Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


II. Сельское хозяйство Западной Европы в период развитого феодализма

В период феодализма развитие производительных сил сельского хозяйства было в основном чисто количественным, экстенсивным: распахивалось все больше земли, росло количество скота, и получалось соответственно больше продуктов земледелия и скотоводства. Повсеместно установилось трехполье. Пашня делилась на три поля: одно засевалось озимым хлебом, второе - яровым, третье отдыхало под паром, и ежегодно происходило чередование полей.

Толчком к дальнейшему развитию отношений в сельском хозяйстве стали крестовые походы XI-XIII вв. До них быт, одежда и пища феодала принципиально не отличались от крестьянских. На Востоке рыцари-феодалы увидели роскошь верхов общества, которая служила показателем престижа: ведь по уровню цивилизации Восток тогда существенно превосходил Европу. Вернувшись домой, феодал уже стыдился носить домотканую одежду. Теперь ему нужны были тонкие восточные ткани, восточные пряности, дорогая посуда и мебель. Но все это не производилось в своем феоде, все это надо было покупать. А чтобы покупать, надо иметь деньги, т.е. продавать часть произведенного в феоде.

И феодальное хозяйство начинает терять свою замкнутость и натуральность, втягиваться в торговлю, а значит - становится все менее феодальным. Этот процесс продолжался несколько веков и выражался в поочередной ликвидации форм феодальной ренты, в переводе их на деньги. Такой перевод феодальной ренты на деньги принято называть коммутацией.

Процесс этот имел особенности в различных странах.

Франция. Процесс начался с ликвидации барщины. Барщина, т.е. принудительный труд крестьян в хозяйстве самого феодала - это то, что в феодализме осталось от рабства. При барщине у крестьянина нет материальной заинтересованности, поэтому производительность труда очень низкая. И барщину в первую очередь заменяли денежными платежами, т.е. денежным оброком. Ликвидация барщины означала ликвидацию собственного хозяйства, собственной пашни феодала: на ней было некому работать.

После ликвидации барщины ненужным стало крепостное право, которое при феодализме тоже было пережитком рабовладельческих отношений. Крепостное право было необходимо именно для того, чтобы заставить крестьянина работать на поле феодала. А оброк крестьянин платил и без крепостной зависимости, как современный арендатор платит арендную плату. Поэтому с ликвидацией барщины ликвидируется и крепостное право. Крестьян освобождают за выкуп. Крестьян даже заставляют выкупаться, потому что феодалам нужны деньги. Во Франции это происходит в XIV в.

Ликвидация крепостного права не означала ликвидации феодализма.

Крепостное право, как уже сказано, было пережитком рабовладения. А основа феодализма - феодальная собственность на землю и феодальная рента - осталась и после ликвидации крепостного права.

Однако на этом коммутация не закончилась. С конца XV в. феодалы начинают заменять и натуральный оброк денежным. Ведь феодалу нужны были именно деньги. Получив с крестьян оброк продуктами сельского хозяйства, он должен был продать эти продукты. Но благородные дворяне заниматься торговлей не умели и не хотели. К тому же продукты, получаемые в виде оброка, по обычаю могли быть и невысокого качества. Например, феодал должен был принять у крестьянина овес, если его соглашалась есть лошадь, голодавшая три дня. Можно ли было продать такой овес – другой вопрос.

Крестьян коммутация связала с рынком, предоставила больше возможностей крестьянской инициативе. Не следует, однако, думать, что эта эволюция феодального способа производства давала крестьянам одни только преимущества. Продать на рынке продукцию, чтобы заплатить ренту деньгами, в условиях слабого еще развития товарно-денежных отношений было труднее, чем отвезти эту продукцию на двор феодала. К тому же, кроме феодальной ренты, крестьяне должны были платить десятину церкви и растущие налоги государству. При переходе к денежной ренте у крестьян появился новый эксплуататор - ростовщик. Чтобы заплатить оброк и налог, крестьянин нередко был вынужден брать ссуду у ростовщика и попадал к нему в кабалу.

К тому же Франция в это время была ареной постоянных войн, разорявших крестьянское хозяйство. Деревни состояли из глиняных хижин под соломенными крышами, без окон. В тесном помещении ютилась семья вместе со скотом и домашней птицей. Крестьянские восстания во Франции следовали одно за другим.

В Англии феодальные отношения формировались в процессе двух завоеваний. В V в. она была завоевана германскими племенами англо-саксами.

Местное население, бритты, было частью истреблено, обращено в рабов и зависимых людей, а часть его бежала на континент и заселила нынешнюю Бретань. Появление зависимой группы бриттов стало толчком к началу феодализации. Впрочем, этот процесс тормозило то обстоятельство, что основную часть завоевателей составляли крестьяне-воины, которых подчинить феодалам было очень трудно.

В середине XI в. Англия снова была завоевана Вильгельмом, герцогом Нормандии. Это и завершило процесс феодализации. Завоеватели - норманны и франки, прибыли с континента, где феодализм уже укоренился. Они сами были феодалами, и поэтому стали делить землю с местным населением на феодальные владения. Но в феодальную зависимость попали не все крестьяне: 20% их сохранили землю и свободу.

Одна из особенностей английского феодализма - очень слабая феодальная раздробленность. Частью это было связано с островным положением страны, частью с тем, что феодализм был установлен в процессе завоеваний. Это обстоятельство содействовало развитию торговли, складыванию внутреннего рынка и в целом ускоряло экономическое развитие Англии.

Другая особенность - ранняя специализация сельского хозяйства. Из-за климатических условий еще в XII в. ведущей отраслью стало овцеводство - разведение овец на шерсть. Но шерсть производилась прежде всего на продажу, поэтому сельское хозяйство стало товарным.

Развитие товарно-денежных отношений ускоряло экономические процессы, и коммутация в Англии прошла уже в XII-XIII вв. В XIV в. феодальная рента утратила прежнее значение. На первый план выдвинулись новые дворяне - джентри, которые уже не считали своей профессией военное дело, а занимались производством шерсти для продажи с использованием наемного труда. Торгуя шерстью, они постепенно сливались с буржуазией города. У английских дворян того времени была традиция отправлять одного из сыновей на выучку к купцу.

Германия перешла к феодализму позже Англии и Франции. Это было связано с тем, что она находилась дальше от старых центров цивилизации, от Рима. Если Галлия была в прочной зависимости от Рима и испытала сильное влияние римской культуры, то Германию римляне так до конца и не завоевали. Поэтому экономические процессы там происходили с некоторым опозданием.

К тому же Германия была покрыта лесами, а леса тормозили развитие сельского хозяйства. Чтобы отвоевать землю у леса, нужен был коллективный, общинный труд, и это задержало разложение общины. Поэтому феодальные отношения здесь формировались лишь в XI-XIII в.

Развитие феодальных отношений в XII в. было приостановлено экспансией рыцарей на восток. До этого территория Восточной Германии была занята славяно-литовскими племенами, но в XII в. немецкие рыцари начали захватывать эти земли, оттесняя и истребляя местное население. Для колонизации новых владений приглашались крестьяне с запада, естественно, на льготных условиях. Наличие свободных для заселения земель задержало феодализацию.

Особенность Германии – сильная и затянувшаяся феодальная раздробленность. В сущности, до 1871 г. Германии не было, мы лишь условно называем Германией множество мелких и крупных государств, которые потом были объединены в единое германское государство. Это значит, что Германия была и экономически раздробленной, что не существовало единого германского рынка. Главным результатом всех этих обстоятельств было то, что здесь вообще не было коммутации. Развитие товарно-денежных отношений, которое в Западной Европе вело к ликвидации крепостного права и коммутации, в Германии имело следствием усиление крепостничества.

В условиях феодальной раздробленности внутренний рынок сельскохозяйственной продукции еще не сложился, что тормозило рост товарности крестьянского хозяйства. Избыток сельскохозяйственной продукции шел преимущественно на экспорт, а продавать продукцию за границу у феодалов было больше возможности, чем у крестьян. Поэтому в торговлю, в товарное производство здесь втягивались не крестьяне, а сами феодалы. Но для продажи требовалось больше продукции, чем для своего потребления.

Поэтому феодалы расширяли свою запашку, свои поля. Тем самым они увеличивали барщину, потому что поле феодала обрабатывается барщинным трудом крестьян. А барщина, как уже сказано, требовала крепостной зависимости крестьян, поэтому усиливалось и крепостничество. Крепостное право доходило здесь до степени рабства. Некоторые германские феодалы нашли, что очень выгодно продавать крестьян в солдаты - и тысячи немецких крестьян были проданы в солдаты в другие государства. Происходило, правда, все это позже, в XVI-XVIII вв.

Получался парадокс: втягивание сельского хозяйства в рыночные отношения, свойственные скорее капитализму, чем феодализму, вело к усилению крепостничества. А крепостничество принято считать одной из важных сторон феодализма. Однако крепостничество "второго издания" имело иное качество. Усиление крепостничества теперь не означало усиления феодализма. Это был лишь другой путь его разложения. Если с одной стороны, реставрировались архаичная барщина и крепостничество, то с другой – развивалось крупное товарное производство в имениях феодалов, которое впоследствии стало базой "прусского пути" развития капитализма в сельском хозяйстве. Крепостничество выступило тем инструментом, который позволял развить крупное товарное производство в интересах класса феодалов.

Итак, главным направлением развития феодализма в сельском хозяйстве Западной Европы был рост товарного производства, который в одних случаях выражался в коммутации, в других - во «втором издании» крепостничества. Однако сам рост товарности означал, в сущности, разложение феодализма, потому что классический "чистый" феодализм - это натуральное хозяйство. Иными словами, период развитого феодализма - это уже период его разложения. Сразу же после того, как феодальный способ производства сформировался, он стал разлагаться, готовя почву для следующего способа производства. "Чистого" феодализма почти не существовало. Феодализм, как и другие формации, в сущности был переплетением нескольких укладов.

 

 

III. Средневековый город

Ранний европейский феодализм обходился без городов и городского хозяйства. Города возникают в XI в. и быстро начинают расти. В первую очередь оживают развалины городов, построенных римлянами: Лондон, Париж, Марсель, Кельн, Генуя, Венеция, Неаполь.

Будущий Кельн к началу XI в. представлял значительное пространство, обнесенное римскими крепостными стенами. Рядом с этими стенами на берегу Рейна появилось крошечное ремесленное поселение. За короткий срок город достиг размеров, втрое превосходивших прежний римский город, и был обнесен новыми стенами

Отделение ремесла от земледелия стало причиной возникновения быстрого роста городов. Развитие ремесла проявлялось в его специализации. Раньше деревенский кузнец был мастером на все руки: подковывал лошадей, делал серпы, ножи и даже оружие для дружины феодала. Ему хватало работы в феоде.

Но теперь появляются мастера-оружейники, мастера по изготовлению доспехов, которые не умеют делать мечи. "Узким специалистам" уже не хватает работы в феоде. Им нужен рынок.

К тому же растет спрос феодалов на предметы роскоши. Потому и появляются "узкие специалисты" в ремесле, что феодала уже не удовлетворяли грубые изделия домашних ремесленников. Он не желал больше ходить в домотканом полотне и овчинной шубе, ему требовались тонкие шерстяные ткани, а их производство нельзя было наладить в каждом феоде.

И вот теперь ставший ненужным феодалу ремесленник, чтобы совершенствоваться в своем деле и готовить те изделия, на которые повысился спрос, покидает деревню и селится в таком месте, куда стекается много народу, где он может найти покупателей и заказчиков на свои изделия - на пересечении дорог, под стенами крупного монастыря, куда приходит много паломников. На этом месте и начинает расти город. А при чем здесь развалины римских городов? Римляне, конечно, строили свои города в самых географически удобных пунктах.

В города бегут крепостные крестьяне. Тогда существовала пословица "городской воздух делает свободным"; по законам, принятым повсеместно (любопытно, что несмотря на феодальную раздробленность, законы и обычаи были почти везде одинаковы), крестьянину достаточно было прожить в городе один год и один день - он становился свободным.

В условиях феодализма, когда рынок еще оставался узким, ремесленник и в городе не сразу находил достаточное количество покупателей и заказчиков. Поэтому первое время горожане имели огороды и поля.

Внутри Парижа еще в XIII-XV вв. были не только огороды, но и пахотные поля, а о городе Майнце говорили, что он частью заселен, а частью засеян.

Каждое утро по звуку рожка открывались городские ворота и скот горожан выгонялся на пастбище. Свиньи в самом городе находили пищу, исполняли службу городских санитаров: помои выливались на улицу, потому что канализации не было. К тому же улицы были узкими. Крепостные стены не давали городу разрастаться вширь, поэтому площадь экономилась. Верхние этажи домов нередко выдавались над нижними, и крыши домов, стоящих по разные стороны улиц, почти соприкасались.

К тому же представления средневекового горожанина о гигиене существенно отличались от наших. До уборных еще не додумались, удовлетворяли свои потребности во дворе, а иногда и в публичных зданиях. Даже в королевском дворце на лестницах и балконах, за дверями встречались экскременты. Пищу до XVII в. ели руками, беря куски с общего блюда. Поэтому правила хорошего тона рекомендовали сморкаться не той рукой, которой берут мясо за обедом. Умывались довольно редко, нижнего белья еще не носили. В городах часто свирепствовали эпидемии чумы и холеры, а доля прокаженных, калек, помешанных была в несколько раз выше, чем в настоящее время. Но города давали свободу и люди сюда стремились.

Правда, первое время свобода была относительной. Город находился под властью того феодала, на земле которого он вырос. Иногда феодалы даже сами старались "организовать" города на своей земле, чтобы потом можно было облагать их высокими налогами. Ведь горожане были богаче крестьян, а город приносил гораздо больший доход, чем деревня с пчелами, занимавшими такую же площадь. Иногда феодал пытался и хозяйничать в городе, как в своей вотчине.

Но уже в XI в. повсеместно начинается борьба городов против феодалов за свою независимость, которая, как правило, кончается победой городов.

Крепостные стены города не уступали стенам феодального замка, а сплоченные вольнолюбивые горожане сами готовили оружие, в том числе и для тех же феодалов. К тому же города часто выступали в союзе с королевской властью. Короли стремились ослабить могущество крупных феодалов.

Города добивались независимости, становились городами-коммунами, городами-государствами. Управлялся такой город выборным магистратом, заключал договора с другими государствами, вел войны, чеканил свою монету. Такими городами-государствами стали Генуя, Венеция, Флоренция в Италии, многие города Франции и Германии.

Но вернемся к ремеслу. Западноевропейское ремесло - это цеховое ремесло. Цех был корпорацией ремесленников определенной специальности: пекарей, башмачников, ткачей. Такие объединения были необходимы для защиты ремесленников от конкуренции со стороны, для достижения равенства между ремесленниками, для защиты своих членов от всего остального мира.

Как уже говорилось, в средние века человек, оказавшись сам по себе, без чьей-либо защиты, тем самым оказывался вне закона. В городе он мог существовать только как член какой-то корпорации, которая его защищала. Своя корпорация была даже у нищих. Поэтому социальный строй средневекового города иногда называют корпоративным. А цеха могли защитить своих членов. Каждый цех был в то же время боевым отрядом. Он имел свое знамя, свое цеховое здание, где проводились собрания и торжественные акты. Сохранившиеся здания цехов - выдающиеся произведения средневековой архитектуры. Во главе цеха стоял выборный магистр.

Цех не был производственным объединением. Каждый мастер, член цеха, имел свою мастерскую обычно в своем доме, где работал с несколькими подмастерьями и учениками.

Как уже отмечено, одной из задач цехового устройства было достижение равенства между мастерами, чтобы не было конкуренции внутри цеха, все мастера были обеспечены работой, каждый мастер имел "приличное его положению существование", цеховые уставы строго регламентировали производство, ограничивая его размеры. Ограничивалось число учеников и подмастерьев, которых мог держать один мастер.

Каждый мастер мог приобретать лишь ограниченное количество сырья.

Если он приобрел больше нормы, то лишнее должен был передать товарищам по цеху. Цена продукции также определялась уставом. Цеховые уставы регламентировали и технику производства. Техническое усовершенствование давало преимущество перед другими членами цеха. Поэтому все технические нововведения запрещались. Цеха стали тормозить технический прогресс. Это был первый недостаток цехового устройства.

Второй недостаток - социальный. Мы отметили, что одна из задач цеха - защитить своих членов от конкуренции со стороны. Поэтому всякий человек, который хотел заниматься ремеслом, должен был обязательно вступить в цех. Однако для этого ему нужно было сначала несколько лет работать учеником у одного из мастеров; затем он отправлялся в путешествие по другим городам, чтобы познакомиться с особенностями работы тамошних мастеров, где он еще несколько лет работал за плату подмастером. Только после этого его могли принять в мастера, но для этого он должен был изготовить шедевр - отличное изделие, т.е. сдать экзамен на звание мастера, устроить пир членам цеха, предъявить определенную сумму денег, которая считалась достаточной для организации своего дела.

Со временем препятствия на пути в мастера увеличивались: удлинялся срок ученичества, а сумма денег, необходимая для принятия в цех, становилась все больше. Появляются "закрытые" цеха, которые уже не принимают новых членов. Только после смерти мастера сын мог занять его место. Появляются "вечные подмастерья", которые уже не имели надежды стать мастерами. По сути дела, это просто рабочие, работающие за плату.

И даже в своей борьбе против мастеров за повышение заработной платы они используют формы забастовок. Принцип равенства в цехах отнюдь не распространяется на подмастерьев.

В отдельных случаях цеховое ремесло перерастало в капиталистическое производство. Например, во Флоренции в XIV в. членами цеха суконщиков были не ремесленники, а купцы, которые закупали шерсть и продавали сукно по всей Европе. В мастерской, которая принадлежала такому купцу-мастеру, работало несколько десятков наемных рабочих – "чомпи", которые промывали и чесали шерсть. Очищенная шерсть поступала в руки прядильщиц, потом пряжа переходила к ткачам, а готовая ткань - к красильщикам. Все они работали у себя по домам, получали плату от суконщиков и в состав цеха, как и "чомпи", не входили. Так в XIV в. во Флоренции возникли одни из первых в Европе капиталистические мануфактуры. Это могло быть только исключением, потому что здесь были нарушены все цеховые правила. С ростом городов развивалась и торговля. Вначале ремесленники сами продавали свои изделия или работали на заказ. Со временем начинается географическое разделение труда: по всей Европе расходились шерстяные ткани Флоренции, металлические изделия ремесленников Золингена и Нюрнберга. Ведь не мог человек, когда ему требовалось сшить новое платье ехать за сукном во Флоренцию, а когда сломался нож, ехать за новым в Золинген. Доставкой товаров к местам потребления теперь занимались купцы.

Для купца объезжать города Европы для закупки товаров было задачей непосильной, поэтому главной формой средневековой торговли были ярмарки, куда в точно определенное время собирались со своими товарами торговые люди из разных городов и стран. На ярмарке, таким образом, собирался полный ассортимент товаров с огромной территории. В этом случае приехавшему на ярмарку купцу уже не надо было ехать за сукном во Флоренцию или за железными изделиями в Золинген.

Самыми крупными в Европе были Шампанские ярмарки. Ярмарки, как прежде церковь, служили местом убежища: здесь нельзя было даже преследовать человека за действия, совершенные вне ярмарки. В средние века на чужаков было принято смотреть как на вероятных врагов и относиться к ним соответственно. Ярмарка, куда собирались люди из разных стран и были друг другу чужими, приучала к мирному общению. Неслучайно слово "торговать" рассматривалось как антоним слова "воевать".

В средние века торговля была опасным занятием. Пираты на море, разбойники на суше - обычное явление. Существовало "береговое право": если судно разбивалось у берегов, то спасенные товары считались законной добычей хозяев берега.

Главное препятствие торговли заключалось в том, что при переходе границы каждого маленького государства с товаров бралась высокая пошлина, вследствие чего цена товара даже за короткий отрезок пути иногда возрастала в несколько раз. Это делало подчас невозможным сухопутную перевозку товаров.

Чтобы защитить свои интересы, купцы объединялись в гильдии. Гильдия строила в городах торговые дворы - фактории, обеспечивала безопасность приехавшим в город купцам. Фактория представляла огороженный высокой и крепкой стеной квартал или несколько кварталов, где были гостиницы, склады. Для защиты от разбойников гильдия снаряжала торговые караваны с вооруженной охраной.

Была и еще одна трудность в торговле: в каждом маленьком государстве чеканилась своя монета, и разобраться в этих денежных системах было трудно. Кроме того, даже монеты одного государства не имели постоянной ценности: происходила так называемая порча монеты. Деньги чеканились примитивным способом - молотком, на котором было клеймо. Они не имели форму правильного круга, и часто клеймо полностью на монете не умещалось. По весу одна монета от другой могла отличаться на 40%. В обращении вес монет уменьшался: люди обпиливали монеты, проходившие через руки, оставляя часть серебра себе. И когда наступало время новой чеканки, новая монета приравнивалась по весу к тем обпиленным деньгам, которые уже были в обращении. В результате, по выражению современника, тысячи монет можно было сдуть с ладони одним дыханием.

На помощь приходили менялы-банкиры, которые имели отделения в разных городах. Купец мог сдать банкиру деньги в одном городе, получить расписку-вексель, ехать в другой город без денег, чтобы не ограбили в пути, там по векселю обратно получал свои деньги. Чаще купцы и не расплачивались при торговле металлической монетой, а по векселям в книгах банкиров суммы переписывались со страницы плательщика на страницу получателя.

Поскольку у банкиров таким образом скапливались довольно крупные суммы чужих денег, банкиры пускали их в рост. Ростовщические проценты были огромными, потому что банкир часто рисковал не получить обратно деньги. Чтобы гарантировать возвращение долга, ссуды давались под заклад имущества. А поскольку к ростовщикам обращались и монархи, то в закладе оказывались короны, тиары, а император Фридрих II однажды заложил даже трон.

Крупным ростовщиком средневековья была католическая церковь. Ростовщичеством занимался и сам римский папа, и монастыри, и церковно-рыцарские ордена. Орден Тамплиеров, который давал кредит для крестовых походов, скопил к XIV в. такие богатства, что это привело его к гибели: французский король решил эти богатства присвоить.

Поскольку в средние века сухопутной торговле препятствовали пошлины на частых границах, что делало невозможной перевозку товаров на далекое расстояние, товары предпочитали перевозить морем. Средневековая торговля - это преимущественно морская торговля. Было два морских торговых пути - северный и южный.

Северный путь проходил по морям, омывающим Европу с севера. Этим путем везли из Англии шерсть и железо, из Новгорода и Скандинавии - сельдь, пушнину, лен, пеньку, корабельный лес. Часть этих северных товаров затем направлялась по Рейну на юг Европы, к Средиземному морю.

Рейн соединял южный и северный морские пути. В обратном направлении по Рейну с юга везли сукно, вино, пряности, и потом северным путем эти товары развозились по странам севера Европы.

Торговля по северному пути была монополией Ганзы - торгово-политического союза городов Северной Германии. Ганзейцы не допускали здесь к морской торговле купцов, не входивших в состав их союза.

Поскольку ганзейцы торговали преимущественно товарами важного хозяйственного значения, а не предметами роскоши, то при высоких пошлинах торговать ими было почти невозможно. Поэтому Ганза добивается снижения, а в некоторых случаях и ликвидации пошлин в портовых городах севера. Если местный монарх отказывался снижать пошлины, ганзейцы начинали против него военные действия и силой добивались снижения пошлин: Ганза была сильнее мелких государств.

Южный торговый путь проходил по Средиземному морю и не только обеспечивал торговлю между странами юга Европы, но и связывал Европу со странами Востока. Из Индии, Китая и других восточных стран этим путем шли предметы роскоши - шелковые ткани, южные плоды, пряности.

Особенно значительную роль в торговле играл перец. Европейским феодалам надоела пресная пища, и они усиленно сдабривали ее перцем. К тому же он имел некоторые консервирующие свойства - ведь холодильников тогда не было. Перец подчас употребляли вместо денег, и перцем иногда выплачивали приданное невесты.

Из Европы на Восток вывозили полотняные и шерстяные ткани, железные изделия, но вывозили мало. Европейская торговля с Востоком имела пассивный баланс - ввозилось товаров больше, чем вывозилось. Разницу ввоза и вывоза приходилось компенсировать золотом, и поэтому по Средиземному морю на Восток постоянным потоком уплывало золото.

Эта утечка золота усиливалась монопольным характером торговли. Если на севере торговая монополия принадлежала Ганзе, то на юге она сначала была в руках купцов Генуи и Венеции, а потом - одних только венецианцев. Однако венецианские купцы сами в Индию и Китай не ездили.

Они покупали восточные товары у арабских купцов, доставлявших их к портам Средиземного моря знаменитым "шелковым путем", которым шли караваны верблюдов. Арабские купцы продавали венецианцам товары в 8-10 раз дороже, чем они стоили на Востоке. Венецианские купцы, пользуясь своей монополией, в свою очередь при продаже повышали цены в несколько раз.

 

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 25; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.161 с.) Главная | Обратная связь