Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Конструирование образов (искусство воображения)



 

Поговорим о виртуальной реальности, или искусственной реальности. Некоторые грамотные компьютерщики называют ее платонической реальностью в честь философа, который более двух тысяч лет назад описывал вселенную идеальных или воображаемых форм. Циники называют ее виртуальной банальностью.

Теперь нам не нужно пожирать глазами телеэкран. Мы надеваем киберкостюмы и парим по электронной реальности Заэкранья, в мире электронов. Впервые эта технология была разработана НАСА, национальным агентством аэронавтики и космических исследований. Идея заключалась в том, чтобы специалисты в Хьюстоне “летели” вместе с роботами, отправленными на Луну. Архитекторы и инженеры экспериментировали с виртуальной реальностью, гуляя по электронным проекциям зданий, которые они проектировали. Врачи путешествовали по артериям и венам, наблюдая за внутренними процессами и манипулируя инструментами.

Надев киберкостюм и настроив мозг, мы, физически не покидая своей комнаты, можем полететь на крыльях электронов в токийскую фирму, затем со скоростью света перенестись на ужин в парижский ресторанчик, а затем нанести визит вежливости старой тетушке в Сиэтле.

Пройдет совсем немного времени, и мы будем проводить часы бодрствования, гуляя по виртуальным реальностям вместе с друзьями. Мы сможем связаться с друзьями, которые находятся в любой точке земною шара, дозваниваясь до их экранов. Любой ландшафт, пейзаж, окружение, обстановка, город, страна, в которые мы захотим попасть вместе с друзьями и которые только сможем представить, будут быстро сконструированы на экранах.

Некоторых критиков волнует, что люди будут проводить так много времени в неорганическом, пластиковом, фантастическом электронном мире, блуждая по нему, словно зомби. Они опасаются, что это приведет к обезличиванию, обесчеловечиванию, роботизации человеческой природы и что человечество выродится в расу тупых компьютерных маньяков.

Но мне видится другой, оптимистический и человеческий сценарий будущего:

1. Излечение нынешней вялотекущей шизофрении, возникшей на почве телемании.

2. Уничтожение монополии суконно-мотыжного, регрессирующего, массового централизованного телевидения.

3. Активная индивидуальная деятельность по созданию электронных реальностей, позволяющих людям взаимодействовать в режиме on-line.

Все это достижимо при использовании недорогой компьютерной экипировки. Нужен пример? Пожалуйста. Супруги Том и Джейн гуляют по пляжу в Малибу. В материальной форме, как вы понимаете. Реальный песок массирует им ступни. Под реальным голубым небом и под лучами солнца, придающего красивый загар коже. Вдруг их посещает желание провести несколько приятных минут с дочерью Анной, которая живет в Боулдере. Они натягивают свои очки с объективами, которые внешне напоминают обычные солнечные очки. Джейн набирает несколько цифр на своих стильных ручных часиках. Том включает приемно-передающий плейер. Анна в Боулдере принимает их сигнал и приглашает родителей в виртуальную реальность своего сада. Она приветственно улыбается. Физически она находится в гостиной своего дома, а электронно – в виртуальном саду. Родители видят именно то, что они увидели бы, если бы реально находились в доме Анны. Когда они поворачивают головы, то видят Джо, мужа Анны, который им приветственно машет, выходя из дома. Он показывает им розы, которые только что расцвели в саду. Надеюсь, вы не забыли, что в это момент Том и Джейн “реально” гуляют по пляжу Малибу. Глядя поверх очков, они видят двух малышей в купальных костюмах, которые гладят собаку.

Четыре человека, которые находятся в реальности “сада”, хотят, чтобы к ним присоединилась вторая дочь, Сью, которая живет в Торонто. Они набирают номер Сью, и она переносится в “сад”, расположенный в Колорадо. Сью хочет показать им свое новое платье, и вся группа направляется в гардеробную комнату Сью.

На этом этапе вполне логично с вашей стороны поинтересоваться, какова стоимость такого трансконтинентального домашнего кинематографа. Не очередная ли эта роскошная забава для хорошо питающихся яппи, которые меняют виртуальные реальности, словно перчатки, и это в то время, когда остальной мир голодает?

К счастью, ответ отрицательный. Оборудование, которым пользуется эта семья, стоит меньше, чем телевизор в 1990 году, совершенно не способный сохранять и обрабатывать электронную информацию. Конструирование, “оцифровывание” и общение в электронных реальностях стоит меньше, чем телефонный звонок. Оптоволоконные телефонные провода могут пропускать больше информации, чем все системы сетевого вещания. Мозговой чип размером с ноготь и с емкостью миллиарда транзисторов позволит сохранять и обрабатывать миллионы трехмерных сигналов в минуту. Интенсивный беспорядок жаждет возрождения.

Что мы будем делать с этими недорогими устройствами, расширяющими способности нашего мозга? Общаться друг с другом на невообразимых уровнях взаимопонимания, взаимного обогащения и взаимной близости.

Чтобы вы могли представить один из возможных аспектов общения, давайте поговорим об эротическом контакте. Сирил Конноли как-то написал: “Полное физическое слияние двух людей – это самое потрясающее ощущение, которое дарит нам жизнь, но при этом не вполне реальное, ибо оно прекращается, когда звонит телефон”.

Это весьма тонкое замечание, потому что его автор понимает разницу между “физическим” взаимодействием, трением тел, нейрологическими сигналами – словами и мыслями, которые передаются электрически. Но проблема решается очень просто. Электронные приборы хорошо идут на сотрудничество. Эй, Сирил, если ты не хочешь, чтобы тебе мешали, отключи телефон.

Но если задуматься над фразой Конноли о “полном физическом слиянии” как о “самом потрясающем ощущении, которое дарит нам жизнь”, не означает ли это, что он ставит физическое 1 слияние выше “слияния духовных пространств партнеров”? Выше чувств, сновидений, фантазий, грез, капризов, воображения? Неужели он пренебрегает “платонической любовью”? Неужели он хочет сказать, что половой акт – это бездуховнаягенитальная акробатика? Серьезное целенаправленное совокупление, которое может быть прервано платоническим взрывом метафизического секса? Или телефонным звонком?

А теперь представьте себе, что двое возлюбленных из будущего занимаются тем, о чем пишет Конноли. На них надеты объективы виртуальной реальности. На каком-то этапе любовной игры один из них прикасается к своим часам – и вдруг… они попадают на радугу, скользя на ее прибойных волнах, которые синхронизированы с эротическими движениями их тел. Волны сворачиваются в вихрь, и любовники падают, кружась в танце туннельной реальности. В этом танце – парение бесстрашного орла над жерлом огнедышащего вулкана под нежные вздохи Земли.

Оказывается, Платон был в курсе дела, когда говорил, что материальные физические выражения - это бледные деформированные копии идеальных форм, сконструированных мозгом, духом, душой.

В сущности, “самое полное физическое слияние” – это не что иное, как совокупность движений, если оно не обогащено игрой воображения в едином духовном пространстве. Полет воображения таит в себе главную прелесть и очаровательную тайну. Хотя истинный парадокс заключается в том, что даже во время слияния на самых глубоких уровнях партнеры не знают, какие видения вспыхивают в воображении друг друга.

В будущем киберодежда станет такой же привычной, как одежда для тела. Публичное появление без экипировки для ухода в виртуальную реальность будет казаться эксгибиционизмом, будущим языком человека станет новый глобальный язык виртуальных сигналов, “иконок”, трехмерной графики. Вместо слои мы будем общаться при помощи персонально отредактированных клипов, отобранных из хаотических джунглей образов, которые сохраняются в памяти наших наручных часов.

Голос останется с нами, но будет зарезервирован для интимных контактов. Мы не собираемся отказываться от своего богатого и славного прошлого. Когда мы расширим наше сознание и раскроем потенциал нашего мозга, наше физическое тело непременно останется с нами.

Но главной функцией человека в двадцать первом веке станет конструирование образов и создание электронной реальности. Нам всем придется научиться взаимодействовать, творить и общаться друг другом в пространстве чудес, созданном каждым человеческим мозгом.

 

Глава двадцать шестая

 

 

Наш мозг

 

Если задуматься, нет более абсурдного сочетания противоположных по смыслу слов, чем организованная религия. Представьте группу собравшихся вместе контролеров, которые говорят: “Мы собираемся навязать наш порядок хаотическому процессу эволюции, который последние пятнадцать миллиардов лет идет во всей галактике и на нашей планете. Мы введем собственные бюрократические правила и с их помощью начнем править миром”.

Человеческий мозг – это самая сложная, непознанная, и творчески одаренная система познания мира. У человеческого мозга больше соединений, чем атомов во вселенной. Прошли тысячелетия, прежде чем мы осознали, что не можем осмыслить этот немыслимо сложный беспорядок. Человеческий мозг способен обрабатывать более ста миллионов сигналов в секунду.

Лучше всего разбираться в масштабах эволюции человеческой расы с точки зрения уровня, на котором обучен оперировать наш мозг. В сущности, каждый из нас – это мозг. Наше тело просто служит пространственно-временным носителем этого мозга. Паше физическое тело оснащено массой сенсорных устройств ввода и вывода, которые поставляют информацию для нашего нейро-компьютера. За последние десять лет способности нашего вида использовать мозг возросли тысячекратно.

Чтобы понять, насколько эффективно ты используешь мозг, подсчитай, сколько реальностей в минуту он обрабатывает. Каждый из наших древних предков был обладателем невероятно сложного мозга, который впоследствии расщепил атом, послал астронавтов на Луну и создал видеоигры. Миллион лет назад у нас был точно такой же мозг, но мы не использовали его скрытый потенциал. Если мозг имеет сходство с компьютером, то весь фокус состоит в том, чтобы научиться менять операционные системы, управляющие мозгом.

Если у тебя есть компьютер, у тебя есть выбор. Ты можешь установить любую из свободно продаваемых операционных систем. Как только ты запрограммировал мозг определенной операционной системой, тебе придется каждый раз запускать ее, чтобы оперировать собственным мозгом. Процесс установки определенного программного обеспечения для мозга называется импринтированием.

Импринтирование – это мультимедийный ввод информации. У младенца импринтируется тепло материнского тела, шелковистость ее кожи, тембр ее голоса, вкус грудного молока. Это называется начальной загрузкой. Теперь мозг младенца привязан к маме, а после, естественно, к папе, к пище и т. д., но первым импринтом все же остается файл “Мама”.

Существует возможность загружать или добавлять новые директории в мозг. Активизацией мозга занимается йога и психоделика. Передачей содержания сознания мозга занимается кибернетика. По мнению нейрологов, у мозга есть от семидесяти до ста “кнопок”, известных как “активные рецепторные центры”, или сайты, которые импринтируют разные контуры. Эти контуры, или отдельные участки мозга, импринтируются и некоторыми биохимическими (как правило, ботаническими) продуктами.

В большинстве древних племен были ритуалы, связанные с языческими праздниками, когда члены племени собирались вместе и активизировали коллективную систему загрузки. Они настраивали свои “компьютеры” на один и тот же первобытный язык. Зачастую это происходило во время употребления психоделических растений или грибов.

На языке современных технологий это была мультимедийная церемония импринтирования. Огонь костра был центром света и тепла. Использовались такие объекты-символы, как перья или кости. Коллективный психоделический опыт “загружал” мозги всех присутствовавших фундаментальными основами первобытной системы. Но у каждого человека происходил персональный поиск видений. Люди начинали выть как волки, ухать как совы, ползать как змеи. Каждый член племени учился активизировать, применять и загружать свои мозг, признавая его неповторимости и уникальность.

История эволюции человеческого духа- это история иия новых методов передачи информации и расширения сознания “И сказал Я: сотворим человека по образу Нашему [и] подобию Нашему, и да владычествует он над рыбами морскими и над птицами небесными, [и над зверями] и над скотом, и всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Я человека по образу Нашему; мужчину и женщину сотворил. И благословил их, и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею… И насадил Я pай в Эдеме на востоке, и поместил там человека, которого создал. И произрастил Я из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево добра и зла. И взял Я человека [которого создал], и поселил саду Эдемском, чтобы возделывать его и хранить его. И заповедал человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь, ибо в день, в который тывкусишь от него, смертью умрешь”. Оно расширяет сознание.

В Книге Бытия отчетливо говорится, что вся вселенная принадлежит, контролируется и конструируется единым Богом суровым и очень раздражительным “мачо”. Вот почему у нас ведется активная борьба с расширением сознания. Общество не выносит проявления индивидуальности, когда отдельные люди или маленькие группы людей пытаются самостоятельно научиться программировать и перепрограммировать свои собственные мозги. Для навязывания подобных запретов есть веские основания. Феодальные и индустриальные этапы эволюции подобны этапам индивидуальной эволюции. Маленьким детям нравится, когда папа играет роль пастушка, но через некоторое время ребенок хочет пастись на пажитях сам.

Поговорим о мультисенсорном, мультимедийном импринтировании! Если вас поражает масштаб и великолепие свето-музыкального шоу группы “Grateful Dead”, то знайте, что мудрые головы в католической церкви вот уже почти две тысячи лет устраивают не менее потрясающее шоу. Курящиеся благовония, свечи, песнопения, которые набирают силу и глубину звука при появлении епископа, которого несут на золоченом троне. Вряд ли вы видели что-то подобное у себя на ферме.

Такое же мультимедийное импринтирование происходило неподалеку от Афин задолго до рождества Христова во время церемоний посвящения в Элевсинские мистерии. Почти ежегодно на протяжении тысячелетия огромные толпы людей стекались в храм на тайную церемонию, где все инициируемые пили ячменный напиток из спорыньи. Разыгрывалось эффектное драматическое действие, экстраординарное световое представление, выливавшееся в групповой опыт переживания хаоса и перерождения.

Не случайно греческие философы, трагики и поэты подарили миру гениальные произведения, которые могут служить примером творческого самовыражения, и политеизм. Когда Сократ сказал: “Функция человеческой жизни состоит в самопознании; разум -это добродетель”, – он положил начало греческому гуманизму, который впоследствии оказывал влияние на мастеров эпохи Возрождения и периода романтизма.

В 1900 году Эйнштейн высказал гипотезу, что пространство и время существуют в интерактивном поле, а Макс Планк выдвинул теорию, согласно которой основные элементы вселенной – это частицы информации. Затем Гейзенберг представил доказательство, что вы создаете собственную реальность. Так появилась новая философия, называемая квантовой физикой, которая предполагает, что функция каждого отдельного человека заключается в том, чтобы обмениваться информацией. Вы реально существуете только тогда, когда находитесь в информационном поле, где делитесь и обмениваетесь информацией. Вы создаете реальности, в которых живете.

Для чего нужен мозг? Почему у нас есть этот удивительный инструмент? Мозг каждого человека стремится к контакту с мозгами других людей. Мой мозг активизируется лишь во время мультимедийного общения.

Человечество всегда мечтало о внутренней божественной энергии. В наших биокомпьютерных мозгах скрыта колоссальная энергия. Мы должны научиться подключаться к этой энергии и разумно ее использовать.

 

Глава двадцать седьмая

 

 

Загрузка биокомпьютера

 

Многие современные психологи-когнитивисты понимают, что мозг – это вселенная информационных процессоров. Наши мозги служат программным обеспечением, которое программирует аппаратное обеспечение нервной системы, или “железо”.

Большинство классических психологических терминов сейчас можно переопределить в терминах компьютерных концепций. Такие когнитивные функции, как запоминание, забывание, обучение, творчество и логическое мышление, сейчас изучаются как методы, с помощью которых мозг формирует “базы данных”, в которых сохраняет, обрабатывает и “вспоминает” информацию.

Такие некогнитивные функции, как эмоции, настроения, чувственное восприятие, галлюцинации, наваждения, фобии, измененные состояния сознания, состояния транса и одержимости, интоксикации, пророческие видения и психоделические перспективы, сейчас можно рассматривать с точки зрения ПЗУ (постоянных запоминающих устройств) контуров мозга или секторов среднего мозга автономной симпатической нервной системы, которые обычно недоступны левому полушарию и не подчиняются сознательным решениям, принимаемым передним мозгом, или прозэнцефалоном. Существуют разные способы целенаправленной и непроизвольной активизации утих нелинейных, подсознательных зон. Популярный термин “активизация” имеет кибернетический подтекст: оказывается, человек может выборочно подключаться к секторам мозга, обрабатывающим специфические, обычно недоступные каналы информационных сигналов.

Подобные представления могли появиться только в электронной культуре. Мистики и философы прошлого, переживавшие измененные состояния сознания, не могли описать свои видения, прозрения, катарсисы и просветления на языке электронных приборов, работающих в режиме “on-line”.

В стремлении понять внутренние биологические процессы в мозге мы обращаемся к искусственному инструменту, к компьютеру, но это закономерный этап в эволюции человеческого знания. Например, представления Харви о сердце как насосе, перекачивающем кровь, явно сформировались на базе гидравлики. А паше понимание обменных процессов внутри организма возникло лишь после того, как были сформулированы принципы термодинамики и построены силовые установки.

Двести лет назад, еще до эпохи массового распространения электрических приборов, мозг считали органом секреции, который выделяет “мысли” точно так же, как сердце перерабатывает кровь, а легкие перерабатывают воздух. Сорок пять лет назад психологи описывали мозг на языке самой передовой информационной системы того времени – огромной телефонной сети. Эта метафора явно не подтверждалась экспериментами, поэтому психологи вообще предпочли игнорировать мозг. Психоаналитические теории Фрейда оказались более полезными и понятными, поскольку опирались на знакомые принципы термодинамики: неврозы вызываются подавлением или вытеснением в подсознание мощных динамических инстинктов, которые вырываются наружу или проявляются в виде разнообразного симптоматичного поведения.

Во время проведения в Гарварде научных исследований мы научились определять и классифицировать стандартный диапазон психоделических и галлюциногенных переживаний, отличая их от эффектов употребления других химических препаратов: стимулянтов (возбуждающих наркотиков), депрессантов (успокаивающих наркотиков), алкоголя, опиатов и транквилизаторов. Но полученные нами результаты отражали исключительно субъективные реакции. Для описания и моделирования огромного диапазона “странных” эффектов таких хаотических феноменов не было адекватного научного языка. Психиатры, полицейские, моралисты и люди, не употреблявшие психоделики, охотно согласились с термином “психотомиметимеские состояния”.По их мнению, существует единственный нормальный способ смотреть на мир. “Вещества хаоса” приводят к потере связи с одной-единственной " общепризнанной реальностью, вызывая психическое нездоровье.

Чтобы говорить и размышлять о психоделических переживаниях, гарвардским экспериментаторам пришлось обратиться к литературе по мистицизму раннего христианства и йогическим дисциплинам, постижение которых позволяло пережить опыт откровения. Мистики, трансцендировавшие реальность и уходившие в мир духа, проявляли снобизм, рассматривая “обычную реальность” как паутину социально навязанных иллюзий. Они стремились представить переживание измененных состояний сознания как высшую философско-религиозную цель жизни.

Не приходится говорить, что это породило великий хаос. Здравомыслящие и практичные американцы с раздражением и возмущением отреагировали на безумную попытку мистически настроенных соотечественников впасть в объятия химического психоза и сознательно создаваемого хаоса. Гносеологические дебаты по поводу определения реальности вскоре выродились в истерический социальный экстремизм со стороны властных структур. Спорить о природе реальности всегда трудно, поскольку часто в ход идут эмоциональные аргументы, и приходится решать культурные, моральные, политические, расовые проблемы, прежде всего, проблемы отцов и детей.

Но основная проблема оставалась семиотической. Полемика велась па уровне эмоций. Отсутствовали терминология и концептуальная модель, научно описывавшая такие состояния, как “кайф”, “транс”, “блаженство”, “катарсис”, “экстаз”, “просветление”, “сатори” или “божественное откровение”.

Здесь на помощь снова приходит внешняя технология, которая предлагает нам современную модель и терминологию для понимания внутренних функций нервной системы. В пятидесятые годы многие психоделические путешественники обращались к призрачной восточной терминологии просветленных мастеров с берегов Ганга. За что смиренно прошу прощения.

Затем в 1976 году внедрили компьютер “Эппл”. Наверное, не случайно многие из первых дизайнеров и разработчиков электронных игр жили в Сан-Франциско и, как правило, были искушенными в области употребления психоделиков. Эти молодые ребята, которые настраивали и переключали телевизионные каналы с раннего детства и знали, как при помощи психоделиков активизировать свои мозги, обладали уникальной подготовкой, позволившей им сконструировать интерфейс между компьютером и кибернетическим органом, известным как человеческий мозг.

К 1980 году молодые американцы при помощи недорогих персональных компьютеров познакомились с цифровой обработкой данных. Большинство из них интуитивно понимали, что оптимально смоделировать функции мозга можно только на основе синтеза психоделической и кибернетической культур. Сотни поп-психологов Нью-Эйджа, среди которых были Вернер Эрхард и Ширли Маклэйн, рассказывали, как перепрограммируется мозг, как пишется сценарий жизни, повышается уровень и скорость мыслительных процессов. В это же время блистательные этологи и психологи Конрад Лоренц, Никола Тинберген и Джон Лилли популяризировали новые теории импринтирования, то есть быстрого программирования мозга.

И снова внешние инженерные устройства помогали нам понять внутренние функции. Если мозг – это биологическое аппаратное обеспечение, и психоделики – это нейромедиаторы, и если мозг поддается перепрограммированию, то становится возможным появление новых концепций и техник быстрого психологического изменения.

Возникает один вопрос. Может ли экран компьютера создавать измененные состояния сознания? Реален ли “кайф” от работы в виртуальной реальности? Могут ли псиберделические электроны выстраиваться в такие же “шеренги”, как психоделические электроны, навевая ужас на Белый дом? Нужно ли ограничивать время пребывания детей в виртуальной реальности?

На мой взгляд, нет. Но что я знаю? В настоящее время я наслаждаюсь легкой виртуальной зависимостью, но она кажется мне управляемой и социально полезной. Я руководствуюсь древним суфийско-пифагорейским принципом в отношении творчества: “Если ты сочиняешь “под кайфом”, редактируй в нормальном состоянии. Если сочиняешь в нормальном состоянии, редактируй под кайфом”. И всегда с группой единомышленников.

 

Глава двадцать восьмая

 

 






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 79; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.175 с.) Главная | Обратная связь