, определяется как несклоняемая часть речи, которая характеризует глагол или добавляет что-либо к нему. Выделяется 26 видов наречий по значению.

Грамматика Дионисия Фракийца не сразу стала общепринятой, но постепенно заняла доминирующее положение, по ее образцу строились все европейские грамматики. В ней был практически определен канон грамматического описания языка флективного типа.

В грамматике представлены два аспекта – диахронный – как слова были образованы для вещей, синхронный – как слова функционируют в речи.

О дальнейшем развитии грамматической мысли мы можем судить по произведениям Аполлония Дискола (2 в. н.э.), автора более 30 грамматических произведений.

Аполлоний Дискола также выделяет 8 частей речи, при этом важно, что он устанавливает и мотивирует последовательность их расположения в структуре грамматического описания.

Первое место он отводит имени, так как действие может происходить только тогда, когда есть действующее лицо. Местоимение не может занять второе место, его занимает глагол как важнейший член предложения.

Далее следует причастие, так как совмещает признаки имени и глагола, далее – артикль, так как он примыкает к предыдущим частям речи, далее – местоимение, замещающее имя, далее – предлог, который примыкает к имени и глаголу, далее – наречие, примыкающее к глаголу, далее – союз, так как соединяет все предыдущие части речи.

Части речи делятся на изменяемые и неизменяемые.

Изменяемые делятся на спрягаемые и склоняемые.

Части речи определяются и характеризуются как у Дионисия Фракийца.

Особый интерес представляет синтаксическая теория Апполония Дискола.

Главная задача синтаксиса, по мнению грамматиста, – объяснение того, как отдельные слова объединяются в предложения, то есть разрабатывается синтаксис словосочетания, в центре внимания находятся сочетаемостные свойства слова: соединение артикля с именем, сочетаемость местоимений, управление глагола предложными формами.

От появления Грамматики Дионисия Фракийца до времени Аппполония Дисколы прошло более двух столетий. Его грамматика дает более развернутые формулировки, исчерпывающие для того времени определения частей речи и их акциденций.

Его изложение морфологии – самое большое грамматическое произведение античности и по количеству поставленных вопросов, и по их освещению.

А. Дискола научно изложил синтаксическую теорию греческого языка. Описал синтаксис словосочетания, полагая, что в основе синтаксической сочетаемости лежат специальные свойства слов разных частей речи, их семантика.

Языкознание Древнего Рима

Грамматика в качестве самостоятельной дисциплины возникает в Риме в середине II в. до н.э.

К этому времени уже создана большая литература, которая нуждается в грамматическом комментировании. Латинский язык требует нормативной коррекции – усиливается диалектная дифференциация, в нем много дублетных форм, диалектизмов, грецизмов. В этот период происходит знакомство римлян с греческой культурой. В 168 г. Рим посещает стоик Кратет из Малла, который познакомил римлян с дискуссиями по вопросам природы имени, аналогии и аномалии.

В последний век Республики (130 – 30 гг. до н.э.) языкознание выдвигается на одно из первых мест в науке.

Школьные грамматики в Риме создаются по образцу стоических и имеют трехчастную структуру: 1) фонетика и письмо, 2) части речи и их акциденции, 3) достоинства и недостатки речи.

Один из выдающихся грамматистов Рима – Марк Теренций Варрон (116 – 27 г. до н.э.).

Известен его трактат «О латинском языке», еще несколько грамматических работ.

Для него характерен синтез философского и грамматического подхода, соединение синхронного и диахронного анализа: «Речь по природе троечастна, и первая часть ее как слова были установлены для вещей, вторая – как они, отклонившись от этих последних, приобрели различия, третья – как они, разумно соединясь между собой, выражают мысль».

По мнению грамматиста, в языке существует два начала – установление имен и склонение имен. Установление имен – создание простых, непроизводных слов в их исходной, «прямой» форме (например, глагол – в 1 лице единственного числа настоящего времени изъявительного наклонения активного залога, имя – в форме именительного падежа, единственного числа; склонение имен – все виды изменений слов. В склонении имен грамматист видит проявление тенденции к экономии речевых усилий.

 

«Устанавливаемых имен желательно иметь как можно меньше, чтобы можно было скорее их заучить, склоненных – как можно больше, чтобы каждому легче было высказать то, что потребно в обиходе»; отмечает пользу склонения – «Если бы этого не произошло, мы не могли бы заучить такое количество слов. Да и из тех, которые заучили бы, не была бы видна связь: legi «прочитал», lego «читаю» – видно, что это в некотором роде одно и то же, и что действие происходит в разное время».

 

В вопросах об установлении имен Марк Теренций Варрон опирался на теорию и практику стоиков, считал, что при установлении имен человек руководствуется природой вещей, что возможно познание вещей через познание слов.

Выделил 5 причин, препятствующих успешной работе этимолога:

1) выпадение слов из языка,

2) изменение внешнего облика слова,

3) возникновение нового значения у слова,

4) иноязычное происхождение,

5) ошибки при установлении имен.

В грамматическом споре аналогистов и аномалистов Марк Теренций Варрон стоял на позиции аналогистов. В поисках мотивации парадигм сделал много тонких наблюдений.

Первым разграничил исходя из регулярности естественное склонение – словоизменение, как сферу, где господствует аналогия, и произвольное склонение – словообразование, как сферу преобладания аномалии.

Первым дал последовательно формальную классификацию частей речи, различал слова склоняемые и несклоняемые (наречия). Причину несклоняемости последних видел в своеобразии отражаемых предметов мысли – «употребление вещей однообразно».

Среди изменяемых слов выделяется три класса:

1) имеющие падежные формы (имя),

2) имеющие временные формы (глагол),

3) имеющие падежные и временные формы (причастие).

Отстаивая принцип аналогизма в устройстве грамматики, мотивировал единство парадигм.

В последние десятилетия Республики и первые десятилетия Империи создается литературный латинский язык, классическая латынь. Этот язык и становится основным предметом изучения. Живая разговорная речь не изучается.

Создается традиция лексикографического описания языка. Первый словарь Веррия Флакка (вторая пол. I в. до н.э. – начало I в. н.э.) «О значениях слов» создается на рубеже старой и новой эры.

В середине I века новой эры была создана первая большая грамматика классической латыни Квинта Палемона (около 10 – 75 г. н.э.), предопределившая развитие последующей грамматической традиции, сыгравшая выдающуюся роль в кодификации норм латинского языка.

Палемон применил к описанию систему александрийской грамматики Дионисия Фракийца. Впервые выделил в самостоятельную часть речи междометия, определив их следующим образом: «Слова, которые не имеют никакого отчетливого содержания, но обозначают душевное состояние», обосновал отсутствие артикля в латинском языке.

В течение последующих двух веков грамматика развивается в аспекте уточнений, грамматисты занимаются грамматическим комментированием текстов.

Новый подъем грамматической мысли происходит в IV в. н.э. Создается несколько значительных грамматических руководств. Необыкновенный успех выпал на долю «Грамматического руководства» Элия Доната (сер. IV в.). Более тысячи лет, до начала XV в. «Руководство…» служило основным учебником латинского языка в школах Европы. Переработанные издания Доната использовались до конца ХVIII в. «Руководство» оказало влияние на формирование структуры школьных учебников, систематизацию грамматической терминологии.

Грамматика Доната состояла из двух частей, первая часть «Ars minor» представляла собой очень сжатое введение, построенное в вопросно-ответной форме. Вопрос – Сколько частей речи? – 8, Каковы они? – Имя, местоимение, глагол, наречие, причастие, союз, предлог, междометие. Далее характеризуется каждая часть речи. «Ars maior» – полный курс школьной грамматики – включал в себя сведения по фонетике, письму, стихосложению, учение о частях речи и стилистике.

В грамматике даются достаточно развернутые определения. Части речи определяются и характеризуются либо по семантическим и морфологическим признакам, либо по функциональным.

Например, имя определяется как часть речи, наделенная падежом и обозначающая тело или вещь, глагол определяется как часть речи, наделенная временем и лицом, лишенная падежа, обозначающая либо действие, либо страдание.

Части речи характеризуются по акциденциям, под которыми нерасчлененно понимались морфологические категории и лексико-грамматические разряды, семантические классы, словообразовательные классы, структурные группы.

Грамматика Доната широкое распространение получает уже в античности, она привлекала тем, что изложение материала велось от простого к сложному, удобен был для восприятия и вопросно-ответный характер построения текста. Распространению учебника в христианском мире способствовало и то, что Донат был учителем крупного христианского писателя Иеронима, благодаря чему его имя стало широко известно христианам.

В конце IV в. Римская империя раскололась на Западную римскую империю со столицей в Риме и Восточную римскую империю со столицей в Константинополе. В IV – VI вв. в Константинополе работало немало грамматистов, но особое место среди них занимал Присциан, создавший, как полагают историки языкознания, самую значительную латинскую грамматику – Institutio de arte grammatica. Учебник включал 18 книг, более пяти книг посвящено имени, три – глаголу, две – местоимению, по одной книге – причастию, предлогу и союзу, одна книга – наречию и междометию. Синтаксис занимает две книги.

Присциан подвел итог достижениям античного языкознания. Положения его грамматики служили основой грамматической теории в странах Западной Европы до ХIV в., когда на смену им приходят логико-философские идеи, получившие наиболее яркое воплощение в Грамматике модистов.

Подводя итоги, следует подчеркнуть следующее.

Философская и грамматическая линия интерпретации языка в средиземноморье развиваются относительно обособленно, разрабатывая собственные аспекты анализа: проблемы соотношения имени и вещи и проблемы правильности речи. Однако на развитие прагматической, грамматической традиции Древней Греции большое значение оказал тот факт, что первое членение речи на единицы и их характеристика были осуществлены при решении логико-философских проблем, что во многом предопределило аналитический строй античной европейской грамматики.

В период античности был поставлен и определенным образом проинтерпретирован вопрос о соотношении имени и именуемого, существенность этой проблемы для постижения языка, его природы доказывается тем фактом, что она находится в сфере активного философского осмысления и в настоящее время.

Вместе с тем в этот период мы не обнаруживаем постановки вопроса о том, что есть язык и каковы его функции, что характерно для средневековья.

Прагматическая линия интерпретации языка представлена грамматическими трудами, цель которых – предписание правил пользования языком. Предметом описания и предписания является один язык – греческий, а затем – латинский.






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 227; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.18 с.) Главная | Обратная связь