Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


ОСОБЕННОСТИ СОЕДИНЕНИЯ КОСТЕЙ ТАЗОВОЙ КОНЕЧНОСТИ РОГАТОГО СКОТА, СВИНЕЙ И СОБАК

В соединении костей таза особенности имеются лишь у свиней и со­бак. У тех и других дорзальная крестцово-подвздошная короткая связка сливается с длинной. У собак крестцово-седалищная связка очень узкая, но крепкая. Она идёт от каудального конца латерального края крестцовой кости и 1-го хвостового позвонка к седалищному бугру.

В тазобедренном суставе у рогатого скота, свиней и со­бак добавочная связка—ligamentum accessorium—отсутствует.

В капсуле коленного сустава с плантарной стороны, в об­ласти её прикрепления к мыщелкам бедра, у собак включены


сезамовидные косточки — fabellae. Б соединении бедренной кости с колен­ной чашкой у собак развита только одна (вместо трёх) прямая связка, соот­ветствующая средней связке лошадей. Кроме того, у собак чрезвычайно слабо развиты боковые латеральная и медиальная связки колонной чашки.

Соединение большеберцовой кости с малоберцовой у крупного рога­того скота характеризуется тем, что от отростка как рудимента малобер­цовой кости опускается крепкий связочный пучок почти до середины ла­терального края большеберцовой кости, где и закрепляется, тесно связываясь с прилежащей мускулатурой. Кроме того, лодыжковая кость их как дистальный конец малоберцовой кости соединяется с большебер­цовой почти неподвижно латеральной лодыжковой связкой. У свиней и собак имеются туго натянутые капсулы между обеими костями как на про­ксимальном, так и на дистальном конце, а также латеральная лодыжковая связка. Кроме того, между телами костей голени находится соединитель­нотканная мембрана.

Скакательный сустав. Как на особенность следует ука­зать прежде всего на дорзальную связку—ligamentum tarsi dorsale,—ко­торая, в отличие от таковой лошадей, у рогатого скота и собак или едва намечена, или отсутствует и слабо развита у свиней. У крупного рогатого скота лодыжковая кость связана крепкой поперечной связкой с таранной костью на плантарной стороне. У них же отсутствует внутренняя связка между проксимальным и средним рядами; плантарная связка слаба, но имеется сильный пучок между пяточной костью и центральной, слитой с заплюсневой 4-й костью. Последняя (слитая) кость соединяется плантарно и медиально с плюсной, а дорзально—слабо с заплюсневыми 2 и 3-й, а также с 1-й костями. Среди межкостных связок отсутствует короткая плантарная связка между пяточной и таранной костями. У собак длинные боковые связки слабо развиты, а короткие разветвляются, оканчиваясь на таранной и пяточной костях.

Соединения суставов фаланг пальцев сходны с таковыми грудной конечности. В остальном общие черты связи в су­ставах мало отличаются от таковых лошадей. О подвижности в суставах сказано в общей части.

КРАТКИЕ ДАННЫЕ ОБ ОКОСТЕНЕНИИ СКЕЛЕТА

Каждая кость образуется за счёт одного или нескольких очагов окостенения, которые появляются, достигают определённой величины и затем синостозируют друг с другом в определённом порядке и в различные сроки, особые для каждого вида животных.

У домашних копытных окостенение скелета начинается в конце шестой недели вну­триутробного развития. Первыми появляются очаги окостенения некоторых покровных костей черепа (челюсти, чешуя затылочной кости), рёбер, позвонков и диафизов длинных трубчатых костей конечностей.

У двухмесячного плода лошади очаги окостенения имеются почти во всех костях черепа, шейном, грудном и отчасти в поясничном отделе позвоночника, во всех рёбрах, лопатке, подвздошной кости, во всех диафизах длинных трубчатых костей конечностей, а также в концевых фалангах пальцев кисти и стопы. Ещё через полтора месяца начи­нается окостенение средней фаланги и пяточной кости. Остальные кости заплюсны, кости запястья и эпифизы появляются у плодов в восемь месяцев, а месяц спустя возникают и первые апофизы. В последние месяцы внутриутробной жизни появление очагов окосте­нения идёт столь энергично, что у новорождённого жеребёнка имеются уже почти все костные очаги скелета. После рождения возникают лишь единичные костные очаги, при­чём некоторые из них закладываются лишь на втором и даже па третьем году жизни (крат­кие сведения об окостенении черепа изложены на страницах 99—101).

Основу каждого костного позвонка составляют три очага окостенения—один в теле и два в дуге. Краниальный и каудальный концы тела позвонка образуются путём око­стенения эпифизов. Остистые отростки первых 14 грудных позвонков развиваются за счёт особых очагов, сливающихся с дугами в последние недели утробной жизни.

У новорождённого жеребёнка дуги дорзально синостозированы друг с другом на каждом позвонке, начиная от 2-го шейного до, 3-го поясничного; Дуги остальных


позвонков замыкаются в течение первых трёх недель после рождения. С телом позвонка дуги срастаются в течение первого полугодия, а эпифизы синостозируют с ним в пяти-шестилетнем возрасте животного. Бугор на вершине остистых отростков 2—6-го грудных позвонков формируется особым апофизом, появляющимся на третьем году жизни и синостозирующим с остистым отростком у животного не моложе шести лет.

Атлант окостеневает за счёт четырёх костных очагов (пара очагов для дорзальной дуги и пара для вентральной дуги, или интерцентра). Костный очаг тела атланта образует основу зубовидного отростка эпистрофея. Зуб с телом эпистрофея срастается через посред­ство эпифизов.

Смежные эпифизы крестцовых позвонков срастаются друг с другом через месяц после рождения, а слияние таких эпифизов с телами крестцовых позвонков (т. е. образо­вание крестцовой кости) завершается в 41/3-летнем возрасте животного.

В рёбрах существуют три очага окостенения: для тела, дорзального эпифиза (головки ребра) и вентрального эпифиза, в грудине—семь непарных костных очагов, в лопатке три—для тела лопатки, эпикоракоида (появляется в начале шестого месяца утробной жизни) и метакоракоида, закладывающегося за две недели до рождения. Коракоидный отросток развивается за счёт эпикоракоида. Последний синостозирует с лопаткой в годовалом возрасте.

В тазовом поясе в утробной жизни формируются три парные кости (подвздошная, лонная и седалищная), которые срастаются друг с другом в годовалом возрасте. У ново­рождённого жеребёнка лишь симфизарные ветви лонной и седалищной костей сиНостозированы друг с другом. Апофизы подвздошных, крестцовых и седалищных бугров появляются у полугодовалого жеребёнка и синостозируютчерез 4—5 лет.

Все трубчатые кости конечностей имеют по два эпифиза (проксимальный идистальный); они появляются в течение последних трёх месяцев внутриутробного развития. Большой бугор и падмыщелки плеча, локтевой бугор, большой вертел бедра и бугри­стость большеберцовой кости развиваются за счёт особых апофизов, закладывающихся в течение последних двух месяцев утробной жизни.

Каждая из костей запястья и заплюсны имеет по одному очагу окостенения, за исклю­чением пяточной кости (её бугор формируется апофизом, появляющимся через две педели после рождения) и добавочной кости запястья (её волярный край образуется апофизом у двухмесячного жеребёнка).

Проксимальный эпифиз 3-й пястной и плюсневой костей, а также дистальный эпи­физ путовой и венечной костей синостозируют незадолго до рождения. Проксимальный эпифиз венечной кости синостозирует через 10 месяцев, проксимальный эпифиз путовой кости—через 12 месяцев, а дистальный эпифиз метаподий—через 15 месяцев после рожде­ния животного. Дистальный эпифиз плечевой кости и проксимальный эпифиз лучевой кости срастаются со своими диафизами по истечении полутора лет, остальные эпифизы трубчатых костей конечностей—по истечении 31/2—4 лет. Копытные фаланги эпифизов не имеют.

У самок эпифизы и апофизы закладываются и синостозируют несколько раньше, чем у самцов.

Сроки окостенения зависят от условий среды—режима кормления, ухода и экенлоатации молодняка (Г. Г. Воккен).


АКТИВНЫЕ ОРГАНЫ ДВИЖЕНИЯ


II. МУСКУЛАТУРА

СТРОЕНИЕ МУСКУЛА КАК ОРГАНА

Как всякий орган, мускул, или мышца,—musculus—имеет остов и главные функционирующие элементы, которыми служат поперечно-поло­сатые мускульные волокна (см. «Мускульная ткань»).

Соединительнотканный остов имеет общие для компактных органов черты построения (рис. 146), т. е. снаружи мускул одет соединительно­тканной оболочкой, называ­емой наружным перимизием— perimysium externum (1),— который иногда содержит не-больгаое количество жировых клеток. От внутренней по­верхности этой оболочки про­ходят внутрь органа значи­тельные по толщине перего­родки, или трабекулы (2), связывающие между собой крупные мускульные пучки. Эти перегородки в свою оче­редь отдают от себя ряд более тонких перегородок, которы­ми охватываются менее круп­ные мускульные пучки. Все эти внутренние переплёты, по которым ветвятся сосуды и нервы, получают название внутреннего перимизия—periinysium internum (3). Между мускульными волокнами самых мелких мускульных пучочков также пробегают очень нежные прослойки, на­зываемые эндомизием—endomysium. Оболочка вместе со всеми указанными перегородками и составляет остов мускула, в который закономерно вплетены мускульные волокна. Все эти образования! в совокупности и дают различной величины и формы мускульное брюшко. Каждое мускульное брюшко имеет сухожильный добавок—сухожилие. Форма сухожилия зависит от формы му­скульного брющка. Если мускульное брюшко в сечении округлой формы, то и сухожилие как его добавок становится шнурообразным. В таких слу­чаях его принято называть просто сухожилием—tendo. Еслиже мускул плоский, то он переходит в пластинчатое сухожилие—апоневроз1.

Сухожильные добавки построены наподобие самого мускульного брюш­ка, но вместо пучков сократительных элементов здесь имеются параллель­ные волокна плотной оформленной соединительной ткани. Эти волокна

Рис. 146. Поперечный разрез мускула. 1—оболочка мускула, или наружный перимизий; 2—тра­бекулы, или внутренний перимизий, разграничивающий первичные мускульные пучки а; 3—внутренний перимизий, разграничивающий вторичные пучки b; с—сосуды.

1 Термин «апоневроз» хотя и общеупотребителен, но неудачен по словопроизвод­ству—«наружная оболочка нерва».


идут пучками и заложены в свой остов, который является продолжением остова брюшка, т. е. оболочка и трабекулы брюшка—наружный и внутрен­ний перимизии — переходят в оболочку и трабекулы сухожилия—peritendinoum (peritenonium) externneum et peritendineum internum. Волокна сухо­жилия крепко соединены с мускульными волокнами (а может быть, и переходят непосредственно друг в друга). Сухожилие становится очень плотным (компактным) и прочным шнуром благодаря наличию лишь крайне незна­чительной соединительнотканной прослойки между строго параллельно направленными коллагенными пучками волокон, скудно снабжёнными сосудами. Всё это делает сухожилие неутомляемой частью мускула. Кроме того, сухожилие, по сравнению с мускульным брюшком, обладает огром­нейшей сопротивляемостью на растяжение.

Из-за малого поперечника—по сопоставлению с мускульным брюш­ком—сухожилие занимает минимальное место в системе. Его концы весь­ма крепко соединены с рычагами движения, проникая в виде шарпеевских волокон в толщу костного вещества.

С такой конструкцией и свойствами сухожилие принимает на себя функ­цию передатчика силы сокращения мускульного брюшка на отдалённые скелетные части, т. е. играет роль трансмиссионного приспособления.

Вступающие в мускул, а равным образом и выходящие из него сосуды распределяются в глубину по перекладинам остова. Артерии, подходя к мускульным волокнам, образуют очень густую сеть капилляров, петли которой растянуты в направлении длинной оси волокон.

Мускул снабжён двигательными и чувствительными нервными волок­нами, причём каждое отдельное волокно мускула управляется только ему присущим самостоятельным двигательным волокном и вместе с ним представляет одну целую, очень маленькую рабочую единицу. Это единство устанавливается у зародыша с самых начальных стадий развития мускуль­ных клеток (волокон).

Таким образом, комплекс объединяющихся мускульных волокон дает вместе с остовом и сухожилием органмускул, который, согласно сказан­ному, неразрывно связан со своими нервными волокнами, составляющими целый нерв данного мускула.

В филогенезе при функциональной диференцировке мускула последний может распадаться на новые мускульные единицы, и этому распадению обязательно следует и сопровождающий его нерв. При обратных преобразова­ниях, т. е. при слиянии нескольких мускулов в результате объединения работы в один сплошной орган, к нему будут подходить и иннервировать несколько нервов, и мускул станет по происхождению сложным. Если принять в соображение, что каждый мускул развивается из определённого мускульного сегмента (миотома или его вентрального отпрыска) и иннервируется нервом того же сегмента, то легко понять, что иннервация мускулатуры различными ветвями служит очень ценным кри­терием при определении происхождения и гомологии отдельных мускуль­ных единиц. Это означает, что куда бы в сложных организмах ни отошёл мускул от своего первоисточника, последний всегда можно отыскать по иннервации (исключения очень редки).

ФОРМА МУСКУЛОВ

Величина и форма мускулов чрезвычайно разнообразны и тесно свя­заны с взаиморасположением плечей рычагов, на которых укрепляются мускулы, и силой сокращения в том или другом месте организма.

Как активные органы системы произвольного движения, мускулы осо­бенно рельефно обрисованы на свободных конечностях в виде отдельных


единиц. По сравнению с мускулами туловища и головы они имеют в боль­шинстве случаев удлинённую, в сечении округлую форму, напоминая или цилиндр, или конус, или веретено. На поясах конечностей эта рельефность формы и обособленности уже несколько стушёвывается, а мускулы, про­стирающиеся между туловищем и плечевым поясом, характеризуются в боль­шинстве пластинчатой формой, т. е. представляют так называемые широкие мускулы. В силу этого подразделять мускулы на группы по их форме ещё затруднительнее, чем классифицировать составные части скелета. Среди огромного разнообразия всё же возможно наметить некоторые типы мускулов.

1. Многораздельные, или комплексные, мускулы характеризуются тем,
что на своём протяжении закрепляются на многих рычажках отдельными
короткими сухожильными пучками, причём их мускульная масса или сли­та в одно целое, как, например, у длиннейшего мускула спины, или же имеет серию следующих друг за другом однотипичных пучков, как, на­пример, у многораздельного мускула спины, межпопоречных мускулов и др. Местоположение мускулов такой формы определяется локализацией многочисленных следующих неподалеку друг за другом рычажков, как,
например, на позвоночном столбе с серией его однотипичных отростков:
остистых, поперечных, прилежащих концов рёбер и пр.

2. Пластинчатые, или широкие, мускулы или соединяют туловище
с грудными конечностями, или располагаются на стенках полостей тела,
как, например, мускулы брюшной стенки, мимическая мускулатура го­
ловы. Одни из пластинчатых мускулов имеют веерообразную форму (ши­рокий мускул спины); другие в области грудной клетки закрепляются ши­роким расправленным концом на ряде близких друг к другу костных ры­чагов (рёбрах) отдельными зубцами и называются зубчатыми мускулами (зубчатый вентральный мускул); третьи принимают пластинчатую купо­лообразную форму (диафрагма); четвёртые сильно вытянуты в длину— лентообразные мускулы (плече-подъязычный мускул—m. omobyoideus).

В пластинчатых, чаще лентообразных, мускулах, помимо обычного соединительнотканного остова, могут быть особые поперечные «сухожиль­ные прослойки. Они чередуются на длинном плоском брюшке через извест­ные промежутки и в таких случаях называются сухожильными перемычками—inscriptiones tendineae,—как, например, у прямого брюшного мускула (рис. 167—25). Разумеется, такие перемычки тесно свя­заны с самым остовом и делают мускул очень выносливым при работе (статодинамическим).

3. Мускулы, располагающиеся вокруг отверстий, бывают кольцеоб­разной формы.

4. Наконец, существует очень многочисленная форма округлых мус­кулов в виде веретена, конуса, цилиндра. У этой формы особенно рельефно выступает рабочий участок—мускульное брюшко,—от кото­рого продолжается различной длины конечное сухожилие, называемое мускульным хвостом, или ветвью; начальная мясистая часть именуется мускульной головкой. Эта форма чаще всего встре­чается на конечностях.

Иногда мускул, имеющий лишь один хвост (одно сухожилие), начи­нается двумя, тремя и даже четырьмя головками, зачастую продолжаю­щимися и в обособленные брюшки (m. biceps, m. triceps, m. quadriceps). Подчас, имея одну головку и брюшко, сухожилие мускула ветвится на несколько хвостиков (ветвей), закрепляющихся на разных частях скелета конечностей. Само собой понятно, что такое ветвление окончаний длин­ного мускула наблюдается, как правило, на многолучевом звене, т. е. лапе.


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-09; Просмотров: 25; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.082 с.) Главная | Обратная связь