Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


ОБЪЕКТЫ ТАКТИЧЕСКОГО ОСМЫСЛИВАНИЯ

 

Конкретно объектами тактического мышления являются:

1) наблюдение за противником и составление его боевой харак­теристики вообще и в определенные моменты боя в частности; 2) создание общего плана боя да основе своих наблюдений и всей обстановки, в которой проводится бой; 3) постановка ча­стных, конкретных тактических задач для осуществления свое­го решения поразить противника уколом или ударом; 4) вве­дение противника в заблуждение, чтобы облегчить себе выпол­нение поставленных задач (создание тактических «ловушек»); 5) распознавание реакций и намерений противника для опре­деления дальнейших своих действий.

Правда, деление мышления фехтовальщика в бою на такие элементы схематично, поскольку часто бои протекают настоль­ко сложно и разнообразно, что при ведении их фехтовальщику бывает очень трудно установить четкие границы хода своих мыслей. Но определение их, хотя бы схематичное, все же поможет фехтовальщикам действовать в бою более осмыслен­но, направляя свое внимание на решение главных и неотлож­ных тактических задач, возникающих в процессе боя.

 

Наблюдение

 

Наблюдая за действиями любого противника в бою, фех­товальщик должен получить наиболее верное представление о его физических и технических возможностях, моральном со­стоянии и манере ведения боя. Наблюдать за действиями про­тивника следует не только в бою с ним, но и во время его боев с другими, подмечая при этом, какими приемами он пользуется особенно эффективно, какие приемы, применяемые против не­го, дают положительный результат и т. п. В бою с незнакомым противником эти сведения фехтовальщик получает в процессе наблюдения и главным образом во время разведывательных действий, производимых им непосредственно на поле боя.

Наблюдение окажется более исчерпывающим, если фехто­вальщик научится видеть и понимать состояние и намерения противника по внешним признакам, часто едва уловимым его жестам, позам и движениям, а иногда и возгласам.

Особое значение имеет способность понимать тактические замыслы противника. Фехтовальщик, правильно улавливающий намерения и замыслы противника, не будет застигнут врасплох при его попытках нанести удар или укол. Предвидя их и по­этому ожидая, он будет успевать видеть самые быстрые дви­жения, вовремя переключать внимание в нужном направлении и без труда реагировать на них, выбирая наиболее правильное противодействие. Понимание мыслей противника позволит фех­товальщику почти безошибочно производить атаку тогда, как противник менее всего ее ожидает.

Получив более или менее верное представление о своем противнике, фехтовальщик должен до боя или в процессе боя наметить план действий, т. е. решить, какой характер и по­строение боя следует навязать противнику, чтобы победить его.

 

План боя

 

План боя намечается с таким расчетом, чтобы фехтоваль­щик мог свои сильные стороны противопоставить в бою слабым сторонам противника, а также предопределить общий характер боя, выбор тактических средств и последовательность их при­менения. Реализуется же этот план посредством разрешения в бою ряда частных тактических задач, имеющих целью пой­мать противника в «ловушку», т. е. обмануть, с тем чтобы на­нести ему укол или удар.

Цель тактических обманов состоит в том, чтобы создавать у противника ошибочные представления о своем состоянии, воз­можностях и намерениях. Достигается это имитацией положе­ний, движений и всего поведения, соответствующих не истинно­му положению вещей, а вымышленному, отвечающему такти­ческому замыслу фехтовальщика и приводящих противника к ошибкам.

Это обманывание противника и распознавание его намере­ний или попыток обмануть является самым существенным, ре­шающим моментом тактической борьбы, моментом, в котором и проявляется самым полным образом тактическое мастерство фехтовальщика.

Однако тактические планы и задачи, созданные фехтоваль­щиком, не должны мешать ему решительно от них отказывать­ся, когда того требуют обстоятельства. Планы и задачи долж­ны быть подвижными и изменчивыми. Фехтовальщик, убедив­шись в их неправильности, несоответствии боевой обстановке или предварительной оценке противника, должен уметь созда­вать новые планы, ставить новые задачи и действовать соглас­но им.

 

Понимание намерений противника

 

В бою каждый фехтовальщик стремится распознавать, пред­угадать ближайшие намерения и действия противника. Уме­ние фехтовальщика делать это всегда безошибочно обеспечива­ло бы ему бесспорную победу над противником. Но постоянная безошибочность предугадывания невозможна вследствие того, что и противник стремится к тому же, противопоставляя фех­товальщику свое мышление и свои действия. Однако в (ряде случаев предугадывание возможно. Суть его заключается в том, что фехтовальщик по определенным положениям, иногда и по едва уловимым невольным движениям противника, может по­нимать его намерения и для предотвращения их выполнения выбрать именно те приемы, которые окажутся для противника неотразимыми; кроме того, предугадывания позволяют реаги­ровать на действия противника раньше, чем определится их точное содержание по начальным его движениям.

Более глубокое и более частое распознавание намерений противника требует от фехтовальщика умения определять ход мыслей противника, который должен возникать у него в связи с предыдущими 'боевыми взаимодействиями, и вызывать при­нятие им определенного решения. Предугадывание этого реше­ния, которое может внешне и не проявиться, бесспорно помо­жет фехтовальщику оказать соответствующее противодействие и поразить противника уколом или ударом раньше, чем он при­ступит к его выполнению.

Полезно и распознавание в бою физического и морального состояния противника. Оно помогает фехтовальщику своевре­менно перестраивать план боя и выбирать для его осуществле­ния приемы и действия, ведущие к наиболее верному пораже­нию противника.

 

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ФЕХТОВАЛЬЩИКА

 

По тактическим целям боевые действия фехтовальщика можно разделить на три основные группы: 1) подготавливаю­щие дейстзия; 2) действия нападения; 3) действия обороны.

Подготавливающие действия имеют основной целью подго­товить успешность действий нападения или обороны.

Действия нападения имеют целью нанести укол или удар относительно 'бездействующему противнику в инициативной по­пытке.

Действия обороны имеют целью избежать получения укола или удара от атаковавшего противника и использовать обста­новку, создавшуюся в результате неудавшегося или незавер­шенного нападения для поражения противника.

Для осуществления всех этих действий в фехтовании на разных видах оружия используются соответствующие приемы, изложенные в главах с четвертой по седьмую включительно.

 

Подготавливающие действия

 

В фехтовальном бою на всех видах оружия большую часть его времени занимают подготавливающие действия. Главней­шими тактическими задачами этих действий являются: 1) раз­ведка противника; 2) подавление инициативы противника; 3) маскировка своих намерений и действий; 4) вызовы против­ника на определенные действия; 5) овладение полем боя; 6) об­манывание противника в «чувстве» дистанции и затруднение начала его атаки.

Разведка. Цели разведки в фехтовальном бою могут быть различные и в связи с этим различны и сами приемы раз­ведки.

Общие цели разведки: узнать технические возможности про­тивника, его моральное состояние и тактическое построение боя.

Основными конкретными задачами разведки является стрем­ление фехтовальщика выяснить:

а) как реагирует противник на внезапную и ожидаемую им атаки; б) какие атаки приме­няет противник и как их выполняет; в) как реагирует против­ник на отдельные приемы атаки: обманы, удар по оружию и т. д.; г) как внешне проявляется состояние невнимательно­сти и отсутствие настороженности у противника.

Разведка защитных действий противника производится по­средством выполнения начальных движений атаки или всей атаки, но с меньшим, чем для нанесения укола или удара, про­движением вперед.

Разведка характера реагирования противника на обманы, удары по оружию и другие приемы подготовки нанесения уко­ла или удара производится посредством изолированного вы­полнения этих приемов с небольшим шагом вперед или накло­ном туловища в там же направлении.

В ходе боя могут возникнуть и другие частные задачи, в за­висимости от которых будут появляться и соответствующие им приемы разведки.

Подавление инициативы противника. Пода­вить инициативу противника — это значит лишить его актив­ности, самостоятельности действий, обречь его на пассивное поведение в (бою.

Фехтовальщик, подавивший инициативу противника, «вла­деет боем» и поэтому имеет возможность пользоваться по своему желанию всем разнообразием своих боевых средств. Он навязывает противнику выгодное для себя поведение в бою, определенные действия и время их выполнения и создает у не­го подавленное настроение. Он захватывает преимущество пер­вого действия, обеспечивающего внезапность и опережение. Достигается подавление инициативы противника прежде всего активностью ведения боя и технико-тактическим превосходством фехтовальщика, обрекшим на неудачу первые попытки против­ника нанести укол (удар) и применить защиту.

Но «овладеть боем» оказывается часто возможным и по­средством применения ряда приемов, имеющих специальную цель создать у противника впечатление непрерывной угрозы получения внезапного удара. Технически это осуществляется в движениях и положениях предатакового характера, не дающих противнику возможности найти ни сил, ни времени, чтобы пере­ключить пассивную мысль — как бы спастись от удара — на ак­тивную — как бы совершить нападение.

Маскировка намерений и действий. Цель мас­кировки заключается в том, чтобы создать у противника оши­бочные представления о своем психическом и физическом со­стоянии, своих технических возможностях и, главное, о своих тактических намерениях. Особенно важно уметь маскировать свои намерения совершить атаку и контратаку.

Маскировка намерения атаковать, атаки и затем внезапное для противника выполнение атаки достигаются в результате специальной подготовки, заключающейся в усыплении бдитель­ности противника. Внешне это может проявляться в медлен­ных, как будто беспечных движениях фехтовальщика, создаю­щих впечатление у противника, что ему в данный момент ничего не грозит, так как, по его мнению, фехтовальщик не собирается приступать к нападению и, не опасаясь атаки противника, на­чинает готовить свое нападение, что и нужно первому. Выбрав удобный момент, он может в этом случае внезапно для против­ника и с наибольшим успехом атаковать его, т. е. поймать в заранее заготовленную ловушку. Свое намерение атаковать противника фехтовальщик может маскировать и посредством движений и жестов, говорящих о его желании защищаться и уходить от атак противника, что также может создать ряд мо­ментов, соблазняющих противника готовить атаку и также дающих возможность фехтовальщику внезапно и успешно ата­ковать противника.

Маскировка контратаки основывается на применении фех­товальщиком приемов и действий, побуждающих противника начать действительную атаку. Такими действиями фехтоваль­щика могут быть, главным образом, движения, выражающие его намерение реагировать на атаки противника отступлением и применением защит.

Вызовы противника на определенные дей­ствия и поведение. Подавленный морально в бою про­тивник, как правило, теряет инициативу действий. Однако ов­ладеть инициативой действий в бою и управлять движениями противника можно и не подавляя его воли. Противник в этом случае, не ощущая угнетения, а иногда даже полагая себя «хо­зяином положения», действующим обдуманно и самостоятель­но, на самом деле находится на поводу у фехтовальщика, заставляющего его поступать согласно своим желаниям. Вы­званный на определенные действия, противник может неиску­шенному зрителю даже показаться активным, подавившим фехтовальщика своей активностью, и только результат боя в этих случаях свидетельствует об истинном положении вещей. Это управление действиями противника осуществляется по­средством преднамеренных вызовов его на определенные, же­лаемые цля фехтовальщика действия.

В качестве вызовов применяются положения или движения оружия и тела фехтовальщика, побуждающие противника на атаку, контратаку, сдвоенный или ответный укол (удар) в от­крытую часть тела фехтовальщика для того, чтобы последний, защитившись оружием или контратакуя, мог поразить против­ника уколом (ударом) в ответе или в контратаке.

Вызовы, как и все тактические обманы, представляют собой имитации определенных действий фехтовальщика и должны сочетаться с маскировкой истинных намерений. Например, приняв в бою на шпагах или саблях вторую позицию движе­нием, как будто свидетельствующим о потере осторожности, можно вызвать противника на попытку поразить руку уколом сверху и, отразив это нападение, нанести ему ответный укол; выполняя в бою на рапирах как бы беспечный шаг вперед в шестой позиции, можно вызвать противника на атаку во внут­ренние сектора поражаемого пространства и, защитившись, на­нести ему ответный укол и т. п.

Фехтовальщик, вызвавший противника на определенные дей­ствия, всегда имеет преимущество перед ним, так как заранее предвидит его действия и знает, как сам будет противодейство­вать им. При этом фехтовальщик может начинать движения, необходимые для противодействия, значительно раньше, чем если бы все действия противника были для него неожидан­ными.

Вызывать можно не только определенные боевые действия противника, но и различные психические его состояния и так­тические решения общего характера, затрудняющие противнику реализацию намеченного им плана боя. Например, в бою с сильным в обороне противником, изображая подавленность и робость, можно поднять его активность, вызвать на необду­манные чрезмерно смелые и технически слабые у него атаки и, легко взяв защиту, нанести противнику ответный укол или удар.

Овладение полем боя. В связи с ограниченностью фехтовального поля боя для фехтовальщика на нем создаются то благоприятные, то неблагоприятные условия ведения боя. Так, фехтовальщик, оттесненный к самому концу поля, лишен возможности отступать и вынужден защищаться стоя на месте или контратаковать. Такое положение фехтовальщика затруд­няет ему ведение боя, а его противнику облегчает.

Поле боя выигрывается обычно в результате преобладания наступательных действий над оборонительными и теряется в результате преобладания оборонительных действий, яри кото­рых фехтовальщик преимущественно отступает. Овладение по­лем боя может стать и специальной тактической задачей фех­товальщика, например тогда, когда он установит, что его про­тивник стремится вести бой на сверхдальней дистанции и спасается от атак глубоким отступлением, или когда фехтоваль­щик окажется прижатым к задней границе поля боя.

Для овладения полем боя применяются шаги вперед и лож­ные атаки, выражающиеся в притоптываниях стоящей впереди ногой, в наклонах туловища вперед, укороченных выпадах или обозначениях шага вперед и выпада.

Обманывание противника в «чувстве дистанции» и затруднение начала его атаки. Понимание дистанции, или, как говорят фехтовальщики, «чувство дистанции»,— одно из важнейших условий успешного ве­дения фехтовального боя. Грубо ошибающийся в оценке ди­станции фехтовальщик обречен на поражение, и, наоборот, фехтовальщик, обладающий острым чувством дистанции и ис­пользующий в бою свое превосходство над противником в этом отношении, будет иметь явное боевое преимущество пе­ред ним.

Пассивное ожидание момента, когда противник позволит совершить на себя нападение с сокращенной дистанции, не при­ведет к победе в бою, особенно с опытным противником, у ко­торого развито чувство дистанции. В зтом случае не следует быть пассивным, а необходимо обманывать противника игрой дистанцией и оружием.

Игра оружием и дистанцией. Подобно тому, как «чувство боя» содержит в себе все элементы тактического мыш­ления, так и игра оружием и дистанцией содержит в себе обозначение всех подготавливающих успешность нанесения укола (удара) действий. И тем не менее об игре оружием и ногами стоит говорить отдельно, как о самостоятельном явле­нии в боевых движениях фехтующего. Игра оружием и нога­ми, которую в дальнейшем мы будем называть просто игрой фехтующего, отличается от подготавливающих действий, опи­санных выше, меньшей конкретностью и определенностью це­лей. Игра — это своего рода двигательный фон, чреватый воз­никновениями многочисленных поводов для успешного приме­нения не только основных действий, но и подготавливающих, поэтому игра фехтующего не должна всецело концентрировать на себе его внимания; кроме того, она имеет положительное зна­чение как физиологически благоприятный режим для выпол­нения взрывных, предельно быстрых, решающих движений. Игра оружием и игра дистанцией, или, как последнюю иногда назы­вают, игра ногами, представляют собой выполнение отдельных, не связанных воедино предварительных приемов атаки, обо­значение различных действий и выполнение совсем неопреде­ленных движений, не облаченных в фехтовальную технику. Это непрерывное или лишь изредка прерываемое «холостое» движе­ние оружием и ногами в этой игре выполняет целый ряд так­тических задач, часто даже не осознаваемых фехтующим. Фех­товальщик приходит к игре оружием и дистанцией самостоя­тельно даже тогда, когда его не обучали этим, как будто вы­ходящим из фехтовальной техники, приемам. Во всяком случае, все сформировавшиеся фехтовальщики приобретают, в конце концов, свою игру оружием и дистанцией, в которой индиви­дуальность фехтовальщика.; может быть, проявляется с боль­шей силой, нежели в других фехтовальных действиях, посколь­ку здесь нет необходимости всегда придавать движениям определенные технические формы. Основным назначением «хо­лостого» движения оружием и ногами следует считать маскировку начала решающих действий. Видя перед собой оружие противника в постоянном легком движении, сочетаемом с пока­чиванием противника вперед, приседанием, притоптываниями, чередованием быстрых коротких шагов вперед и назад, обо значением выпада посредством коротких выставлений впереди-стоящей ноги и т. д., фехтовальщик не всегда имеет возмож­ность своевременно определить начало решающего действия, поскольку оно может не отличаться от наступательной фазы игрового движения. Характерной особенностью этих игровых движений являются периодические и неглубокие вторжения в зону рискованной приближенности к противнику как телом, так и оружием. В этом случае играющий дистанцией то входит в такую дистанцию, в которой уже бездействовать нельзя, то снова выходит из нее, оставляя линию нормальной боевой ди­станции где-то между точками своего приближения и отдале­ния. Тем не менее противник не успевает воспользоваться мгно­вениями приближения фехтовальщика, так как они слишком мимолетны, чтобы можно было совершить атаку в момент од­ного из таких приближений.

Возникает ситуация, выгодная для играющего дистанцией, так как он одно из своих сближений может развить в действи­тельную атаку, начав ее с дистанции, в которой противники в бою не стоят. Следовательно, игра ногами не только маскирует начало атаки, но и позволяет ее начинать с укороченной ди­станции. Само собой разумеется, что нет приема, который не имел бы своего опровержения. Чрезмерная ритмическая разме­ренность в изменении дистанции может позволить противнику, упреждая движение вперед, самому устремиться в атаку и использовать момент сближения для нанесения укола (удара). Еще больший эффект может дать игра дистанцией с выдвиже­ниями вперед оружия в захватах, батманах, нажимах или по­казах укола. Специальное значение может иметь игра в виде коротких и небыстрых выпадов с движением оружием угро­жающим уколом или ударом. Этот прием имеет целью обезопа­сить фазу приближения к противнику посредством своевремен­ного занятия оружием положения угрозы. Этими посылами оружия вперед наподобие ложных атак фехтовальщики, за исключением шпажистов, страхуют себя от поражения в случае контратаки.

Кроме перечисленных более или менее конкретных целей игры оружием и дистанцией может иметь место не столь опре­деленная, но широкая задача. Эту задачу можно назвать «расшатыванием противника», выведением его из состояния статической собранности, приведением его в движение, на фоне которого легче найти повод для совершения на него не­ожиданной атаки.

Затруднение атаки противника. Игра оружием в виде бы­стрых, неправильных по форме и ритмически неразмеренных движений оружием и игра дистанцией в форме непрерывных и тоже быстрых перемещений вперед и назад могут иметь своей задачей затруднить противнику выбор момента и приема для начала атаки. Такое поведение заставляет противника про­пускать моменты сближения и отказываться от действий на оружие, что уже является затруднением в выполнении им атак.

Обманывания прямого и косвенного воз­действия. Почти все приемы подготавливающих действий служат для того, чтобы обмануть, ввести в заблуждение про­тивника.

Тактические обманывания, исходя из задуманного воздей­ствия их на противника, можно разделить на две группы:

1) Обманывания прямого воздействия, имеющие своей зада­чей вызвать противника на действие, непосредственно вытекаю­щее из самой боевой ситуации, создаваемой обманывающим. Например, фехтовальщик-саблист открыл свою руку снаружи, но сделал это так, чтобы противник не уловил вызова его на атаку руки. Замысел: вызвать противника на попытку рубить руку снаружи с тем, чтобы, защитившись, нанести ему ответ­ный укол или удар.

2) Обманывания косвенного воздействия, имеющие своей задачей вызвать противника на реагирование, которое логиче­ски вытекает из обнаружения им попытки обмануть его. На­пример, фехтовальщик-саблист также открыл свою руку снару­жи, но сделал это очень заметно, чтобы противник обнаружил вызов его на атаку руки и сделал бы отсюда вывод о необхо­димости совершить обманный удар по руке снаружи, а нанести действительный удар в другое место. Замысел: вызвать против­ника на атаку с обманом на руку снаружи с тем, чтобы пора­зить его контратакой уколом во время выполнения им этого обмана.

Успешность этих актов тактического обманывания требует тонкой наблюдательности и умения правильно изображать те или иные выразительные позы, жесты, движения и боевые дей­ствия. Техника обманывания не может иметь каких-либо твер­дых норм, средства фехтовального обманывания должны быть по своей форме крайне изменчивыми.

Формы обманнык движений и положений изменяются в за­висимости от повторности приема в бою, от психологических особенностей противника, от всей ситуации боя и т. д. Один и тот же тактический прием, тождественно выполняемый в боях с разными противниками или в разные моменты боя с одним и тем же противником, может разрешать различные тактические задачи и вызвать совершенно различное реагирование против­ника.

Искусство фехтовальщика в большой мере и заключается в умении учесть обстановку и в связи с этим дать то или иное воплощение одному и тому же тактическому намерению, чтобы исключить в .наибольшей мере неожиданное для фехтовальщика реагирование противника.

 

Действия нападения

 

Нападение — тактически лучшее средство спортивного едино­борства. Нет более верного пути к победе, как тщательно под­готовленное нападение. Но это не означает, что в фехтовальном бою надо непрерывно нападать. Нападение почти безотказно приносит успех только в тех случаях, когда оно совершается своевременно, неожиданно для противника, т. е. врасплох и в подходящей боевой ситуации. Фехтовальщик стремится искать и создавать эти моменты, но встречает сопротивление против­ника, стремящегося к тому же.

Возникает борьба противников, старающихся создать и уло­вить выгодный момент для атаки, борьба, исключающая воз­можность непрерывного нападения. Основная и тактически са­мая выгодная разновидность нападения — атака представляет собой быстрое приближение к противнику, завершающееся по­пыткой поразить его уколом или ударом. Атака — инициатив­ное и самостоятельное действие и поэтому предполагает неко­торую бездеятельность противника в момент, когда она воз­никает.

Большинство фехтовальщиков чувствует преимущество на­падения, и поэтому подготовка атаки у них, чередуясь с подго­товкой защитных действий, все же превалирует над последней.

Атака имеет и техническое преимущество перед действия­ми обороны, так как атакующий, как инициатор, как зачина­тель боевых взаимодействий, может полностью сообразовать начало атаки с моментами своей наибольшей готовности к дви­жению, чем не обладает обороняющийся при неожиданном на него нападении. Кроме того, атакующий почти всегда имеет время представить движения своей задуманной атаки, в то время как защищающийся от внезапного нападения противни­ка этой возможности не имеет. Его защитные движения неожи­данны для него самого, что может привести к потере правиль­ности движений и обязательно к опаздыванию начала реагиро­вания на действия атакующего. Следует, однако, отметить, что овладение техническим мастерством уменьшает эти потери неожиданно застигнутого атакой фехтовальщика.

Основная трудность в атаке заключается в невозможности поразить противника без предварительного сближения с ним, так как бой, как правило, проходит из дальней дистанции. В ответ на предварительное сближение противник может на­чать отступать или же предпринять контратаку. В первом слу­чае атака может не дойти до противника или так замедлиться, что он без труда сумеет защититься. Во втором случае атакующий может получить удар раньше, чем нанесет его сам. Преодо­ление этой основной трудности боя достигается специальной подготовкой атаки посредством умелого использования подго­тавливающих действий, позволяющих обеспечить внезапность, неожиданность атаки для противника.

Внезапная атака с дистанции, немного меньшей, чем даль­няя, имеет наибольшие шансы на успех. Атака может быть ус­пешной и с дальней дистанции, но в этих случаях необходимо уметь ловить встречное движение противника (начало манев­ренного шага, наклонение туловища вперед и т. д.). Выгод­ность внезапной атаки заключается в том, что у атакованного может возникнуть состояние некоторой растерянности; его дви­жения вследствие этого могут принять хаотический характер, становятся слишком широкими, напряженными, опаздываю­щими, главное, фехтовальщик, застигнутый атакой врасплох, не может преднамеренно пользоваться такими выгодными сред­ствами боя, как контратака во всех ее разновидностях.

 

Подготовка атаки

 

Чтобы атака была внезапной, нужно совершать ее на про­тивника в момент ослабления его внимания, и в частности обо­ронной настороженности, или в момент переключения его вни­мания с обороны на подготовку своей атаки.

Подготовка атаки может быть пассивной и активной. Пас­сивная подготовка обычно заключается в искании и ожидании повода для атаки без активного воздействия на противника. Готовящийся атаковать при этом может искать повод вообще, не предрешая его конкретного содержания, а может ожидать и только определенный момент в движениях противника, уве­ренность в возникновении которого обусловлена изученностью его поведения.

Подготовка атаки сможет быть и активной, которая в свою очередь делится на обобщенную и конкретную. В обобщенной активной подготовке атаки фехтующий своими действиями выводит противника из статической настороженности, как бы расшатывая его самого и его оружие, т. е. создает поведение противника, чреватое возникновением рискованных для него моментов. В этой подготовке создается лишь общий фон боя, богатый предпосылками к нахождению подходящих, но не за­ранее ожидаемых моментов для атаки.

Другая разновидность активной подготовки — конкретная подготовка заключается в там, что фехтовальщик затевает как бы игру в бой на дальних подступах (не в критической дистан­ции, в которой нельзя бездействовать), игру из атаковых и защитных движений в виде обозначения фраз разного содер­жания и сложности, из которой преднамеренно, в заранее заду­манный момент, выходит в действительную, также задуманную заранее, быструю и длинную атаку. Такая развитая подгото­вительная игра требует тактической смелости и обладания со­вершенной техникой и .поэтому является достоянием лишь боль­ших мастеров. Следует еще отметить, что такая активная развитая игра может не предусматривать определенного выхо­да в атаку, а создаваться из расчета на «импровизированное» завершение.

 

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 28; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.161 с.) Главная | Обратная связь