Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Период первоначального накопления исторических знаний в древней и Московской Руси.



Жизнь, деятельность и исторические взгляды М.В. Ломоносова

Великий русский учёный, химик, физик, художник и поэт Михаил Васильевич Ломоносов был рождён 19-ого ноября 1711-ого года в Архангельской губернии. С раннего детства Михаил Ломоносов тянулся к знаниям. Очень рано ему удалось освоить грамоту. Будущий великий учёный и поэт проживал с отцом и мачехой, которая никогда не любила пасынка. Когда юный Ломоносов узнаёт, что отец хочет его женить, он претворяется больным. После чего, получив паспорт, сбегает из родного дома и идёт пешком в Москву, чтобы продолжить своё дальнейшее образование. Придя в Москву, Михаил Ломоносов поступает в Славяно-греко-латинскую академию. Он живёт очень бедно, голодает, мёрзнет. Не смотря на сложившиеся тяжелейшие обстоятельства, ему удаётся преодолевать все преграды при помощи своего трудолюбия, упорства и усидчивости. В результате этого, спустя пять лет, Ломоносов заканчивает курс обучения, который обычно все проходят за двенадцать лет. И заканчивает Славяно-греко-латинскую академию Ломоносов с огромным успехом, благодаря чему его отправляют в Германию, чтобы он мог там продолжить своё образование. Это очень важный поворот в биографии Ломоносова. Годы обучения в Германии пролетают очень быстро, каждый день, проведённый за границей, был очень насыщенным. Ломоносов много учится, экспериментирует, читает лекции, сочиняет стихи. В 1741-ом году Михаил Васильевич возвращается в Россию. И тут в биографии Ломоносова происходит новый поворот – его назначают адъюнктом физики в академию наук Петербурга. И уже в 1744-ом году он получает звание профессора химических наук. Невозможно оценить тот вклад, который внёс Ломоносов в развитие многих наук – химии, физики, астрономии, географии, геологии и многих других – настолько велики его достижения. В 1754-ом году происходит, пожалуй, самое важно событие в биографии Ломоносова Михаила Васильевича – он начинает разрабатывать проект Московского университета. Спустя года он станет главным высшим учебным заведением России, и будет назван в честь своего создателя. Михаил Васильевич Ломоносов умер 15-ого апреля 1765-ого года в Санкт-Петербурге.
Интерес Ломоносова к истории продолжался всю жизнь. Он считал историю важнейшей наукой на ряду с математикой и физикой. В конце 40-ых годов ломоносов принимал участие в важнейших научных дискуссиях: обсуждение и рецензирование «Истории Сибири» Миллера. Осуждал его суждения о Ермаке, что он грабил и убивал. Он критиковал Миллера за неверное освещение фактов и событий. Таким образом диссертация Миллера была не одобрена.

Составляет систематическую русскую историю до 1751 г. по собственной инициативе. Тщательно подходил к этому делу стремясь изучить иностранные и русские источники. Историк не должен быть простым регистратором.

Печатание труда Ломоносова началось 1758, а книга окончательна вышла в свет 1766 г. когда автора уже не было в живых.

Первая часть с древ времен до первого разделения самодержавия

Вторая часть До батыева нашествия

Третья До ивана 3.


 

Историческая концепция И.Г. Эверса.

Вторая четверть 19 в. ознаменовалась появлением направления, которое получило название критического. Ее представители были Эверс, Каченовский, Полевой. Несмотря на различие тематики исследования их объединило стремление растолковать факты в духе философской истории, критическое отношение к авторитетам и источникам, стремление установить историческую истину и отказ от упрощенного объяснения событий прошлого. Основателем направления считают немца Иоганна Эверса (1782-1830), вся деятельность которого проходила в Дерптском университете, где он был профессором и ректором.Автор 25 исследований. Все они написаны на немецком языке. В 1807 г. издал «О происхождении русского гос-ва». Она направлена против норманнской теории. Эверс отмечал, что русс. Гос-во сущ-ло до призвания варягов, первое упоминание о нем он относит к 532 г. Эверс пытался доказать черноморское происхождение Руси. Для док-ва он обратил главное внимание на изучение законов и обычаев, так как «они свидетельствуют о внутренних основаниях народной деят-сти». В другой работе 1816 г. «История русов» изложил периодизацию истории России. Выделил 4 этапа: 1) 532-1015 2)1015-1224 3) 1224-1533 4)1533-1689. Новое у Эверса- каждый период он начинает одинаковыми обзорными главами, посвященные гос. строю, управлению, город. населению, правам и религиям. Внутреннее устройство исследования было особенно тщательным. Самым выдающимся трудом является книга «Древнейшее право русов в его историческом раскрытии». В нем Эверс попытался рассмотреть исторические явления во взаимосвязи, опираясь на гегелевскую диалектику. Цель исследования :показать на основании истории россии постепенный ход права, возникшего из патриархального состояния гражданского общества. Метод Эверса состоял в сопоставлении событий русской истории и европейской. Эверс утверждал, что каждое явление результат определенных исторических обстоятельств. С именем Эверса связано создание «родовой теории» или т.н. «родового быта»ю Концепция эверса внешне проста. Гос-во развивается на базе родовых отношений. Первичная ячейка рода является семья. Само же гос-во в первичном виде представляет собой соединение многих великих родов. Эта тема стала центр-ной в российской историографии. Труды эверса оказали влияние на историков вт.пол. 19 в. Соловьев вспоминал, что книга Эверса «Древнейшее право русов» составляет эпоху моей умственной жизни, ибо у карамзина я набирал только факты, эверс же ударил по мыслям, заставил думать над русской историей.


 

Жизнь, деятельность С.Ф. Платонова. «Академической дело» Биография

Единственный ребёнок в семье коренных москвичей, В 1869 году они переехали в Санкт-Петербург, где отец будущего историка дослужился до управляющего типографией Министерства внутренних дел и выслужил с 1878 года потомственное дворянское достинство

О занятиях историей вначале не помышлял, писал стихи и мечтал о карьере профессионального литератора, что и привело 18-летнего юношу в1878 году на историко-филологический факультет Петербургского университета.

Платонов был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. Первоначально намеревался посвятить свою магистерскую диссертацию общественному движению, которое создало ополчение князя Дмитрия Пожарского,

Для решения поставленной задачи привлёк более 60 произведений русской письменности XVII века, изученных им по 150 рукописям, многие из которых оказались открытием для науки. В 1888 году опубликовал диссертацию, которая сначала печаталась в Журнале Министерства народного просвещения, отдельным изданием, а 11 сентября того же года успешно защитил её на степень магистра русской истории, что позволило ему занять с 6 февраля 1889 года должность приват-доцента, а с 1890 года — профессора по кафедре русской истории Петербургского университета.

В 1895—1902 годах был приглашён (как один из наиболее талантливых университетских профессоров) в качестве преподавателя русской истории к Великим князьям Михаилу Александровичу,Дмитрию Павловичу

, Андрею Владимировичу и Великой княгине Ольге Александровне.

30 октября 1899 года защитил «Очерки…» в Киеве в университете св. Владимира[1] в качестве докторской диссертации (официальным оппонентом выступил профессор В. С. Иконников).

С 1900 по 1905 год был деканом историко-филологического факультета Петербургского университета.В 1903 году возглавил только что организованный Женский педагогический институт (первый в России женский педагогический вуз), который привёл в образцовое состояние.В 1912 году к 30-летию преподавательской деятельности был утверждён в звании заслуженного профессора, после чего в январе 1913 года вышел на пенсию, передав кафедру своему ученикуС. В. Рождественскому

и перейдя на ставку сверхштатного профессора.

В 1916 году ввиду начавших его тяготить административных обязанностей оставил директорство и в Женском педагогическом институте. В том же году переехал со всем семейством в просторную квартиру на Каменноостровском проспекте.

К Октябрьской революции отнёсся отрицательно, посчитав её случайной и ни с какой точки зрения не подготовленной, однако уже через несколько месяцев был вынужден пойти на сотрудничество с большевиками, помогая Д. Б. Рязанову налаживать работу по спасению петроградских архивов и библиотек.

В первые послереволюционные годы вновь взвалил на себя нелёгкий груз административных и общественных должностей:в 19181929 годах — председатель Археографической комиссии;в 1918—1923 годах — директор Археологического института;в 1918—1923 годах — заведующий Петроградским отделением Главархива;с апреля 1923 по октябрь 1925 года — председатель археологического отделения ФОН Петроградского университета;председатель Археологического общества;

3 апреля 1920 года Общим собранием Российской Академии наук был избран (за большой вклад в развитие русской исторической науки) её действительным членом (что могло произойти и гораздо раньше, если бы не отрицательное отношение к его кандидатуре со стороны ряда влиятельных академиков кадетского толка, вроде А. С. Лаппо-Данилевского).

На рубеже 1920-х годов задумывал большую работу о начале Русского государства, поговаривал и о необходимости пересмотра работ А. А. Шахматова, однако всем этим планам не было суждено осуществиться.

В 1922 году был назначен (после смерти А. С. Лаппо-Данилевского) руководить работой Постоянной исторической комиссии Академии.

1 августа 1925 года стал (после смерти академика Н. А. Котляревского) директором Пушкинского Дома, а 22 августа того же года был избран директором Библиотеки АН СССР (БАН).

В том же году будто бы запретил А. А. Введенскому (специалисту по истории Древней Руси) читать в Первом историческом исследовательском институте при ЛГУ в «духе времени» доклад ореволюции 1905 года на Урале и потребовал замены этого доклада докладом о Строгановской иконе.11 июля 1928 года выступил в Берлине перед своими немецкими коллегами с докладом «Проблема русского Севера в новейшей историографии». Там же имел контакты и с некоторыми представителями русской эмиграции, в том числе со своим бывшим учеником Великим князем Андреем Владимировичем, что в дальнейшем было использовано против историка. В сентябре 1928 года отказался от директорства в БАН, а в марте 1929 года — и от директорства в Пушкинском Доме. В 1929 году на мартовской сессии АН СССР был избран академиком-секретарём Отделения гуманитарных наук (ОГН) и членом Президиума АН.

В ночь на 12 января 1930 года был арестован вместе со своей младшей дочерью Марией чекистом А. А. Мосевичем по подозрению «в активной антисоветской деятельности и участии в контрреволюционной организации».

После 19-месячного пребывания в Доме предварительного заключения на ул. Воинова (бывшей Шпалерной) и печально знаменитых ленинградских «Крестах» был выслан 8 августа 1931 года в сопровождении двух своих дочерей, Марии и Нины, в Самару, где 10 января 1933 года скончался в больнице от острой сердечной недостаточности. Был похоронен на городском кладбище.

Академическое дело

6 ноября 1929 года в канун праздника ленинградская «Красная газета» преподнесла читателям новость:

В Академии наук были спрятаны важные политические документы. Академик С. Ф. Ольденбург отстранен от должности непременного секретаря. <…> Некоторые из этих документов имеют настолько актуальное значение, что могли бы в руках Советской власти сыграть большую роль в борьбе с врагами Октябрьской революции как внутри страны, так и за границей.

Оказалось, что членами Правительственной комиссии Наркомата рабоче-крестьянской инспекции СССР по проверке аппарата Академии наук «в одной из комнат» Библиотеки АН (БАН) были обнаружены нигде не зарегистрированные списки лиц, получавших «особое вознаграждение за борьбу с революцией». Также членам комиссии был предъявлен запечатанный пакет, в котором оказались подлинные экземпляры отречения от престола Николая II (его подпись была засвидетельствована министром двора В. Б. Фредериксом) и его брата Великого князя Михаила. Председатель комиссии Ю. П. Фигатнер подчеркнул:

В распоряжении правительства этих документов не было.

Среди других бумаг, обнаруженных членами комиссии в рукописном отделении БАН, были материалы Департамента полиции, корпуса жандармов, царской охранки и контрразведки. ВПушкинском Доме были обнаружены переписка Николая II с петербургским генерал-губернатором Д. Ф. Треповым по поводу событий 9 января 1905 года, архив московского губернатора и шефа жандармов В. Ф. Джунковского, материалы посла Временного правительства в ЛондонеВ. Д. Набокова. В Археографической комиссии оказались ещё более интересные документы: архив ЦК партии кадетов, архив ЦК партии эсеров, архив Объединённой социал-демократической организации Петербурга, списки членов Союза Русского Народа, шифры жандармского управления, дела провокаторов, материалы Учредительного собрания и Комиссии по его роспуску, часть архивов П. Б. Струве и А. Ф. Керенского.

В составленной вице-президентом АН А. Е. Ферсманом по поручению председателя СНК СССРА. И. Рыкова «Докладной записке…» от 6 ноября 1929 года основным виновником был назван Платонов, которому было предложено подать в отставку, что он и сделал через два дня. Однако его отставка ничего не дала. На рубеже 1929/1930 годов пошли аресты историков и краеведов, был арестован и сам Платонов, на квартире которого были обнаружены револьвер иностранного производства, а также письма на его имя от Великого князя Константина Константиновича (младшего) и П. Н. Милюкова.

На следствии Платонов вёл себя мужественно, несмотря на угрозы в отношении арестованных дочерей, и долго отказывался дать нужные показания. Сломал историка следователь А. А. Мосевич, указавший, что правдивые показания нужны не следствию, которому всё и так ясно, а истории. Учёный сдался:

Касаясь своих политических убеждений, должен сознаться, что я монархист. Признавал династию и болел душой, когда придворная клика способствовала падению б. царствующего Дома Романовых.

Далее было установлено, что в одной из приватных бесед в кабинете Платонова он указал на более подходящую с его точки зрения кандидатуру Великого князя Андрея Владимировича как претендента на русский престол по сравнению с выдвинутым русскими белоэмигрантами-монархистами Великим князем Кириллом Владимировичем.

Получив недостающее звено, следствие выдвинуло обвинение в создании Платоновым в Академии наук контрреволюционной монархической организации под названием «Всенародный союз борьбы за возрождение свободной России», целью которой являлось свержение советской власти и установление конституционно-монархического строя во главе с Великим князем Андреем Владимировичем. Причём роль будущего премьер-министра отводилась самому Платонову. Всего по делу «Всенародного союза борьбы за возрождение свободной России» проходило 115 человек.

Следствие продолжалось более года. 2 февраля 1931 года на чрезвычайном Общем собрании АН СССР её новый непременный секретарь, член ВКП(б) академик В. П. Волгин сообщил об установлении факта участия академиков Платонова, Е. В. Тарле, Н. П. Лихачёва и М. К. Любавского в контрреволюционном заговоре и предложил их исключить из состава её действительных членов. После этого слово взял президент АН А. П. Карпинский. Стенограмма его выступления не сохранилась, но «Красная газета» сообщила о «контрреволюционной вылазке» учёного, который якобы назвал необязательным исключение Платонова и его коллег из Академии (каковое всё же состоялось).

На рубеже января/февраля в Ленинграде состоялся суд над Платоновым и Тарле, на котором оставшиеся на свободе младшие коллеги и ученики Платонова отрекались от него, возможно из опасений за свою судьбу.

Унификация исторического знания. В 30-е гг. в СССР произошла трансформация недемократического централизма в авторитарно-административную и, наконец, авторитарно-деспотическую систему Было завершено создание двух охранительных режимов - административно-карательного и пропагандистско-идеологического Политика стала играть решающую роль в складывании историографической ситуации в стране, а конкретные исследования стали сверяться с историческими взглядами И. В. Сталина.

Фундаментальным пониманием исторических событий И. В. Сталин не обладал, однако невеждой в истории не был. Краеугольной в его понимании истории России была мысль об ее отсталости, высказанная в 1931 г. в речи на I Всесоюзной конференции работников промышленности. И. В. Сталин говори «История старой России состояла, между прочим, в том, что ее непрерывно били за отсталость. Били монгольские ханы. Били турецкие беки. Били шведские феодалы. Били польско-литовские паны. Били англо-французские капиталисты. Били японские бароны. Били все - за отсталость. За отсталость военную, за отсталость государственную, за отсталость промышленную, за отсталость сельскохозяйственную» В трактовке И. В. Сталина с образованием Российского централизованного государства была решена задача «обороны от нашествия турок, монголов и других народов Востока», однако «технико-экономическая отсталость» страны существовала и в XVII в., и в XVIII в. Но существовал и Петр I, который, «имея дело с более развитыми странами на Западе, лихорадочно строил заводы и фабрики для снабжения армии и усиления обороны страны... Это была своеобразная попытка выскочить из рамок отсталости» Для И. В. Сталина характерен четко выраженный прагматизм в оценке исторических личностей. Уже после войны на встрече с постановщиками фильма «Иван Грозный» он далеко не случайно назвал того же Петра I «Петрухой», заметив, что тот не национален - ибо открыл дверь иностранцам. Логика И. В. Сталина здесь достаточно очевидна--необходимо поскорее отгородиться от «тлетворного влияния» Запада, аналогии петровского «открытого окна» в Европу поэтому не нужны.

Особое внимание И. В. Сталин уделял истории партии. В 1931 г. он написал письмо в редакцию журнала «Пролетарская Революция» «О некоторых вопросах истории большевизма», в котором акцентировал внимание па «ошибках» историков Запада, а также авторов четырехтомной «Истории ВКП (б)» под редакцией Е. М. Ярославского. «Проработке» подверглись И. М. Альтер, А. Г. Слуцкий, Д. Я. Кии, Д. А. Баевский, С. А. Пионтковский, И. И. Минц, Н. Н. Эльвов и др. В начале 1937 г. И. В. Сталин обратился с письмом «Об учебнике истории ВКП(б)» к составителям книги по истории партии. «Я думаю, - писал он, -- что наши учебники по истории ВКП(б) неудовлетворительны по трем главным причинам. они излагают историю ВКП(б) вне связи с историей страны, либо потому, что ограничиваются рассказом, простым описанием событий и фактов борьбы течений, не давая им необходимою марксистского объяснения, либо же потому, что страдают неправильностью конструкции, неправильностью периодизации событий»

Сам И. В. Сталин давал весьма своеобразное определение истории партии: «История пашей партии есть история преодоления внутрипартийных противоречий и неуклонного укрепления рядов нашей партии на основе этого преодоления» Опираясь на него, он разработал свою схему периодизации истории ВКП(б): 1) исключил из периодизации дату II съезда РСДРП (1903 г.) и свел его значение к образованию РСДРП и появлению фракций большевиков и меньшевиков. По сути дела, отрицался факт образования партии нового типа, вопреки утверждению В. И. Ленина о том, что большевизм существует как течение политической мысли и как политическая партия с 1903 г.; 2) исключил из периодизации ленинский «период подготовки революции», зато включил 1904 г. в «годы революции», добавив к ним и «период русско-японской войны»; 3) продлил период реакции до 1912 г. и связал оформление большевиков в партию с VI Пражской конференцией РСДРП; 4) перенес на два года (с 1910 на 1912) начало периода нового революционного подъема;5) соединил период империалистической войны с Февральской революцией, сократив продолжительность последней до марта 1917 г.

Позднее в «Кратком курсе истории ВКП (б)» И. В. Сталин писал: «Книга Ленина «Что делать?» была идеологической подготовкой такой партии. Книга «Шаг вперед, два шага назад» была организационной подготовкой такой партии. Книга Ленина «Две тактики социал-демократии в демократической революции» была политической подготовкой такой партии. Наконец, книга Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» была теоретической подготовкой такой партии.

Можно с уверенностью сказать, что никогда еще в истории ни одна политическая группа не была основательно подготовлена к тому, чтобы оформиться в партию, как большевистская группа» Утверждая это, И. В. Сталин фактически свел процесс подготовки партии нового типа к созданию В. И. Лениным четырех названных выше трудов, содержание и значение каждого из которых он сузил до единственного аспекта. Послеоктябрьская периодизация истории партии, предложенная И. В. Сталиным, базировалась на фетишизации партийных директив и выступлений вождей. Она исключала НЭП, зато выделяла период «борьбы за индустриализацию» (1926-1929 гг.), относящийся по времени, когда она фактически не велась, период «борьбы за коллективизацию» (1930-1934 гг.), и, наконец, период «завершения социалистического строительства» (1935-1937 гг

В постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б «О преподавании гражданской истории в школах СССР» (16 мая 1934 г.) указывалось, что главным недостатком совет с кой исторической науки являлась подмена изложения конкретного хода истории абстрактными социологическими схемами. К концу лета 1934 г. был подготовлен конспект учебника по истории СССР, на который в августе 1934 г. А. А. Жданов, С. М. Киров и И. В Сталин написали «Замечания». Их текст был одобрен Политбюро ЦК ВКП(б).

. К середине 30-х гг. марксистская методология достаточно прочно укоренилась в системе АН СССР, бывшей когда-то оплотом немарксистской исторической науки (носители иного мировоззрения к этому времени в большинстве своем были репрессированы). Поэтому в феврале 1936 г. было принято решение о ликвидации Коммунистической академии и. передаче ее учреждений АН СССР. На основе этого решения образовался Институт истории, в котором было создано восемь секторов.

25. Историографическая наука в годы ВОВ В 1941-1945 гг. произошли значительные потери в составе историко-научных кадров. Многие научные исследовательские институты и учреждения подверглись эвакуации или реорганизации. Подобное распределение научных сил по территории страны имело и своё положительное значение в плане формирования национальных историко-научных кадров, становление новых и исследовательских образовательных центров на Урале и в Сибири. Произошел взлет исторического самосознания нации, идеологически была востребована национальная история с культом героических личностей прошлого, прежде всего военачальников. В отечественной историографии существовала устойчивая традиция в периодизации советской исторической науки во время войны. Два этапа: рубежом служил 1943 год. Если до 1943 года происходил процесс эвакуации научных учреждений на восток страны, то в 1943 году начался процесс реэвакуации. Если на первом этапе историки уделяли основное внимание выполнению научно-пропагандистских и популяризаторских задач, то с 1943 года многие историки вернулись к начатым еще до войны работам.

Историографическая ситуация периода ВОВ характеризуется определенным свертыванием научно-исследовательской работы и реорганизации исторической науки в условиях нового времени. Одним из элементов реорганизации стала эвакуация исторических учреждений вузов, архивов, музеев в восточные районы страны. Институт истории АН СССР был переведен в Ташкент, группа Б. Д. Грекова, и Алма-Ату (Панкратов). Московский университет – в Ашхабад, позднее в Свердловск, Киевский и Харьковский университеты – объединенные в Единый Украинский университет в Кзыл-Орду. Археологи разместились в Ташкенте, Казани и Елабуге. Группа историков первоначально оставалась в Ленинграде (Тарле, Валк С. Н., Державин Н. С.). Институт истории материальной культуры был разбросан по 10 городам.

В трудной обстановке первых лет войны были созданы структуры, призванные осуществлять сбор материалов по истории борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, которые стали составной частью реорганизованной исторической науки. В декабре 1941 года по инициативе секретаря ЦК МГК ВКП(б) Щербакова А. С. при московском комитете партии была создана комиссия по истории ВОВ. Во главе которой стал профессор, начальник управления агитации и пропаганды Александров, и член-корреспондент, позднее академик АН СССР И. И. Минц.

Комиссии по сбору материалов по истории войны были созданы так же при ЦК ВЛКСМ, Наркомах, в армии и на флоте, в областях, краях и республиках. В 1943-1944 годах такие комиссии стали создаваться в освобождённых районах страны. К началу 1945 года было собрано около 5 000 стенограмм и документов, большое количество рукописей, дневников, записок и других материалов.

Расширилась деятельность военных историков и преподавателей истории в военных учебных заведениях. При генеральном штабе функционировал военно-исторический отдел, а затем Управление по использованию опыта войны, а в штабах фронтов и армий специальные отделения.

Структура исторической науки в годы войны претерпела существенные изменения, связанные с расширением и специализацией сети исторических учреждений. В 1942 году было решено создать институт славяноведения, окончательно вопрос о его создании был решён осенью 1946 года. Институт существовал при АН СССР. В 1944 году был создан Институт истории искусства АН СССР. 1943-1945 годах были созданы АН Узбекистана, Армении и Киргизии с историческими отделениями.

Нововведение по разряду истории имели место и в университетах и пединститутах. На историческом факультете МГУ было создано отделение Востока (1946), на историческом факультете ЛГУ были образованы кафедра истории славян (1941), восточный факультет (1944), кафедра византиноведения (1945). В Среднеазиатском Университете организован Восточный факультет были отделения – ирано-афганское, уйгурское, турецкое. Филфак Казахского университета (Алма-Ата) был реорганизован в Истфилфак, при котором было открыто историческое отделение. Создан Казахский женский пединститут с истфаком (1944). Начал работу истфак в Красноярском пединституте.

Первые годы войны произошло сокращение выпуска изданий исторической периодики, прекратился выпуск журналов Красный марксист, Пролетарская революция, Военно-исторический журнал. Журнал Историк-марксист был слит с Историческим журналом, который в годы войны являлся единственным историческим журналом. С 1944 года стали выходить «Известия АН СССР. Серия истории и философии» до 1952 года.

По подсчетам историков библиография книг и брошюр по истории напечатанных в годы войны составляет 599 наименований. Среди приоритетных направлений научных исследований этого периода можно выделить следующие:

1. История дипломатии и внешней политики. Трёхтомник История Дипломатии, двухтомник Тарле «Крымская война». При этом выходили не только фундаментальные труды, но и научно-популярные, пропагандистские брошюры. Тихомиров М.Н. – борьба русского народа с немецкими интервентами в XII-XV веках (1942), И.И. Минц – Красная армия в борьбе с германскими захватчиками в 1918 году (1941)

2. Интерес к историческим персоналиям из отечественной истории – работы Бахрушина С.В. – «Дмитрий Донской», «Иван Грозный», «Минин и Пожарский». Работа Нечкиной М.В. «М.И. Кутузов». Пичета В.И. «Александр Невский», Тарле Е.В. «Александр Суворов». В годы войны выходили серии – «Великие русские полководцы», «наши великие предки»

3. История славянских народов – «Вековая борьба западных и южных славян против германской агрессии: сб. ст.» (1944), Державин Н.С. «Героическая борьба народов Чехословакии с немецкими варварами» (1942), Пушкаревич К.А. «Чехи» (1942).

Изучение отдельных проблем истории России в отечественной историографии в 1920-е – 1990-е годы.. в 20-е основное внимание историков привлекала разработка освободительного движения. 1925- 100 летие восстания декабристов. 1300 различных рвбот. . выделяется работа Нечкиной. (обзество соединения славян). В 1930-е увидел свет алфавит декабристов. Некоторые оценивают движение как помощь заговорщиков. Основную роль в исследовании сыграл Стеклов. Автор двухтомной книги «Черныше и его жизнь и деятельность». Он заявил, что черныш задолго до ленина как крестьянский революционер. 1918 – орган народной воли 50 лет. Издано собрание сочинений ткачева , сборник документа о народных организациях ульянов и дело 1 марта 1983.

Проблема марксистского движения привлекла историков. 4-х томный труд истории ВКПб емельяна Ярославского (1880 до конца гр.в.)

1930-е годы ист росии пер феодализма \ дискуссия о характере строя в др. руси в 1932г. Греков считал, что возникновение феода-экон формации 1934 г. «очерки по истории феодал в рос» где считал, что феодализм шел с госуд строем, и вывод, о том, что государство складывается только после выравнивания. Поздние этапы феодализма – выделил веселовский в своей монографии «село и деревня в северной руси 14-18в» в 1906 – процесс закрепления крестьян в связи с вотчинным режимом.

1950-е годы. Внимание уделяется на происхождение феодального строя. Большинство сходятся во мнение о феодальной основе киевской руси. 1946 греков опубл «Крестьяне на руси» вост-слав пришли к феод минуя рабовал формац. Юшков моногр «русская правд» 1950 г. Считал, что общество переходит от первобытного-общинного к рабовладельческ, где соседствует три уклада: феодаль,рабовла,первоб-общин. Тихомиров «Древнерусские города» 46г. Показал орган связь м\у феодаль отношениями и ростом городов. Иной аспект рыбакова 1948г. «ремесло в древней руси» считал, что процесс феодализма уходит в глубь веков. В 1950-е археол исследования в Новгороде, под руковод Арцеховского, обнаружены первые берестяные грамотыАвдучиным. В 1946 году начались дискуссии по «образованию Русского Госсударства» смирнов искал соц-экон предпосылки.. черепнин труд «рус арх 13-15 века. В труде дана обобщенная характеристика соц-экон развития русских земель в процессе объедин. Рост крепост отношен и зарождение помест систе – эта политика привела к централизации. 19 век изучала Нечкина – декабр движен. Свирская «о петрошевцах», базилевич «о колоколе»

Генезис феодал представлен в трудах Рыбакова изложил в 1964 году. Зимин подверг сомнению создание Слова о полку Игореве в 12 веке, считал, что монахом в 18 веке. Смирнов, маньков о крестьянских войнах в россии. Ковальченко первым использовал материалы статист к материалам пре пол 19 века с помощью изложения «рус крепост Крестьян пер полов 19 века» .большое внимание историков привлекала отмена крепост права. , также Гр. Война , октя револ, и ВОВ. 1967г. Минц трехтомник История Вел отеч войны., городец история рождения сов. Рос, спирина по истории партии эсеров и меньшевиков, Волобуев по истории полит времен правит, гусев о левых эсерах.

 

 

Период первоначального накопления исторических знаний в древней и Московской Руси.

Накопление исторических знаний в 11 – 17 веках происходило путем летописания. Летопись — более или менее подробный рассказ о событиях. Русские летописи являются основным письменным источником по истории России допетровского времени. Начало русского летописания относится к XI веку, когда в Киеве начали делать исторические записи. Количество сохранившихся летописных памятников по условным оценкам составляет порядка 5000.Большинство летописей в виде оригиналов не сохранились, а сохранились их копии и частичные переработки - так называемые списки, созданные в XIV—XVIII веках. Под списком подразумевается «переписывание» («списание») с другого источника. Списки эти по месту составления или по месту изображаемых событий исключительно или преимущественно делятся на разряды. Списки одного разряда различаются между собой не только в выражениях, но даже в подборе известий, вследствие чего списки делятся на редакции. Различия в списках наводят на мысль, что летописи — это сборники и что их первоначальные источники не дошли до нас. Мысль эта, впервые высказанная П. М. Строевым, ныне составляет общее мнение. Основные летописи:1. Несторовский списокДругое название — Хлебниковский список. Список этот С. Д. Полторацкий получил у известного библиофила и собирателя рукописей П. К. Хлебникова. печатное издание Несторовской летописи было опубликовано на немецком языке А. Л. Шлецером. 2. Лаврентьевский список Лаврентьевская летопись была открыта графом А. И. Мусиным-Пушкиным, происхождение её неизвестно. Лаврентьевская летопись содержит самый ранний из сохранившихся список «Повести временных лет», который составляет более половины содержания.3 Ипатьевский списокИпатьевская летопись получила свое название по месту нахождения — историк Н. М. Карамзин обнаружил список XV века в Ипатьевском монастыре под Костромой4. Радзивилловский списокРадзивилловская летопись написана полууставом конца XV века и богато иллюстрирована (604 рисунка). Из-за иллюстраций сей список называется лицевым. В 1716 году по приказу Петра I была сделана копия, во время же Семилетней войны (1760) был приобретён и оригинал.






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 273; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.182 с.) Главная | Обратная связь