Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Авторское отступление: поляризованный внешний мир



 

Прежде чем перейти к обсуждению оставшихся трех нервных контуров, рассмотрим, как можно шагнуть за пределы личиночных импринтов и кондиционирования.

Развивающаяся нервная система в личиночной фазе занимается фокусировкой, отбором, ограничением и выделением из бесконечного диапазона возможностей способов, пространственных тактик, асимметричных стратегий и взаимосвязей, которые обеспечивают выживание индивида и его потомков здесь, вместе рождения и развития. Без таких встроенных фильтров ребенок, как бы высок ни был его нервный потенциал, не сможет выжить и дать потомство. Внутренний потенциал новорожденного младенца позволяет ему выучить любой язык, освоить любые сложные манипуляции и исполнить любую половую роль. Но на практике ребенок останавливается в развитии и жестко зацикливается, принимая, соблюдая и копируя скудные предложения общества с ею ограниченными и второстепенными местническими интересами.

За это человек расплачивается. За выживание и развитие в данном ограниченном пространстве он платит утратой вечности. Выражаясь менее поэтично, можно сказать, что импринтирование и кондиционирование фокусируют сознание на одном заурядном фрагменте из бесконечного диапазона потенциальных когнитивных возможностей, которыми обладает мозг – биокомпьютер из Двадцати миллиардов биоэлектрически взаимосвязанных клеток.

За умелое пользование правой рукой нервная система вынуждена проявлять жертвенность. У человека, свободно владеющего правой рукой, преимущественно развито левое полушарие головного мозга. Такой человек кондиционирован игнорировать деятельность правого полушария мозга. Большую часть времени он вообще его не использует.

Любопытно вот что: из-за правостороннего импринтирования и кондиционирования вторая половина нервной системы не попадает в сферу деятельности сознания. Когда кондиционированные синаптические контуры разрываются, сознание перестает быть фиксированным. Оно вырывается из плена повседневного давления социальной, ментальной и эмоциональной жизни. Сознание освобождается и способно познавать некондиционированные измерения “безмолвного” правого полушария.

Правое полушарие головного мозга представляет собой Новый Свет, который надо “открыть”, исследовать и гармонично использовать. (Когда мы говорим о более развитом “правом” полушарии, то ведем речь о левшах, которые, возможно, более нейрологически развиты в эволюционном смысле, чем правши). Вовсе не исключено, что открытие и исследование безмолвного нервного полушария сыграет более важную роль в эволюции человека, чем “открытие” западного географического полушария пять столетий назад.

В прошлом доступ к коре правого полушария мозга открывался “трансцендентным” людям, среди которых были:

а) эпилептики.

Эпилептический припадок характеризуется судорогами, которые наэлектризовывают тело и сотрясают головной мозг, приостанавливая действие импринтов и кондиционированных цепочек. В течение периода, предшествующего эпилептическому припадку, человек переживает “новые”, “космические” состояния сознания и получает “откровения”. Свидетельства Мохаммеда, Цезаря и Достоевского подтверждают трансцендентальную, транскортикальную силу припадка.

б) шизофреники.

Так называемое “раздвоение личности” (Ван Гог) возникает в результате нестандартного раннего импринтирования, когда не удается установить жесткое однополушарное доминирование. Во всех определениях шизофрении подчеркивается несостоятельность попытки установить контакт с внешней “реальностью”. В терминах нашей теории можно сказать, что это несостоятельность попытки установить защиту, достичь безопасности, добиться ловкости манипулирования правой рукой и обрести ответственную половую роль.

Есть четыре типа шизофрении в “чистом виде”; тип зависит от того, какой из четырех асимметричных контуров не удалось импринтировать.

Хорошо известно, что многие шизофреники исключительно незаурядны и обладают визионерским, провидческим и творческим даром. Загадочность шизофрении, возможно, связана с тем, что мы не понимаем ключевое значение импринтирования и не знаем, в коре какого из полушарий локализованы эти импринты. Не исключено, что “странность” шизофреников заключается в том, что, в отличие от стандартного левопопулушарного импринтирования обычных людей, они импринтированы правополушарно.

в) йоги.

История знает массу примеров, когда некоторым шаманам удавалось “перерасти” импринты и кондиционированные контуры в результате сенсорной и социальной депривации. Поскольку раннее импринтирование и кондиционирование полностью спроецированы извне, медитация и сознательно выбранный режим изоляции позволяют избежать доминирования одного из полушарий и дают возможность познавать мир необусловленно.

г) потребители психоделических препаратов.

Мы прекрасно знаем, что некоторые психоактивные наркотики приостанавливают действие импринтов, кондиционирования, и выводят на новые, фантастические уровни сознания. Эти состояния сознания, согласно представляемой здесь теории, должны сопровождаться изменением и повышением активности коры правого полушария мозга, что регистрируется на электроэнцефалограмме.

Когда четыре личиночных импринта трансцендируются, сознанию открывается доступ к зонам нервной системы, которые обычно заблокированы.

Подключение к “безмолвному полушарию” знаменует переход на новую эволюционную стадию развития, причем этот переход сопровождается столь глобальной трансформацией, заслуживает названия “метаморфоз”. Код ДНК сконструирол нервную систему для того, чтобы мы ее использовали. Хотя природе свойственно ставить экстравагантные эксперименты, она достаточно рациональна и склонна создавать структуры с высоки КПД. Поэтому вряд ли она могла столь неэффективно спроектировать самый сложный из своих биологических аппаратов человеческий мозг, чтобы половина его нервного потенция оставалась за пределами сознания и никак не использовалась. Нейрологический метаморфоз открывает возможность для активации новых контуров, которые реализуют более сложные формы сознания и передачи информации.

Чем занимается “безмолвное” полушарие? Для чего нам состояния сознания, которые возникают в период приостановки действия выживательных импринтов? В чем смысл таких состояний сознания и почему их восторженно описывают многие побывавшие в них люди?

Первые четыре импринта занимаются освоением пространства. Три последующих импринта вместе с кондиционированные сетями занимаются освоением времени.

 

Измерения времени

 

Время, которое ощущает наша нервная система, измеряется по 1) интенсивности сигналов; 2) качеству сигналов (частоте и форме); 3) продолжительности сигналов (скорости изменения):

Следует особо подчеркнуть, что временное сознание оперирует полярными и ценностными категориями пространственного сознания. Для временного сознания нет понятий левого и правого; нет ни принуждения, ни беспомощности; нет конкуренции, нет слов, стремлений, страхов, неудач, достижений, опасностей; нет бесконечных желаний, нет подавления. Есть лишь простая энергия различной интенсивности, продолжительности, формы и качества: сигналы продлеваются, изменяются, выбираются, а потом гармонизируются и используются для обогащен поляризованного опыта пространственного сознания.

Цель пространственного сознания – это выживание в пространстве.

Цели временного сознания – это существование во времени, гармонизация интенсивности, качества, продолжительности и формы полученной энергии для расшифровки временных сценариев, закодированных в нервной системе и ДНК.

Можно говорить об этике пространства и эстетике времени: освоении пространства и растяжении или сокращении времени. Четыре пространственных импринта подчиняются законам физики Ньютона. Три “временных импринта” подчиняются законам фишки Эйнштейна (чуть позже мы подробно рассмотрим применение эйнштейновских и лоренцовских демонстраций ковариантности пространства и времени к растяжению и сокращению опытного времени).

Временное сознание поддерживают три нервных контура: пятый, шестой и седьмой.

Пятый контур занимается временем тела (сенсорно и соматически).

Шестой контур занимается временем нервной системы.

Седьмой контур открывает время ДНК.

После этого краткого отступления перейдем к рассмотрению трех трансцендентальных контуров нервной системы.

 

Глава двенадцатая

 

 

Контур наслаждения “Это прекрасно”

 

Контур наслаждения отвечает за опыт, регистрируемы! внешними и внутренними органами чувств. От интрорецепторов соматической системы поступают афферентные сигналы, несущие информацию о состоянии систем дыхания, кровообращения репродукции, пищеварения, выделения и пр. От экстрорецепторов поступают сигналы, несущие зрительную, слуховую, тактильную, вкусовую, обонятельную, температурную, осмотическую, механическую, болевую и кинестетическую информацию. Впервые импринт наслаждения возникает при трансцендировании пространственных импринтов и непосредственном восприятии данных чувственного опыта. До сих пор внешние и внутренние органы чувств подают сенсорные сигналы личиночным кондиционированным системам. “На красный свет светофора стой; на зеленьный свет светофора иди”. В новом состоянии сознания “красное” “зеленое” воспринимаются как зоны пульсирующей световой энергии, меняющейся по интенсивности, волновой частоте продолжительности. Глаз “не видит объекты”, а регистрирует непосредственный чувственный опыт, не прерываемый деятельностью ума третьего контура. Когда оперирует этот контур интенсивность ощущений чрезвычайно возрастает, фокус внимания обнажается, а сигнал теряет форму, превращаясь в сложный энергетический узор. Поскольку нервная система оперирует как биохимическая система, ощущение наслаждения интегрируется с пространственным кондиционированием. Условно-рефлекторные сигналы со стороны личиночных контуров не отфильтровываются, а приводятся в соответствие с волновыми импульсами непосредственного восприятия. Это форма восприятия мастеров дзэн-буддизма, художников и курильщиков марихуаны.

Здесь мы сталкиваемся с парадоксом и ужасом временного сознания. Переход к “безмолвному полушарию” подразумевает разрушение закрепленных на уровне условных рефлексов ценностей. Кажется, что сознание вторгается во все запретные и опасные сферы: “ниже”, “сзади”, “слева”, и “неконтролируемое, опасное и безответственное”. Первый контур вопит: “Опасность! Тревога!” Второй контур кричит: “Будь осторожен! Ты беспомощен!” Третий контур предупреждает: “Неизвестность! Берегись! Ты не прав!” Четвертый контур шепчет: “Грех! Безответственность! Осквернение половой роли!”

Инстинктивные страхи, переживаемые парашютистами, ловцами жемчуга и цирковыми артистами, бросающими вызов смерти, – это лишь малая доля того вселенского ужаса, который мгновенно охватывает нервную систему, трансцендировавшую четыре личиночных контура жизнеобеспечения.

Мы можем понять ощущения табу, благоговейного страха, отчуждения, интерпретируя их как опасность, ступор, сумасшествие и одержимость дьяволом. И точно так же мы можем понять ликование, ощущение прекрасной определенности, возрождения, философского откровения, которыми сопровождаются открытия, выполненные мужественными, эмоционально устойчивыми, интеллектуально подготовленными и сексуально надежными индивидами. Кора “нового” полушария также реальна и не возделана, как “новый” свет Колумба.

Импринт наслаждения открывает тело как инструмент наслаждения свободой. Точно так же мы когда-то “открыли”, что автомобиль можно использовать не только как инструмент выживания, власти, работы или сексуального статуса, но и для получения удовольствия от вождения. Радостное управление телом становится гедоническим искусством.

Отметим, что каждый из четырех личиночных импринтов привязывает нервную систему к определенным внешним стимулам, которые регистрируются (или ассоциируются) как “положительные”. Подобное пристрастие к внешним стимулам возникает в контуре наслаждения. Некоторые специфические органы могут зациклиться на стремлении постоянно испытывать наслаждение. Какие-то чувственно приятные стимулы начинают ассоциироваться с гедоническим вознаграждением: определенны звуками, запахами, вкусами, прикосновениями, определенны соматическими реакциями. Как свидетельствует история аристократов, наслаждение может стать “золотой клеткой Склонность предаваться чувственным удовольствиям повышается из-за характерной особенности пятого контура продлевать эротические ощущения.

С точки зрения гедонической инженерии слияние мужчины и женщины – это наивысшее полиморфное наслаждение. Тантра – это древняя восточная форма ритуального и стилизованного контакта, при котором все органы чувств мужчины соединяются с такими же воспринимающими органами чувств женщины. Тантрическое слияние превращается в процесс отодвигания оргазма! продления многоканального сенсорного обмена. Когда восторженное слияние сопровождается гармонией сексуальных ролей интеллектуальной стимуляцией, эмоциональной синхронностью взаимно ощущаемой биологической безопасностью, формируемая при этом капсула времени двух пятиконтурных партнеров становится наилучшим транспортным средством для проникновения в реальность нейрологического времени.

Пятый контур использует инструментальные связи мьшц тела. Эстетика наслаждения подразумевает мышечную технологию, чувственный аппарат. Для слияния мужчины и женщин на уровне пятого контура не нужно специальное оборудование нужен лишь эстетический фон эпохи эллинистического Рима – флейта, тамбурин, лютня, курящиеся ароматические палочки, свечи, колокольчики и пр.

Гедонический пятый контур побуждает испытывать приятные ощущения. Философия “хиппи”, несмотря на привлекательное ее пафосной, эстетической, игривой декларации эротического слияния и мира любви, регрессивна. Философия хиппи, поставивших себя вне общества, порождает общество босоногих философов-королей. Это неизбежная фаза. Революция шестидесятых была кульминацией “времени детства”, порой радостного младенческого открытия всем поколением тела как забавы, открытия прелести непосредственной чувственности. Как показывает история развития других цивилизаций, сумевших хорошо “освоить пространство”, обожествление эроса и красоты свойственно фазе уязвимости и снисходительности, но на этой фазе человек неспособен защищаться. Эта фаза – лишь веселенький фасад мрачного и ужасающе правильного социального здания четвертого контура.

 

Глава тринадцатая

 

 

Контур экстаза “Пора”

 

Контур экстаза – это нервная система, которая освободила от диктата тела и осознает лишь собственную деятельное! Нервная система в буквальном смысле импринтирует саму сей сознание полностью состоит из нейрологических сигналов.

Анатомической и физиологической единицей нервной системы выступает нейрон. Нейрон получает сигналы через волокна рецептора, которые передаются телу клетки. В теле клетки сигналы расшифровываются и сохраняются. Помимо аналитических структур и структур памяти, в теле клетки есть ядро. Я; содержит код ДНК, отправляющий курьерные молекулы PI конструировать и поддерживать жизненные процессы клетки. Функция нейрона состоит в приеме, запоминании, расшифровке поступающих импульсов. Далее он передает эти импульсы другим нейронам, стимулируя, к примеру, деятельность мышц или желез внутренней секреции. Аксоническое волокно высвобождает исходящее сообщение, сжимая выходной клапан, который держит химическую секрецию. Эта химическая секреция служит переносчиком возбуждения, передавая импульсы между нервные клетками. Таким медиатором может быть любое лекарство биологически активная добавка или ЛСД. Это “вещество” вызывает химическое изменение в пространстве между посылающим нейроном и принимающим нейроном. Сам межклеточный клапан в межнейронном пространстве называется синапсом. Передача сигналов через синаптическое соединение осуществляется при помощи медиатора.

Штаб-квартира нервной системы располагается в головном мозге. Нервные клетки не восстанавливаются. Человек перерождением получает дар в виде двадцати миллиардов нейронов. И это все. На протяжении всей жизни человека ежедневно погибает от десяти тысяч до ста тысяч нейронов. Песчинки сознания просачиваются сквозь пальцы.

Человеческая жизнь не измеряется продолжительностью жизни органов тела, которые можно заменить. Человеческая жизнь не измеряется продолжительностью жизни клеток тела, которые в среднем каждые несколько дней погибают и регенерируют. Она измеряется временем жизни нервной системы. Мы – это паши нервные системы. Когда восточные философы говорят “я”, они обычно ведут речь о нервной системе. Тело – это транспортное средство. Нервная система- это водитель транспортного средства.

Нервную систему лучше всего воспринимать как обитающий в нашем теле космический высший разум. Он безжалостно эксплуатирует тело, используя его в качестве средства транспортировки и питания. Пятьдесят процентов кислорода поступает сначала в мозг, а потом оставшаяся половина достается телу. Каждый нейрон окружен нейрологическими клетками, которые предварительно “пробуют на вкус” и переваривают всю поступающую пищу, чтобы царь-нейрон не отравился и не поранился.

Выходит, нервная система – это кайфующий султан, который лежит в теплой ванне и с барского плеча раздает медиаторы?

Нервная система не воспринимает цвет, она не испытывает боли. Сообщения, посылаемые телом, она ощущает как импульс, приятное возбуждение и эйфорию. Нервная система жаждет интенсивности, новизны и информационного обмена с высокой точностью воспроизведения. Нервная система – это искушенный наркоман. Она жаждет кайфа.

На блаженно-соматическом уровне мы попадаем в реальность гармонии, красоты и длительного физического наслаждения. Это чувственное, соматическое любовное слияние.

На петрологическом уровне реальность характеризуется такими параметрами, как интенсивность, ускорение, новизна, сложность. Человек, обретающий нейрологическое сознание, получает доступ к самому сложному инструменту, сконструированному жизненным процессом. Нервная система способна одновременно регистрировать интенсивные и сложные сигналы с пропускной способностью, во много раз превосходящей пропускную способность пространственных контуров. При сканировании сигнала “безмолвными зонами” каждая единица пространственного сознания, каждая условно выработанная ассоциация взрывается, излучая новое значение во всех направлениях. “Прими мою передачу. Настройся на меня”.

Нейронный закон гласит: все или ничего. Нервная клетка или целиком включается, или целиком отключена. Интенсивность новизна сигнала определяет, сколько синаптических соединений и какие контуры будут активизированы.

Слова и мысли – это усвоенные в процессе обучения неуклюжие и медленные мышечные реакции. На нейрологическом уровне человек должен научиться использовать вместо слов и мыслей многоуровневые средства взаимодействия, чтобы освоить колоссальный потенциал межперсонального слияния.

Сексуальное освобождение, формирование чувственности и эротизация всех форм искусства связаны с использование марихуаны авангардной третью населения. Гедоническое пробуждение ознаменовало культурную эволюцию шестидесятых.В более скромных масштабах это когда-то происходило в Римской империи. До сих пор электрическая и электронная аппаратура (к примеру, телевидение и радиовещание с частотной модуляцией звука), которая появилась благодаря развитию технологий, используется для переживания соматически-сенсорного наслаждения. Напороге нового столетия мы станем свидетелями расцвета нейрологической эры, абсолютно новой стадии эволюции.

Эры наслаждения в истории обычно наступали тогда, когда цивилизации становились обществом изобилия и достигая физической, политической, технической и социальной безопасности. Появление нейрологического человека - это квантовый скачок, сравнимый по масштабу с превращением руки в орудие труда. Однако подлинный нейрологик должен быть свободным от плена низших контуров. При настройке он должен быстро сканировать сигналы “безопасности-опасности”, эмоциональна сигналы, совершать сознательные и необходимые манипуляции рукой и не испытывать чувства вины в вопросах, связанных с выполнением социополовой роли.

Мы убеждены (и это положение имеет фундаментально отологическое значение), что одновременная, ускоренная, постоянно изменяющаяся панорама нейрологических сигналов может быть уравновешена слиянием мужчины и женщины на всех уровнях, но особенно – па уровне пятого контура. Без надежного сенсорного и соматического энергетического обмена (любви) шестой контур ощущает реальность как сплошную мешанину из миллионов случайных сигналов. Чтобы тело не превратилось в пластмассовую игрушку с электрическим заводом и марионетку, управляемую кукловодом (т. е. низшими контурами), необходимо эротическое, чувственное, любовное слияние. Только отсюда может начаться поиск высшего самосознания.

Существование шестого нервного контура было экспериментально известно многим античным философам: образованным эпилептикам, отважным йогам, футичным ученым, опередившим свое время. Мутации таких людей начались не в далеком будущем (в соответствии с эволюционной программой), а заблаговременно. Среди тех, кто научился синхронно воспринимать сигналы с изменяющимися параметрами сложности, были Лао-цзы, Гераклит и мудрецы-ведантисты. До эпохи эйнштейновского расцвета электронной технологии, наступившей в сороковых годах, не существовало языка для описания или определения феномена шестого контура, который оставался невыразимым на языке слов третьего контура.

Открытие способности замедлять течение времени произошло именно тогда, когда пространственно-электронное мастерство человека позволило ему записать формулы скорости, при которой можно преодолеть гравитацию и улететь с планеты.

Безмолвное полушарие и три его временных импринта помогут человечеству покинуть планету. Межзвездное путешествие потребует понимания нейропсихологических следствий пространственно-временных формул Эйнштейна-Лоренца, которые объясняют, почему возрастающая скорость движения замедляет течение локального времени и замедляет старение. Нейрологики, которые экспериментально поняли эти формулы, знают, что инопланетное исследование следует называть не Путешествием в пространстве, а путешествием во времени. Когда мы покинем планету, мы войдем в измерение времени. Покидая планету, мы покидаем пространство.

В заключение следует поговорить о технологическом слиянии, которого требует шестой контур. Взаимодействие на уровне шестого контура носит электронный характер и требует от нас освоения и эротизации технологии компьютерного синтеза. Любовь на этом уровне подразумевает высокую надежность технологии. Это электронное слияние нервных систем, способных любить на галактических расстояниях нейрологического времени.

Шестой контур, неврологическое слияние, олицетворяет “отрочество времени”. Настройку. На этой фазе эволюции осваиваются замедление и ускорение течения времени, внепланетные путешествия “во времени”, слияние мозга с компьютером, межличностное слияние нервных систем (телепатия) и превращение персонально-электронного взаимодействия в обычную практику.

 

Глава четырнадцатая

 

 

Нейрогенетический контур “Мы отправляемся домой”

 

Нейрогенетический контур анатомически локализован в нейроне, отвечая за взаимодействие между ядром клетки (ДНК) и структурами синтеза памяти в нервной клетке. Седьмой контур активизируется при осознании процесса “смерти”, когда сознание отключает пространственные импринты, тело, саму нервную систему и концентрируется на приеме метавидовых сигналов от кода ДПК.

Когда телу грозит смерть, в нервной системе вспыхивают сигналы тревоги. Когда поступающая информация указывает на неизбежность наступления смерти, нервная система блокирует пространственные импринты, закрывает внешние сенсорные и соматические приемные центры и начинает полностью отключаться.

В этот момент нервная система оперирует на уровне шестого контура. Каждый человек в момент смерти переживает экстаз (экстаз буквально переводится как “выход наружу”). До открытия ЛСД “включение” шестого контура естественным образом переживали вес люди при первых признаках наступления смерти и некоторые люди, пережившие околосмертный опыт и впоследствии описывавшие экстаз как состояние, в котором все происходит ускоренно, одновременно и интенсивно. “Перед глазами промелькнула вся моя жизнь”.

В основе литературы, посвященной описанию религиозно-мистических переживаний во всех религиях, лежит опыт шаманов и пророков, которые познали откровения шестого контура в процессе “малой смерти” эпилептических припадков, или во время

длительной физической депривации, или находясь в коме из-за травматических или иных патологических состояний.

Судя по стрелкам часов, нейрологический экстаз смерти длится не более пары минут. Но по субъективным ощущениям он длится миллионы лет. Личиночные импринты с их кондиционированной “зверино-ассоцнативной” хронологией отключаются. Время тела останавливается. Нервная система обретает свободу и способна настроиться на собственный ритм, синхронизируясь с сотнями миллионов сигналов в секунду. Физическое объяснение такого “видения смерти со стороны” дают формулы теории: относительности: чем больше скорость движения тела, тем больше замедление течения времени. При использовании формул теории относительности в нейрологическом контексте параметр “скорости” трансформируется, и его роль начинает выполнять “количество “вспыхивающих” нейронов в секунду”. Чуть позже мы поговорим об управлении замедленным течением времени подробнее.

Когда переживание смерти затягивается, нервная система автоматически отключается. Энергия, которая требуется для запуска сигналов по синаптическим клапанам, рассеивается. Деятельность дендритов и периферических окончаний аксонов прекращается. Сознание “втягивается” в нейрон. Конечный диалог ведется между центрами синтеза памяти внутри нейрона и кодом ДНК внутри ядер клеток.Напоследок слышится ободрительный шепот генетической программы: “Отсюда мы пришли. Сюда мы уйдем”.

Каждый слышал о том, что за мгновение до смерти перед мысленным взором человека проносится вся жизнь. Если при таком ретроспективном просмотре человек видит картины собственной жизни, это “вспышка” пятого контура. Происходит извлечение содержимого субъективных банков памяти.

Если в видениях мелькают доисторические, реинкарнационные, палеозойские, космологически завораживающие картины, то процесс умирания выходит за пределы нервной системы и вливается в клеточные генетические архивы.

Во время психоделических сеансов (после приема больших доз) субъекты переживают умирание и рассказывают либо о персональном шестом контуре, либо о генетических воспоминаниях и предвидениях. Многие известные и признанные в обществе ученые назначают ЛСД умирающим пациентам, поскольку кажется, что это примиряет пациентов с мыслью о надвигающейся смерти.

Опиум и опиаты также вызывают переживания “малой смерти”. Эти переживания составляют важную часть мистических видений наркоманов. Они возникают при передозировке опиума и становятся азартной игрой. Суть игры заключается в том, чтобы подойти как можно ближе к воротам смерти, которые открываются только в одну сторону.

В девятнадцатом веке чуть ли не каждый английский писатель и интеллектуал принимал настойку опия, которую по обыкновению врачи прописывали пациентам в качестве тонизирующего средства и лекарства от огромного множества соматических, психосоматических и психологических заболеваний. Не случайно, что поэзии и прозе этого периода свойственны мотивы смерти, одержимость готическими образами и мыслями о загробном мире, романтически-меланхолическая, призрачно-фантастическая, бесстрастная отрешенность генетической перспективы. Чарльз Дарвин, к примеру, был хроническим ипохондриком и респектабельным курильщиком опиума.

Какой бы ни была психологическая и медицинская польза от их приема, при разумно регулируемой дозировке опиаты выполняют роль транквилизаторов первого контура, “отключагелей” и депрессантов. Тот факт, что это еще и токсические яды, вызывающие мысли о смерти, превращает их в тяжелые и грубые активаторы седьмого контура.

Нейрогенетическая теория предсказывает и прогнозирует открытие фермента, который обнаружат в нервных клетках умирающих животных или людей. Если научиться синтезировать такое химическое вещество и давать его здоровым добровольцам при условии приема в оптимальной обстановке и с правильными установками, то окажется, что эти люди переживут опыт смерти, хотя он никак не скажется на нормальной жизнедеятельности тела. Сейчас мы называем этот фермент “пилюлей бессмертия”. Мы предполагаем, что такая пилюля приостановит действие пространственных и телесных импринтов. Возможно, “пилюля бессмертия” способна перехватывать диалог между ДНК и РНК внутри нейрона и не приостанавливать действие пяти первых импринтов. Если это так, то ее придется принимать вместе с ЛСД. Это даст возможность сознанию включиться во внутринейронный диалог между ДНК и РНК, последний диалог между кодом-хозяином и нейроном-слугой.

Если эта гипотеза верна, человечество получит экспериментальный инструмент для исследования вопроса, которым всегда терзались философы и богословы: что происходит, когда мы умираем? Что происходит после смерти?

А смерти нет. Смерть – это символ страха третьего контура.

Пожилые законодатели выделяют правительственные фонды на проведение научных исследований в области “животрепещущих” геронтологических проблем: “Генетическая информация внутри клетки: вот где происходят основные события”, “Клеточные механизмы старения”, “Угасание способности клеток расшифровать инструкции от ДНК”, “Специфические гены, содержащие программы старения”, “Накопление ошибок в передаче инструкции ДНК” и т. д. и т. п.

Увы, ученые приписывают чуть ли не всемогущую мудрость древней живой сущности (ДНК), не осознавая скромных возможностей человеческого сознания, которое воспринимает своего создателя как компьютер, управляющий фабрикой ума. Они пытаются вмещаться в процесс увеличения продолжительности жизни, не попытавшись сначала расшифровать глобальный план генетического сверх мозга.

Возможно, новые попытки ответить на старые вопросы о цели и смысле жизни, вопросы, от которых хитро уворачивается личиночный интеллект, увенчаются успехом, если их рассматривать в свете таких парадоксов, как:

– пространственно-временная ковариантность Эйнштейна,

– нейрологический релятивизм, связанный с переимпринтировапием,

– деятельность правого, или “безмолвного”, полушария головного мозга.

Но предварительно надо дать ответ на “загадку долголетия”:

зачем нам нужно жить восемьдесят лет, а не сорок, которых вполне достаточно для воспитания и защиты потомства?

Биогенетика считает, что “есть поразительная логика в средней продолжительности жизни каждого вида”. При благоприятном стечении обстоятельств вероятная продолжительность жизни человека составляет в среднем восемьдесят лет, галапагосских черепах – сто пятьдесят лет, лошадей – тридцать лет, собак – пятнадцать лет, мышей – три года, мушек-дрозофил – тридцать дней.

Эти вероятные продолжительности жизни заложены в генетическом коде и четко им обусловлены.

Любопытно, почему человек запрограммирован жить сорок лег после климакса? Если генетический мозг сумел создать такую тонкую и сложную систему, как человек, то вряд ли он мог ошибиться и обречь половину представителей человеческого рода по-стариковски метаться, упорно цепляясь за жизнь и оказывая яростное сопротивление конкурирующему поколению молодежи, от которой зависит выживание вида.

Действительно, кажется просто чудовищным, что правительственные ученые сейчас пытаются продлить жизнь престарелым существам, людям, у которых нет желания дальше жить и вряд ли было сильное желание когда-то родиться.

Нейрогенетика – это наука, которая использует нервную систему для расшифровки внутриклеточного диалога между кодом ДНК и нейроном. Исходя из результатов элементарных экспериментов и руководствуясь здравым смыслом, нейрогенетика. Допускает, что в генетическом коде содержится информация о том, откуда пришла жизнь, куда она уйдет и какую роль предназначено сыграть нашему виду в этом путешествии.

Теория, которую мы вам представляем, эволюционна. Каждое живое существо, в том числе человек, воспринимается как мутант. К каждому индивиду относятся как к уникальному эксперименту со стороны эволюционной программы. В каждом человеке представлены тысячи уникальных мутантных характеристик. Большинство мутаций невидимо и обнаруживается только в ходе новейших и сложнейших биохимических анализов. Многие мутации происходят в самой нервной системе и морфологически не распознаются.

Первая задача нейрогенетически образованного человека состоит в том, чтобы признать эволюционную перспективу увидеть мутационную цель человечества и понять, что в эволюционном процессе человек играет роль ученика и помощника.

Когда человек начинает ощущать и мыслить, как его теле, то он достигает первых степеней временного сознания. Наградой становится диплом пятого контура. Жизнь прекрасна. Он зачисляется в высшую школу наслаждения.

Когда человек настраивается на ощущения и мыслит, как его нервная система, он обретает вторую степень временного знания. И получает диплом шестого контура. Жизнь на всю катушку, жизнь на сверхскоростях.

Когда человек отбрасывает ощущения и мыслит так, как мыслит его генетический код, он достигает третьей степени временного сознания. Он награждается дипломом седьмого контура. Он становится всей жизнью.

Это подразумевает нейрологическую способность приостанавливать действие личиночных импринтов, добровольно и избирательно блокировать включение собственных капсул памяти, трансцендировать условные рефлексы, связанные с социальной ролью, и превращаться в агента эволюции, путешественника вовремени, мыслящего и ощущающего, как сам код ДНК.

 

Глава пятнадцатая

 

 

Д н к

 

Возраст кода ДНК, встроенного в нейрон, равен возрасту жизни на этой планете. На протяжении трех миллиардов лет код ДНК конструирует улучшенные модели тел, которые обитают, питаются и передвигаются в поисках безопасности среди себе подобных. Взаимное физико-химическое притяжение этих тел приводит к слиянию сперматозоидов с яйцеклетками. Благодаря этому рождаются новые тела с улучшенными моделями нервной системы, а продолжающийся эволюционный процесс приближается к конечной цели.

Когда мы говорим “код ДНК”, мы действительно ведем речь о коде, о сложнейшем послании. Возможно, это послание от высшего разума, которым обладают существа, живущие в других солнечных системах внутри и за пределами нашей галактики. Возможно, эти сущности “засевают” межзвездное и межгалакт






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 47; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.219 с.) Главная | Обратная связь