Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


ФЕХТОВАНИЕ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ



 

Отличительная черта развития фехтования в дореволюцион­ной России заключается в том, что оно развилось не из военно-прикладной, турнирной и дуэльной форм фехтования, как это происходило на Западе, а было заимствовано из зарубежных стран как средство развития ловкости, воспитания воинского ду­ха, как «шпажное искусство». Таким образом, под словом «фех­тование» в России и прежде и теперь подразумевается только фехтование спортивного характера.

В том, что Россия в средние века с успехом отражала напа­дения врагов и с Запада и с Востока,— доказательство высокого уровня мастерства владения холодным оружием русских воинов.

Однако искусство владения холодным оружием не превра­тилось в России, по примеру западных стран, в формы диких состязаний, оканчивающихся смертельным исходом, в традицию так называемого «суда божьего», в массовый дуэлянтский пси­хоз молодых дворян, а использовалось для целей защиты Родины от иноземных захватчиков.

Различного рода поединки на холодном оружии были сравни­тельно редки в быту русского народа, а поединки русских воинов с представителями армий захватчиков, которые происходили до сражений, являли собой всю силу и мастерство владения холод­ным оружием русских, защищающих независимость своей Ро­дины от вторжения иностранцев. Недаром герои русских бы­лин — богатыри воспеваются за борьбу с темными силами при­роды и врагами, покушающимися на свободу земли русской. Недаром в русских былинах все превышающей силой наделен человек мирного труда, землепашец Микула Селянинович.

Естественно, что миролюбивый русский народ-труженик не мог перенять от западноевропейских стран кровавые увеселения, и только после того, как наметилось зарождение фехтовального спорта, он заимствуется в конце XVII в. русскими как «шпажное искусство» в виде спортивного развлечения для царей, придвор­ных и дворянства.

К концу XVII в. в связи с укреплением централизованного государства России, борьбой за дальнейшее усиление его эконо­мического и военного могущества физическая культура дворян­ства теряет связь с народной физической культурой и начинает тяготеть к западноевропейским ее образцам. Фактором сохране­ния военного могущества России являлись бытовавшие среди народа исконно русские общенародные игры, состязательные упражнения и молодецкие забавы.

При Петре Первом русская армия стала по боевой выучке лучше, чем армии Европы. Первостепенное значение Петр Пер­вый придавал рукопашному бою. Учтя старинные традиции рус-кого народа — решать бой в рукопашной схватке, Петр Первый превратил штык в мощное наступательное оружие, тогда как в европейских армиях штык был только оборонительным ору­жием.

В военных уставах Петра Первого значительное место было отведено приемам штыкового боя и введены новые команды: «Мушкет перед себя», «Мушкет на руку», «В четыре оборота коли» и др. Интересно предписание Петра Первого драгунским войскам: «Отнюдь из ружей не стрелять прежде того, как не­приятеля в конфузию не приведут, но с едиными шпагами на­ступать».

В эпоху Петра Первого фехтование на шпагах становится обязательным занятием придворных (рис. 23). Посылаемые Петром Первым с целью получения образования в Англию, Ита­лию, Испанию, Голландию русские дворяне изучали там также и фехтование.

 

 

В учебную программу организованной в Москве Петром Пер­вым в 1701 г. школы математических и навигационных наук была введена как обязательный предмет «рапирная наука». Для занятий этой «наукой» в Сухаревой башне был специальный фехтовальный зал и приглашены преподаватели-иностранцы. Успехи в фехтовании ценились в этой школе настолько высоко, что за них выдавали дополнительное жалование. В одной из гим­назий, открытой в 1708 г., «рапирная наука» была также вклю­чена в учебную программу.

«Рапирная наука» была введена как обязательный предмет и в Морской академии наук, основанной в 1719 г. в Санкт-Пе­тербурге. Преподавателями фехтования в ней были также ино­странцы.

В литературе того времени фехтование признавалось как од­но из средств воспитания подрастающего поколения дворянского сословия. Так, Федором Салтыковым в 1712 г. был предложен Петру Первому проект («пропозиция») дворянского учебного за­ведения — академии, в учебную программу которого входило как обязательный предмет фехтование. В 1717 г. было издано руко­водство для дворянской молодежи под названием «Юности чест­ное зерцало или указание к житейскому обхождению», в котором говорилось: «Младший шляхтич или дворянин, ежели к экзерциции своей совершенен, а наипаче в языках, в конной ез­де, танцевании, в шпажной битве и может добрый разговор учи­нить, к тому же красноглаголив и в книгах научен, оный может с такими достатками придворным человеком быть».

После смерти Петра Первого в русскую армию стали про­никать принципы, характерные для прусской наемной армии. Од­нако передовые русские люди противились этому. Одним из них был фельдмаршал П. А. Румянцев. В учрежденном в 1731 г. Шляхетском корпусе было сохранено шпажное искусство.

Во второй половине XVIII в. в России возникла отечествен­ная система военно-физической подготовки в борьбе против по­пыток насадить в русской армии порядки, характерные пруссаче­ству. Основоположником этой системы был генералиссимус А. В. Суворов (1730—1800).

В основе наступательной стратегии Суворова лежала тактика быстрого, стремительного преодоления солдатами огневой зоны и следующего за ним мощного штыкового удара. Этим объясня­ется то чрезвычайно большое место, которое отводилось Суво­ровым для подготовки солдат к штыковому бою. Основные по­ложения суворовской школы воспитания русского солдата от­ражены в известной книге Суворова «Полковое учреждение» (1762—1768) и в его знаменитой «Науке побеждать» (1796— 1799).

Русский флотоводец Ф. Ф. Ушаков (1745—1817) создал ана­логичную по своей направленности систему обучения военных моряков. Составной частью этой системы было обучение моряков штыковому бою.

В середине XVIII столетия фехтовальный спорт культивирует­ся в военных учебных заведениях, некоторых университетах и гимназиях. Так, в Казанской гимназии (1758) «умение фехто­вать» входило в обязанность учеников, а по праздникам и в тор­жественных случаях гимназисты участвовали в показатель­ных состязаниях по фехтованию, носящих в то время название «ассо».

Однако в большинстве гимназий учащиеся фехтованием не занимались. Фехтование было распространено только среди при­вилегированных слоев населения, в народных училищах оно пол­ностью отсутствовало. Среди трудового населения в России, осо­бенно на Урале, бытовало известное исстари фехтование на палках.

Первая в России книга по фехтованию «Искусство фехтовать во всем его пространстве, новое описание со всеми нужными по­знаниями, как хорошо владеть шпагою» вышла приблизительно в 1795—1796 гг. Автор ее преподаватель фехтования Фишер про­работал в России более 30 лет. Книга эта была в свое время единственным руководством по фехтованию на русском языке и сыграла положительную роль в деле освоения фехтовального спорта и пропаганды его в России. Этот печатный труд посвящен фехтованию на рапирах и отражает взгляды на технику и такти­ку, присущие французской школе фехтования XVIII в.

Одной из форм организации занятий любителей фехтования в России того времени были частные фехтовальные училища и частная практика преподавателей фехтования, содержавших для этой цели специальные залы. Проникало фехтование и в универ­ситеты. Так, с 1812 г. оно вошло в программу Харьковского уни­верситета, а с 1835 г. — Гельсингфоргского.

В начале XIX столетия из русских фехтовальщиков выделя­ются блестящие мастера и преподаватели Тарасов и Данилов. Особенно значительную роль в развитии отечественного фехтова­ния сыграли русские мастера Соколов, а затем Сивербрик. В 1843 г. Соколов написал книгу под названием «Начертания правил фехтовального искусства», где изложил технику фехтова­ния и методику обучения. Книга Соколова была первой по фех­тованию, написанной русским автором. Сивербрик начал преподавать фехтование с 18-летнего возраста. Неутомимый пропа­гандист фехтования, он вел широкую учебную работу и в 1821 г. организовал на базе Константиновского военного училища в Пе­тербурге школу помощников преподавателей фехтования. Школа эта готовила отечественные кадры преподавателей фехтования для кадетских корпусов. К тому времени в Россию стала прони­кать итальянская школа фехтования, под влиянием которой был и Сивербрик. В 1852 г. Сивербрик, которому уже было присвоено звание профессора фехтования, издал «Руководство к изучению фехтования на рапирах и эспадронах». В учебнике автор дал раз­вернутую и во многом оригинальную методику обучения фехто­ванию на этих видах оружия. Сивербрик не ограничился только изложением основ фехтования господствовавшей тогда в России итальянской школы. Его труд был серьезной и удачной попыт­кой критической переработки чужого исторического наследия и обоснования отечественной методики преподавания фехто­вания.

Таким образом, в первой половине XIX в. в России зароди­лась отечественная методика обучения фехтованию (Соколов, Сивербрик). К этому времени фехтование уже вышло за преде­лы столицы и начинало развиваться в Москве, Смоленске, Твери, Риге, Вильно, Севастополе, Томске, Омске и других городах Рос­сии.

Во второй половине XIX в. в России шло дальнейшее разви­тие фехтования среди дворянства, особенно офицерства и отчасти привилегированных слоев населения. Фехтование постепенно про­никало в высшие учебные заведения и гимназии. Однако дворян­ское сословие по-прежнему почти монопольно пользовалось этим видом физических упражнений для воспитания своей моло­дежи. С этой целью были открыты: в Петербурге в 1851 г. для офицеров гвардии Императорский фехтовальный зал, где препо­давал Сивербрик, в 1857 г. — офицерский фехтовально-гимнастический зал, расположенный в Инженерном павильоне, и в 1890 г. в Варшаве — военно-фехтовальный гимнастический зал.

Официальные состязания по фехтованию на звание чемпиона России начались с 1860 г. Условия завоевания этого звания бы­ли чрезвычайно трудными: необходимо было выиграть первый приз два года подряд. Участниками соревнований были почти исключительно офицеры российской армии.

Вплоть до конца XIX столетия фехтование в среде граждан­ской части горожан в России развивалось чрезвычайно медленно. Состязания проводились редко. Мало было мест для занятий фехтованием. В 1890 г. в Москве работали всего только три част­ных фехтовальных зала.

В начале XX столетия возникают военные курсы для подго­товки преподавателей фехтования. Так, в 1908 г. в Петербурге открылись офицерские окружные курсы, а позже при них начали работу курсы для унтер-офицеров. Через год курсы были реорганизованы в Главную гимнастическо-фехтовальную школу. В 1910 г. открылась Московская военная фехтовально-гимнастическая школа.

Слушатели курсов стали преподавателями фехтования в Пе­тербурге, Москве, Твери, Харькове, Чугуеве, Туле, Коломне, Та­ганроге, Рыбинске, Томске, Смоленске, Киеве, Одессе, Вильно, Риге и других городах. Из слушателей военных курсов выдели­лись талантливые русские фехтовальщики, впоследствии мастера спорта: В. М. Захаров и Т. И. Климов.

В связи с увеличением отечественных кадров преподавателей любительское фехтование в начале XIX столетия полу­чает несколько большую возможность развития. Основанная в Петербурге в 1911 г. спортивная студенческая лига ста­ла проводить каждый год состязания по фехтованию на рапирах и саблях. Еже­годные соревнования проводились и на первенство высших учебных заведений Петербурга и среди воспитанников воен­ных училищ. Так, в 1908 г. в Одессе со­стоялся первый фехтовальный турнир высших учебных заведений. Всероссий­ское состязание по фехтованию было проведено впервые в 1912 г. в Киеве. В числе участников состязаний выступа­ли и женщины.

В этом же году русские фехтовальщи­ки приняли участие в V Стокгольмской олимпиаде. Команда была составлена из лиц офицерского состава российской ар­мии. Представитель России на Олимпийских играх Г. Дюпперон писал в своих записках, что «в составе фехтовальщиков мы не много надеялись на успех». И действительно, ни один фехтоваль­щик от России не смог занять классного места. Тот же Г. Дюп­перон так объяснял неуспех русских фехтовальщиков: «Причина простая — наши не умеют состязаться. Отлично фехтуют, но с противником теряются...» Констатируя факт неудачи, олимпий­ский представитель России все же не раскрывает истинных при­чин ее, которые заключались, во-первых, в том, что узость кру­га лиц, занимавшихся фехтованием, «е содействовала отбору действительно талантливых спортсменов, во-вторых, в том, что русские фехтовальщики не имели широкого и систематического спортивного общения с зарубежными фехтовальщиками, и, в-третьих, в том, что все занятия фехтованием в то время носили сухой, «академический» характер.

Этот фехтовальный академизм, насаждаемый иностранными учителями фехтования, выражался в том, что почти все обучение фехтованию сводилось к выработке технических навыков выпол­нения приемов в урочной обстановке.

Фехтование было включено в программы российских олим­пиад 1913 г. (Киев) и 1914 г. (Рига).

В период первой мировой войны затормозилось развитие фехтовального спорта в России.

Особое место в истории развития фехтовального спорта в России занимает фехтование на штыках, являющееся отече­ственным видом спорта, возникшим на основе искусства штыко­вого боя, которым славились русские войска. Этот вид фехтования был свободен от иноземного влия­ния и развивался самостоятельно, в основном среди солдатских масс.

Фехтование на штыках к концу XVIII в. поднялось у нас до уровня технической виртуозности и тонкого тактического искусства.

В дореволюционной России чет­ко обозначились две линии в разви­тии спортивного фехтования на лег­ком классическом оружии — рапира и сабля: аристократическая — офи­церская и простонародная — солдат­ская. Работавшие в России ино­странные учителя, обучая фехтова­нию офицерство и немногих избран­ных из солдатского состава армии, из которых они готовили себе по­мощников — мониторов, насаждали итальянскую « французскую фехто­вальные школы. Офицерство, в сре­де которого имело место преклоне­ние перед западноевропейской дворянско-буржуазной культурой, обык­новенно без критики воспринимало фехтовальную премудрость классических школ фехтования. Немногочисленные же фехто­вальщики на легком оружии, вышедшие из простого народа, из нижних военных чинов, не могли противопоставить иностранным учителям своих, теоретически обоснованных положений. Однако своей блестящей спортивной практикой эти люди утверждали отечественное фехтование, преодолевающее косность приемов и правил иностранных школ, которым их обучали. Лучшим из аристократической группы фехтовальщиков был офицер Шкилев, который героически погиб с шашкой в руках в империали­стическую войну 1914 г., зарубив в рукопашной схватке девяте­рых немецких солдат. Отличными бойцами из простого народа были успешно выступавшие на международных соревнованиях П. А. Заковорот и Т. И. Климов, а также не уступавшие им в искусстве владения холодным оружием В. М. Захаров, О. С. Агафонов и ряд других русских мастеров фехтования. Многие из них пытались противопоставить догматизму фех­товальной классики здравый смысл и острый ум русского человека.

 

 






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 93; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.087 с.) Главная | Обратная связь