Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Историческая концепция С.М.Соловьёва. (1820 - 1879)



Приступая к написанию «Истории России», Соловьёв так формулировал свою задачу: «Не делить, не дробить русскую историю на отдельные части, периоды, но соединять их, следить преимущественно за связью явлений; за непосредственным преемством форм; не разделять начала, но рассматривать их во взаимодействии, стараться объяснить каждое явлениэ из внутренних причин, прежде чем выделить его из общей связи событий и подчинить внешнему влиянию - вот обязанность историка в настоящее время».Признавая органичность исторического развития, Соловьёв охотно сравнивал человеческое общество с лживым организмом, проводил сравнение между историческими эпохами и возрастами человека. Историческое развитие было для него развитием человеческого сознания, а историческая наука - «наукой народного самопознания». Но наряду с этим идеалистическим пониманием истории Соловьёв искал и более реалистические объяснения её развития.В качестве основных факторов исторического развития Соловьёв называл «природу страны», «природу племени» и «ход внешних событий». Из противопоставления преобладания леса в Восточной и камня в Западной Европе Соловьёв вывел своеобразие исторической жизни Древней Руси. «Борьбу леса со степью», «нападение кочевников-азиатцев» С считал другой причиной сравнительной отсталости в развитии Руси.Однако Соловьёв признавал за географическим условиями способность лишь задержать, но не изменить самую линию развития и, в отличие от позитивистской социологии, толковал роль природного фактора ограничительно. Под «природой племени» Соловьёв понимал особые качества, присущие определённому народу. Русский народ Соловьёв относит к числу народов - «избранников истории», к числу «исторических» народов, вносящих своё, новое, творческое начало в историю.Соловьёвым выдвинута своеобразная теория особой прогрессивности «украинных» образований, объединяющих разные этнические начала и дающих синтез разных культур. К таким образованиям он относит Грецию в античном мире и Россию в новой истории. Наиболее существенно третье условие - «ход внешних событий»; это вся живая ткань исторической жизни в её нераздельной целостности, утверждение органического рас смотрения исторической действительности. История народа у Соловьёв находит своё выражение в истории государства. Историки, по мнению Соловьёва, «должны изучать деятельность правительственных лиц, ибо в ней находится самый лучший, самый богатый материал для изучения народной жизни».У Соловьёва мы находим уже и мысль о роли материального, в частности, экономического фактора исторического развитияСоловьёв в основном правильно оценивал роль таких выдающихся борцов за независимость русской земли и строителей русского государства, как Александр Невский, Дмитрий Донской, Иван III, Иван IV, Пётр I. Свою законченную схему исторического развития России Соловьёв дал в «Истории России». Первый период русской истории - Киевское государство - по схеме Соловьёва характеризуется господством родового начала, нашедшего своё законченное выражение в системе междукняжеских отношений. Соловьёв утверждает, что родовое начало победило и дружинное начало. Распад родовых связей и обострившаяся внешняя борьба приводят в 12 веке к политическому раздроблению Киевской Руси.В Окско-Волжском бассейне трудные материальные условия хозяйственной деятельности создали новый тип князя-вотчинника - собирателя русского государства. Государь-вотчинник - центральная фигура московского периода русской истории. История этого второго периода представлена Соловьёв в борьбе нового государственного начала со старым родовым строем. При этом, если для Чичерина сила государства коренится в слабости народа, затерянного на бескрайней русской равнине, то Соловьёв в росте населения, народного богатства и силы видит исторические условия возвышения Москвы и политического объединения русских земель.

17. курс русской истории Ключевского.Василий Осипович Ключевский (1841 -1911) - замечательный русский историк, который, по словам современников, был «талантлив до гениальности» и «сам стал историческим явлением, крупным историческим фактом умственной жизни России», в сегодняшний переломный момент нашей истории вновь помогает нам с позиций прошлого понять и осмыслить настоящее. Математическая точность выражений вместе с художественной красотой, меткостью сравнений и эпитетов составляет то оригинальное и особенное, что делает тексты Ключевскогозапоминающимися со студенческой скамьи. Он нарисовал для нас такими живыми портреты Андрея Боголюбского, Ивана Калиты, Ивана Грозного, Алексея Михайловича, Петра Великого, что создается ощущение, что он сам жил с этими людьми прошлого, мыслил и чувствовал вместе с ними, проник в их психологию, сумел воскресить отдуманные думы, угасшие чувства. Воскрешенные волшебной силой его творчества, они стали для нас совершенно реальными в сегодняшней жизни. «Краткий курс по Русской Истории», «Древнерусские жития святых как исторический источник», «Сказания иностранцев о Московском государстве» - это замечательный памятник нашего национального самосознания, в котором можно увидеть итог работы русского народа над своим прошлым, подведенный одним из талантливейших его сыновей.Наиболее известный научный труд Ключевского, получивший всемирное признание, – «Курс русской истории» в 5-ти частях. Учёный трудился над ним более трёх десятилетий, но решился опубликовать его лишь в начале 1900-х годов. Основным фактором русской истории, вокруг которого разворачиваются события, Ключевский назвал колонизацию: «История России есть история страны, которая колонизируется. Область колонизации в ней расширялась вместе с государственной её территорией. То падая, то поднимаясь, это вековое движение продолжается до наших дней».Исходя из этого, Ключевский разделил русскую историю на четыре периода. Первый период длится приблизительно с 8 до 13 в., когда русское население сосредоточивалось на среднем и верхнем Днепре с притоками. Русь была тогда политически разбита на обособленные города, в экономике господствовала внешняя торговля.В рамках второго периода (XIII в. – середина XV в.) главная масса населения передвинулась в междуречье верхней Волги и Оки. Страна по-прежнему была раздроблена, но уже не на города с прилагающими к ним областями, а на княжеские уделы. Основа экономики – вольный крестьянский земледельческий труд.Третий период продолжается с половины XV в. до второго десятилетия XVII в., когда русское население колонизировало юго-восточные донские и средневолжские черноземы; в политике произошло государственное объединение Великороссии; в экономике начался процесс закрепощения крестьянства.Последний, четвёртый период – до середины XIX в. (более позднее время «Курс...» не охватывал) – это время, когда «русский народ распространяется по всей равнине от морей Балтийского и Белого до Чёрного, до Кавказского хребта, Каспия и Урала». Образуется Российская империя во главе с самодержавием, опирающимся на военно-служилый класс – дворянство. В экономике к крепостному земледельческому труду присоединяется обрабатывающая фабрично-заводская промышленность.

18.Историческая концепция В.О. Ключевского.Концепция исторического процесса в России, отраженная В. О. Ключевским в «Курсе русской истории», противостояла взглядам го­сударственной школы русских историков второй половины Х|Х в., концентрировавших первостепенное внимание на роли государства в истории общества и проблеме его управления часто в чисто пра­вовом аспекте. Но не только в этом заключалось значение «Курса». Всепредшествовавшие В. О. Ключевскому русские историки, издававшие труды с систематическим изложением истории России, при­держивались фактологического или проблемно-фактологического из­ложения. Весь огромный опыт лекционной деятельности помог В. О. Ключевскому порвать с этой традицией. Его «Курс» был первой и, к сожалению, до настоящего времени единственной попыткой проб­лемного подхода к изложению российской истории. Кроме того, опыт чтения курсов и по всеобщей истории привел его к отрицательному отношению к устоявшемуся взгляду об исключительно самобытном характере исторического пути России. В. О. Ключевский ставил во­прос об общеисторическом процессе, в котором каждая «местная» история имеет своеобразие, но она «дает готовый и наиболее обиль­ный материал для исторической социологии»[13], так как «успехи люд­ского общежития, приобретения культуры или цивилизации . созда­ны совместными или преемственными усилиями всех культурных народов, и ход их накопления не может быть изображен в тесных рамках какой-либо местной истории .»[14]. Скептик по натуре и взыска­тельно осторожный ученый, В. О. Ключевский не видел возможности в ближайшем будущем определить закономерности исторического процесса, но сама постановка проблемы об общих законах истории человечества весьма показательна для уровня его научного видения.

В «Курсе русской истории» и в отдельных статьях В. О. Клю­чевский создал целую галерею многоликих образов царствовавших в России монархов. Делалось это им отнюдь не из-за верноподдан­нических побуждений. Внимательный читатель обратит внимание на сугубо личностные их оценки. В отечественной историографии без малого два столетия идет спор о личности Ивана Грозного. Его страшная деятельность объяснялась по-разному — патологией, дур­ным воспитанием, внутренней борьбой за трон, политической борь­бой царя вместе с дворянством против боярства, т. е. феодальной аристократией; в последнее время упрочилось мнение о том, что все ужасы второй половины XVI в. были порождены террором дикта­туры феодального класса (как дворянства, так и боярства) во главе с царем во имя утверждения самодержавия как политической систе­мы, что отвечало взглядам и наклонностям самого Ивана IV. В, О. I Ключевский в этом споре отказывался видеть в Иване IV политического деятеля, коль скоро он подчинил потребности государственной жизни капризу личного самовластья. Так В. О. Ключевский сводил разыгравшуюся трагедию страны к личным качествам правителя.

Долго и сложно складывался у В.О. Ключевского образ Петра I. До начала XX в. В. О. Ключевский развивал мысль С. М. Соловьева об исторической обусловленности деятельности Петра I как «вождя», почувствовавшего потребности народа и творившего свои преобра­зования совместно с народом. Правда, в отличие от С. М. Соловьева В. О. Ключевский был далек от панегирика и неоднозначно рассматривал итоги реформ Петра I, отмечая несоответствие между их замыслом и результатами. При этом, как видно из статьи «Петр Вели­кий среди своих сотрудников», В. О. Ключевский интересно ставил вопрос о нравственно-воспитательном влиянии на окружающих и на­род Петра I с его неослабным чувством долга и напряженной мыслью, об общем благе. Однако в начале XX в. в «Курсе русской истории», В. О. Ключевский все более критически стал подходить к анализу, реформ Петра I и их последствий для народа. Он писал о перенапряжении народных сил, сковывании народного труда и жизни. В результате все более отчетливо проявлялась антимонархическая и антидворянская общественная позиция В. О. Ключевского, а «Курс русской истории» все более приобретал социальную направленность,. В. О. Ключевский верно подметил, что бюрократизация вела к массовому казнокрадству и иным должностным преступлениям, и изменял свой взгляд на окружающих Петра I; если ранее он видел в них сотрудников Петра I, то в «Курсе русской истории» они выступали в роли его дворцовых слуг. В этой связи В. О. Ключевский считал возможным высказать резко отрицательное отношение к самодержавию как политической системе. «Самовластие само по себе противно как политический принцип. Его никогда не признает гражданская совесть. Но можно мириться с лицом, в котором эта противоестественная сила соединяется с самопожертвованием»,— заключал В. О. Ключевский характеристику Петра I и его эпохи и как бы извиняя самодержца за его благие побуждения и стремления.[15] Об изменении во взглядах В. О. Ключевского на Петра I можно судить и по его многочисленным афоризмам. Пожалуй, никому из царствующих особ он не уделял в них столько внимания, сколько Петру I за самодурство, деспотизм, нежелание понимать народ ради достижения поставленных задач и т. п.

Более чем кому-либо В.О. Ключевский уделил место в своих ис­ториографических работах С. М. Соловьеву. Дело заключалось не столько в уважительной памяти ученика к учителю, сколько в стрем­лении В. О. Ключевского показать в различных аспектах значимость С. М. Соловьева на определенном, причем уже прошедшем, этапе истории исторической науки. В. О. Ключевский, начиная со студен­ческих лет, никогда безоговорочно не был последовательным уче­ником С. М. Соловьева. В работах Соловьева Ключевского привле­кала идея закономерного эволюционного исторического процесса, но он, как указывалось, в противовес рассмотрению преемственности лишь политических форм разрабатывал методологически иную кон­цепцию исторического процесса. Еще в 1377г. в своей журнальной статье «Двадцатипятилетие Истории России С М. Соловьева», отме­чая четвертьвековую дату начала выхода знаменитого труда, В. О. Ключевский так оценивал его значение: «В ряду писателей, пред­принимавших труд написать историю России, С. М. Соловьева мож­но назвать первым, который с успехом попытался взглянуть на явле­ния нашей истории просто и трезво»[16]; В. О. Ключевский противопо­ставлял С. М. Соловьева Н. М. Карамзину, который в своей попытке создать подобный труд, «руководясь эстетическими и моралисти­ческими задачами историка, останавливался преимущественно на яв­лениях, поражавших чувство или воображение, и часто не знал, как оценить и куда девать факты, в которых оказывались самые сильные биения пульса народной жизни. Много читавший и изучавший, Ка­рамзин обо многом недостаточно размышлял.

 


 

 






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 731; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.093 с.) Главная | Обратная связь