Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Во что веришь, тем и становишься

Старец исчез, как исчезал по своему обыкновению всегда, когда Владар достигал какой-то новой точки накала. Наверное, он деликатно оставлял своего ученика наедине со своими размышлениями, для того чтобы тот мог уже самостоятельно разбираться со своими впечатлениями.

Владар немного обижался за это на Старца, ведь ему было совсем нелегко остановить поток мыслей, который мог изливаться еще несколько часов подряд. Вот и сейчас он сидел вновь один в своей пещере и даже забыл, что недавно собирался что-нибудь поесть, дабы подкрепить силы физические. Однако от голода, казалось, даже немного подташнивало.

Владар достал из шкафчика еду. Сегодня там было несколько крупных яблок, немного слив, хлеб, молоко, сыр, маленькая баночка с вареньем… Еда была простая, но свежая и ароматная. Соленый овечий сыр был особенно приятен. Он наполнял рот соленой действительностью, а хлеб немного разбавлял соль, отчего еда казалась и острой, и в меру сытной. Хотелось чего-нибудь горячего, но Владар не стал заострять внимание на прихотях своего тела. Достаточно было и того, что он немного поел.

Отойдя от обеденного стола, он доедал яблоко, уже сидя за своим письменным столом, на котором лежал дневник, раскрытый на последней странице, еще не заполненной до конца. Записывать свои впечатления от всех уроков в последнее время стало обычной привычкой. Но сейчас у него в голове толпилось столько мыслей, что сосредоточиться на чем-то одном было сложно. Владар сидел над пустой страницей дневника и ел яблоко, пока в голове не забрезжила основная мысль: «Кого ты любишь – тем ты и становишься!» Интересно, откуда это пришло ему в голову? Неужели он сам до нее додумался?

Нет, наверное, это Старец послал ему эту мысль. А может быть, еще кто-нибудь так думает? Владар давно знал, что мысли могут направляться именно к тому месту, где для них есть магнит. Мысли, будучи плазменным образованием по своим свойствам, очень похожи на пучки огненной информации, которые излучаются человеческим мозгом. Миллиарды нейронов мозга человека постоянно продуцируют магнитные волны разного назначения и направления, а они впоследствии, отсоединившись от головы человека, летают в Пространстве и Времени, чтобы найти себе подобных, и соединиться с ними в каком-нибудь из миров.

В основной своей массе люди привыкли думать лишь о том, что касается их быта и жизни на физических планах. От этого их мысли тяжелы и малоподвижны. Мысли высоких мыслителей осаждаются в Высших мирах, в этом Владар уже успел убедился.

Обетованные Небеса Бореи когда-то были созданы его предками – потомками Солнечных Богов. А вот ады были созданы мыслями и делами людей низкого уровня сознания. Но везде в основе всего была именно мысль. Владар уже научился общаться с помощью мысли и даже перемещаться в пространстве. Словом, обращаться с мыслью умел довольно ловко. Но вот именно эта мысль, похоже, была намерена донимать его ум основательно.

«В кого веришь, тем и становишься», – вновь и вновь повторялось у него в голове.

«Что любишь, то и рядом с тобой», – словно продолжилась мысль уже где-то внутри него.

Но ведь так оно и есть! Владар стремительно вышел из пещерной кельи. Коридор был достаточно им изучен, и он уже не раз выходил на улицу сам, без сопровождения Власты. На этот раз в длинном подземном помещении была какая-то суета. Носились по воздуху легкие эльфы. Они чуть не задевали за потолок и казались странными летающими цветами. Эльфы о чем-то переговаривались между собой и не замечали никого вокруг. Владар старался идти в сторонке от траектории их полетов. Маленькие, легкие, почти бестелесные существа были явно чем-то взволнованы, и всякое препятствие могло стать для них катастрофой. Владар даже пригнул голову, чтобы не мешать им, а сам все шел и шел к выходу из пещеры.

Лето давно наступило. Ему хотелось увидеть солнце, подышать свежим воздухом, поиграть с лучиками, которые всегда появлялись у него в глазах, когда он смотрел на солнце прищуренными глазами. В пещере он смотрел на огонь свечи и тоже любил прищуриваться, потому что и свеча давала лучики. Но таких основных лучиков у свечи было всегда только четыре, а вот у солнца их было уже целых шесть. Раньше он никогда не обращал внимания на такое расхождение в количестве лучей у пламени и у Солнца. Но теперь ему стало интересно, почему же такое происходит, но спросить у Старца он как-то стеснялся. Вот и глазел часами на лучики, чтобы самому когда-нибудь догадаться, как это часто с ним уже бывало. Если он что-то хотел понять, то стоило только сосредоточиться на проблеме, как она через некоторое время решалась как бы сама собой. Но он понимал уже и то, что сосредоточенность на проблеме сама и притягивала к нему решение и те необходимые мысли, которые соответствовали его вопросу. Именно таким образом можно было получать информацию прямо из Пространства и в любом количестве. Ведь на все темы земного бытия уже кто-нибудь когда-нибудь думал, а значит, при достаточной устремленности он мог принять эти мысли…

Пройдя коридор по главному ходу, Владар свернул в сторону в более тесный проход, который должен был привести его к выходу на свет. Дорога шла вверх, и пол был немного не ровный, да еще и эльфы совсем уж разлетались. Он увидел целую группу эльфов, которые столпились в небольшой нише под потолком и что-то горячо обсуждали. Он остановился как раз напротив них и стал прислушиваться к их щебетанию. Через некоторое время у него в голове четко прозвучали несколько мыслей, которые стали отправными для того, чтобы понять, что именно так взволновало этот милый народец.

Оказывается, на сегодня была намечена свадьба их молодого короля и предводителя. А невеста еще не приехала, вернее, она была уже в дороге, но ее захватили злые духи в березовой роще, недалеко от кладбища, когда она со своей свитой летела к жениху. Встречающие не успели спасти невесту и теперь носились по коридорам в полной растерянности, боясь донести до своего молодого короля такую неприятную весть.

Владар постоял немного напротив отчаявшихся эльфов и решительно направился к выходу, чтобы заступиться за невесту, если для этого будет возможность. За ним тут же полетело несколько десятков эльфов, которые, видимо, почуяли намерения Владара и были готовы прийти ему на помощь, если он будет в ней нуждаться.

Владар, между тем, уже вышел из расщелины в боковой части третьего Мыса. Эта щель была незаметна со всех сторон потому, что ее заслоняло еще и небольшое дерево, которое росло рядом. Владару пришлось даже немного протискиваться между деревом и стеной Мыса. Но это не смущало, главное было в том, чтобы никто посторонний не нашел сюда дорогу.

Об этом его когда-то предупреждал Старец. Теперь Владар весело спускался с крутого отлога Мыса. За ним летела стайка эльфов, которые издалека могли показаться либо крупными бабочками, либо маленькими птичками. Они и щебетали точно также.

Владар не просто шел «куда глаза глядят», как обычно делал, когда ему хотелось прогуляться. А следовал за самым проворным эльфом, который показывал ему путь в сторону рощи. Там томилась в плену злых лесных духов невеста. Владар прошел через лог и вновь поднялся на горку. За ней лежало местное кладбище. На небольшой возвышенности виднелись кресты и могилки. А за кладбищем шумела березовая роща. Владар прибавил шагу и через некоторое время оказался на тропинке, ведущей через кладбище, а вскоре и в самой роще.

Ничего не говорило о том, что здесь произошло какое-то злодеяние. Роща была светла и прозрачна в своем розовато-зеленым цвете. В ней незаметно происходило множество всяких событий, которые обычный человек заметить просто не может. А на самом деле роща активно жила всеми своими этажами во множестве своих проявлений.

Владар едва успевал переключать свое зрение на подробности жизни рощи, при этом он искал то, зачем пришел сюда.

Украденная невеста должна была вернуться к своему жениху. Но где же сам жених? Ах да, ему ведь даже не сказали об участи, постигшей невесту. Владар немного снисходительно смотрел на переживавших эльфов. Ему казалось, что они похожи на кукол, которые играют в свои кукольные игры, и не следовало бы ему – человеку – вмешиваться в эти забавы. Но дело уже требовало от него участия, и поэтому он решил не отказывать маленьким существам в своей помощи.

Роща на самой макушке холма была особенно густа и в некоторых местах похожа на непроходимый лес. Владар, следуя за эльфами, вошел в бурелом и стал заглядывать в самые темные и непроходимые закутки, выискивая в них украденную принцессу. Но ее не было видно. А лес стоял глухой и темный, не желающий принимать гостей. Тогда Владар остановился и обратился к самому Духу этого леса. Для этого он постоял немного в полном спокойствии, угасив на время свои мысли и волю. Это состояние было сродни полному смирению и полной покорности… Достигнув полной тишины внутри себя, Владар стал потихоньку прислушиваться к вибрациям Духа леса. При этом все его молчащее существо постепенно начало набирать вибрации извне, из окружающей обстановки. Понемногу раскачивая в себе эти новые для себя вибрации, Владар постепенно начал слышать Духа Рощи за шумом ветра, за шелестом листвы и за щебетанием птиц. В сознание донеслось ворчливое обращение Духа леса:

– Ты зачем пришел, человек?

Владар старался не изменить в себе ни оной вибрации, которые он уже набрал. А наоборот, усиливал их до такой степени, что стал чувствовать, как и Дух рощи, и думать, как он на одной с ним частоте. При этом мысль его превратилась в такую же вязкую и почти одномерную волну, что не помешало, впрочем, ему ответить Духу Рощи вполне осознанно:

– Я пришел, чтобы вернуть украденную невесту эльфов. Они попросили меня об этом!

Дух Рощи немного помолчал, словно проверяя свои владения на предмет сделанного Владаром запроса об украденной невесте, и через некоторое время ответил:

– Ты прав, здесь есть место, где держат силой несколько эльфов. Наверное, среди них есть и невеста.

Дух Рощи помолчал и сказал:

– Пройти вдоль северной вершины и выйдешь вскоре на поляну. Там есть место, где лежит старая береза с вырванными корнями. Там в небольшом углублении спрятаны эльфы.

Владар было кинулся выполнять задуманное, но Дух Рощи остановил его следующими словами:

– Ты сейчас настроен на мои волны, а должен быть - в своих. Только твоя воля будет для злодеев указом. Моей они могут ослушаться!

Владар не совсем понял, что именно сказал ему Дух Рощи, но всеже вышел из состояния восприятия волн хозяина этой местности. Путь до указанной поляны оказался недлинным. Вскоре он увидел и поваленную березу, и небольшую пещеру, которую охраняли какие-то чумазые и лохматые существа из тонкого плана, которые, впрочем, тут же попрятались, когда подошел Владар со своей свитой из эльфов.

Владар настроился и довольно жестко произнес:

– Приказываю отпустить принцессу эльфов!

Тишина, окружающая его до сих пор, словно разорвалась криком ворон, неизвестно откуда взявшихся здесь, шумом кустов, а также воплями каких-то странных существ, которые вдруг брызнули из небольшой пещеры в разные стороны. Лес вокруг, словно живой, зашевелился и стал похож на муравейник, потревоженный дождем. Владар, между тем, скрепил всю свою волю, чтобы не засмеяться. Все происходящее для его человеческого сознания было похоже на игру. А все эти мелкие лесные духи, пусть даже и немного злые, представляли опасность только для эльфов, но не для него – человека. Владару захотелось побыть для них хоть немного богом-громовержцем, вершащим суд над злыми силами и помогающим светлым…

Он собрался уже повторить свой приказ, но этого делать не пришлось. Под корнями березы произошло какое-то движение, шорох, и вот в темноте углубления показались эльфы, щурящие свои маленькие глазки от яркого дневного света. Их выпустили, даже не выставив никаких условий. Прилетевших с ним эльфов не надо было просить действовать. Они радостно облепили вышедшую последней невесту короля эльфов, подняли ее в воздух всеми своими прозрачными крылышками и унесли, да так быстро, что Владар даже не успел ее как следует разглядеть.

Между тем, под корнями березы происходили еще какие-то перемены. Владару было интересно, кем же были эти самые крохотные похитители, и он все тем же приказным тоном указал следующее действие:

– Пусть выйдут все, кто сидит сейчас в пещере под корнями березы!

Некоторое замешательство было недолгим. Из пещеры медленно вышли небольшие земляные гномы, которые больше походили на сморщенные грибы, чем на человечков.

Владар внутренне улыбнулся, оставаясь внешне совершенно спокойным.

– Зачем вы украли невесту короля эльфов?

Гномы, а их было четверо, потоптались на своих коротких ножках, покрутили своими непомерно большими носами, а один из них ответил:

– Нам было необходимо получить влияние на короля эльфов.

– Зачем? – грозно уточнил Владар.

– Мы хотели забрать Ромашковое поле… для своих нужд, а эльфы нам его не отдавали. Вот мы и решили похитить невесту их короля, чтобы он был посговорчивее.

– Как же вы ее поймали, ведь эльфы летают, а вы ходите только по земле? – удивился Владар.

– Мы попросили воронов поймать нам принцессу эльфов. – понурился гном.

– А что же вы посулили воронам?

– Мы обещали им огромных личинок майского жука, которые живут глубоко в земле. Они очень любят ими лакомиться…

У Владара больше не было сил сдерживать свое веселье. Эти отношения лесных жителей можно было разбирать до бесконечности. Простота и наивность природных существ была ему уже известна. Она была сродни детской. Владар больше не захотел продолжать этот разговор. Он, все еще немного деланно хмурясь, приказал:

– Запрещаю трогать невесту короля эльфов! – но, видя протестные движения гномов, пообещал, – Я поговорю с ним, чтобы он уступил вам часть Ромашковой поляны…

Гномы явно повеселели, а Владар больше не стал разговаривать с гномами. Ему стало уже немного скучно.

Выяснив отношения эльфов и гномов, Владар почувствовал себя немного богом, немного судьей, немного спасителем… Было очень приятно сознавать, что его человеческая сущность позволяет быть ему по сознанию гораздо более высоким существом, нежели все лесные жители вместе взятые. Странно, что люди так боятся оказаться с ними лицом к лицу.

Владар ушел с лесной поляны и направился назад. Дорога пролегала через кладбище.

Встреча на кладбище

День был солнечным, теплым и немного даже знойным. Ветерок шевелил кустарник, поднимал пыль, подталкивал облака. Весь мир вокруг казался огромным и широким. Все жило своей жизнью. Владар был наполнен этой жизнью, словно она отражалась в его душе каждым своим проявлением. Ему казалось, что и земля под его ногами, и вода в ручейке, протекающем рядом, и воздух, наполненный ароматами, и даже само Солнце, одаривающее мир своим светом, – все это имело в нем свое отражение и отзывалось либо болью, либо радостью своего бытия.

Полнота чувств была такой, что хотелось не идти по земле, а лететь…И казалось, что если он сейчас захочет, то его тело и вправду поднимется над дорогой и полетит… Но это чувство оказалось обманчивым, потому что как ни силился он по обычаю своих полетов в тонком теле хоть на сантиметр приподнять свое физическое тело над землей, – у него ничего не получалось. Так, подпрыгивая и неизменно опускаясь на пыльную дорогу, он направлялся к Мысам.

Кладбищенский забор уже кончался, когда он обратил внимание на какое-то движение за ним. Владар уже давно жил в Мысах, и ему было строго-настрого запрещено общаться с людьми из деревни. Видимо, это было необходимо для того, чтобы не беспокоить матушку. Ведь она была уверена, что Владар уехал в город. Но за забором был не человек, а какая-то тонкая, полупрозрачная фигура. Она висела над свежим могильным холмом и порывалась оторваться от него. Это было странное зрелище, потому что фигура выглядела как кусок полупрозрачной материи, которая, словно простыня на ветру, полощется в воздухе. Владар остановился возле забора и обратился к фигуре:

– Ты что тут делаешь?

Фигура замерла и обернулась к Владару.

– Я пытаюсь выбраться из этой отвратительной могилы, и мне уже почти удалось. Видишь, я уже могу побыть на солнышке и пообщаться с этим миром днем. Ночью-то на кладбище знаешь, как страшно!?

Владар поежился от холодка, который пробежал по всему его телу. Ему даже не хотелось думать об этой стороне жизни. Ведь кладбище – это не самое приятное место на земле. К тому же, он давно уже чувствовал, что кладбища устроены каким-то таким несуразным образом, что они только вредят человеку после смерти его физического тела. Но понять и разобраться в этой несуразности он пока еще не находил себе ни времени, ни желания. И вот жизнь столкнула его с необходимостью заглянуть в секреты кладбищенского бытия.

Владар остановился основательно. Теперь он решил никуда не уходить до тех пор, пока странная бестелесная сущность не расскажет ему все, что ей известно о кладбищенских делах. Владар спросил:

– А что здесь такое происходит?

Сущность, которая было вновь задергалась в своих бесплодных попытках оторваться, остановилась и ответила:

– Видишь, как привязана я к этому трупу, который лежит сейчас в земле?

Владар, конечно, не видел трупа, но то, что тонкое тело не могло оторваться от физического тела, было очевидно.

– А вон, смотри, немного поодаль, тоже есть свежее захоронение. Там тонкое тело уже оторвалось, но для этого ему пришлось оставить часть своей тонкой сущности в могиле вместе с телом… А я не хочу отрываться кусками!

Владару стало не по себе:

– Как это, кусками?

– Ну, понимаешь, я когда-то думала, что человек – это и есть его физическое тело. И Душа моя, видимо, от этого стала такой же грубой и тяжелой, как мое физическое тело. Теперь мое тело умерло, а моя душа осталась лежать в могиле вместе с физическим телом. И так долго бы лежала, но я больше не могу этого выносить, вот и решило любыми путями отделиться от своего разлагающегося тела и выйти обратно в этот мир, пусть даже совсем бестелесным.

– Владар стоял, немного опешив. Ведь он впервые увидел такого раздвоенного человека. У него самого никогда не было проблемы в разделении тел. Если физическое тело оставалось лежать на тахте, то его тонкая сущность легко отделялась и летала в любом направлении. И только тонкая лучистая нить серебристого цвета помогала ему – тонкому – всегда найти дорогу назад. А этот бедолага, мало того, что умер, так еще и не научился за время своей жизни отличать свою живую Душу и тонкое тело от физического тела.

– А ты при жизни был верующим? – зачем-то спросил Владар тонкую сущность.

– Я – конечно! – ответило существо.

– Так почему же тебя вера твоя не научила, что у тебя есть Душа, и ей положено быть отдельной от физического тела?

– Я был свидетелем Иеговы. А нам не положено было думать о своей Душе… Нам было велено думать, что мы живем только своим телом. Вот теперь и мучаюсь.

– Просто даже не знаю, чем тебе помочь.

– А ты иди себе дальше и не мешай мне. У меня еще не самый плохой вариант, вот если бы ты посмотрел ночью, что тут творится, то увидел бы картинки пострашнее.

Сущность вновь затрепыхалась, больше не обращая внимания на Владара.

Владар и сам уже захотел к себе в Мысы. Ему было неприятно видеть мучения этого существа без возможности помочь ему чем-нибудь.

Владар шел теперь, не поднимая головы. Дорога была пыльной и теплой. Кладбищенский забор остался где-то позади, когда он отчетливо услышал свое имя и стал оглядываться вокруг. Он уже давно знал, что по обычаю тонкого видения, увидеть физическим глазом подробности тонкого мира, да еще днем, довольно затруднительно. Но был один неоспоримый признак, который всегда выдавал тонкое явление физическому глазу. Это было марево – воздушное завихрение, которое очень походило на движение воздуха над перегретым асфальтом. Точно так же сейчас перед ним колыхался воздух в форме человеческой фигуры огромного роста.

Не было сомнений – это был Старец. Он вышел встречать Владара, но не являл себя этому миру уплотненным астралом. Владар обрадовался тому, что дед, наконец, захотел сопровождать его в прогулках и быстро направился к нему. Однако Старец остановил его чуть поодаль и заставил повернуть в прямо противоположном направлении, говоря при этом:

– Мы сейчас вернемся с тобой на кладбище.

Владару меньше всего хотелось возвращаться на кладбище, но слово Старца было для него законом. Он теперь шел рядом со Старцем, чья фигура была высвечена тугими волнами воздуха, вращающимися как бы сами собой, но в строго человеческих формах. Владару было не важно, как именно выглядит Старец. Он научился чувствовать его сущность в любом обличии, потому что индивидуальность человека – это есть его Душа, особенности ее вибраций. А тело всего лишь – твердая и тяжелая одежда для души, позволяющая человеку жить в земных планах бытия.

Они подошли к кладбищу, где лежали и разлагались ставшие негодными для дальнейшего употребления физические тела многих людей. Старец вошел в кладбищенскую калитку, Владар - за ним. Центральная дорожка проходила через все деревенское кладбище. Здесь могилы были устроены в правильном порядке. В большинстве они были ухоженными и приятными для обозрения. Но чуть поодаль от основной дорожки не было уже никакого порядка. Могилки теснились, наступая друг на друга. В некоторых местах было видно, что захоронения устраиваются почти друг на друге. Это родственники, не желающие менять места своих общих семейных захоронений, укладывали в землю своих близких.

Владар шел за Старцем и недоумевал: о чем же можно говорить на кладбище? Между тем, Старец остановился возле той могилы, над которой трепыхалось тонкое существо, желающее освобождения из своего телесного плена. Старец подошел вплотную и повел рукой. От этого его движения трепыхающееся тонкое существо, словно протрезвевший пьяница, перестало шататься и легко отделилось от могильного холмика и понеслось по ветру, как паутина. Старец сделал еще одно движение, и тело, словно намагниченное, вернулось обратно к могильному холмику. Владар стоял и смотрел как завороженный. Старец спросил тонкую сущность:

– Чем намерено заниматься в своем бестелесном виде среди людей?

Тонкое тело явно забеспокоилось. Но, видимо, врать было бесполезно, потому что оно честно ответило:

– Пойду искать себе новое тело!

Владар не ожидал такой прыти от этой тонкой сущности. Старец же грозно взмахнул рукой и над тонкой сущностью бестелесного существа вырос шестигранный кристалл, похожий на веретено с двумя тонкими вершинами по концам и четырьмя посредине. Кристалл этот стал для тонкой сущности наподобие клеточки для птицы. Она сидела внутри, не способная выйти наружу. Владару почему-то вспомнились сказки о джинах, которых злые волшебники прятали в бутылках.

Сейчас Старец заключил в бутылку в виде кристалла вот такую тонкую человеческую сущность прямо на его глазах. При этом сразу встал вопрос: а что же с ней будет дальше. Владар хотел спросить об этом Старца, но тот жестом показал ему на еще одно существо, прибывшее сюда, очевидно, по призыву Старца. Рядом с ними оказался огромный крылатый Архангел в сияющих доспехах. Архангел взял из рук Старца кристаллическую клетку и мгновенно исчез из поля видения. Владар стоял с раскрытым ртом и не мог ничего сказать. Старец же прошел еще к нескольким могилам и проделал там примерно такие же действия по отношению к другим таким же тонким сущностям, старающимся освободиться от своих тел в могилах. Каждый раз прилетал Архангел и куда-то уносил тонкие тела.

Наконец Старец вновь оказался рядом с Владаром. Он был строг и спокоен, а Владар горел желанием задать вопросы. Теперь образовалась именно та благословенная минутка, когда Старец был готов к разговору. И Владар спросил у него:

– Что это за кристалл, в котором оказались все эти тонкие сущности, оставшиеся от бывших людей? – Владар был весь переполнен вопросами, но надо было с чего-то начать. И тут же, не дождавшись ответа, спросил еще:

– А почему ты не дал этому тонкому существу сделать то, что оно намеревалось? Что плохого в том, что оно нашло бы себе новое тело? -Владар обращался к Старцу на ТЫ. Это стало привычным с тех пор, как Старец рассказал ему, что у славян издавна принято обращаться на ТЫ со всеми своими соплеменниками, независимо от возраста и положения в обществе. На ВЫ славяне разговаривали с чужими или по неприязни и отчуждению.

Вместо ответа Старец переспросил:

– А где, по-твоему, можно взять тело, не родившись вновь у матери?

Владар подумал немного и смутился:

– Наверное, он влезает в чье-то тело, как это умеет делать черт?

– Ты прав. Именно от этого я и стараюсь удержать этих бедолаг. А кристалл – это своего рода защитная оболочка, которая не дает такому бестелесному существу делать все, что ему заблагорассудится. Он сидит в этой клетке и не может вселяться в других людей.

– А что это за великолепное существо с крыльями?

– Это Архангел Михаил. Я прошу его отнести это существо в то место в тонких мирах, где оно может находиться по закону. Оттуда оно может даже вновь родиться. Ну, а пока оно должно пребывать за пределами жизни физических людей.

Владар во все глаза глядел на волнующееся в воздухе марево, – своего прадеда. И ему было хорошо и приятно находиться рядом с ним. Старец медленно двигался по дорожке вдоль кладбища, а в голове Владара звучал его голос:

– Все эти люди умерли для физического мира. Это выглядит так: жил человек, дышал, ел, спал, рос, трудился, любил, размножался, но вот подошел какой-то момент в его жизни, который сделал его тело более не годным для жизни, и оно умерло… И все земные соседи и родственники увидели труп, который необходимо куда-то деть, чтобы он не разлагался на глазах. Для этого придумали множество обрядов захоронения умерших тел. Каждая религия по-своему трактует сущность человеческой природы, отсюда и великое множество обрядов, по которым хоронят тела. В настоящее время обряды захоронения особенно жестоки и бессмысленны, потому что многие люли не верят в свои бессмертные Души, являясь существами без души, заставляют жить свою душу по физическим законам. Она грубеет от этого, становится по своим вибрациям схожа с физическим телом. Ты видел такое существо. Оно едва смогло освободиться от тела. Я ему помог обрести покой с помощью Архангела Михаила. А так эти души, освободившись от своего разложившегося тела, носятся потом среди живых и здоровых людей в полном сознании и с огромным желанием получать удовольствия от жизни так, как это было привычно им в прежней жизни.

– Это их называют привидениями? – спросил Владар.

– Привидениями называют всякого, кто имеет тонкое тело и влияет на человеческую жизнь из другого пространства. Однако надо как следует разобраться, кто есть кто. Ведь мир наполнен жизнью во всех ее проявлениях. Это только физическому телу не ведомо, что оно окружено более тонкими мирами, а душа человеческая чувствует присутствие тонких миров.

– Да, но не у всех.

– Это правда. В мире, где физические явления преобладают над тонкими, довольно затруднительно ощущать тонкость и многомерность мира только своими внешними чувствами. Силы тьмы так расстарались, что людям и невдомек, что они – существа многомерные и природа их тел находится в полном соответствии с тем, как устроено Пространство и Время вокруг них. Кладбище – самый наглядный пример всему сказанному.

Владар шел по дорожке и остановился рядом с могилой, на которой стоял большой богато украшенный памятник. На его лицевой стороне висела большая фотография умершего человека. Это был молодой еще человек, лет тридцати. Его лицо светилось от счастья. Видимо, фотография была сделана в один из лучших дней его жизни. Тем печальнее было теперь смотреть в его лицо, сознавая, что тело его сейчас лежит под этим камнем и разлагается, а тонкое его существо, возможно, тоже мается где-то рядом с ним.

Пока Владар думал об этом существе, он почувствовал явное его присутствие. Да, он был здесь. Владар увидел такое же туманное марево, как и от Старца, только гораздо меньшего роста. Свечения от этого марева не было никакого, а туманность явно отдавала тлением. Владар даже немного посторонился. Рядом стояло существо, не способное ни говорить, ни воспринимать того, что ему говорилось. Это было понятно из того, что движения марева были бессмысленными, неуклюжими, наподобие действий пугала на ветру.

Владар стал буквально уклоняться от действий этого существа и даже готов был припустить бегом, но ему было стыдно перед Старцем.

– Да, вот таким бессмысленным и пустым может оказаться человеческое существо, не знающее о своей тонкой природе при жизни, не развивающее качеств разумности своих тонких тел и своей высшей человеческой природы. Владар посмотрел вокруг и, хотя день стол ясный и безоблачный, вдруг увидел множество таких же тел, бессмысленно бродящих по округе. Это видение даже днем вызвало омерзение и страх. Подумать о том, чтобы прийти сюда ночью, было просто невыносимо.

Владар уже хотел уйти подальше от этого места, но Старец медлил. Тогда Владар спросил, чтобы как-то отвлечься от этих неприятных сцен:

– А что же нужно делать, чтобы люди в своей смерти оставались людьми?

Старец, казалось, ожидал от Владара именно этого вопроса.

– Чтобы даже от смерти иметь пользу, надо знать свою человеческую природу, а также устройство и содержание всех миров, которые находятся вокруг. Вот ты, к примеру, побывал уже в цветных мирах и знаешь, что все они звучат именно в тех частотах, которые есть и в самом человеке. Ты теперь знаешь и о том, что в каждом из миров человек оставляет свою психическую энергию, которая по закону сохранения энергии скапливается там и выстраивает эти миры по замыслам и творчеству людей на земле. Но ведь и физическая жизнь на земле не одномерна. В ней есть множество уровней для проявления человеческого сознания, а значит, человек может постоянно совершенствоваться в них.

– Или деградировать, – сам не понимая почему, добавил Владар.

– Да, и деградировать тоже. Вот кладбище – это место, где утилизируется то, что было инструментом для жизни человека в физическом мире – его тело. И пока люди не поймут, что тело не есть сам человек, а только устройство для роста его тонких проявлений, до тех пор кладбища будут представлять собой вот такие места с вывернутыми обстоятельствами, препятствующими выходу человеческой сущности в тонкие миры, и рассадником для умножения одержателей разных мастей.

Владару уже сильно хотелось уйти с кладбища, но Старец, похоже, не хотел замечать его желания и продолжал:

– Кладбище в том его виде, которое имеется сейчас, стало обычаем только во времена самого низкого падения планеты в низшие миры. Силам тьмы всегда приятно все, что связано со страданием, разложением и тленом, и поэтому через темные религиозные обряды человек не только на много веков связывался со своим разлагающимся физическим телом, но еще и был лишен возможности новых воплощений.

Владару не хотелось думать о том, что сейчас под землей находилось множество человеческих душ, которые не имели возможности разорвать свои связи с разложившимся телом и сидели в нем словно привязанные. И это в то время, когда они были в полном человеческом сознании и понимании своего плачевного положения!

Нет, не хотел бы он себе такой смерти. Он в последнее время думал о своем теле только как об инструменте, который помогал ему жить в этом физическом мире. Он и обращался с телом как с инструментом, который надо было содержать в порядке, вовремя кормить и тренировать, чтобы оно могло функционировать и не создавать лишних проблем.

– Но как же научить других людей такому же отношению к своим телам? – горячо спросил Владар, спросил без пояснений, будучи уверен, что Старец слышит каждую его мысль так же, как и он сам.

– Для того, чтобы научить людей правильному отношению к своим телам, необходимо кардинально изменить всю жизнь в человеческом обществе.

– Но ведь это невозможно! – горячо возразил Владар.

– Это только кажется, что невозможно. На самом деле, люди уже давно готовы измениться, но им пока еще не дают этого сделать некие деструктивные силы, которым совсем не выгодно терять из своего ведения все, что связано с властью над земными людьми.

– Вот-вот, и я об этом! Попробуй сейчас обратиться к вон тем людям и сказать, что хоронить человека надо совсем по-другому, так они накинутся на тебя и еще неизвестно, чем все кончится!

Владар действительно не был уверен в том, что возможно что-либо изменить в привычках и обычаях, которые существуют в людской среде. На кладбище въехала похоронная процессия, и Старец решил уйти, тем более что сам предостерегал Владара от встреч с деревенскими жителями. Они стали потихоньку удаляться к выходу с кладбища, но Владара всеже мучила мысль о незавершенности разговора.

– Так как же все-таки научить людей правильно хоронить свои физические тела, чтобы не вредить своей высшей человеческой природе?

– Предки славян, известные как арии, произошли от Солнечных великанов – своих творцов. Телесное проявление их было тонким и практически вечным, а посему их тела утилизации не подлежали. Уплотнялся мир и уплотнялись тела для жизни в новых условиях. Уменьшался рост, – с улыбкой в голосе предвосхитил вопрос Владара Старец и продолжил:

– Уплотненное тело становилось все более тяжелым и материальным, и оно перестало быть бессмертным. Стало необходимо его время от времени менять, вновь и вновь рождаясь в телах младенцев, рожденных своими матерями в своих родах. Так предки становились своими же потомками. Тела, оставшиеся от прежних своих хозяев, по обычаю славян, просто сжигали на костре. Наверное, именно этот обычай и был принят за жертвоприношение, в котором обвиняют древних славян нынешние историки.

Славяне сжигали тела всегда, а прах рассыпали по земле или бросали в воды рек. Но наступили времена тьмы, когда холод и голод стали преследовать людей, и Небесная Борея уже не имела связи со своими потомками. И поддались они учениям чужеродных религий, в которых тело человека превозносилось , а Душа унижалась… Вот и пришли люди к тому, чтобы осуществлять обряды пышных похорон тела и усмирять вышедшие души при помощи отпеваний. Между тем, Душе, отделенной от тела, необходимо незамедлительно устремляться к Свету и лететь от своего поверженного тела как можно дальше, чтобы оказаться в Вершинах Небес Обетованных среди родичей своих и радости высокого бытия. Есть в земной жизни множество радостей и печалей, но есть в жизни Небесной не меньше привлекательного. Но люди почему-то согласны толкаться рядом со своим разлагающимся физическим телом веками ради того, чтобы только обрести однажды обещанный покой.

А что такое покой для Души? Это ведь смерть вторая, гораздо более худшая, чем физическая, потому что упокоенная Душа более не воплощается, не стремится к постижению высших цветных миров и уж никогда не познает миров за пределами Солнечной Системы, в Беспредельности!

– А что, и такие миры есть!? – почти задохнувшись от восхищения, переспросил Владар. Он во время монолога Старца, словно влекомый какой-то невообразимой силой, все поднимался и поднимался в пределах Солнечной системы за мыслью Старца… Но на словах о Беспредельности словно оборвался и рухнул всем своим существом обратно на Землю.

– Да, слабоват ты еще, мой друг. Беспредельность тебе пока еще не по росту, – снисходительно улыбнулся всем своим струящимся в воздухе существом Старец.

Они уже приближались ко входу в отвесе третьего Мыса. Старец значительно обогнал Владара и вошел в скалу, словно растворившись в стене. А Владару пришлось искать щель за густым деревом, протискивать свое физическое тело в узкий просвет, чтобы оказаться внутри пещеры.

Невидимая реальность

Владар установил для себя строгий режим. В этот день он понял, что много времени проводит впустую в прогулках. Общение со Старцем, <

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 14; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.159 с.) Главная | Обратная связь