Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


К истории гласности и свободы печати



Известность, доступность для широкого ознакомления и обсуждения; максимальная открытость и правдивость в деятельности государственных и общественных организаций, действенная и активная форма обществен­ного мнения в демократическом решении важнейших проблем страны; политика государства, которая при смене руководителя или под влиянием социально-экономических условий может измениться, — так обычно по­нимают гласность [42]. Развитие гласности ведет к росту политической культуры граждан, расширению их участия в делах государства, вызывает необходимую психологическую перестройку должностных лиц. В атмосфе­ре гласности журналистика лучше сможет реализовывать свои функции, роли. Если гласность характеризует качество социального климата в госу­дарстве, то свободное функционирование прессы зависит от качества де­мократии, характера взаимоотношений властных структур с населением, уровня социальной ответственности редакций и журналистов.

Гласность, открытость может дать дорогу свободе печати, когда зако­нодательными актами, Конституцией страны упраздняется предваритель­ная цензура, и власть ни при каких ссылках на временную необходимость не может административными мерами ограничивать деятельность средств массовой информации.

Представители прогрессивных типов журналистики, возникшие в русле острых образований, оппозиционные силы постоянно вели борьбу за гласность. «Задача печати, — писал К. Маркс, — превратить государство из таинственного жреческого дела в ясное, всем доступное и всех касающееся мирское дело...» [43]. В революционные периоды обществен­ность привлекала проблемы свободы печати, защита ее от светского или религиозного вмешательства. Она, например, была зафиксирована наряду с другими правами: на свободу слова и вероисповедания, на собрания и петиции в двух важнейших документах ХУ111 века — Декларации прав человека и гражданина, принятой во Франции (1789 г.) и Билле о правах (поправках к Конституции США, принятой в 1791 г.). В ходе дискуссий о свободе печати наблюдались различные подходы — революционно-демок­ратический, классово-политический, предпринимательский, правовой.

В качестве доказательства революционно-демократического подхода исследователи неизменно ссылаются на первую публикацию К. Маркса в массовой прессе «Дебаты шестого Рейнского ландтага о свободе печати и об опубликовании протоколов сословного собрания» (1842 г.). Называя прессу «зорким оком народного духа», «духовным зеркалом, служащим для познания народом самого себя», Маркс призывает устранить главное препятствие на пути к этому идеалу — цензуру и сделать прессу независи­мой от власти. Он полагает, что свобода печати революционна по настрое­нию и целям, что революция народов совершается сначала не в материаль­ной , а духовной сфере, идейно готовятся при участии прессы, которую называет «самым свободным в наши дни проявлением духа».

Классово-политический подход к свободе печати проявляется в мо­менты острых социальных потрясений, когда на первый план ставятся при­вилегии одной социальной группы в ущерб другим, выдвигаются полити­ческие интересы и приобретает актуальность ленинский лозунг «какая сво­бода печати? Для чего? Для какого класса?» [44].

Согласно предпринимательскому подходу журналистика должна при­носить прибыль. Именно способность газеты давать доход ее владельцу или редакции свидетельствует о свободе печати. Но это может быть только экономической свободой, а Маркс в своей статье, выступал за идейное раскрепощение журналистов и выдвигал тезис, что «главнейшая свобода печати состоит в том, чтобы не быть промыслом».

Конституция страны, а также законодательные и нормативные акты, регулирующие взаимоотношения журналистики и журналистов с госу­дарством и массовой аудиторией, — такова суть правового подхода к сво­боде печати.

Не всегда и далеко не везде борьба за гласность и свободу печати была успешной. Так, во Франции официально предварительная цензура была введена в 1629 г. Людовиком XIII. Согласно ее предписаниям, «ничто не могло быть напечатано» без санкции полиции и цензора, категорически запрещалась печатная продукция, «враждебная религии, королю, государ­ству, чистоте нравов, чести и репутации частных лиц». За совершение «пре­ступлений печати» в 1660—1756 гг. было заключено в Бастилию 869 авто­ров, типографщиков, книгопродавцев и «газетье», смертная казнь практи­ковалась до конца XVIII столетия. Начиная с XVI в. власти Великобритании 1ввели строгий контроль за печатным делом. Все было в руках так называ­емой Звездной палаты. В 1641 г. она была упразднена, но законодатель­ство о печати продолжало ужесточаться: были запрещены публикации о палате общин, в 1643 г. введена предварительная цензура [45]. Становле­ние печати Швеции проходило в условиях большей свободы, но и здесь не без проблем. Изданное в 1761 г. и уточненное в 1812 г. правительственное распоряжение о «Свободе печати» входит в Конституцию страны, опреде­ляя объем прав печати, деятельность цензуры. Согласно ему, запрещалась предварительная цензура, но предоставлялось право суду определять нару­шения закона о печати, особенно с точки зрения интересов государства и военной тайны. На этом основании в годы второй мировой войны цензура нередко вмешивалась в дела антифашистски настроенной прессы, запре­щая публикации антигитлеровского содержания...

В России со времен Ивана Грозного как главное орудие борьбы с гласностью цензура также стремилась не сдавать своих позиций. Она осо­бенно затрагивала свободу российской прессы. Так, при Петре I появились частные типографии, но уже в 1720 г. был установлен контроль за печат­ным словом. В 1796 г. Екатерина II учредила официальную цензуру и уп­разднила все вольные типографии, действующие со времени создания Ака­демии наук и разрешенные указом 1783 г. В начале своего царствования Александр I «распечатал» эти частные типографии, разрешил ввозить из-за границы книги и периодические издания, но в 1804 г. ввел в действие первый в России Цензурный устав: допуская обсуждение в печати обще­ственно-политических вопросов, Устав запрещал печатать произведения, «противные правительству, нравственности, закону Божию и личной чести граждан». А во второй половине XIX века был принят ряд законов, позво­ляющих запрещать розничную продажу газет, публикацию в них частных объявлений.

Юридически положение прессы определялось Временными правила­ми о печати 1865 г. которые заменили все предшествующие законы и рас­поряжения. По этим правилам под предварительной цензурой находилась вся провинциальная печать, иллюстрированные, сатирические журналы, но освобождались столичные ежедневные газеты и журналы (правда, для них сохранялась цензура наблюдения). После третьего предостережения министра внутренних издание могло быть приостановлено на срок до полугода. Возможно было и судебное преследование издателя. Но полнос­тью запретить издание мог только суд. Эти послабления в цензурной поли­тике Александра II сменились годами «закручивания гаек» Александром III: Временными правилами о печати 1882 года контроль над прессой был уси­лен, право прекратить выпуск издания было предоставлено совещанию четырех министров. Что же касается советского времени, то, по мнению Г. В. Жиркова, можно выделить пять периодов цензурной истории:

— 1917—1919 гг. — период комиссародержавия (первые декреты о печати, институт комиссаров печати, военная цензура «красной и белой» прессы); — 1919—1922 гг. — Госиздат как основной центр цензуры (попытка централизовать цензуру в общегосударственном масштабе, что вызвало про­тесты частных издательств, пытавшихся отстоять свою автономию);

— 1922—1927 гг. — период цензуры Главлита, ставшего новым госу­дарственным учреждением цензуры (постепенный переход Главлита в под­чинение партийным структурам);

— 1928—1980-е годы — период полного господства партийной цен­зуры (в нем можно выделить начальный этап — до 1940 г., военный, после­военный, время оттепели и время застоя — 1970— 1980 гг. Партийные струк­туры, органами которых являлось подавляющее большинство средств мас­совой информации использовали не только государственную, но и другие виды цензуры — общественное, экономическое давление, опираясь в этом на такие общественные организации, как Союз журналистов, Союз писа­телей и др.

— 90-е годы — цензура на современном этапе с ее неопределенным характером [46].

Главлит — маленькое учреждение с крохотным штатом — уже к 1930 г. разросся до непомерных размеров и стал контролировать все — даже надписи на визитных карточках. Но и сегодня, в пору гласности, плюрализма мнений, свободы слова существует несколько специфических видов цензуры: 1) ограничения на свободу информации, связанные с госу­дарственными, военными, медицинскими, коммерческими тайнами, эти­ческими нормами; так и во всякой демократической стране, доля таких ограничений незначительна; 2) запрещения, связанные с тем, что через контроль над информацией, над зависимым СМИ можно скрыть ошибки или отложить решение той или иной проблемы до благоприятного време­ни; 3) ведомственная цензура из-за боязни того, что выявится некомпетен­тность представителей управленческого аппарата.

1. 8. История журналистского образования

Каким должен быть журналист? Этот вопрос волновал многих пред­ставителей журналистики прошлого. «Посвятим жизнь истине» — такой эпиграф поставил Ж. П. Марат в своей газете «Друг народа». М. В. Ломо­носов в статье «Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии», считая журналиста первым распространителем знаний, науки, просвеще­ния, отмечал такие его качества, как эрудиция и честное, добросовестное отношение к делу; выступал за то, чтобы «большинство пишущих не пре­вращало своих сочинений в ремесло и орудие для заработка средств к жизни, вместо того, чтобы поставить себе целью строгое и правильное разыскание истины»[47]. А. С. Пушкин рассматривал журналиста как че­ловека государственного, а издатель «Московского телеграфа» Н. А. По­левой называл журналиста разносчиком новостей: «чтобы быть достойным имени журналиста, ему следует обладать трудолюбием и терпением», что- бы журнал, в котором он работает, отражал «мир нравственный, полити­ческий, физический и т.д., отличался от научных изданий доходчивой фор­мой, разнообразием статей, был журналом для всех, возбуждал деятель­ность в своих читателях» [48].

Само творчество ярких публицистов, общение с сотрудниками редак­ций были школой для тех, кто желал бы приобщиться к журналистскому тру­ду. В 1896 г. в помощь журналистам была издана «Справочная записная книж­ка-календарь работника печати на 1897 г.». Проблема специального журна­листского образования обсуждалась в 1898 г. на V Международном конгрессе журналистов, на котором присутствовали и представители русской прессы. После этого в газете «Восточное обозрение» М. С. Ольминский высказался за необходимость литературного (журналистского) образования. Чтобы разъяснить читателям «Что такое корреспондент?» и тем самым опроверг­нуть распространенное в обыденном сознании критическое отношение к нему, М. С. Ольминский особо выделяет ценность его публицистического творчества. «Часто бывает так, — писал он, — что совершенно недостаточ­но сообщить голый факт: нужно еще осветить его или поставить в связь с собственными условиями местной жизни, показать его возможные послед­ствия и т.д.». В корреспонденции журналиста, подчеркивал он, «должно от­ражаться мировоззрение их автора. И кому дорого его миросозерцание, тот должен смело писать, не боясь, следовательно, ни обывательских пересудов, ни цензурных гонений, ни административного произвола» [49].

Хотя журналистика и нуждалась в профессиональных кадрах, одна­ко их организованная подготовка началась только через два века после возникновения газет. В 1900 г. была открыта первая школа в Германии, чуть позже — создается факультет журналистики в парижской Высшей школе социальных наук. В 1902— 1903 г. журналистские школы начали со­здаваться на юридических факультетах США — в Вашингтоне, Филадель­фии, Чикаго. В 1904 г. на организацию высшей школы газетного дела в Колумбийском университете жертвует два миллиона долларов нью-йоркс­кий издатель Джозеф Пулитцер, имя которого носит сегодня самая пре­стижная журналистская премия США. В 1953 году в 42 странах кадры жур­налистики готовили 645 факультетов, отделений, секций, школ, причем 555 из них приходилось на долю США [50].

А вначале необходимость систематического образования не прини­малась всерьез — сами редакции газет растили смену по принципу «делай как я». Такая же картина наблюдалась и в России. Стало сенсацией, когда в девяностых годах XIX века в русской журналистике появилась первая женщина-репортер. Это была Варвара Меньшикова, выступающая в «Ки­евском слове». Известный фельетонист Влас Дорошевич в московском из­дании «Новости дня» откликнулся на это событие так: «Сударыни! Суда­рыни! Сударыни, блондинка, живущая в Киеве, открыла для вас целую Америку. Новая область женского труда, женщина будет здесь незамени­ма, вне конкуренции! Слушайте! Слушайте! Слушайте... Киевская блон­динка решила заняться убийствами, грабежами, кражами, утоплениями молодых девушек и упадками с крыш рабочих. Она репортер! И репортер прекрасный! Она достает пропасть известий. Еще бы! Женщина создана быть репортером! Узнавать чужие секреты и рассказывать их всем. Кто сумеет сделать это лучше женщины? Какое другое занятие женщине боль­ше по душе? Репортер обязан «все узнавать». Кто лучше женщины сумеет вызвать на откровение? Бедного репортерчика затирают, с ним нелюбез­ны. Хорошенькую дамочку всюду и везде посадят на первое место, ей все расскажут и все покажут. Сударыня, да человек нарочно какое-нибудь происшествие сделает, чтобы вас лишний раз увидеть! И как облагородит репортерское звание репортер, от которого пахнет духами; репортер бе­зусловно трезвый, за которым ухаживают, репортер, которому целуют ручки. Пресса! О моя мать! Мечтала ли ты, чтоб твоим представителям целовали руки? Куда не проникнет репортер, туда проникнет репортерша. Репортер больше не нужен. Да здравствует репортерша!»

Учредители американских школ журналистики поначалу не придава­ли значения общеобразовательной подготовке, развитию у студентов ин­теллектуального кругозора, широкой общей культуры, а основное внима­ние обращали на технику репортажа, методику поиска новостей, психоло­гию рекламы, построение текста. Школа была превращена в своего рода редакцию в миниатюре. Студентов ставили в условия, близкие к работе штатных сотрудников газет. Преподаватель выступал в качестве редактора или заведующего отделом, изъяснялся на их лексиконе, придерживался их тона в общении. Он выдавал студентам «наряды» на репортаж, принимал готовый материал, тут же кромсал, бесцеремонно бросая в корзину то, что, на его взгляд, не одобрил бы издатель. Преподаватель заставлял студентов работать в «бешеном» темпе, учил, пользуясь любыми средствами, добы­вать редакции нужные сведения. Во многих школах выпускались газеты, которые шли в розничную продажу [51]. В все же такая подготовка, когда студентов учили писать, но не учили думать, привела к кризису: легко «штам­пуя» текущие новости, журналисты давали фактам и событиям тривиаль­ные оценки. И эксперты пришли к выводу, что наряду со специальными знаниями студенту важно овладевать и другими науками — историей, со­циологией, политологией.

В России в начале XX века еще не было журналистов, получивших систематизированное образование. В редакциях работали недавние адвока­ты, учителя, чиновники, семинаристы. Учитывая такую ситуацию, предпри­имчивые литераторы выпускают «руководства», «пособия» для желающих освоить азы журналистского ремесла. Одно из них («Как надо корреспонди­ровать и что необходимо знать корреспонденту газет и журналов») было издано в 1902 г. в Санкт-Петербурге «отставным репортером» П. Е. Эспе-ровым. Чуть позже «Руководство для подготовки газетных деятелей в духе времени» выпустил другой петербургский литератор — А. Попов.

Первые в России «Научные и практические курсы по журналистике» были открыты в Москве 1 февраля 1905 г. и просуществовали всего десять месяцев — до декабрьского вооруженного восстания. Новые курсы больше не создавались, тем не менее попытки приобщить желающих к тайнам жур­налистского ремесла делались но уже в ином направлении. На страницах петербургского журнала «Сотрудник печати» в 1912 г. была введена рубри­ка «Переписка друзей» , цель которой была в консультировании начинаю­щих журналистов, в публикации рецензий на написанные ими отчеты, кор­респонденции, статьи и фельетоны, а признанные лучшими материалы пе­чатались в специальной газете «Столичные отзвуки».

Между тем, большевики, В. И. Ленин и его соратники, придавая прес­се большое значение, организовали обучение журналистов на Капри (1909 г.), в Болонье (1910 г.), в Лонжюмо под Парижем (1911 г.).

Интенсивная подготовка кадров началась лишь после Октября 1917 г.: 15 сентября 1919 г. открылась школа журнализма при Московском отделе­нии Российского телеграфного агентства, а 20 декабря 1920 г. — Институт журнализма при Петроградском отделении РОСТа. 15 октября 1921 г. созда­ется Институт красных журналистов с годичным сроком обучения, преобра­зованный в 1924 г. в Государственный институт журналистики, (трехгодич­ный, он просуществовал до 1938 г.). По учебному плану 1925 года здесь пре­подавались: на первом курсе — газетная информация и математика, естествознание и основы сельского хозяйства, политическая география и основы газетного дела; на втором — политэкономия и история России, кор­респонденция как жанр и организация работы редакции: на третьем — фе­льетон, памфлет, очерк, периодическая печать, психология творчества, га­зетное хозяйство и т.д. Включение в учебный план многих общеобразова­тельных дисциплин было связано с невысокой школьной подготовкой абитуриентов: более 40 процентов молодых людей, ставших студентами ГИЖа в 1924 г., имели образование семь классов и ниже [52] Журналистские сек­ции и отделения создаются и в Коммунистических университетах страны, а на факультете языка и материальной культуры Ленинградского государствен­ного университета в 1926 г. начала работать кафедра газетного дела.

Вскоре в ряде городов стали открываться техникумы по подготовке работников «средней квалификации»: корректоров, обработчиков инфор­мации, инструкторов по связям с рабкорами. Триста таких специалистов выпустил первый такой техникум, организованный в Ленинграде в 1925 г., а в мае 1931 передавший инвентарь и оборудование на баланс другому учебному заведению — институту по подготовке кадров для газет. Это был уже второй журналистский вуз после ГИЖа., созданный по инициативе «Ленинградской правды» и областного совета профсоюзов.

Тем временем на смену социально-классовому принципу дифферен­циации печати (закрепленному в названиях газет «Рабочий и пахарь», «Серп и молот», «Беднота» и т.д.) приходит территориально-отраслевой, как стрем­ление общества к социальной однородности, создается широкая сеть район­ных газет, заводских, совхозных многотиражек. Спрос на журналистов рез­ко возрос, обстановка требовала перестройки образования. Московский ГИЖ с 1930 г. .существенно увеличивает прием студентов и начинает готовить кадры преимущественно для районных газет, для поднятия престижа он получает новое название — Коммунистический институт журналистики (КИЖ), ему присваивается имя газеты «Правда». После Москвы и Ленинг­рада КИЖи 1931 г. начали действовать в Минске, Алма-Ата и других круп­ных городах. Потребовались журналистские курсы и при редакциях газет. Так, редакция «Ленинградской правды» стала готовить специалистов для мно­готиражек, число которых в городе намечалось довести к концу первой пя­тилетки до 260 (фактически же в Ленинграде всегда функционировало не более 70 фабрично-заводских и 20 вузовских многотиражных газет).

Итак, начав с трехмесячной профессиональной школы при РОСТа, сис­тема журналистского образования стала разветвленной, дифференцирован­ной. А в сороковых годах произошла качественная эволюция: в июле 1941 г. Свердловский и Алма-атинский КИЖи вошли на правах факультетов в состав Уральского и Казахского университетов, в 1944 г. создан факультет журнали­стики в Белорусском университете, а в марте 1946 г. на филологической фа­культете Ленинградского университета организуется отделение журналисти­ки, преобразованное в 1964 г. в самостоятельный факультет университета; факультет журналистики Московского университета также вырос из анало­гичного отделения при филфаке, организованного в 1948 г.

В 80-е годы журналистскую специальность можно было приобрести в 34 учебных заведениях страны: двадцати с лишним университетах, партий­ных и комсомольских школах, Московском институте международных от­ношений и т.п. В конце 90-х кроме государственной системы подготовки журналистских кадров появилась и негосударственная, коммерческая, воз­никли учебные центры по обучению общественным связям — ПР и рекла­ме (так, в Санкт-Петербурге журналистов, рекламистов и пиарменов гото­вят негосударственные Гуманитарный университет профсоюзов, Менед­жер-центр при Академии культуры, Европейский институт экспертов, Институт экономики и управления, а государственный Электротехничес­кий университет в феврале 1999 г. вручил дипломы первым 35 специалис­там по связям с общественностью).

В последние годы определенный опыт подготовки журналистских кад­ров накоплен и в зарубежных (в частности, европейских) странах. В Вели­кобритании она ведется в Центре исследований массовых коммуникаций (университет в Лейчестере), Европейском институте средств информации (университет в Манчестере), Национальной школе кино и телевидения (Би-консфильд), Международном институте радиовещания (Лондон) и других учебных заведениях. В Германии работают двухгодичные школы журнали­стики при газетах, факультеты журналистики университетов в Мюнхене, Берлине, Кельне, Штутгарте. Во французскую систему журналистского об­разования входят парижский Центр подготовки и усовершенствования жур­налистов и кадров прессы, Высшая школа журналистики (г. Лилль) и Универ­ситетский центр обучения журналистов в Страсбурге. В Швейцарии редак­ционные работники, имеющие, как правило, основательное академическое образование, могут повысить квалификацию прежде всего на двухгодич­ных курсах, организованных Швейцарским газетно-издательским союзом и Объединением швейцарской прессы. Лекции и семинарские занятия ве­дутся в университетах Цюриха, Берна и других крупных городов. До недав­него времени в Нидерландах не было журналистских вузов, но в 1990 г. состоялся первый выпуск курсов повышения квалификации журналистов при Роттердамском университете; творческих работников СМИ нача\и го­товить на литературном факультете Гронингенского университета [53].

Журналистика XXI века

Основная тенденция развития средств массовой информации в ми­ре — движение к информационному обществу, что связано прежде всего с появлением новых революционных технологий. Западная журналистика переходит на принципиально новый уровень: цифровое телевидение по­зволит любому составить программу телевизионного вечера, исходя из своих интересов и желаний. Спутники, выведенные сегодня на орбиту, распола­гают 150 тысячами лучших мировых фильмов и 200 тысячами программ различной направленности. Являясь одним из самых перспективных на­правлений в развитии средств массовой коммуникации, спутниковое теле­видение позволяет мгновенно получать и передавать информацию, объе­диняя не только страны, но и континенты, Запад вплотную подошел к по­явлению и интерактивного телевидения. Компьютерная сеть Интернет с ее популярной эмблемой «World Wide Web», растет стремительно и становит­ся основой глобальной информационной инфраструктуры

В России цифровые технологии стали широко внедряться в сферу печатных СМИ; редакции уже многих газет создают электронные версии своих изданий, осваивая тем самым виртуальное пространство Интернета.

В информационном обществе, в которое стремится преобразоваться сегодняшнее индустриальное, большая часть населения будет занята в сфере производства, обработки, управления и обмена информацией. В настоя­щее время информация порой представляет собой основанные на образах и мифах пропагандистские комплексы, а глобализация процессов в масс-медиа ведет к росту потока субъективной информации, созданной в инте­ресах отдельной личности или организации.

Другими тенденциями журналистики является, с одной стороны, диф­ференциация и расширения многообразия печатных изданий и электрон­ных СМИ, с другой, интеграция средств массовой информации, вызывае­мая стремлением к экономической выживаемости.

Выводы

Переход от пражурналистских явлений к журналистике был связан с насущны­ми общественными потребностями и развитием цивилизации. Европейская печать воз­никла из-за необходимости обмена общественно-политическими новостями и коммер­ческой информацией, а история американской — связана с поиском демократических основ государственности. Развитие периодической печати в России начинается с XVIII века, с усилением политических, экономических и культурных связей с Западом. В трудное время, когда русская армия потерпела поражение от шведов, поте­ряв всю артиллерию, когда были подорваны позиции России в Европе, Петр I ре­шил использовать мощное оружие политической и идеологической борьбы — он создает первую русскую газеты «Ведомости». День выхода ее первого номера — 17 декабря 1702 г. стал днем рождения российской журналистики, которой таким образом уже без малого три века.

Главным типом системы средств массовой информации России поначалу был журнал — солидное толстое издание, модель которого складывалась из таких раз­делов, как беллетристика, публицистика, литературная критика, рецензия, перепис­ка с читателем. В XVII веке выходили лишь две газеты, следующий век несколько пополнил список массовых периодических изданий, но в начале XX столетия жур­налы уступают газетам главную роль в формировании общественного сознания.

На различных этапах своего развития журналистики преобладало то или иное социальное и идеологическое отношение прессы к общественному прогрессу, ме­нялся статус прессы в структуре социальных институтов, возникали новые цели и задачи СМИ. Это дало возможность выявить исторические типы журналистики, сформулировать различные теории печати.

Журналистские кадры стали готовить двумя столетиями позже появления первых газет: потребность в этом появилась в связи с существенным размножением прессы, усилением ее влияния, потребностью не столько в новостной информации, сколько в добротных аналитических публикациях и актуальных профессиональных комментариях.

Контрольные вопросы и задания

1. Каковы причины возникновения журналистики?

2. Оцените пражурналистские явления в античном мире, средневековой Ев­ропе и допетровской России.

3. Каково ваше мнение о значении «Ведомостей»? Почему они выходили не­регулярно, малым тиражом, а затем их выпуск был передан Академии наук?

4. Почему в XIX и особенно XVIII веках в России издатели отдавали приори­тет журналу, но не газете?

5. Сравните журналистику XIX века с журналистикой XX столетия.

6. Назовите примеры «персонального журнализма». Возможен ли он се­годня ?

7. Какие исторические типы журналистики вы знаете?

8. Когда в обиход вошли такие понятия как «пропаганда», «газета», «журнал», «журналистика» ?

9. В книге Ф. Сиберта, Т. Петерсона и У. Шрампа «Четыре теории печати» речь идет об авторитарной, либертарианской, советской теориях и теории социаль­ной ответственности. Применимы ли и сегодня эти теории в журналистике отдель­ных стран?

10. Назовите иные концепции прессы.

11. Расследующая пресса, прецизионная, новый журнализм. Применяются ли эти методы прессы США в современной российской журналистике? Если да, то приведите примеры.

12. В чем отличие свободы печати от плюрализма и гласности? Есть ли цензу­ра в современной России, существует ли полная свобода печати?

13. В двадцатые годы будущие журналисты изучали и математику. Да и сегод­ня ее преподают студентам кафедры связи с общественностью Гуманитарного фа- культета Санкт-Петербургского государственного электротехнического универси­тета. А нужна ли математика на современных факультетах журналистики? Оцените изменения в подготовке журналистских кадров.

14. Ваш прогноз развития журналистики XXI столетия?

Примечания:

1. Wust R. La guerre psichologique Lausane 1954. Р. 17.

2. См.: Гельб И.Е. Основы изучения письма- М., 1982. С. 174.

3. Геродот. История в девяти книгах. — М., 1888. С. 130.

4. Блаватская Т.В. Греческое общество второго тысячелетия до н. э. и его культура. — М., 1976. С. 144.

5. Ученова В.В., Старых Н.В. История рекламы. Детство и отрочество. — М., 1994. С. 18.

6. Бюхер К. Возникновение народного хозяйства. — СПб., 1907. Вып. И. С. 13.

7. Люблинский В.С. Книга в истории человеческого общества. — М., 1972. С. 118.

8. Западав А.В. Русская журналистика XVIII века. — М.,1964. С.8-9.

9. Ведомости. 1702. № 2. 27 дек. Рукописный вариант.

10. Ведомости. 1703. № 3. 2 янв. И. Ведомости. 1709. № 11.

11. Ведомости. 1719. № 2. 1 июля.

1. 13; История русской журналистики XVIII —XIX веков/ Березина В. Г., Де­ментьев А. Г., Есин Б. И., Западов А. В., Сикорский Н. М. Под ред. А. В. Западо-ва. — М., 1963. С. 23.

15. Там же. С.37.

16. Всякая всячина. 1769. 1 мая.

17. Адская почта. 1769. С.77.

18. Смесь. 1769. Л. 25.

19. Татаринова Л. Е. История русской литературы и журналистики XVIII ве­ка. — М„ 1982. С. 178-206..

20. Березина В. Г. Карамзин-журналист // Проблемы журналистики. Вып. 1. Л., 1973. С. 99.

21. Татаринова Л. Е. История русской литературы и журналистики XVIII века. С.396.

22. Белинский В. Г. Поля. Собр. Соч. Т. 9. — М., 1955. С. 683.

23. Ясин Б. И. История русской журналистики XIX века. — М., 1989. С. 17-23.

24. История русской журналистики XVIII —XIX веков. С. 115-122.

25. Белинский В. Г. Т.9. С. 687, 693.

26. Герцен А. И. Былое и думы. В 3-х т. Т. 1. — Л., 1978. С. 267.

27. Книжное обозрение. 1895. № 1. С. 11-14.

28. Есин Б. И. К характеристике А. С. Суворина в канун приобретения га­зеты «Новое время» // Вестник Моск. ун-та. Сер. X. Журналистика. 1996. № 1. С. 84-85.

29. История русской журналистики XVIII —XIX веков. С.99 —505; Есин Б. И. История русской журналистики XIX в.

30. Макашина Л. П. Русская реклама. Отечественная практика (1703-1918). — Екатеринбург, 1995. С. 16.

31. Ясинский И. И. Роман моей жизни. — М., 1926. С. 297.

32. Сытин И. Д. Жизнь для книги. — М., 1985. С. 195-209.

33. Витте С. Ю. Воспоминания: В 3 т. — М., 1960. Т. 3. С. 168. 33. Дегтярев А. М. Печать молча, или эпизод из истории одного московского интеллигентного общества начала XX века // Вестник Моск. ун-та. Сер. X. Журна­листика. 1996. № 1. С. 71

34. Декреты Советской власти. — М., 1957. Т. 1. С. 35.

35. Соколов В.С., Михайлов С.А. Периодическая печать Соединенных Штатов Америки: Учеб. пособ. — СПб, 1998. С.5, 15, 27, 31, 40-42.

36. Журналистика западноевропейских стран: Учеб пособ./ Отв. ред. В. С. Со­колов. — Л., 1990. С.36, 5.

37. Беглов С. И. Внешнеполитическая пропаганда. Очерк теории и практи­ки. — М.,1984. С. 35.

38. Там же. С.36.

39. Кашинская Л. В. Система религиозной печати России // Вестник Моск. ун-та. Сер. X. Журналистика. 1995. № 3. С. 34.

40. Сиберт Ф., Петерсон Т., Шрамп У. Четыре теории печати. — М., 1996.

41. Корконосенко С. Г. Основы теории журналистики: Учеб. пособ. — СПб., 1995. С. 17-18.

42. См.: Современная идеологическая борьба: Словарь / Сост. С. И. Беглов. М., 1988. С. 61.

43. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 166.

44. Ленин В. И. Полн. Собр. Соч. Т.44. С. 78.

45. Журналистика западноевропейских стран. С. 5.

46. Жирков Г. В. История цензуры. — СПб., 1997.

47. Ломоносов М. И. Полн. собр. соч. Т. 3. — М., 1952. С. 218-219.

48. Есин Б. И. История русской журналистики XIX в. С.32

49. Бережной А. Ф. К истории отечественной журналистики (конец XIX — начало XX вв.). — СПб., 1998. С.28-29

50. Топюз К. ЮНЕСКО и подготовка журналистов // Демократический жур­налист. 1969. № 4. С. 6.

51. Журнально-издательское образование в Америке // Журналист. 1925. № 2. С. 65.

52. Таловов В. П. Журналистское образование в СССР. — Л., 1990. С.27-29.

53. Журналистика западноевропейских стран. С. 19, 34, 52, 73, 90.

ЛИТЕРАТУРА

1. Беглов С. И. Внешнеполитическая пропаганда. Очерк теории и практики. — М.,1984.

2. Бережной А. Ф. К истории отечественной журналистики (конец XIX —начало XX вв.). — СПб., 1988.

3. Введение в теорию журналистики: Учеб. пособ./ Сост Е. П. Прохоров.. — М., 1993.

4. Громова Л. П. А. И. Герцен и русская журналистика его времени. — СПб., 1994.

5. Ясин Б. И. История русской журналистики XIX в. — М., 1989.

6. Жирков Г. В. История цензуры. — СПб., 1997.

7. Западов А. В. Русская журналистика XVIII века. — М., 1964.

8. История русской журналистики XVIII —XIX веков / Под ред. проф. А. В. Западова. Третье, испр. издание: Учебник. М., 1973

9. Корконосенко С. Г. Основы теории журналистики: Учеб.пособ. — СПб., 1995.

10. Макашина Л.П. Русская реклама. Отечественная практика. (1703-1918). — Екатерин­бург, 1995.

11. Рост Д. А. «Колокол» возрожденный. — Казань, 1989.

12. Соколов В. С., Михайлов С. А. Периодическая печать Соединенных Штатов Америки: Учеб. пособ. — СПб., 1998.

13. Таловов В. П. Журналистское образование в СССР. — Л., 1990.

14. Татаринова Л. Е. История русской литературы и журналистики XVIII века. — М, 1982.

Глава 2

ТИПОЛОГИЯ ЖУРНАЛИСТИКИ

Как социальный институт российская журналистика функционирует на основе Конституции РФ, Закона «О средствах массовой информации», других правовых документов, а также редакционных уставов или догово­ров. Опираясь на позицию редакций или учредителей СМИ, журналистика взаимодействует с другими институтами общества — государственными органами, партиями, общественными организациями, предприятиями и т.п.; заботясь об удовлетворении потребностей и интересов того или иного со­циального слоя, она ведет политическую деятельность, вмешиваясь в отно­шения между общественными силами по поводу власти (получения, удер­жании, организации). При этом поведение средств массовой информации (демократических или коммунистических, ультраправых или ультралевых) в условиях гласности и свободы слова, плюрализма и многопартийности диалектично: важно, с одной стороны, не поступиться принципами, с дру­гой, — избегать острой конфронтации с инакомыслящими; необходим ди­алог, обмен мнениями в ходе дискуссии, компромисс.

В то же время у журналистики для ведения политической деятельно­сти есть надежное оружие — публицистика. Под последней понимается совокупность актуальных популярных политических текстов, предназна­ченных для массового распространения и воздействия на текущие полити­ческие процессы посредством их оперативного документально-эмоциональ­ного отражения; если журналистика включает в себя всю деятельность прессы как социального института, то публицистика составляет основное содержательное наполнение массовых периодических органов, письменно материализованную общественно-политическую мысль и оперативное воп­лощение текущей политической практики [1]. Материал, скажем, на сту­денческую тему считается политическим, даже если в нем говорится о про­блемах вузов, таких, к примеру, как материальные и другие основы орга­низации студенческой жизни, оснащенность учебного процесса пособиями и оргтехникой, повышение размера стипендии и т.д., поскольку их реше­ние требует вмешательства государства. Журналистский текст аполити­чен, если его автор информирует, как сдали студенты очередную сессию, т.е. ставит проблемы, решаемые на уровне студенческой группы, факуль­тета или вуза.






Читайте также:

  1. Geschichten von Pumphutt (истории о Пумпхуте)
  2. I. ТЕХНОЛОГИИ ПОЛИГРАФИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ.. 1
  3. Большинство оборудования этого типа предназначено для однокрасочной печати, но существуют также машины для двухкрасочной печати, используемые в основном для выполнения небольших коммерческих заказов.
  4. В ГИАЦ МВД России учитываются лица, осужденные к лишению свободы на срок не менее
  5. В местах лишения свободы наиболее распространены
  6. Воздействие офсетной печати на здоровье человека
  7. Возможность других дат конца эпохи – шлейф Истории?
  8. Вопрос 1.Предмет и задача курса истории. Методы и источники изучения истории.
  9. Вопрос 1: Предмет и задачи истории. Источники и методы исторического исследования
  10. Вопрос 4. Наказания, не связанные с ограничением или лишением свободы.
  11. Г. Гегель: Последняя цель всемирной истории – это свобода всех
  12. Гибкие формы глубокой печати


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 89; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.198 с.) Главная | Обратная связь