Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Организация научных исследований

На всем протяжении ХУШ – Х1Х в. историческая наука продолжала оставаться делом ученых –непрофессионалов, в большинстве своем видных общественных и политических деятелей, писателей, поэтов. Среди них генерал-лейтенант, член Военной коллегии И.Н.Болтин, президент Комерц-коллегии М.М.Щербатов, писатель Н.М.Карамзин и др. Все они по поручению правительства и находясь под его «нудящей», по определению С.М.Соловьева, опекой занимались написанием истории России. Во второй половине ХУШ в. расширился социальный состав ученых, выходцами из разночинных слоев общества, купечества, мелких государственных служащих. Они привнесли в историческую науку новое видение исторического процесса, определили новую проблематику изучения прошлого. С ними связано и формирование просветительского направления в историографии.

Продолжилась практика государственного заказа на создание исторических сочинений. Конкретным лицам получившие такое официальное поручение присваивали звание «историографа», т.е. сочинителя истории. Первым официальным историографом стал в 1747 г. Г.-Ф.-Миллер. В 1768 г. звание историографа было присвоено М.М.Щербатову, в 1803 г. - Н.М.Карамзину. По поручению Екатерины П писал примечания на работы Щербатова и французского ученого Леклерка И.Н.Болтин. Сама императрица не раз давала указания, как излагать историю России и предпринимала собственные попытки к ее написанию. «История должна излагаться, - писала она, - как я сама понимаю или желаю, чтобы она была понимаема». Она должна служить «славе государства и потомству» как предмет сравнения и поучения, должна «протянуть нити между этим славным прошлым и еще более славным настоящим»1. Все писатели прошлого рассматривали свои занятия историей как государственную службу, приносящую пользу в «системе просвещения».

В 1802 г. было создано Министерство народного просвещения для «воспитания юношества и распространения наук», которому стали подконтрольны все ключевые участки научно-исторической жизни и исторического образования – деятельность Академии наук, университетов, школ, военные и духовные заведения.

Петербургская Академия наук. Указом от 28 января 1724 г. была учреждена Петербургская Академия наук – первый общерусский научный центр. В 1747 г. в ней был создан разряд «истории и древности», первым академиком которого стал Ф.Г.Миллер. С 1783г. среди членов Академии не было историков. Лишь в 1798 г. был воссоздан разряд «истории и древности». По указу Павла 1 действительным членом Академии был избран французский ученый Ж.-В.Вивилье. В ХУШ - начале Х1Х в. в составе Академии по историческому разряду избирались приглашенные из-за границы ученые – Г.-З. Байер, А.-Л Шлецер, И.Г.Стриттер, Ф.И.Круг, А.Х.Лерберг и другие. Большинство ученых-иностранцев до избрания в Академию имели высокую научную репутацию в различных областях исторической науки. Они внесли немалый вклад в ее развитие особенно своими разработками проблем критики источников, генеалогии, хронологии, исторической географии, нумизматики и т.п. Русские ученые избирались почетными членами Академии – В.В.Крестинин, Ф.О.Туманский, А.Н.Оленин, Н.М.Карамзин. Но именно с именами русских ученых были связаны наиболее интересные работы по отечественной истории.

Основное внимание академических ученых было направлено на сбор и публикацию исторических памятников. Академия наук явилась организатором первых «научных путешествий», комплексных экспедиций, в задачу которых входил в том числе сбор сведения о народах и регионах страны. Они производили осмотр библиотек и книгохранилищ монастырей с целью нахождения в них древних рукописей и книг. Первым опытом такой экспедиции стала экспедиция 1733-1743 гг. в Сибирь, в которой принимали участие С.П.Крашенинников и Миллер. Она обследовала и описала более двух десятков городов и собрала богатейший архивный материал, который использовало не одно поколение историков. Результатом комплексного изучения географии и истории Сибири и Камчатки явилось составленное Крашенинниковым «Описание земли Камчатской». Собранная Миллером в архивах сибирских городов коллекция документов и книг составила содержание знаменитых его «портфелей».

В конце 60-начале 70-х годов были организованы подобные экспедиции на Урал, Европейский север, в Поволжье, западные районы, территории присоединенные к России после первого раздела Польши. В начале Х1Х в. ученые выезжали в западные районы Сибири, на Кавказ. В 1809 г. в украинских городах России сбор документов производила специальная комиссия Академии наук под руководством Е.Болховитинова.

С середины ХУШ в. типичной формой организации научной работы становятся комиссии и комитеты. Одним из них был Комитет по написанию общего исторического описания Российского государства. Устав Академии 1803 г. поставил задачу усовершенствования и «обогащения новыми открытиями по истории, статистике и экономике». К сожалению, большинство ее проектов не было реализовано.

Существенное место в деятельности Академии наук занимало издание газет и журналов, в которых публиковались и исторические материалы. С 1728 г. под редакцией Миллера издавалась газета «Санкт - Петербургские ведомости» с приложением «Месячные исторические, генеалогические и географические примечания в Ведомостях» (1728-1742). В 1755-1765 г. публиковались «Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению служащие» – первый научно-популярный журнал в России, который знакомил читателей с достижениями науки, в том числе и исторической. С 1732 г. по 1765 г. издавался на немецком языке специальный журнал “Sammlung Russischer Geschichte” (Собрание Российской истории) под редакцией Миллера, где печатались отрывки из летописей, извлечения из византийских авторов, статьи Г.З.Байера, П.И.Рычкова, Ф.И.Самойлова, В.Н.Татищева. М.В.Ломоносова. В 1818 г. началось издание Трудов Академии наук, и в них был выделен специальный историко-филологический раздел.

Академия наук стала центром первой в исторической науке дискуссии, развернутой в связи с обсуждением диссертации Миллера «Происхождение имени и народа российского».

Герард Фридрих Миллер (1705-1783) – официальный историограф России, автор сочинений по истории России, географических и этнографических описаний, редактор изданий Академии наук. Он получил образование в Германии и в 1725 г. был приглашен в Петербургскую академию наук. В 1730 г. был «наречен… профессором истории и членом Академии наук».Он провел большую работу по формированию архива, библиотечного фонда и типографии Академии. В середине 70-х годов был назначен директором Московского архива коллегии иностранных дел (МАКИД).

Занятия русской историей Миллер начал с собирания древних рукописей и архивных материалов. Он практически первым приступил к их широкому сбору и предварительной обработке. Результатом экспедиционной работы явились несколько описаний уездов: «Описание Кузнецкого уезда Тобольской провинции а Сибире в нынешнем его положении», «Географическое описание и современное состояние Нерчинского уезда Иркутской провинции в Сибири» (1739 г.), где он использовал не только географические сведения, но и летописные известия, архивные документы, текущее делопроизводство, материалы опросов местного населения, личные наблюдения. Он обратил внимание на состав населения, его численность, расселение, повинности, различные категории подданных. Наиболее крупной работой его является «Описание Сибирского царства и всех происходящих в ней от начала, а особенно от покорения его Российской державой по сии времена» (1750 г.), опубликованное в 1761-1763 гг. под названием «История Сибири». Кроме этого перу Миллера принадлежат произведения о времени Федора Ивановича, Бориса Годунова, Михаила Федоровича, Петра 1. История Смуты начала ХУП в. изложена им в работе «Опыт новейшей истории о России». Но это произведение Миллера по политическим мотивам было запрещено к публикации. Он собирал материалы для истории Е.Пугачева, хранящиеся сегодня в РГАДА под названием «Пугачевские портфели». В них записки очевидцев, письма частных лиц.

Миллер внес значительный вклад в публикацию источников и исторических трудов. Им были опубликованы Степенная книга,«Судебник 1550 г., с примечаниями Татищевым, «Ядро Российской истории» Манкиева, три части «Истории Российской» Татищева и др.

Основываясь на идеях Просвещения, Миллер старался расширить рамки исторических трудов, включая в них «государственные и народные дела». Он считал, что нельзя ничего умалчивать в «истинном историческом повествовании», что следует изображать не только то, что «имеет отношение к славе», но и «к бесславию», т.е. дикие нравы предков, несчастные войны, притеснения от соседей, пороки отдельных лиц, общественные бедствия и многое другие.

Миллер стремился выйти за рамки утилитарного подхода к изучению истории и высшей целью ее считал «изыскание истины». Главным критерием истины он полагал беспристрастность и достоверность: «избегать того, что ни по каким историческим известиям доказано быть не может». В 1749 г. Миллер представил на обсуждение в Академию наук диссертацию «О начале российского народа и имени его». В ней он высказал идею о норманнском происхождении руссов, о диких нравах их предков. Миллер отверг известие летописи о призвании варягов, характерное для русской историографической традиции средневековья и ХУШ в., и высказал мысль о завоевании варягами русских земель, что было в традиции западноевропейской исторической науки. Этот факт, по его мнению, положил начало иноземной династии Рюриковичей, «откуда подлинная сила происходит фамилии великих князей, царей и императоров российских». Тезис Миллера являлся продолжением позиции другого немецкого ученого, работавшего в России Г.-З.Байера

Готлиб Зигфрид Байер (1694-1738) приехал в Россию в 1726 г. по приглашению Академии наук. Он был специалистом в области древних и восточных языков, античной, византийской и средневековой литературы и истории. В русской истории его преимущественно интересовали древнейшие ее периоды, история народов, населявших ее территорию. Свой взгляд на эти проблемы он высказал в работах: «О происхождении и древнем местожительстве скифов», «О варягах», «Происхождении Руссов» и др. В своих исследованиях по истории России Байер преимущественно опирался на данные античных и средневековых авторов, скандинавские и польские источники. Меньше пользовался русскими, так как не знал русского языка. Выясняя происхождение названий народов, использовал методики своего времени, в частности, лингвистический метод, широко обращался к этнографическому материалу. Байер придерживался версии о скандинавском происхождении Рюрика. Варяги пришли в Новгород из Скандинавии и тем положили начало русскому государству.

Миллер и Байер практически отвергали мысль о саморазвитии славянского общества и говорили о невозможности в силу «дикости нравов» его самостоятельного образования и развития русского государства. Такая позиция Байера и Миллера, получившая название «норманнской теории», особенно в период роста национального самосознания в России и патриотических настроений, на фоне засилия иностранцев в Академии наук и государственном аппарате, вызывала резкое недовольство русских и иностранных ученых – В.Н.Татищева, М.В.Ломоносова, И.Э.Фишера, Ф.Р.Штраубе да Пьемонта и др.

Михаил Васильевич Ломоносов (1711-1765),академик Петербургской Академии наук, добился выдающихся результатов во многих отраслях научного знания. Его обращение к прошлому связано с практическими задачами борьбы за политический и культурный прогресс. Первая работой Ломоносова по истории «Замечания на диссертацию Г.Ф.Миллера «О происхождении имении имени и народа Российского». Затем последовал еще ряд работ: «Древняя Российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого или до 1054 г.» «Краткий российский летописец с родословием», работы о Петре 1 и другие. Историко-патриотические сюжеты затрагивались им и в его поэтических произведениях.

Ломоносов особенно подчеркивал воспитательное, патриотическое значение истории и видел в показе этого основную задачу историка. «Великое есть смертными и приходящими трудами дать бессмертие множеству народа, соблюсти похвальных дел должную славу и принося минувшие деяния в потомство и в глубокую вечность, соединить тех, которых натура долготою времени разделила»1.

Основной идеей его трудов было доказательство величия русского народа, которое, по его мнению, заключалось в древности народа, величине занимаемой им территории, военном могуществе. Он утверждал, что русский народ начинает свою историю задолго до призвания варягов. «Славяне и чудь по-нашему, - писал он, - сарматы и скифы по внешним писателям были древние обитатели в России… Славянский народ был в нынешних российских пределах прежде Рождества Христова, то бесспорно доказать можно».

Ломоносов выдвинул тезис о славянском происхождении Рюрика и его дружины, которые были призваны в Новгород с берегов Балтийского моря, где между Вислой и Двиной жили славянские племена варяго-россов. Название «россияне» происходило, по его мнению, от «росхолан», которые принадлежали славянскому племени и, придя с берегов Черного моря на Болтийское побережье, получили название варяги. Другая часть россов была завоевана рыцарями и поляками. «Сия древняя вотчина первоначальных российских государей ныне подверстана Российской державе, благословенным оружием Великой Елисаветы». И хотя теория Ломоносова не встретила поддержки в последующей историографии, территориальные границы расселения славян он определил правильно: от Эльбы до Волги, от Прибалтики и Дона до Дуная и Балкан.

Ломоносов отверг утверждение «норманнистов» о низком культурном уровне славян, их отсталости. Он находил «владетелей и здателей городов» задолго до прихода Рюрика, тем самым подчеркивая, что славяне находились на том же уровне развития, что и другие народы.

Ломоносов продолжил мысль своих предшественников о том, что государство в России подготовлено было исторически. В начале славяне жили семьями и племенами, управлялись старейшинами. Дальнейшее развитие привело к возникновению единодержавия, т.е. государства. Славяне прошли до того длительный путь развития, обладали высоким уровнем культуры и общественного развития. До прихода варягов они имели монархическое правление. Рюрик установил только династию. Утвержденное им в Новгороде «самодержавие» через Киев, Владимир, Москву, Петербург проникает всю историю. Иногда оно ослабевало, что приносило вред России, усиление становилось благом. Самодержавие составляет силу России, им оно «улучшается, укрепляется, прославляется». Исходя из присущих Ломоносову рационалистических представлений, он во главу угла ставил изучение дел правителей. Особым его вниманием пользовался Петр 1, который своими реформами «совершил направлением всех сил гигантский рывок».

Ломоносов продолжил средневековую русскую традицию расположения исторических событий. Он представил хронологию государей, расположив их по степеням, т.е. по близости правителя к основанию династии.

Плодотворным было положение Ломоносова о формировании, смешении этнических элементов. Нет этнически чистых народов, писал он, «ибо ни о едином языке утвердить невозможно, чтоб они с начала стояли сами собою без всякого изменения». Ученый проводил мысль о единстве всех народов, где каждый, в том числе и русский, является частью всемирной истории, повторяя в своей жизни определенные явления и этапы. Он находил параллели в истории древнего мира и истории древней Руси: владения первых королей римских и самодержавие самовластное все едины.

С этих позиций Ломоносов выступил против главных идей диссертации Миллера. Он увидел в ней «оскорбительные для славянского племени и русского народа» положения. Полемика развернулась вокруг вопросов о происхождении Рюрика и его дружины, слова «руссы», о роли норманнов в образовании государства, об уровне развития славянских племен.

Миллер доказывал норманнское происхождение руссов и Рюрика, низкий уровень развития славян. Ломоносов противопоставил ему тезис о величии славян в древности, славянском происхождение Рюрика и его дружины, настаивал на том, что славяне находились на уровне развития, свойственном другим народам Европы.

Полемика велась очень эмоционально, особенно со стороны Ломоносова. Аргументы далеко не всегда были убедительны и с той, и с другой стороны. Но она привлекла внимание к древнейшей истории славян, проблеме образования государства на Руси, истории самодержавия. Эти вопросы оставались актуальными и для начала Х1Х в.

Решение задачи организации изучения отечественной и всеобщей истории пыталась взять на себя созданная в 1783 г. Российская Академия наук, первым президентом которой стала Е.Р.Дашкова. Но широкая программа переводов «знаменитых классических древних и новейших авторов» не была осуществлена.

 

Университеты России. С середины ХУШ в. центром изучения истории и подготовки специалистов стали университеты. Первые шаги в этом направлении были сделаны при создании в 1755 г. Московского университета с кафедрой всеобщей и российской истории на философском факультете и кафедрой всеобщей и российской юриспруденции и «политики» (т.е. международного права и истории международных отношений) на юридическом факультете. По Уставу университета 1804 г. были образованы факультет нравственных и политических наук с кафедрами философии, правоведения, политической экономии, и словесный, в том числе с самостоятельными кафедрами статистики и географии российской и соответствующей кафедрой по всемирной истории. До начала Х1Х в. как основной предмет преподавалась всеобщая история и лишь в качестве небольшого приложения - история России.

В начале Х1Х в. возобновил свою деятельность университет в Дерпте (1632-1710г.), учреждены были университеты в Вильно (1803 г.), Казани и Харькове (1804 г), в С.-Петербурге (1819 г). Это открывало новые возможности для подготовки собственной российской школы профессионалов-историков. К началу Х1Х в. сформировалась плеяда молодых русских ученых и педагогов: историк, географ и филолог Х.А.Чеботарев, ставший с 1804 г. первым выборным ректором Московского университета, М.Т.Каченовский и Р.Ф.Тимковский (Московский университет), Н.И.Данилевич и П.П.Гулак-Артемовский (Харьковский университет) и др. В начале Х1Х в. были введены ученые степени доктора «по части словесных наук, философии, истории», кандидата «новейшей истории», магистра «исторических наук и политической экономии», что обеспечило подготовку и приток в науку исследователей-профессионалов по отечественной и всеобщей истории.

Университеты с самого начала складывались как единые в своей сути учебные и научные учреждения. Это были две стороны общего научно-познавательного процесса, стимулирующие друг друга.

Научные общества. Существенную роль в развитии исторической науки играли создаваемые при университетах научные общества. В 1771 г. при Московском университете было образовано Вольное Российское собрание, одной из задач которого было выявление и публикация исторических источников. Среди его членов историки, экономисты, писатели: член-корреспондент Петербургской академии наук, историк П.И.Рычков, издатель Н.И.Новиков, писатель В.Г.Рубин, историк Г.Ф.Миллер, юрист С.Е.Десницкий и другие. Общество имело свое издание – «Опыт трудов Вольного Российского собрания при императорском Московском университете».

В 1804 г. там же начало свою работу первое историческое научное общество - Общество истории и древностей Российских (ОИДР), задачей которого было «приведение в ясность российской истории путем собирания, издания и исторического изучения источников». Первым председателем общества стал Х.А.Чеботарев. В его работе принимали участие историки Н.С.Арцыбашев, Е.А.Болховитинов, К.Ф.Калайдович, М.Т.Каченовский П.М.Строев, Н.М.Карамзин, Н.Н.Бантыш-Каменский, А.И.Мусин-Пушкин и другие. По данным современного исследователя В.П.Козлова, к 1820 г. в этом обществе состояло около трети всех авторов, писавших на исторические темы. В 1811 г. при Московском университете возникло Общество любителей российской словесности, которое также занималось публикацией и описанием источников.

Подобные общества были образованы при Казанском университете – Общество любителей отечественной словесности (1806 г.); , Харьковском - Харьковское общество наук (1813 г). Кроме обществ, создаваемых при университетах, были и другие официальные и неофициальные организации, которые занимались розыском и изданием памятников прошлого и научными историческими исследованиями.

Первым неофициальным объединением явилось общество, созданное в 70-х годах ХУШ в. в Архангельске историком местного края В.В.Крестининым. Кроме этого, в конце ХУШ - первой четверти Х1Х в. существовало множество кружков, салонов. География их была широка – Москва, Петербург, Казань, Нижний-Новгород, Ярославль, Одесса. Среди них выделялось Дружеское ученое общество, возглавляемое Н.И.Новиковым; литературное общество - А.И.Тургенева и А.С.Кайсарова; салон А.Н.Оленина, кружок «архивных юношей» и «любомудров». Одной из сторон их деятельности было историко-научные исследования.

Наиболее активным в изучении отечественной истории в ХУШ в. был кружок, неофициальным организатором и руководителем которого был видный политический деятель екатерининского времени, обер-прокурор Святейшего Синода и президент Академии художеств А.И.Мусин-Пушкин (1744-1817). Крупнейший знаток российских древностей он явился одним из инициаторов движения за сохранение памятников истории. Мусин-Пушкин обладал обширной коллекцией древнерусских рукописных материалов. Он открыл для науки уникальный памятник «Слово о полку Игореве». Кружок возник и действовал в 80-е годы ХУШ столетия. Он объединял любителей российских древностей - писателей, государственных деятелей, историков, связанных «историческими упражнениями». Среди его участников обер-гофмейстер императорских театров И.П.Елагин, прокурор Военной коллегии и историк И.Н.Болтин, историки-архивисты управляющийМосковского архива коллегии иностранных дел Н.Н.Бантыш-Каменский и А.Ф.Малиновский и др. Усилия кружка были направлены на решение одной из важнейших проблем исторической науки того времени - собирание письменных материалов, их публикацию и осмысление.

Таким образом в ХУШ- первой четверти Х1Х в. сложилась система организации исторических исследований и подготовки специалистов историков. Она явилась результатом деятельности государства с одной стороны и внутренних потребностей развития исторических знаний с другой.

 

Собирание, публикация и приемы критики источников.

Политика Петра 1 в отношении собирания источников была продолжена действиями Академии наук, указами Екатерины П от 1778, 1791, 1795 гг. Согласно им учреждения духовного ведомства обязаны были провести работу по выявлению и описанию рукописей, хранившихся в Синодальной и Типографской библиотеках в Москве, Троицко-Сергиевом и Иосифо-Белозерским и других монастырях. Эти указы говорят о том значении, которое придавало государство сбору исторических материалов. Однако выполнялись они плохо, о чем свидетельствует и неоднократное их повторение.

Главную роль в сборе и хранении исторических материалов играли архивы, где работали ряд известных специалистов в области отечественной истории: Г.-Ф.Миллер, Н.Н.Бантыш-Каменский, И.Стриттер, А.Ф.Малиновский и др.

В 1724 г. был создан Московского архива Коллегии иностранных, где хранилось уникальное собрание материалов по истории России, ее внешней политики, истории народов, входивших в состав Российской империи с ХП по ХУШ. В начале 80-х годов при Сенате был учрежден Архив старых дел в Петербурге и Москве.

По указу Павла 1 был создан Московский губернский архив, который положил начало организации архивного дела по всей России. Появились архивы при Академии наук и других учреждениях.

Архивы являлись не только местом собирания и хранения исторических материалов, но и одними из центров публикации источников и исторических исследований. В архивах проводилась большая работа по систематизации и описанию архивных материалов, составлению обзоров и исторических справок.

Работа с архивными материалами находилась под строгим контролем государства, что ограничивало возможности их научной разработки. Еще при подборе бумаг бывшей канцелярии князя Меньшикова сенатским определением было положено: те из них, которые «подлежат тайне отдать в Кабинет, а другие, приличные к сочинению истории – в Академию». Доступ в архивы был открыт только узкому кругу ученых, а публикация их материалов должна была осуществляться «под присмотром надежных лиц». Далеко не все историки могли работать с архивными материалами. Только после получения звания официального историографа Щербатову было разрешено пользоваться историческими документами Патриаршей и Типографской библиотек. И.И.Голиков, собиравший документы по эпохе Петра 1, получил разрешение работать в архиве лишь после выпуска им двенадцати томов «Деяний Петра Великого». В 1891 г. был издан приказ Мусина-Пушкина, тогдашнего обер-прокурора Синода, в котором он объявлял: «не показывать никому и никогда синодальных дел». Тем самым был закрыт доступ к пользованию материалами не только синодального производства, но и монастырскими архивами, поступающими в Синод.

Качественно новая ступень в освоении архивных материалов и введении их в научный оборот связана с именем Н.М.Карамзина. Он первым из ученых получил неограниченное право пользоваться архивными материалами. Его называли первым, кто «заставил заговорить архивы». В процессе работы над «Историей государства российского» в распоряжении Карамзина было более сорока рукописных собраний отечественных и зарубежных архивохранилищ. Установить объем проделанной им работы по поиску и обработке архивных материалов позволяют «Примечания» к его «Истории государства российского». Его оппонент Н.А.Полевой в рецензии на «Историю государства российского» писал: «Скажут, что таково было стремление времени (вводить в научный оборот источники), но Карамзин – шел впереди и дал более всех».

В ХУШ в. происходит активное формирование частных коллекций русских древностей, рукописных и старопечатных книг, актов, грамот, обширных книжных собраний. Одним из крупнейших собирателей древних рукописных памятников был Татищев. Его библиотека насчитывала тысячи томов и большое собрание рукописных источников, в том числе летописей. В «Истории Российской» он описывает некоторые свои находки. Среди коллекционеров был профессор римского права Московского университета Ф.Г.Баузе, собравший уникальные древние рукописи и старопечатные книги. Большую коллекцию документов петровской эпохи имел И.И.Голиков. Имели коллекции историки В.В.Крестинин, П.И.Рычков, И.Н.Болтин, М.М.Щербатов. Личное собрание древних рукописей было у Карамзина. Министр иностранных дел Н.П.Румянцев обладал крупнейшей библиотекой и коллекцией рукописных памятников – всего около 28,5 тысяч книг и рукописей. Среди них исторических насчитывалось 12 тысяч. В 1831 г. на основании его библиотеки был создан Румянцевский музей в Санкт-Петербурге, который в 80-е годы был переведен в Москву. Ученые широко пользовались этими частными собраниями.

В.О.Ключевский называл коллекционеров «археологическими Плюшкинами», которые были «не простые любители - собиратели от скуки или по дурной привычки, а набожные поклонники отечественной старины; собирание древнего письменного трепья и металлического хлама было для них не развлечением от нечего делать, а делом пиетета, нравственно-патриотического влечения, одним из способов служения человечеству, как тогда любили говорить».1

 

В начале Х1Х в. собрание исторических материалов начинает приобретать более систематический и целенаправленный характер. Завершил эпоху ХУШ – начала Х1Х в. и открыл новую в плане сбора и публикации исторических материалов, сложившийся в 1813-1814 гг. неофициальное объединение ученых, получивший свое название по имени его организатора, министра иностранных дел Н.П.Румянцева, Румянцевский кружок.

В его работе принимали участие и профессионалы-историки, и любители старины разных поколений и разных национальностей: поляки, немцы, литовцы и другие. Среди них выпускники Московского университета П.М.Строев, впоследствии известный библиограф и археограф, с именем которого связаны значительные находки древних рукописей; К.Ф.Калайдович и А.Х.Востоков знатоки древних памятников славяно-русской письменности и археографы; П.И.Кеппен , лингвист и библиограф, этнограф; востоковед, профессор Московского университета, академик Х.Д.Френ; знаток церковной истории митрополит Ев.Болховитинов; польский историк, профессор Вильнюсского университета И.Лелевель и другие. Кружок имел свои центры в Москве, Петербурге, Смоленске, Вильно, Полоцке.

Начав работу с обследования материалов МАКИД, кружок в 20-е годы значительно расширил свою деятельность. Он заложил основы практики проведения специальных археографических экспедиций, целью которых было комплексное и систематическое обследование церковных, монастырских и частных древохранилищ. Первая экспедиция была организована Калайдовичем и Строевым в 1817 г. Членами кружка било обследовано около 130 государственных, церковных, частных архивохранилищ и библиотек в Подмосковье, Смоленске, Архангельске, Сибири, Белоруссии, Украине, Литве и других частях России. Впервые было проведено широкое и разностороннее изучение более чем сорока архивов и библиотек Польши, Швеции, Финляндии, Голландии, Германии и др. Это был новый шаг в организации поиска и сбора исторических источников. «Впервые в русской исторической науке было проведено столь широкое обследование хранилищ страны, имевшее четко выраженные научные задачи и изобиловавшие рядом замечательных открытий письменных памятников», пишет современный исследователь деятельности кружка В.П.Козлов.1 Сбор документов и книг стал приобретать научную основу и превратился в самостоятельное научное направление. Члены кружка собирали и археологические памятники, нумизматические и этнографические материалы, устные народные предания и т.п. Они открыли и сделали достоянием науки и общества ряд уникальных памятников: «Сборник Кирши Данилова», «Изборник Святослава 1073 г.», рукописи ХП-ХУ в. и др. Собранные членами кружка рукописные материалы составила основу Отдела рукописей Румянцевской библиотеки. По размаху и организационным формам деятельность Румянцевского кружка не имела аналогий в предшествующее время.

В сферу деятельности кружка входила и публикация собранных источников. Его члены принимали активное участие в издании «Собрания государственных грамот и договоров», (первые четыре части вышли в 1813-1829 гг). В него вошло более 1000 документов ХП-ХУП веков. Это собрание стало выдающимся событием начала Х1Х в. и своего научного значения не потеряло до сих пор. Кружок стал инициатором публикации материалов местных архивов. За время деятельности кружка было издно 49 названий книг, некоторые в нескольких томах. Это были публикации источников, исторические исследования, труды по географии и этнографии, экономике, литературе. Кроме этого многие материалы печатались ими в журналах «Отечественные записки», «Северный архив», «Сибирский вестник» и других.

Таким образом был заложил фундамент источниковой базы исторической науки, осуществлено решение задачи, сформулированной Строевым: «собирать, привести в известность и, если не самим обрабатывать, то представить другим средства обрабатывать».1

 

Все это способствовало накоплению исторических материалов, созданию исследовательской базы для изучения истории. Но, по мнению современных ученых, ХУШ в. только прикоснулся к архивным материалам, фольклору, археологическим свидетельствам, но он начал дело и дал пример отношения к источнику.

Традиция публикации текстов древних памятников и исторических сочинений, начатая в петровское время была продолжена во второй половине ХУШ в. Петербургская академия наук положила начало публикации русских летописей. Изданию древних памятников много уделял Миллер, А.Л.Шлецер, С.С.Башилов.

Щербатов продолжил традиции публикации исторических документов в качестве приложений к «Истории Российской». В примечаниях к «Истории государства российского» Карамзина публикация исторических материалов занимает половину ее объема. Многие из них уникальны, так как некоторые из них впоследствии были утеряны для науки.

Сторонница «просвещенного абсолютизма» Екатерина П видела в истории одно из важнейших средств идеологического воздействия на «общее мнение». Она разрешила «учинить собрание всех наших древних и новых публичных трактатов, конвенций и прочих тому подобных актов» и представляла субсидии на издание исторических материалов. Под ее покровительством изданием древних памятников занимался кружок Мусина-Пушкина. Большое внимание публикации исторических памятников уделял Кабинет ее императорского Величества.

Крупнейшим издателем исторических памятников в ХУШ в. был выдающийся деятель русского Просвещения Николай Иванович Новиков (1744-1808). Он известен как редактор и издатель первых русских журналов – «Трутень», «Живописец», газеты «Московские ведомости». В 1779 г. он арендовал университетскую типографию и занялся книгоиздательской деятельностью, а через десять лет уже выпускал около трети всех выходивших в России книг: художественную литературу, переводные сочинения, книги по философии, истории, учебные пособия и т.п. Так он служил делу «просвещения», «врачевания пороков», «отстаивания правды». Главную заслугу Новикова С.Н.Глинка видел в том, что он «двигал вслед за собой общество и приучал его мыслить».

Для Новикова изучение русской истории, ее национальных традиций, «деятельности знаменитых наших предков, древнерусских добродетелей» было средством нравственно-патриотического воспитания народа, «любви и уважения к прошлому своего отечества». Уже первые подготовленные им публикации - «Древняя Российская Идеография» (1773 г.), сборник документов «Повествователи древностей Российских» (1776 г.) обратили на себя внимание. Крупнейшим явлением в исторической науке того времени, не утратившим своего значения и до сих пор, стала многотомная публикация памятников Х-ХУШ в. – «Древняя Российская Вивлиофика или собрание разных древних сочинений». Первое издание в 10 томах вышло в 1773-1775 гг., переизданное в 1788-1791 гг. уже в 20 томах. исправленное и дополненное издание в 20-ти частях. В «Вивлиофике» представлены разнообразные исторические материалы из архивов и частных коллекций: законодательные акты, статейные списки, заметки о путешествиях, топографические и географические описания, родословные, выписки из разрядных книг, летописные тексты и др.

В ХУШ в. было предпринято еще одно двенадцати томное издание - «Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России» (1788-1790) Его подготовил И.И.Голиков (1735-1801). В 1790-1797 гг. он издал еще 18 томов «Дополнений к Деяниям Петра Великого». Первые девять томов представляют собой жизнеописание Петра 1, а последующие – собственно публикации источников.

В начале Х1Х в. указом Александра 1 обязанность издавать древние летописи была возложена на ОИДР. В 1811 г. начала свою работу Комиссия печатания государственных грамот и договоров при МАКИД. В 1813-1828 гг. вышли в свет первые четыре тома издания «Собрания государственных грамот и договоров». Оно включало материалы ХШ- начала ХУП в., в большинстве своем неизвестных историкам. В 1815г. были изданы «Российские достопамятности», представлявшие собой уникальный подбор материалов ХП-ХУП в.

К началу Х1Х в. сложилась традиция публикации документов в периодической печати. По подсчетам современного ученого В.Ю.Афиани в сорока с лишнем изданиях в первой трети Х1Х в. было опубликовано свыше 1500 документов.Исторические документы становились органическим элементом отече

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 34; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.171 с.) Главная | Обратная связь