Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Теоретические основания научного исторического знания.



Развитие исторической мысли в России опиралось на традиции российской исторической мысли предшествующего времени и идеи западноевропейской философии и историографии.

В начале ХУШ в. в исторической мысли России утвердились идеи рационализма, сформулированные в трудах английских и французских философов ХУ1- начала ХУШ в. Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Р. Декарта, Ж. Боссюэ, голландского юриста Г. Гроция , немецкого историка С. Пуфендорфа, итальянского ученого Дж. Вико и других. В петровскую эпоху были опубликованы ряд переводов иностранных книг. Для рационалистической философии было характерно внимание к человеку. Он был поставлен в центр мироздания и рассматривался как творец истории. Основу исторических представлений составила, сформулированная в рамках рационалистической философии, теория естественного права, обозначающая совокупность неизменных принципов природы человека и его разума. Из этого следовал вывод о неизменности, одинаковости побудительных мотивов деятельности людей и, следовательно, повторяемости событий в истории. Она служило основой для представления об историческом процессе как обусловленном и едином в своей основе. Такое понимание исторического процесса давало основание для вывода о возможности использования опыта прошлого, усиливало назидательный характер исторического знания. Известно, писал В.Н.Татищев, сколько «история в мире пользы приносит», великие «благочистивые дела предков служат примером для подражания».

Объектом изучения являлись события, вызванные конкретными действиями людей, в первую очередь «славных и великих мужей». Историческая наука приобретала прагматической характер, что имело в виду не только признание ее пользы, но и выяснения причин действий тех или иных лиц, заключенных в природе людей и объясняемых их разумом, характером, психологией.

Русская историческая наука восприняла и мысль о делении истории на три периода – древняя история, средние века, новая история. Они являли собой этапы развития духовной культуры, разума.

Осмысление общественных образований в истории человечества происходило также на основе сформулированной рационалистами теории общественного договора - государство как результата добровольного общественного договора. Оно создавалось не по божественному промыслу, а добровольно, люди сами «составляли между собой общества» - «союз свободных людей, заключенный ради соблюдения прав и общей пользы».

В соответствии с рационалистическим представлением о том, что история - разумный процесс, первостепенная роль в осмыслении событий отводилась здравому смыслу. Отсюда следовал вывод о возможности познания с помощью логики разума, а достоверность исторических фактов определялась здравым смыслом, что часто приводило к признанию в принципе возможных, но часто недостоверных фактов.

Таким образом, рационализм утвердил три основные идеи в понимании исторического процесса - идею единства всемирной истории, роли в ней разума и природы человека и идею исторической критики.

Переход от объяснения исторических явлений божественным промыслом к объяснению истории с точки зрения «здравого смысла» был огромным шагом вперед в развитии исторической мысли и способствовал появлению научного исторического знания.

Первые научные сочинения. Новые идеи исторической мысли в России проявили себя в первую очередь в специальной исторической литературе и публицистике. Они стала одной из важнейших форм выражения исторического сознания и идеологии петровской эпохи.

Среди наиболее ярких представителей исторической мысли- дипломат, ближайший соратник Петра 1 князь Борис Иванович Куракин (1677-1717), дипломат, вице-канцлер Петр Петрович Шафиров (1669-1739), дипломат Алексей Ильич Манкиев ( ум. в 1723 г.), идеолог петровских преобразований архиепископ Феофан Прокопович (1681-1736), известный церковный и политический деятель, переводчик западноевропейской литературы Гавриил Бужинский ( ).

В «похвальных словах», «поучениях», публицистических статьях, исторических сочинениях они представляли и разъясняли важнейшие исторические события прошлого и настоящего. Благодаря им, российское общество, познакомилось с достижениями западноевропейской философии и исторической науки.

В соответствии с рационалистическими позициями, ход истории в сочинениях указанных авторов, рассматривался как результат деятельности людей, поведение которых объяснялось их разумом и характером. Решающую роль в событиях они отводили царю, объявляя его непосредственным «виновником» происходивших и происходящих событий. Манкиев последовательно проводил мысль о влиянии характера, психологии правящих деятелей на ход русской истории и давал в этом плане яркие характеристики Ивана Ш, Ивана 1У и других правителей, объяснял разделение Руси «властолюбием князей». Как борьбу человеческих характеров, проявившихся в «интригах» определенного круга людей, представлял историю Куракин.

Мыслители петровской эпохи ставили перед собой задачу выяснить причины и следствия исторических событий, искали решение современных вопросов в древнейших правовых документах, истоки внешней политики Петра - в сложившихся международных отношениях предшествующего времени. В этом отношении особенно характерна работа Шафирова «Рассуждение о причинах Свейской войны».

Однако рационалистическое объяснение хода истории не исключало и признания роли божественного воздействия. Бог рассматривался в качестве творца вселенной и создателя человека с его естественными правами и разумом, предоставившего людям творить свою историю.

«Все законы у нас от Бога», они в сердце каждого человека, писал Прокопович. Главным естественным законом он называл стремление к сохранению жизни и продолжению рода, а также «повиновении властям, почтении царской власти», ибо «слово о власти и чести царской», от самого Бога в мире установлено, и людям должно почитать царей и им повиноваться. Противиться власти «есть противитися Богу самому»1 Форма же правления, по мнению Прокоповича, зависит от «природы народов» и «едва ли не всем народам есть монархия», о чем свидетельствуют преимущества Киевской Руси, события Смутного времени, а так же история европейских, азиатских и африканских государств.

Такой же точки зрения придерживались и другие. По мнению Бужинского, Шафирова, Кантемира самодержавный строй в большей мере соответствует «естественной природе человека», освященной Божественной волей.

Таким образом, в первой четверти ХУШ в. в отечественной исторической мысли происходило утверждение рационализма в объяснении и выявлении причин и хода истории. Это расширило рамки познания и объяснения прошлого, поставило историческую мысль на научные позиции, что создавало предпосылки и для перехода общества на новый уровень исторического сознания.

Усиление влияния роли государства на развитие исторической мысли нашло выражение в понимании необходимости написания истории России. Петр 1, в традициях ХУП в., поручил исполнение этого дела справщику московского Печатного двора Федору Поликарпову. Ему было предписано представить историю «от начала княжения Василия Ивановича до последующего времени», а «не от начала света».

Написанная Поликарповым «История о владении российских великих князей» (1715 г.) не удовлетворила Петра и не была издана. Такая же участь постигла и «Летописец» Г.Скворцова-Писарева, который получил задание по составлению русской истории в 1722 г.

По инициативе Петра и при его непосредственном участии был составлен «Журнал, или Поденная записка блаженной и вечно достойной памяти государя нашего императора…». Следил он и за подготовкой Шафировым «Истории Свейской войны», за переводами сочинений иностранных авторов.

Наиболее полно историю России изложил А.И.Манкиев в книге «Ядро российской истории» (1715 г., опубл. в 1770 г.). В ней соединены элементы средневековой исторической мысли – «уложения начальные и творца имеют самого Бога» - и новые для русской исторической мысли рационалистические элементы. Сохранил Манкиев и летописную форму изложения. Написана работа на основе материалов библиотеки Вестероса (Швеция), где хранились источники по истории России русского и иностранного происхождения.

Публицистический характер большинства исторических сочинений объяснялся постановкой в них насущных вопросов современности. «Записка» Куракина, «История императора Петра Великого» Прокоповича, произведение Шафирова имели своей целью освещение событий Северной войны, ее причин, призваны были доказать справедливость войны со стороны России. Прокопович ссылался на героическую борьбу русского народа в ХШ в. за свою независимость против шведских захватчиков. Шафиров старался опереться на свидетельства древних и новых актов, показывавших агрессивность политики Швеции. Но, выполняя требования Петра «написать о войне, как зачалась», историческая мысль обращалась и к другим аспектам преобразований Петра. О необходимости включения в изучение материалов, характеризующих нравы и обычаи народа, предоставления информации о природных богатствах, событиях церковной и культурной жизни, торговых путях, жилищах, языке, нравах, характере людей писал в своем «Предложении о сочинении истории и географии российской» В.Н.Татищев.

Источник – основа исторических сочинений. В петровскую эпоху началось собирание документальных исторических материалов. Инициатором выступила государственная власть. Указом Петра 1 от 1718 г. объявлялось о покупке властями вещей «ежели кто найдет в земле, или в воде старые вещи, а именно: каменья необыкновенные, железо и меди, или какие старые и ныне необыкновенные ружье, посуду и все прочее, что зело старо и необыкновенно». Это вместе с привезенными самим Петром 1 из-за границы материалами составило коллекцию первого в России музея Кунст – камеры. Указы 1720-1722 г. приписывали сбор и копирование древних летописей, актов, рукописей, старопечатных книг в монастырских архивах и библиотеках, у частных лиц и присылку их в Сенат и Синод. Петр посылал и специальные экспедиции для разыскания раритетов в Поволжье и Сибири. И хотя результаты были невелики, но они заложили основы будущего поиска исторических материалов.

В петровское время было положено начало изданию источников. Составлен сборник документов «Книга Марсовая» (1713 г.), в который вошли реляциии и другие документы о ходе войны со Швецией за период 1702-1710 гг. В приложении к труду Шафирова «Рассуждение о причинах Свейской войны» был опубликован ряд дипломатических документов ХУП в. Военные журналы, реляции, дипломатические документы опубликованы в приложении к «Журналу, или Поденной записке…»

В начале ХУШ в. были сделаны первые попытки критики и классификации источников. Их разделяли по степени достоверности и древности, письменные и вещественные. Прокопович считал необходимым с целью избежания ошибок обращаться к предметам материальной культуры, которые «древнее письменных» и «более надежны». Он предлагал опираться на сведения, имеющие свое подтверждение в других материалах. «Достоверно то,- писал он, - в чем большинство авторов сходится». В рекомендациях Петра 1 к написанию русской истории указывалось на необходимость «из русских летописей выбирать и в согласие приводить». Автор первого обобщающего труда Манкиев впервые сопоставил материалы русских летописей со свидетельствами других источников, пытался провести лингвистический анализ славянских имен. Все это позволяет говорить, что в первой четверти ХУШ в. источник, документ становится основой исторического сочинения и приобретает самостоятельное значение.

Несмотря на сохранение старых форм исторических сочинений - летописи, «слова», «жития святых», литературные и публицистические произведения, исторические сочинения начали отличаться по своему характеру и содержанию от других видов изложения прошлого.

Историческое знание определило свой предмет и задачи исследования, предъявило новые требования к изучению прошлого. Определить «всему свое место», изучить «всякого общества деяния» и «всякого государства начало», «свойства и связь деяний» - так сформулировал задачи исторической науки В.Н.Татищев.

Первые шаги были сделаны в выделении отдельных сторон исторической науки. Помимо «прагматологии» или «деесдовия», когда описывают вещи «содеянные и действия славных мужей», Г.Бужинский выделял топику – «описание стран и мест расположение, морей начала и окончания, где лежит Азия, где Америка, где Европа… какого состояния жители, земли, горы»; хронологию – «исчисление времени» и генеалогию – «изъявление домогатства».

Таким образом, историческое знание постепенно переходило на научные рационалистические основы изучения и объяснения прошлого, приобретало собственные, отличные от других, формы изложения исторического материала. Документы становились обязательным основанием исторических сочинений.

Наиболее полное выражение новации в исторической мысли России петровской эпохи нашли в творчестве В.Н.Татищева.

Василий Никитич Татищев (1686-1750), ученый, государственный деятель, последователь дела Петра 1, человек разносторонних знаний и интересов. Он проявил себя как талантливый администратор (руководил горным делом в Сибири и на Урале, был астраханским губернатором, ведал Московским монетным двором и т.п.), тонкий дипломат и опытный политик. Его многообразная деятельность содействовала экономическому развитию России, расширению торговых и политических связей с другими странами. Татищеву принадлежала большая заслуга в умственном и духовном прогрессе страны. Он внес свой вклад в развитие отечественной философской и экономической мысли, правоведения: «Разговор двух приятелей о пользе наук и училищ», «Произвольное и согласное рассуждение и мнение собравшегося шляхетства русского о правлении государственном», «Представление о купечестве и ремеслах». «Отец русской истории», по определению А.Л.Шлецера, Татищев являлся автором пятитомной «Истории Российской с самых древнейших времен» и ряда исторических статей. Он открыл для науки Русскую Правду, Судебник 1550 года, ввел в научный оборот богатейший летописный материал.

Татищев не был ученым-профессионалом как и все занимавшиеся русской историей мыслители ХУШ- начала Х1Х в. Наука была его увлечением. Он занимался ею урывками. Только в последние годы жизни, находясь в ссылке, он получил возможность посвятить себя научным занятиям.

Подход к познанию и осмыслению прошлого. В осмыслении прошлого Татищев исходил из идей западноевропейской рационалистической философии, хотя и сохранил во многом телеологическое видение мира. Мир и человек, писал Татищев, есть творение Божие. Божественный закон это – первый закон, естественный, универсальный, всем народам общий. Другой закон - «от Бога переданный», писанный только для верующих. Он разный, т.к. церкви разные, но не определяющий какой-либо религиозной и национальной исключительности. Наконец, законы гражданские, человеческие – законы разума. Они произвольны для каждого народа и общества, но должны соответствовать естественной природе человека и согласовываться с божественными. Т.е. «все деяния людские», «приключения» имеют причины разные, «яко от Бога или от человека»1. Главным действующим лицом в истории являются люди, от них зависит ход ее. Поэтому предметом изучения, уточнял он, являются в первую очередь государственные лица и их действия. Успехи их деятельности он ставил в зависимость от уровня их просвещения и нравственных качеств.

История человечества в своем развитии проходит ряд ступеней, считал Татищев, как и человек в своей жизни - младенчество, юность, мужество, старость. Каждая из них являет собой степень просвещения, рубежами которых являются – «обретение письма», «пришествие и учение Христова» и «обретение теснения книг»2. Уровень просвещения определяет силу, богатство и спокойствие общества. В свою очередь просвещение общества зависит от деятельности государства, его руководителей. Поэтому он приветствовал и содействовал деятельности Петра 1, направленную на «размножение» наук и просвещение, и порицал, например, с другой стороны неразумные действия князей Киевской Руси, которые привели к захвату русских земель татаро-монгольской ордой, литовцами, от чего российское государство чуть «в конец не погибло». «Подлость» и «невежество», по его мнению, привели к бунтам Болотникова, Заруцкого, Разина, выступлению казаков и стрельцов.

История России. Первое обращение Татищев к занятиям историей относится к концу 20-х годов, когда по поручению правительства он готовил географические описания ряда областей России, необходимые для проведения межевания земель. В них предусматривалось также представить, отмечал он, «действа и времена», где, когда они произошли, «какие природные препятствия способствующие тем действиям были», «какой народ прежде жил и после живет, какие древние города ныне именуются и когда перенесены»1. Эти сведения, считал он, нужны государству для развития торговли, а также обучения в школе. Татищев составил широкую программу изучения истории России, практически охватывающую все направления. Она определила содержание исторического изучения на многие десятилетия.

В 1739 г. Татищев передал в Академию науки один из вариантов своей «Истории Российской». Но достоянием общества этот труд стал лишь спустя двадцать лет после его смерти. Первые четыре тома были опубликованы в 1768-1774 г., пятый - в 1848 г. «История Российская» представляет русскую историю с древнейших времен до 1577 г. Сохранились отрывки, относящиеся к истории ХУ1 – ХУШ в.

Главная идея труда Татищева заключалась в утверждении им, что для России искони было характерно правление «самовластных государей». Оно обеспечивало ее спокойствие и безопасность «еще в далекие времена, когда славяне входили в состав народов, имеющих название скифы». Для их прекращения междоусобий после смерти славянского князя Гостомысла был призван Рюрик, который «самовластие утвердил». После смерти Мстислава (1132 г.) установилась власть аристократии. Междоусобия ослабили Россию, что облегчило покорение ее татарами и литовскими князями. Иван Ш «совершенную монархию установил». Но при «беспутном и коварном» правлении Шуйского была попытка соединить монархию и аристократию, что чуть не стало причиною гибели государства. Укрепление государственности началось при Алексее Михайловиче. В полной мере оно возродилось при Петре 1. Попытки после его смерти передать власть аристократии были «успешно отражены Анной Иоановной к пользе, силе, чести и славы государя и государства». «Из сего, - делал заключение Татищев, - всяк может видеть, сколько монаршеское правление государству нашему прочих полезнее, чрез которое прочия умаляется и гибнет»1. Таким образом, Татищев окончательно утвердил выдвинутый предшественниками тезис об исторической необходимости для России самодержавия.

Татищев рассматривал образование государства на Руси как процесс естественный, свойственный и другим странам. Люди объединяются добровольно для противодействия насилию, путем договора «для своей пользы», жертвуя частью присущей им от природы свободы.

Первым объединением он считал семью, главой которой является муж. Умножение семьи привело к появлению родового общества, основанного так же на договоре, с «правительством отеческим». Затем появляются сообщества «домовые» или «хозяйские». В основе договор «в служение или холопство принят». В нуждах обороны, а так же для развития промыслов и ремесел «домовые» сообщества объединяются и образуют города. Государство - результат соглашения между властью и народом (добровольное призвание варягов). Таков процесс образования государства. Процесс этот, отмечал Татищев, длительный - семья, род, государство.

Принимая классификацию государств Аристотеля, Татищев дал естественно-правовое обоснование сложившейся в России самодержавной формы правления, учитывая «положение мест, пространства, состояние народа». Великие народы, писал он, но «от соседей небезопасные», какой была Россия, сохранить целостность не могут без «самовластных государей». Татищев дал историческое обоснование неприемлемости всякого другого правления для России, кроме самодержавного, хотя и признавал возможность для других стран аристократического или демократического характера устройства общества.

Таким образом, монархическое правление на Руси обусловлено у Татищева, с одной стороны, договором, а с другой, условиями жизни народа, естественным ходом его истории. Поэтому изменять его «никакой нужды, ни пользы нет, разве один вред». При этом Татищев ссылался на историю стран Азии, где «почти всюду монархия».

Татищев обратил внимание на историю древнейших народов Восточной Европы – скифов, сарматов, готов. Он первым в отечественной историографии поставил вопрос об этногенезе славян, варягов-руссов, а также выступил с критикой происхождения Рюрика от Августа. Вступив в полемику с Байером, Татищев считал, что славяне пришли в Европу во время Троянской войны, поселились на берегах Средиземного моря, они знали письмо до пришествия Христова.

Татищев заложил основы для изучения и осмысления ряда важных проблем истории России. Он высказал мысль о том, что причиной Смуты начала ХУП в. было не только пресечение династии, а и закрепощение крестьян при Борисе Годунове. Характеризуя причины закрепощения крестьян, Татищев обратился к теории естественного права и общественного договора. Взаимодействие людей друг с другом привело их к необходимости самоограничения своей свободы. «Узда неволи» может быть по природе (повиновение родителям и монарху), а может по договору, как установление крепостного права. Оно закрепило договорные отношения между крестьянами и владельцами земли, и поэтому его невозможно отменить.

Татищев первым начал рассматривать петровскую эпоху как преемницу исторического движения, начатого при Алексее Михайловиче. Он расширил проблематику исторических исследований, признав необходимым изучение всей деятельности человека: установление разных званий, создание гражданских законов, занятий ремеслом, наукой и т.п. В очерке «О ремеслах в России», он представил их историю с древнейших времен до ХУШ в. Татищев первым заявил о необходимости изучать историю других народов, ибо «свою историю нельзя знать не зная иностранной».

Впервые в исторической науки России Татищев дал описание использованных им источников, определил задачи историка в отношении их изучения и поставил вопрос об их критике с позиции «здравого смысла», чему посвятил специальную главу в «Истории Российской».

Работу «историописателя» Татищев сравнивал с трудом архитектора, который «к строению дома множество потребных припасов собирает», планирует «куда что определить, а без этого строение его будет или не твердо, не хорошо и не спокойно». Затем он должен «разобрать припасы годные от негодных.» Ему нужно внимательно смотреть, чтобы «басен за истину и неудобных за бытие не принимать, а паче беречься предосуждения и о лучшем древнем писателе»1. Он действительно собрал в архивах Москвы, Казани, Астрахани, Сибири и использовал огромный материал. Два тома его «Истории» представляют сводку летописного материала и других источников. Он ввел в научный оборот Степенную книгу, Печерский пятерик, Сказание Авраамия Палицина, определил значение для исторических исследований Прологов, Четьи-Меней, хронографов. Ему принадлежит подготовка первых научных публикаций исторических памятников - Русской Правды и Судебника 1550 г. с обширными комментариями ( опубликованы в 17 г.Миллером). Татищев первым в отечественной исторической науке сделал попытку систематизировать исторический материал. Его классификация источников (припасы, известия, предания) сохраняла свое научное значение на протяжении всего ХУШ в. Он выделял летописные источники, дипломатические грамоты, «частные» материалы. Особое внимание Татищев уделял летописям, считая их главным источником по истории древней Руси. Он и на свое произведение смотрел как на собрание древних летописей. В «Истории Российской» им дано описание около двадцати списков летописи и сделана первая попытка представить историю русского летописания.

С целью получения достоверных известий Татищев считал необходимым подвергнуть источники научной критике. Он впервые в отечественной историографии сформулировал ее принципы. Приемы критики Татищева включали: установление автора источника, фиксирование расхождений в описании событий в летописях, анализ языка. Одним из главных его принципов критики источника было согласованность со «здравым смыслом». Проведя такого рода исследования Татищев увидел в летописях явную тенденциозность в изложении событий. «Летописцы и сказатели, - писал он, - за страх некоторые весьма нужные обстоятельства несчастных времен принуждены умолчать или переменить и другим видом изобразить». Татищев разделял все источники по степени достоверности. На первое место поставил источники, авторы которых были участниками событий, на второе – авторами которых были современниками, писавшие позднее, но на основе архивного материала. Он отдавал предпочтение более древним памятникам, авторам отечественным перед иностранными. Его «История» донесла до нас уникальные сведения, не имеющие аналогов в известных науке источников, так называемые «татищевские извести».

Татищев утвердил своим историческим творчеством начавшийся в начале ХУШ в. процесс формирования истории как науки, сделал источники основой исторического исследования и определил основные принципы их критики, обратил внимание на необходимость для историка знания географии, этнографии, хронологии и представил наиболее полную для своего времени рационалистически-прагматическую концепцию истории России, определившую главную идеи последующих концептуальных построений историографии ХУШ –начала Х1Х в. С.М.Соловьев писал: «Заслуга Татищева состоит в том, что он первый начал дело, как следовало начать: собрал материалы, подверг их критике, свел летописные известия, снабдил их примечаниями географическими, этнографическими и хронологическими, указал на многие важные вопросы, послужившие темами для позднейших исследований, собрал известия древних и новых писателей о древнейшем состоянии страны, получившей после название России, – одним словом указал путь и средства своим соотечественникам заниматься русской историей»1.






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 82; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.18 с.) Главная | Обратная связь