Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Принцип антагонизма: степень интеллектуальной привлекательности и эмоциональной убедительности главного героя и его истории определяется действиями сил антагонизма.



Люди по природе своей консервативны. Мы никогда не делаем сверх того, что должны, не тратим энергии больше, чем необходимо, не идем на излишний риск и не меняемся, если обстоятельства не вынуждают нас к этому. Зачем? Зачем прикладывать лишние старания, если мы можем получить желаемое легким способом? (Естественно, понятие «легкий способ» носит субъективный характер.) Итак, при каких условиях главный герой способен стать полностью реализовавшим себя, многоплановым и вызывающим сочувствие персонажем? Как воскресить мертвый сценарий? Ответы на оба вопроса находятся в негативной составляющей истории.

Чем значительнее и сложнее противостоящие персонажу силы, тем более цельными должны получиться и его характер, и вся история. Понятие «силы антагонизма» не обязательно относится к определенному антигерою или злодею. В некоторых жанрах существуют ярко выраженные архизлодеи, например Терминатор, однако чаще всего мы имеем в виду общую совокупность сил, препятствующих проявлениям воли и желанию персонажа.

Если мы внимательно понаблюдаем за главным героем в момент побуждающего происшествия, оценим его силу воли в совокупности с интеллектуальными, эмоциональными, социальными и физическими возможностями, а затем сравним все это с его внутренними противоречиями и силами антагонизма в рамках его личностных конфликтов, отношений с антагонистическими институтами и окружением, то станет ясно, что победа не на его стороне. У него есть шанс достичь цели — но это всего лишь шанс. Даже если в начале квеста возникает впечатление, что герой способен разрешить конфликт на одном из уровней, то сила всей совокупности конфликтов кажется непреодолимой.

Мы усиленно занимаемся негативной составляющей истории не только для того, чтобы наиболее полно показать главного героя и других персонажей, — создать роли, которые будут вызывать интерес у лучших актеров, — но и довести историю до конца, до яркой и приносящей удовлетворение кульминации.

Следуя этому принципу, представьте, что пишете сценарий про супергероя. Как превратить Супермена в неудачника? Правильнее всего — выдумать криптонит, но этого недостаточно. Давайте рассмотрим оригинальную структуру, которую Марио Пьюзо придумал для первого фильма «Супермен» (Superman).

Пьюзо заставил Супермена (Кристофер Рив) бороться с Лексом Лютером (Джин Хэкмэн), который разработал дьявольский план одновременного запуска двух ядерных ракет, летящих в противоположных направлениях: одна нацелена на Нью-Джерси, другая — на Калифорнию. Супермен не может находиться сразу в двух местах, поэтому ему предстоит выбрать меньшее из двух зол. Какой же штат спасать? Нью-Джерси или Калифорнию? Он выбирает Нью-Джерси.

Вторая ракета попадает в разлом Сан-Андреас, и начинается землетрясение, которое угрожает сдвинуть Калифорнию в океан. Супермен прыгает в разлом и присоединяет Калифорнию обратно к континенту. Но... землетрясение убивает Лоис Лэйн (Маргот Киддер).

Супермен в слезах опускается на колени. Неожиданно перед ним появляется лицо Йор-Эла (Марлон Брандо), который говорит: «Ты не должен вмешиваться в судьбы людей». Перед героем встает дилемма, выбор между двумя несовместимыми вещами: завещанием отца и жизнью любимой женщины. Он нарушает закон отца, облетает Землю, изменяет положение земной оси, поворачивает время вспять и возвращает Лоис Лэйн к жизни. Перед нами история в жанре фэнтези с концовкой «они жили долго и счастливо и умерли в один день», которая превращает заведомо побежденного Супермена в почти настоящего бога.

ДВИЖЕНИЕ ИСТОРИИ И ПЕРСОНАЖА К КОНЕЧНОЙ ТОЧКЕ

Есть ли в вашей истории настолько мощные негативные силы, чтобы потребовалось наделить ее персонажей исключительными положительными качествами? Давайте поговорим о методике, которая поможет критически проанализировать сценарий и ответить на этот важный вопрос.

Начните с определения главной ценности вашей истории. Например, справедливость. Как правило, позитивный заряд этой ценности представляет главный герой, а негативный — силы антагонизма. Однако в жизни все гораздо сложнее, редко встречается четкое деление на хорошее и плохое, правильное и неправильное, «да» и «нет». Существует несколько степеней негативности.


Во-первых, противоположная ценность, прямое противопоставление позитивной. В данном случае это несправедливость. Она возникает тогда, когда нарушаются законы.

 


Однако между позитивной ценностью и противоположной ей существует то, что можно назвать пограничной ценностью: в чем-то она негативна, но диаметральной противоположностью не является. Пограничной ценностью для справедливости является необъективность, которая характеризуется как негативная, но не обязательно незаконная: семейственность, расизм, бюрократические проволочки, предубеждения, разного рода пристрастные отношения. Люди, проявившие необъективность, могут не нарушать закон, но их нельзя назвать ни справедливыми, ни честными.

 

Тем не менее, противоположное не является предельным выражением негативного человеческого опыта. В конце нас ждет отрицание отрицания — антагонистическая сила, которая имеет двойной негативный заряд.

Мы имеем дело с людьми, а не с математикой. В жизни объединение двух отрицательных величин не приводит к появлению положительной. В английском языке двойное отрицание считается грамматической ошибкой, однако итальянцы используют двойное и даже тройное отрицание, чтобы утверждение соответствовало своему смыслу. Расстроенный итальянец может сказать: «Non ho niente mia!» (У меня никогда ничего не было!). Итальянцы знают жизнь. Две отрицательные величины при сложении образуют положительную только в математике и формальной логике. А в жизни все становится хуже и хуже.

История, которая в своем развитии достигает предела человеческого опыта через глубокий и широкий конфликт, должна пройти через все этапы модели, включающей в себя пограничное, противоположное и отрицание отрицания.

(Позитивное зеркальное отображение схемы усиления негативного включает в себя движение от хорошего к лучшему, от лучшего к самому лучшему и от самого лучшего к идеальному. Однако по каким-то таинственным причинам работа с такой прогрессией редко бывает полезной для рассказчика.)


Отрицание отрицания подразумевает сложную негативную ситуацию, в которой жизненные обстоятельства героев ухудшаются не только в количественном, но и в качественном плане. Отрицание отрицания находится на той границе, за которой начинают действовать самые темные силы человеческой натуры. Если говорить о справедливости, то таким состоянием является деспотизм или, — в формулировке, которая подходит как для личной, так и для общественной жизни, — положение, когда «кто сильнее, тот и прав».

Давайте рассмотрим телевизионные детективные сериалы. Доходят ли они до предельных состояний? Главные герои сериалов «Спенсер» (Spenser: For Hire), «Доктор Куинси» (Quincy), «Коломбо» (Columbo) и «Она написала убийство» (Murder, She Wrote) олицетворяют собой справедливость и борются за ее сохранение. Сначала они сталкиваются с необъективностью: бюрократы не разрешают Куинси провести вскрытие, некий политик использует свои связи, чтобы Коломбо был отстранен от ведения дела, а клиент Спенсера лжет ему. Преодолев бреши, вызванные крахом ожиданий в результате воздействия сил необъективности, полицейский обнаруживает истинную несправедливость: совершено преступление. Он одерживает победу над этими силами и восстанавливает справедливость. В большинстве криминальных драм силы антагонизма редко выходят за грань противоположности.

Сравните эту схематическую модель с тем, что мы видим в фильме «Пропавший без вести» (Missing). Картина основана на реальных фактах и рассказывает об американце Эдде Хормане (Джек Леммон), разыскивающем в Чили своего сына, который таинственно исчез во время переворота. В первом акте он сталкивается с необъективностью: посол США (Ричард Вентуре) не сообщает ему всей правды в надежде отговорить от поисков. Однако Хорман настаивает. В кульминации второго акта он узнает об ужасной несправедливости: хунта убила его сына... и соучастии в этом Государственного департамента США и ЦРУ. Хорман пытается раскрыть обман, но в третьем акте достигает конечной точки — его начинают преследовать, и он лишается надежды на возмездие.

Чили во власти тирании. Во вторник генералы могут признать незаконным то, что в понедельник вы делали на законных основаниях, в среду арестовать за это, в четверг казнить, а в пятницу утром издать новый закон, возвращающий все на прежнее место. Справедливости не существует; тиран делает все, что ему заблагорассудится. «Пропавший без вести» (Missing) — это гневное разоблачение крайних проявлений несправедливости... с оттенком иронии: хотя Хорман и не смог предъявить официальное обвинение чилийским диктаторам, он показал их всему миру, — что, возможно, является разновидностью справедливости, способной принести большее удовлетворение.

Черная комедия «Правосудие для всех» (And Justice for All) идет еще дальше. Она следует за справедливостью, совершая полный круг с возвращением к позитиву. В первом акте адвокат Артур Киркланд (Аль Пачино) борется с необъективностью: Ассоциация адвокатов Балтимора заставляет его свидетельствовать против других юристов, в то время как коварный судья (Джон Форсайт) отказывает в повторном слушании дела невиновного клиента Киркланда. Во втором акте герой сталкивается с несправедливостью: тот же судья обвиняется в жестоком избиении и изнасиловании женщины.

Однако у судьи есть хитроумный план. Всем хорошо известно, что он и адвокат ненавидят друг друга, к тому же адвокат недавно прилюдно ударил его. Поэтому судья должен заставить адвоката защищать его в суде. В таком случае пресса и присяжные будут считать его невиновным, веря в то, что ни один адвокат не станет выступать в защиту человека, которого ненавидит, если не знает наверняка, что обвиняемый не совершал преступления. Адвокат пытается уклониться от этого дела, но упирается в отрицание отрицания: «официальные тираны» высшего суда шантажируют его и заставляют представлять своего коллегу. Если он откажется, они предадут огласке совершенную им в прошлом профессиональную ошибку и лишат его адвокатской лицензии.

Тем не менее адвокат борется с необъективностью, несправедливостью и деспотизмом, нарушая закон: он встает перед присяжными и заявляет, что его клиент «сделал это». Его клиент насильник, и он сам сказал ему об этом. Он публично уничтожает судью и добивается справедливости для его жертвы. И хотя этот поступок означает конец его карьеры в качестве адвоката, справедливость начинает сверкать как бриллиант, ведь перед нами уже не сиюминутное правосудие, которое торжествует, когда преступник попадает за решетку, а великая победа, низвергающая тиранию.

Если мы говорим о справедливости, то различие между противоположным и отрицанием отрицания заключается в различии между относительно ограниченным и временным могуществом тех, кто нарушает закон, и не имеющей границ и прочной властью тех, кто этот закон создает. Различие между миром, где существует закон, и миром, в котором «прав тот, кто сильнее». Абсолютная форма несправедливости — не преступность, а «официальные» преступления, совершаемые правительствами против своих граждан.

Далее приводится ряд примеров, которые показывают, как эта прогрессия негативного действует в других историях и жанрах. Прежде всего, любовь:

 


Ненавидеть других людей — это плохо, но даже мизантроп любит хотя бы одного человека. Когда любовь к себе исчезает, и персонаж начинает ненавидеть то, что с ним происходит, он походит к отрицанию отрицания, а его жизнь превращается в ад: примером может служить Раскольников из «Преступления и наказания» Достоевского.

Второй вариант:

 
 

 

С кем бы вы предпочли общаться? С человеком, который ненавидит вас и честно в этом признается, или с тем, кто, как вам известно, терпеть вас не может, но притворяется, что любит? Именно эта особенность поднимает фильмы «Обыкновенные люди» (Ordinary People) и «Блеск» (Shine), снятые в жанре семейной драмы, до невероятных высот. Многие родители не жалуют своих детей, многие дети не выносят своих родителей, и они ругаются, кричат и говорят об этом. В обоих фильмах один из родителей испытывает горькую обиду и тайно ненавидит своего ребенка, но делает вид, что любит его. Когда главный герой раскрывает ложь, история переходит к отрицанию отрицания. Как ребеноку защитить себя?

Главная ценность истории — правда:

 

 

Святая ложь относится к категории пограничных ценностей, к ней часто прибегают, чтобы сделать добро: любовники, просыпаясь с помятыми после сна лицами, говорят друг другу, что они прекрасно выглядят. Явный лжец знает правду, но скрывает, надеясь получить выгоду. Но когда мы лжем самим себе и верим в эту ложь, правда исчезает, а мы имеем дело с отрицанием отрицания, как это произошло, например, с Бланш в фильме «Трамвай "Желание"» (A Streetcar Named Desire).

Позитивная ценность истории — самосознание: человек полон жизни и все ясно понимает.

 
 

 

 

Эта отрицательная прогрессия присуща фильмам ужасов, в которых присутствует сверхъестественный главный герой, таким как «Дракула» (Dracula) и «Ребенок Розмари» (Rosemary's Child). Однако не надо быть религиозными людьми, чтобы понять значение слова проклятие. Независимо от того, существует ад или нет, мир человека полон собственных маленьких преисподних, и, попадая в них, мы молим о смерти, которая в этом случае кажется благодатью.

Возьмем, к примеру, фильм «Маньчжурский кандидат» (Manchurian Candidate). Один из его главных героев Раймонд Шоу (Лоуренс Харви) кажется вполне нормальным и вменяемым. Затем мы узнаем, что он подвергся интенсивному «промыванию мозгов» с помощью постгипнотического внушения. Под его воздействием он убивает несколько человек, в том числе собственную жену, и виновен в этом только отчасти, потому что является заложником ужасного заговора. Но когда он приходит в себя и понимает, что произошло, то оказывается в настоящем аду.

Он узнает, что «промывка мозгов» сделана по приказу его виновной в кровосмешении, одержимой жаждой власти матери, которая использует сына для того, чтобы получить контроль над Белым домом. Раймонд может рискнуть своей жизнью и разоблачить свою вероломную мать или убить ее. Он решается на убийство, причем не только ее, но и отчима, и себя, проклиная сразу всех в шокирующей кульминации, в момент отрицания отрицания.

Позитивная ценность истории — богатство:


 

 

В фильме «Уолл-стрит» (Wall Street) Гекко чувствует себя бедным, потому что можно иметь сколько угодно денег, но их всегда не хватает. Он миллиардер, но ведет себя как изголодавшийся вор, который стремится добыть деньги любой ценой.

Позитивная ценность — открытое общение между людьми:

 

 

Существует множество вариантов ценности, противоположной общению, таких как молчание, непонимание, эмоциональная блокада. Комплексное понятие «отчужденность» означает ситуацию, когда человек находится с другими людьми, но чувствует себя одиноким и неспособным к общению. Однако в случае изоляции человеку вообще не с кем поговорить, только с самим собой. Когда вы лишаетесь даже этого и страдаете от невозможности общения с собственным мозгом, вы подходите к отрицанию отрицания и безумию, как это произошло с Трелковски в фильме «Жилец» (The Tenant).

Позитивная ценность истории — полное достижение идеалов или целей:

 

 

Компромисс означает готовность «довольствоваться меньшим» или не достичь идеала, но не отказаться от него полностью. Однако отрицание отрицания представляет собой то, чего людям из шоу-бизнеса следует остерегаться. Например, таких мыслей: «Я не могу делать прекрасные фильмы, которые хотел бы... однако деньги можно заработать на порнографии». В качестве примера можно привести фильмы «Сладкий запах успеха» (The Sweet Smell of Success) и «Мефисто» (Mephisto).

Позитивная ценность истории — интеллект:


 

Невежество — это временная глупость, которая возникает в результате отсутствия информации, однако настоящая глупость необратима, и неважно, какой объем информации будет получен. Существует два вида отрицания отрицания: внутреннее, когда глупый человек считает себя умным, а тщеславие становится основой для создания многочисленных комических персонажей, и внешнее, в таком случае общество принимает глупого человека за умного, как в фильме «Будучи там» (Being There).

Позитивная ценность истории — свобода:


 

Принуждение может иметь массу оттенков. Законы лишают нас некоторой свободы, но именно они делают возможным существование цивилизованного общества. Хотя заключение под стражу носит ярко выраженный негативный характер, общество признает его пользу. Отрицание отрицания действует в двух направлениях: внутреннем и внешнем. В первом случае речь идет о самопорабощении, которое значительно хуже рабства. Раб обладает свободой воли и готов сделать все возможное, чтобы совершить побег. Гораздо хуже, когда человек разрушает собственную силу воли с помощью наркотиков или алкоголя и сам превращает себя в раба. Второй случай — рабство, воспринимаемое как свобода, и именно оно легло в основу романа «1984» и снятых по нему фильмов.

Позитивная ценность истории — мужество:


 

Когда мужественного человека охватывает страх, он может некоторое время бездействовать, но в конце концов совершает то, что от него требуется. Трус не сделает этого никогда. Однако конечная точка достигается, когда трус совершает действие, которое внешне кажется смелым. Например, вокруг стрелкового окопа кипит бой. Раненый офицер поворачивается к трусу и говорит: «Джек, у твоих товарищей заканчиваются боеприпасы.

Отнеси им эти ящики с патронами через минное поле, иначе их захватят в плен». Тогда трус берет ружье... и убивает офицера. На первый взгляд можно подумать, что надо быть достаточно храбрым, чтобы выстрелить в офицера, но потом становится понятно: такой поступок — всего лишь проявление малодушия.

В фильме «Возвращение домой» (Coming Home) капитан Бой Хайд (Брюс Дерн) стреляет себе в ногу, чтобы выбраться из Вьетнама. Далее, в кризисный момент подсюжета, Хайд сталкивается с необходимостью выбора меньшего из двух зол: жизнь со всеми ее унижениями или смерть, пугающая своей неизвестностью. Он выбирает более легкий путь и лишает себя жизни, бросившись в воду. Хотя некоторые самоубийства, например смерть политических заключенных в результате голодовки, свидетельствуют о мужестве людей, в большинстве случаев суицид является конечной точкой и действием, которое может показаться смелым, но на самом деле свидетельствует о недостатке мужества, необходимого для продолжения жизни.


Позитивная ценность истории — верность:

 

Замужняя женщина влюбляется в другого мужчину и не предпринимает никаких действий, чтобы сблизиться с ним. Она тайно сохраняет преданность обоим, но когда муж узнает о ее чувствах, он воспринимает разделенную на двоих верность как измену. Она пытается защититься, заявляя, что не спала с другим мужчиной, поэтому никогда не предавала мужа. Различие между чувством и действием часто носит субъективный характер.

В середине XIX века Оттоманская империя начала терять свою власть над Кипром, и вскоре управление островом взяла на себя Великобритания. В фильме «Остров Паскали» (Pascali's Island) Паскали (Бен Кингсли) шпионит для турецкого правительства, но он всего лишь напуганный человек, чьи ничем не примечательные отчеты никто не читает. Этой одинокой душе удается подружиться с британской супружеской парой (Чарльз Данс и Хелен Мирен), которая предлагает ему более счастливую жизнь в Англии. Впервые Паскали встречает людей, которые относятся к нему серьезно, и он тянется к ним. Хотя они утверждают, что занимаются археологией, позже он начинает подозревать, что это британские шпионы (разделенная пополам верность), и предает их. Только после того, как их убивают, он выясняет, что они охотились за древностями и хотели украсть античную статую. Его предательство приводит к трагической измене его собственным надеждам и мечтаниям.

Позитивная ценность истории — зрелость:


 

В побуждающем происшествии фильма «Большой» (Big) подросток Джош Баскин (Дэвид Москау) превращается в тридцатидвухлетнего мужчину (Том Хэнкс), но только внешне. Фильм сразу же переходит к отрицанию отрицания, затем начинает исследовать все оттенки негативного. Когда Джош и его начальник (Роберт Лоджа) отбивают чечетку на игрушечном пианино в магазине, это выглядит глупо, но скорее позитивно, чем негативно. Когда Джош и его коллега (Джон Херд) играют в прятки на площадке для игры в гандбол, то делают все совсем по-детски. На самом деле мы начинаем понимать, что весь мир взрослых представляет собой площадку, на которой дети играют в корпоративные прятки.

В момент кризиса Джош сталкивается с проблемой выбора между двумя несовместимыми вещами: взрослая жизнь, в которой есть успешная карьера и любимая женщина, и возвращение в детство. Он делает разумный выбор, отдав предпочтение детству, тем самым продемонстрировав с тонкой иронией, что наконец-то стал «большим». Ведь мы вместе с ним понимаем, что ключом к зрелости является полноценно проведенное детство. Однако из-за того, что жизнь обманывала многих из нас в юности, мы живем, в той или иной степени, в состоянии отрицания отрицания зрелости. «Большой» (Big) — очень мудрый фильм.


Наконец, давайте рассмотрим историю, где в роли позитивной ценности выступает разрешенный естественный секс. В данном случае слово разрешенный означает одобренный обществом, а естественный означает секс ради получения потомства, сопровождающего его удовольствия и выражения любви.

 

В категорию пограничного попадают случаи занятия сексом вне брака и до него, которые, хотя и считаются естественными, вызывают недовольство. Общество часто бывает нетерпимо к проституции, но она, вероятно, естественна. В некоторых обществах бигамия и полигамия, а также межрасовые и гражданские браки одобряются, в то время как в других они запрещены. Воздержание можно рассматривать как относительно естественное, но никто не станет от него отговаривать, в то время как секс с человеком, принявшим на себя обет безбрачия, например священником или монахиней, осуждается церковью.

Если говорить о противоположном, то здесь воображение человечества, кажется, не знает границ: вуайеризм, порнография, сатириазис, нимфомания, фетишизм, эксгибиционизм, фроттаж, трансвестизм, инцест, изнасилование, педофилия и садомазохизм — вот далеко не полный список того, что является запрещенным и неестественным.

Найти место в этой классификации для гомосексуализма и бисексуальности достаточно сложно. В некоторых обществах они воспринимаются как естественные, а в других как противоестественные. Во многих западных странах гомосексуализм разрешен; в некоторых странах третьего мира он по-прежнему считается преступлением и карается смертной казнью. Многие из этих определений могут показаться условными, так как восприятие секса связано с социальными и личными особенностями.

Однако обычные извращения — это не конечная точка. Они встречаются в единичных случаях и совершаются, даже в случае принуждения, вместе с другими людьми. Но иногда сексуальным объектом становится иной биологический вид (зоофилия), мертвый человек (некрофилия) или сочетаются несколько видов извращения, и тогда мозг людей восстает против этого.

Вернемся к фильму «Китайский квартал» (Chinatown). Как мы уже отметили, инцест не является конечной точкой разрешенного естественного секса. Он всего лишь его противоположность. В фильме присутствует отрицание отрицания в виде инцеста с потомством от собственного инцеста. Эвелин Малрэй рискует жизнью, чтобы спасти дочь от собственного отца. Она знает, что он безумен и повторит содеянное снова. Вот в чем заключается мотивация преступления. Кросс убивает своего зятя, потому что тот не говорит, где спрятана его дочь, рожденная от его дочери. И именно это должно случиться после кульминации, во время которой Кросс закрывает испуганные глаза ребенка и уводит от места ужасной гибели ее матери.

Принцип отрицания отрицания применим не только к трагическим, но и к комическим фильмам. Комический мир — это хаотическое, сумасбродное место, где все действия необходимо доводить до предела. В противном случае вызвать смех зрителей не удастся. Даже легкие развлекательные фильмы с участием Фреда Астера и Джинджер Роджерс достигали конечной точки. Они обращались к такой ценности, как правда, а Фред Астер традиционно играл персонажа, страдающего от самообмана и убеждающего себя в том, что он влюблен в роскошную девушку, хотя мы знали, что его сердце принадлежит Джинджер.

Хорошие писатели и сценаристы понимают, что противоположные ценности не довольствуются пределами человеческого опыта. Когда история ограничивается рассказом о противоположной или, того хуже, пограничной ценности, она повторяет сотни посредственных работ, досаждающих нам ежегодно. Простой рассказ о любви и ненависти, правде и лжи, свободе и рабстве, смелости и трусости и тому подобном почти наверняка будет неинтересным. Если отрицание отрицания в истории не достигается, зрители могут получить удовлетворение от просмотра, но история никогда не будет ни блистательной, ни грандиозной.

При равенстве таких факторов, как талант сценариста, его мастерство и знание, величие работы определяется тем, как раскрывается негативная сторона истории.

Если складывается впечатление, что в истории чего-то не хватает, значит, необходимы специальные инструменты, позволяющие разобраться с царящим в ней беспорядком и увидеть ее недостатки. Когда история неубедительна, причина, скорее всего, заключается в том, что силы антагонизма оказались слишком слабыми. Вместо того чтобы тратить свои творческие способности на выдумывание приятных и привлекательных черт главного героя и его мира, поработайте над негативной стороной, постарайтесь соз-

дать цепную реакцию, которая позволит естественно и правдиво компенсировать позитивные аспекты.

Прежде всего необходимо проанализировать все ценности и их прогрессию. В чем заключаются позитивные ценности? Какие из них отличаются наибольшей значимостью и формируют кульминацию истории? Все ли оттенки негативного воплощают в себе силы антагонизма? Достигают ли они когда-нибудь мощи отрицания отрицания?

Как правило, прогрессии идут от позитивного к пограничному в первом акте, к противоположному в последующих актах и, наконец, достигают отрицания отрицания в последнем, заканчиваясь трагически или возвращаясь к позитивному, но уже с глубокими изменениями. С другой стороны, в фильме «Большой» (Big) происходит резкий переход к отрицанию отрицания, после которого показываются все уровни незрелости. Фильм «Касабланка» (Casablanca) еще более радикален. Он начинается с отрицания отрицания, когда Рик живет в условиях фашистской тирании, страдая от ненависти к самому себе и самообмана, затем наступает позитивная кульминация для всех трех ценностей. В фильме может происходить все что угодно, но обязательным условием является достижение конечной точки.


15. ЭКСПОЗИЦИЯ

ПОКАЗЫВАЙТЕ, А НЕ РАССКАЗЫВАЙТЕ

Говоря об экспозиции, мы имеем в виду факты — информацию о сеттинге, биографические сведения и характеризацию, которые необходимы зрителям для того, чтобы следить за развитием действия и понимать происходящее.

Уже по первым страницам сценария читатель может определить уровень мастерства писателя, исходя из того, как он справился с экспозицией. Хорошо продуманная экспозиция не служит гарантией того, что история превосходна, но указывает на наличие у автора необходимых навыков рассказчика. Умение раскрыть экспозицию означает, что сценарист способен сделать ее невидимой. Тогда по мере развития истории зрители воспринимают все, что им нужно, даже не осознавая этого.

Ключом к созданию такой экспозиции служит знаменитая аксиома «Показывайте, а не рассказывайте». Никогда не вкладывайте слова в уста персонажа, чтобы он рассказывал аудитории о мире, истории или человеке. Предпочтительнее показывать сцены, в которых люди говорят и ведут себя правдиво и естественно, но в то же время косвенным образом сообщают все необходимые факты. Другими словами, создавайте экспозицию драматургическими средствами.

Экспозиция служит двум целям. Ее основная задача — способствовать скорейшему возникновению конфликта, а второстепенная — предоставлять информацию. Нетерпеливые новички меняют эти цели местами, помещая на первое место описательную функцию, а не драматургическую необходимость.

Например, Джек говорит: «Черт возьми, Гарри, сколько лет мы уже знакомы? Что? Около двадцати? С тех пор, как учились в колледже. Это ведь очень долго, правда, Гарри? А как ты поживаешь сегодня утром?» Эти строчки предназначены только для того, чтобы рассказать зрителям, что Джек и Гарри дружат, двадцать лет назад они вместе ходили в школу, а сегодня еще не обедали — убийственный пример неестественного поведения. Никто и никогда не будет говорить другому человеку то, что обоим уже известно, если, конечно, в этом нет острой необходимости. Соответственно, когда нужно сообщить очевидную информацию, сценарист должен создать мотивацию для диалога, который будет выходить за пределы простой передачи фактов.

Для драматургического воплощения экспозиции воспользуйтесь мнемоническим принципом: превратите экспозицию в военное снаряжение. Ваши персонажи знают свой мир, свою историю, друг друга и самих себя. Позвольте им использовать эти знания в качестве боеприпасов в борьбе за достижение желаемой цели. Если мы попробуем применить этот принцип к приведенному выше примеру, то получится следующее: Джек, заметив красные глаза Гарри и скрываемую им зевоту, говорит: «Гарри, посмотри на себя. Та же самая прическа в стиле хиппи, те же детские шутки, за которые тебя выгоняли из школы двадцать лет назад. Не пора ли уже проснуться и выпить кофе?» Зрители переводят взгляд на Гарри, чтобы увидеть его реакцию, и попутно отмечают: «двадцать лет» и «школа».

Надо сказать, следование принципу «Показывайте, а не рассказывайте» совсем не означает, что вам следует перевести камеру на камин с расставленными на нем фотографиями, на которых показаны Гарри и Джек во времена их учебы в университете, пребывания в лагере для новобранцев, свадеб в один и тот же день и открытия совместного бизнеса. Это называется рассказывать, а не показывать. Если вы попросите оператора сделать нечто подобное, художественный фильм превратится в домашнее видео. «Показывайте, а не рассказывайте» предполагает, что вести себя правдоподобно должны не только персонажи, но и камера.

Решение сложных проблем, связанных с созданием экспозиции, настолько пугает некоторых авторов, что они стараются завершить ее как можно скорее, чтобы студийный консультант, читая сценарий, мог сконцентрироваться непосредственно на истории. Однако когда человек с трудом пробирается через первый акт, буквально до отказа забитый элементами экспозиции, он сразу же понимает, что перед ним работа любителя, не владеющего основами профессии, и сразу же переходит к последним сценам.

Опытные сценаристы распределяют информацию экспозиции по всей истории, часто раскрывая ее прямо в кульминации последнего акта. Они следуют двум принципам. Во-первых, никогда не включайте в текст ничего такого, о чем сами зрители могут легко догадаться. Во-вторых, прибегайте к экспозиции, только если незнание какого-либо факта приведет к путанице. Вы можете поддерживать интерес, не сообщая информацию, а скрывая ее, за исключением тех случаев, когда она необходима для понимания.

Выстраивайте экспозицию последовательно. Как и все остальные элементы сценария, она должна развиваться поступательно: сначала сообщаются наименее важные факты, затем более существенные, а в самом конце то, что имеет критическое значение. А какие составляющие экспозиции оказывают решающее влияние? Секреты. Мучительная правда, которую не хотят знать персонажи.

Одним словом, не пишите «калифорнийские сцены». «Калифорнийскими» называются сцены, где два персонажа, едва знакомых друг с другом, встречаются за чашкой кофе и сразу же начинают обсуждать сокровенное и скрытое от всех: «О, мое детство было ужасным. Мать окунала меня головой в унитаз, когда хотела наказать». — «Ха! Ты думаешь, что у тебя было плохое детство. А вот мой отец клал мне в туфли собачье дерьмо и заставлял идти в них в школу».

Безоглядно откровенные и малоприятные признания только что встретившихся людей выглядят натянуто и фальшиво. Когда сценаристам указывают на это, они говорят, что и в реальной жизни некоторые делятся сугубо личными вещами с совершенно посторонними людьми. И я согласен, такое бывает. Но только в Калифорнии. Подобное не случается ни в Аризоне, ни в Нью-Йорке, ни в Лондоне, ни в Париже, ни где-либо еще в мире.

Есть определенная порода жителей Восточного побережья, которые имеют при себе заранее подготовленные «темные» секреты. Они делятся ими во время приемов, чтобы доказать, что они настоящие «калифорнийцы» — «сфокусированные» и «поддерживающие контакт со своим внутренним "я"». Когда во время таких приемов я держу в руках тортийю с соусом, а кто-то рассказывает мне, как в детстве ему клали в кеды собачье дерьмо, я думаю: «Боже! Если это заранее подготовленная ужасная тайна, которую он рассказывает людям под соус гуакомоле, какова же тогда правда?» Ведь всегда есть что-то еще. Произнесенное вслух неизменно скрывает то, что сказать нельзя.

«Она моя сестра и моя дочь», — признается Эвелин Малрэй, и такое не может быть произнесено во время приема с коктейлями. Она открывается Гиттесу, только чтобы дочь не попала в руки ее отца. «Ты не можешь убить меня, Люк, я твой отец», — Дарт Вейдер не хотел говорить правду своему сыну, но если бы он не сделал этого, ему пришлось бы убить собственного ребенка или быть убитым самому.

Оба момента отличаются правдивостью и силой, потому что возникают, когда под давлением жизненных обстоятельств героям приходится выбирать меньшее из двух зол. А где в хорошо написанной истории давление достигает максимума? В конечной точке. Соответственно, мудрый автор следует первому правилу временного искусства: оставляйте лучшее напоследок. Ведь если мы раскроем слишком много и слишком быстро, зрители смогут представить кульминацию задолго до того, как она наступит.

Раскрывайте в экспозиции только то, что непременно должны и хотят знать зрители, и ничего больше.






Читайте также:

  1. A. Притяжения и отталкивания, силы отталкивания больше на малых расстояниях, чем силы притяжения. Б. Притяжения и отталкивания, силы отталкивания меньше на малых расстояниях, чем силы притяжения.
  2. D. ОХРАНА ГЕОГРАФИЧЕСКИХ УКАЗАНИЙ НА МЕЖДУНАРОДНОМ УРОВНЕ В СИЛУ ПОЛОЖЕНИЙ ДВУСТОРОННИХ СОГЛАШЕНИЙ
  3. D. Правоспособность иностранцев. - Ограничения в отношении землевладения. - Двоякий смысл своего и чужого в немецкой терминологии. - Приобретение прав гражданства русскими подданными в Финляндии
  4. D. ПРОЕКТ ДОГОВОРА ВОИС ПО УРЕГУЛИРОВАНИЮ СПОРОВ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВАМИ В ОБЛАСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  5. I. Методические принципы физического воспитания (сознательность, активность, наглядность, доступность, систематичность)
  6. I. Наименование создаваемого общества с ограниченной ответственностью и его последующая защита
  7. I. СИЛЬНЫЕ СТОРОНЫ ПРЕДПРИЯТИЯ
  8. I. Ультразвук. Его виды. Источники ультразвука.
  9. I. Характер отбора, лежавшего в основе дивергенции
  10. II. Вычленение первого и последнего звука из слова
  11. II. Однородные члены предложения могут отделяться от обобщающего слова знаком тире (вместо обычного в таком случае двоеточия), если они выполняют функцию приложения со значением уточнения.
  12. II. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА (по источнику «ПОУЧЕНИЕ ГЕРАКЛЕОПОЛЬСКОГО ЦАРЯ СВОЕМУ СЫНУ МЕРИКАРА»


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-16; Просмотров: 54; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.191 с.) Главная | Обратная связь