Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Особенности журналистского расследования



Рассматривая содержание произведений в отечественной журналис­тике, мы обычно относим их к одной из трех групп жанров: информацион­ным, аналитическим или же к художественно-публицистическим. Когда же говорим о западной прессе, то упоминаем, что, скажем, в США есть преци­зионная (точная) журналистика и журналистика расследовательская.

У нас до последнего времени такого членения не было (впрочем, не­которые издания уже стали венчать крупные публикации рубрикой «Жур­налистское расследование»). Однако есть давняя традиция: в статье, кор­респонденции, очерке, фельетоне авторы в подлинном смысле исследуют ту или иную проблему, ведут расследование конкретных явлений, ситуа­ций, конфликтов. И публикации оставляют заметный след в читательской аудитории, если подготовлены скрупулезно, всесторонне, глубоко.

Два примера из недавнего прошлого. Чтобы написать статью о созда­нии в Западной Сибири крупнейшей базы нефтяной промышленности, журналисту Александру Мурзину пришлось проштудировать триста науч­ных докладов, в которых о регионе говорилось все; вплоть до того, что будет к 2000 году с климатом, травой, рыбой этого края. И все это обилие фактов журналисту надо было спрессовать в два-три куска по восемь стра­ниц каждый [28]. В «Известиях»13 мая 1984 года была опубликована после­дняя неоконченная статья Анатолия Аграновского «Сокращение аппара­та». К ней прилагались записи из блокнота журналиста, которые показы­вали, насколько глубоко была исследована им сложнейшая экономическая проблема. Краткие, фрагментарные строки из блокнота свидетельствовали о научном подходе публициста к анализируемым вопросам.

В наше рыночное время, в условиях многопартийности и свободы слова исследовательско -расследовательское амплуа остается для журнали­стов таким же сложным. Но оно стало еще и опасным. За попытку разобла­чения коррупции в армии в 1995 г. был убит журналист Дмитрий Холодов. В 1997 г. погиб липецкий собкор «Комсомольской правды» Валерий Кривошеев, рассказавший о том, как высокопоставленный московский чинов­ник строит для себя роскошный дачный комплекс на 75 заповедных гекта­рах, как неправедно выселяли монашек из монастыря или как бестолково руководит районом глава администрации. Публикацию под заголовком «Велика Россия, а дурь девать некуда» «Комсомольская правда» опублико­вала 5 сентября 1997 г., а три дня спустя — 9 сентября, в связи с убий­ством автора, газета писала: «Жанр расследования — один из самых слож­ных в газетной работе, «руды» нужно перелопатить тонны, а сверкнет ли на дне дорогой «алмаз», еще неизвестно. Кривошеев работал так, чтобы каждое слово можно было подтвердить документально». В тот год (1997), по данным Фонда защиты гласности, были убиты 15 журналистов, избиты 43 (из которых 10 — представительницы слабого пола), захвачен в заложники 21, а 19 незаконно задержаны правоохранительными органами [29].

Аналитическая публикация, основанная на исследовании или рассле­довании, обладает высокой новостной ценностью и большой обществен­ной значимостью и появляется в прессе благодаря инициативе и энергии журналиста — автора, у которого сильно желание служить обществу, от­стаивать правду и справедливость. Подобный материал дает возможность завоевать добрую репутацию не только публицисту, но и газете, для кото­рой он пишет, поднять рейтинг издания, укрепить доверие читателей. Но инициатива и энергия автора стимулируются его талантом, природным чутьем, знанием методологии исследования и расследования, умением стро­ить солидную и основанную на убедительных фактах логическую структу­ру материала, раскрывающего процесс возникновения проблем и пути их наилучшего решения.

В энциклопедических словарях нет понятия «журналистское иссле­дование». В них говорится лишь об исследовании научном, которое пред­ставляет собой процесс выработки нового научного знания, один из видов познавательной деятельности. Его основные компоненты: постановка зада­чи, анализ информации, формулирование и проверка гипотезы, экспери­мент и т.д. [30]. Журналистское исследование роднит с научным общая методология познания социальных явлений — стержень методологичес­кой культуры журналиста, применяемые последним общенаучные методы: наблюдение, опрос, изучение документов, сравнение, обобщение, анализ, синтез, индукция, дедукция, абстрагирование. Однако другие сферы этой культуры достаточно специфичны. Речь идет о журналистской методоло­гии: не только о научном обобщении, но и о художественном осмыслении информации, принципах изложение текста [31].Фактическую документаль­ность журналист соединяет с авторским мнением и комментарием, выра­женным свободно, раскованно. Факт, проблема, концепция — важнейшие компоненты логической структуры текста [32]. При этом наибольшая эф­фективность достигается, если обеспечивается: а) близость журналистско­го произведения аудитории; б) ситуационность повествования, когда об­суждение проблем, ход аргументации, представление выводов и предложе­ний «вращаются» вокруг конкретных жизненных ситуаций; в) драматизм повествования, неизбежный при анализе конфликтов, диалоге, искании истины [33]. В отличие от логической группы творческих факторов эффек­тивности, связанных с содержанием произведения, психологические факторы призваны облегчить восприятие информации, добиться большего вза­имодействия с аудиторией, привлечь и удержать ее внимание.

Панорама текущей жизни общества (событий, процессов, явлений, проблем, поступков, характеров и т.д.) может получить адекватное отраже­ние именно в журналистском исследовании, особенно если рационально-понятийное автор сопрягает с эмоционально-образным.

В социальной действительности довольно часто противоречия обо­стряются настолько, что нерешаемость проблем ведет к предконфликтному напряжению, а затем и к конфликту. В этом случае журналист чаще всего ведет расследование. Согласно словарям русского языка глаголы «ис­следовать» и «расследовать» имеют по два значения. Исследовать — 1) под­вергнуть научному изучению, рассмотрению; 2) осмотреть для выяснения, изучения чего-нибудь. Расследовать — 1) подвергнуть всестороннему изу­чению, рассмотрению (факты, обстоятельства, дело); 2) расследовать пре­ступление, осуществить следствие. Как видим, смена глагола привела к потере эпитета «научный».

Журналистское расследование отличается от того, что ведут право­охранительные органы. Выдвигая вначале несколько версий происшествия, следователи останавливаются затем на одной, и эта истинная, доказанная, по их мнению, версия становится основой обвинительного заключения. Журналист, строя вероятностные предположения о причинах и виновни­ках критической или криминальной ситуации, ничего не утверждает окон­чательно. Его цель — привлечь внимание аудитории к описываемому явле­нию или герою публикации, заставить читателя или телезрителя пораз­мышлять о случившемся.

Частое появление журналистских версий обусловлено тем, что, во-первых, освобожденная от оков цензуры пресса может безбоязненно вес­ти речь о любых событиях и личностях; во-вторых, из-за ограниченного доступа к нужной информации журналист подчас не может оперативно и в то же время достоверно анализировать «кричащие» события, опираясь только на проверенные факты — ограничиваясь неполнотой сведений, он строит определенные предположения; в-третьих, версия весьма удобна в политической борьбе, когда, ничего не утверждая окончательно, можно бросить тень на противника, оппонента; в-четвертых, опубликованная вер­сия побуждает героя выступить с репликой, опровержением, высветить свою позицию и тем самым пролить свет на новые факты, по мере накоп­ления которых у журналиста появляется хороший повод для возвращения к затронутой теме [34]. Версия дает возможность привлечь внимание ауди­тории к важным явлениям жизни и отдельным персонам, предоставляет ей материал для размышлений, задает этим размышлениям определенное на­правление.

Конечно, чаще всего журналист прибегает к версиям из-за чинимых в ходе авторского поиска препятствий: осмысливая их причины, он пишет о своих догадках, оставляя выводы незавершенными. Однако причиной увлечения журналиста версиями может быть и его недостаточная компетентность в вопросах, о которых он решил написать. К примеру, автор большой публикации в газете «Новости Петербурга» высказывает предпо­ложение, что созданная в СССР в семидесятые годы знаменитая «бомба» против гриппа может привести к возникновению раковых заболеваний. Опросив сторонников и противников вакцины, автор весь в сомнениях (на чью сторону встать?), заканчивает разговор призывом к научной обще­ственности «определиться» [35].

Что же касается сбора и обработки фактов, то их методика в журна­листском расследовании примерно такая же, как и при исследовании, хотя здесь могут быть свои особенности: анонимные источники информации, конфиденциальные сведения, более трудное общение с героями, препят­ствия на пути установления истины.

К итогам журналистского расследования следует отнести не только сенсационные, скандальные разоблачения, но и более скромные публика­ции о ситуациях в коллективах, переживающих коллизии. Поводом для подготовки всех этих материалов является конфликт. К примеру, газета пишет о коррупции, а это конфликт человека с законом.

Конфликт — это предельный случай обострения противоречия. Воз­никновение, развертывание, созревание, обострение и разрешение проти­воречий проявляются в действиях людей, реализующих свои цели, интере­сы, потребности. На стадии обострения создается конфликтная ситуация. Возникший внутри нее какой-либо инцидент может трансформировать ситуацию в столкновение, или конфликт. В структуре конфликта следует различать субъекты — противостоящие социальные силы и объект — со­циальную сферу как предмет интереса этих сил.

Конфликты бывают: по масштабу распространения — глобальными, национальными, локальными (региональными) и частными; по сферам про­явления — экономическими, политическими, экологическими, межнацио­нальными, вооруженными, бытовыми; по характеру проявления — обо­стряющимися, затухающимися, затяжными, разрастающимися. Довольно часто журналисты сталкиваются с затяжными конфликтами, настолько острыми и бесконечными, что средствам массовой информации остается лишь вести летопись, хронику нескончаемых противоречий. Среди них конфликты между обществом и преступниками, коррупционерами; влас­тью и политическими партиями; коллизии, возникающие из-за невыплаты в срок зарплаты, пенсий и т.д. Журналист может расследовать конфликты социальные, трудовые, моральные, межличностные и внутриличностные. Социальные, экономические, духовные противоречия в ходе общественно­го развития, могут отражаться в журналистском произведении как через показ социально обусловленных столкновений (межличностный конфликт), через рассказ о процессе становления личности (внутриличностный конф­ликт), так и через прямое, публицистическое истолкование автором драма­тического момента, его открытый анализ, «вторгающийся» в повествова­ние. Журналисту, пишущему о социальных конфликтах, важно овладеть методикой социологического Йнализа как инструментом прогнозирования ситуаций. Но ему необходимо быть и психологом, если он анализирует трудовой и особенно моральный конфликт. Стремясь осознать конфликт, важно выделить главное противоречие, приведшее к столкновению, а на стадии его созревания — заранее распознать «детонаторы» взрыва.

Особенность социального конфликта в нынешних условиях в том, что он протекает в ситуации тотального кризиса, охватившего все сферы общественного бытия и сознания, что обусловливает чрезвычайную остро­ту столкновения, преобладание стихийных форм социального недоволь­ства. Рынок усиливает социальное неравенство в обществе, характерное для этапа первоначального накопления капитала, обостряет противоречия между порожденными процессом демократизации социальными ожидани­ями (они отражаются в психологическом настроении, экономических и политических требованиях населения) и ухудшением реальной экономи­ческой ситуации. Здесь уместно вспомнить известный в социологической литературе эффект французского философа Алексиса де Токвиля: «Зло, которое переносилось терпеливо, как нечто неизбежное, кажется непере­носимым при мысли, что от него можно избавиться».

По мнению исследователей, социальный конфликт проходит ряд стадий:

1. Норма.

2. Скрытая, невидимая стадия нарастания напряженности, выше нор­мы, но еще не осознанная участниками событий.

3. Стадия проявления напряженности, роста недовольства и осозна­ния конфликтной ситуации, выработки требований.

4. Инцидент, или критическая стадия перехода социальной напря­женности в острый конфликт.

5. Стадия ускоренного развития социального конфликта.

6. Пик, кульминация конфликта.

7. Спад социальной напряженности [36].

Сюжет публикации о социальном конфликте можно строить по-раз­ному. Вариант первый: начать с описания первых стадий развития напря­женности, а закончить рассказом об инциденте. Второй вариант: описание столкновения дать в начале материала, после чего проанализировать, что предшествовало переходу нормы в конфликтную ситуацию, а затем и в конфликт. Третий вариант: короткое начало, информация о конфликте, затем неоднозначные, порой взаимоисключающие трактовки ситуации, предлагаемые представителями противоборствующих сил, а в конце — комментарий социолога, политолога или редакции.

Иногда редакция, публикуя острый материал на внутренней полосе, выносит на первую обращение к социальным институтам. Анонсируя ста­тью о том, что в г. Ленинск-Кузнецкий, стал мэром руководитель преступ­ной группировки, «Известия» публикует следующий текст: «Вопрос к зако­нодателю: намерена ли Государственная Дума в срочном порядке латать дыры в законодательстве, позволяющем ныне лицам с преступным про­шлым легально проникать на любые государственные должности? Вопрос к Совету безопасности РФ, в чью компетенцию входит обеспечение безо­пасности личности, общества и государства: какие меры он намерен пред­принять для выполнения этой своей главной функции? Вопрос к правоох­ранительным органам — ФСБ, МВД, Прокуратуре: способны ли они пре­одолеть паралич перед напором наглеющей организованной преступности вообще, и что будет сделано для наведения порядка в конкретно взятом населенном пункте? Вопрос к Президенту: кто, если не гарант Конститу­ции, должен объединить усилия по предотвращению криминализации вла­сти?» [37].

Первым на публикацию отреагировал президент России Б. Н. Ель­цин. Уже через два дня он дал письменное поручение генеральному проку­рору, министру внутренних дел, директору ФСБ создать совместную след­ственную группу для расследования ситуации [38].

Многогранности расследования можно добиться, показывая социальный конфликт не в стадиально-хронологическом, а в пространственном разрезе. В середине девяностых годов социальную напряженность в обществе вызва­ло крушение финансовых пирамид — таких как МММ, Хопер, Русская не­движимость и т.д., когда миллионы вкладчиков потеряли свои деньги. Анали­зом краха одной из таких пирамид — Русского дома «Селенга» — решила заняться «Общая газета», при этом она наметила выяснить, возвращается ли изъятая у финансовых аферистов наличность вкладчикам или перекочевы­вает в казну государства. Расследование корреспондент провел в трех горо­дах, соответственно и публикация состоит из трех главок.

Как правило, журналисты начинают расследовать конфликт на ста­дии его кульминации. Но весьма важной была бы превентивная роль пуб­лицистики, когда СМИ на основе анализа противоречий заранее предуп­реждали бы о нежелательном развитии конфликтных ситуаций.

Одним из источников социальной напряженности является сфера общественного производства, порождающая такую форму производствен­ных отношений, как трудовой конфликт. Его причинами могут быть низ­кий уровень труда и управления, изношенность техники, неприспособлен­ность помещений к нормальной работе, низкая квалификация работников, необоснованные нормы выработки, наконец, личная неприязнь людей в коллективе из-за несовпадения ценностей, установок, интересов. Возмож­ны и такие причины, как ограниченность ресурсов, плохие коммуникации, неудовлетворительные социальные условия на предприятии. Это могут быть конфликты между рядовыми работниками и администрацией, рабочими и инженерно-техническими работниками, работниками различной социаль­но-профессиональной принадлежности, профсоюзом и советом трудового коллектива, рабочими и предпринимателями.

При анализе трудового конфликта как социального феномена журна­листу важно учитывать психологический аспект, связанный с неоднознач­ностью поведения людей в кризисных ситуациях; политическую составляю­щую, которая рассматривает сферу взаимоотношений коллектива, полити­ческих партий и государства; наконец, правовую компоненту, показывающую, не нарушают ли участники конфликта действующие законы. Такой конф­ликт — неизбежный этап в развитии трудового коллектива, важное сред­ство, обеспечивающее баланс противоположных интересов. С одной сторо­ны, он — прямой вызов внутреннему порядку и стабильности в коллективе: его разрушительное воздействие на первых порах очевидно. С другой, оче­видна и позитивная роль трудового конфликта: он вынуждает администра­цию предприятия реорганизовывать производство, проводить реформу, в коллективе возрастает роль самоуправления.

Немало ожесточенных споров возникло в ходе приватизации соб­ственности и акционирования предприятий (кстати, по этой причине не избежали столкновений и коллективы многих редакций СМИ). По тревож­ному сигналу спецкор «Известий» А. Пушкарь подготовил публикацию о «приватизационном» конфликте. Рабочим тульской швейной фабрики при акционировании досталось по одной-две акции, а директору и его замести­телям — по солидному пакету, да еще и со скидкой в цене. «Безропотные ранее швеи» возмутились и отправили в «Известия» коллективное письмо (800 подписей!). Приехав в Тулу, журналист просил провести собрание кол­лектива, но руководители всячески оттягивали его начало. И все-таки оно состоялось. Журналист рассказывает о возникшей на нем полемике, при­водит высказывания почти дюжины выступивших, дает слово и защитни­кам директора. Отталкиваясь от конкретной проблемы, А. Пушкарь под­черкивает не только социальный, но и нравственный аспект проблемы: «Что — мы не видим, как на окраинах наших дремлющих губернских го­родов бурно растут трехэтажные особняки промышленных тузов и чинов­ников? Не знаем, что под предлогом коммерческой тайны директора дер­жат в секрете свои зарплаты и доходы? ...И застревает в голове фраза, сказанная одной из швей: "Правды не было и не будет!"» [39].

При подготовке подобных публикаций важно заранее знать возмож­ную реакцию администрации на конфликт. Журналистская практика выя­вила различные варианты такой реакции:

- Не замечать напряженности в коллективе, пока она не поднимет­ся до определенного порога.

- Беззаботное решение с расчетом на «авось».

- Слишком позднее обращение за помощью со стороны.

- Обращение к среднему (подчиненному) руководителю с просьбой заняться разрешением коллизии.

- Бескомпромиссное решение об исчерпанности конфликта.

- Проведение собраний.

- Заигрывание с рабочими.

- Не докапываться до сути конфликта.

- Раскол в среде руководителей в связи с их неоднозначным отно­шением к ситуации (за и против).

В статье, корреспонденции или актуальном комментарии о конфлик­тной ситуации в коллективе журналисты порой призывают руководителей видеть людей за технологическими цепочками, своевременно ставить диагноз возникающей напряженности, вести профилактическую работу по предупреждению коллизий. Однако «терапевтический» эффект публика­ции может быть достигнут, если газета вмешается в развитие конфликтной ситуации до инцидента — на скрытой или первой открытой стадии соци­альной напряженности. Этого можно добиться при условии четко нала­женной обратной связи (читатель-газета) или в случае, когда журналист отлично осведомлен о тенденциях развития обстановки на том или ином предприятии. Для местной (например, районной) прессы поддержание та­ких связей является относительно простой задачей. В областной печати с этой целью неплохо было бы вводить специализацию корреспондентов не только по проблематике, но и по группам предприятий. Если за журналис­том будут закреплены не более 15 — 20 предприятий города или области, то он будет лучше знать обстановку и держать руку на пульсе производствен­ной жизни. Аналогичные методы применяются при расследовании трудо­вого конфликта и в разного рода учреждениях и организациях.

В жизни любого человека значительное место занимают его взаимо­отношения в семье, с коллегами на работе, товарищами вне работы. Это общение порой приводит к моральному, или нравственному конфликту. В его основе лежат «различного рода реальные и иллюзорные, объективные и субъективные и в разной степени осознанные противоречия между об­щающимися личностями при наличии попыток их разрешения на фоне эмоциональных состояний» [40]. Чтобы четко определить суть нравствен­ного конфликта и адекватно отразить его, журналисту следует позаботить­ся об открытом и искреннем общении с конфликтующими сторонами. А это не так просто, поскольку участники конфликта часто подозрительно относятся к визиту прессы в расколотый коллектив. Корреспонденту-рас­следователю помогло бы знание психологии морального конфликта. В час­тности, участники столкновения иногда неправильно воспринимают соб­ственные действия, намерения и позиции, как и поступки своих оппонен­тов. К типичным искажениям восприятия можно отнести следующие:

- «иллюзии собственного благородства», когда человек считает себя жертвой противника, чьи моральные принципы, по его мнению, сомни­тельны;

- «поиск соломинки в глазу другого», при котором каждый из про­тивников видит недостатки другого, но не осознает таких же недостатков у себя;

- «двойная этика», когда противники понимают, что совершают оди­наковые поступки по отношению друг к другу, но независимо от этого собственные действия считают допустимыми и законными, а действия оп­понента — нечестными и непозволительными;

- «все ясно», когда каждый из партнеров чрезмерно упрощает кон­фликтную ситуацию, оценивая свои действия как правильные, а действия партнера — наоборот [41].

Особый интерес для публициста представляет подготовка очерка о герое, который переживает нравственный внутриличностный конфликт. Он не менее важен и впечатляющ, чем прямое столкновение хорошего и дурного, консервативного и передового. Ведь самая трудная победа челове­ка — это победа над собой, над обстоятельствами, над судьбой. Жизнь человека по самой своей сути проблематична, даже трагична. Нередко жизненные проблемы требуют предельного напряжения сил, а иногда они и вовсе неразрешимы, и перед человеком даже может встать вопрос, кото­рый, по мнению Альбера Камю, является главным философским вопросом: стоит ли жизнь того, чтобы жить [42].

Подняться во весь рост, вопреки трудностям и невзгодам утвердить себя, раскрыть свое дарование — это и есть проявление высокой нрав­ственности человека — хозяина своей судьбы. Вот что пишет «Комсомоль­ская правда» о современниках: Николай Космин учился в двух вузах, играл за сборную России; ему было 28, когда по доносу товарища его арестовали в 1981 году за слишком вольные разговоры о Ленине и советской власти. В тюрьме после девятой голодовки он пережил трехминутную клиническую смерть. После «смерти» стал другим человеком — писателем, опублико­вавшим две повести, роман, пьесы, рассказы [43]. Художник Федор Коню­хов за 70 суток в одиночку дошел до Северного полюса, за 224 дня совер­шил кругосветку. В публикации раскрывается конфликт «человек-приро­да», через анализ внутриличностного конфликта — возможности личности. Убедителен и дневник, который Конюхов вел в ходе плавания [44].

Конечно, показать испытание человека повседневностью, преодоле­ние им будничности своего труда, своих слабостей, воспитание привычки требовать от себя постоянно больше, чем от других, — значительно слож­нее, чем описать самоотверженный труд, порыв героя или перипетии кон­фликта в коллективе. Раскрыть личность, диалектику поступков героя луч­ше всего через психологический анализ, применяемый как инструмент, по­могающий создать рельефный образ современника, отобразить сложный социально-нравственный мир человека. Приемы анализа, по мнению проф. В.П.Вершель, следующие: 1) действия, мысли чувства героя показывают­ся в их непрерывности и последовательности; 2) внутренний мир человека раскрывается изменяющимся под воздействием окружающей действительности: он либо совершенствуется с улучшением социальной среды, либо, наоборот, личность утрачивает свои положительные качества; 3) средства­ми очерка исследуется профессиональная психология человека; 4) рисует­ся влияние на характер личности внутренних противоречий; 5) дается ана­лиз выбора героем цели, решения, поступка и т.д. [45].

Столкновение двух противоположных начал, драматизм ситуаций, заключающий в себе остроту конфликта социального, трудового или мо­рального — публикации об этом призваны стать украшением газетных полос. Понимание механизма столкновений, умение разобраться в них в значительной мере определяют уровень компетентности журналиста. При этом он должен владеть инструментарием — искусством общения, сбора и использования информации, чтобы подготовить аргументированную пуб­ликацию, безупречную в логическом и эмоциональном плане.

Поиск информации

Исследование основывается на множестве источников информации: люди, документы, личное наблюдение. При сборе фактов важны тщатель­ность, аккуратность и осмотрительность, поскольку публикации порождают противников, готовых зацепиться за малейшую фактическую неточность, чтобы дискредитировать все расследование. Кроме того, небрежность в по­иске информации ведет к тому, что журналист может дезинформировать общественность и нанести ущерб репутации людей, в результате чего воз­вратиться к теме в дальнейшем будет очень сложно. При этом, согласно статье 49 Закона «О средствах массовой информации», журналист обязан сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источник. Если со­трудник СМИ раскрыл источник информации, который пообещал держать в секрете, то доверие к журналисту будет подорвано навсегда.

Некоторые расследования начинаются с документов, а затем прохо­дят в форме опроса людей. Другие начинаются с людей, а затем в работу включаются документы.

Но практически ни одно расследование в СМИ не обходится без личного общения с участниками конфликтной ситуации, должностными лицами. Перед беседой журналист должен хотя бы в общих чертах знать не только проблемы, но и различные пути их решения. Беседа помогает скорректировать его точку зрения, оснастить будущую публикацию убе­дительными доводами, насытить ее не только фактами, но и живым раз­говором с собеседниками, заострить ее полемически. Публикация без привлечения мнений различных людей, спора с ними, составленная толь­ко на основании оценок автора, существенно проигрывает во мнении читателей.

В беседе с участниками конфликтной ситуации корреспондент — не фиксатор всего того, что он услышит: он спорит, приводит собственные аргументы для опровержения доводов оппонента. Техника такой убеждаю­щей беседы следующая:

1. Важно оперировать простыми, ясными и точными понятиями.

2. Следует вести аргументацию по отношению к собеседнику кор­ректно:

а) открыто признавать правоту собеседника, если он прав;

б) продолжать оперировать только теми аргументами, которые при­няты собеседником;

в) сначала отвечать на доводы собеседника, а потом приводить соб­ственные суждения;

г) проявлять вежливость и такт.

3. Необходимо учитывать сложность восприятия новой для собесед­ника информации:

а) избегать простого перечисления фактов, показывать значение того или иного события; б) соизмерять темп аргументации с особенностями темперамента со­беседника.

4. Следует не забывать, что «излишняя» убедительность вызывает отпор со стороны собеседника, а 1 — 2 ярких довода достигают большего эффекта.

5. Можно использовать специальные приемы аргументации:

а) метод перелицовки — подведение собеседника к изменению точ­ки зрения путем поэтапного прослеживания решения проблемы вместе с ним;

б) метод «салями» — подведение собеседника к согласию с вами пу­тем достижения единства мнений сначала в главном, а затем в необходи­мых для полного согласия частностях;

в) метод расчленения — разделение аргументов собеседника на вер­ные, сомнительные и ошибочные с последующим доказательством несос­тоятельности его общей позиции;

г) метод положительных ответов — такое построение разговора, ког­да собеседник на ваши первые вопросы отвечает «Да, да, да», а потом продолжает соглашаться с вами уже и по более существенным вопросам;

д) метод классической риторики — вы соглашаетесь с высказывани­ями собеседника, а потом внезапно опровергаете все его построения с помощью одного сильного аргумента (применяется в случае излишней аг­рессивности партнера);

е) метод замедления темпа — умышленно медленное проговаривание слабых мест в аргументации партнера;

ж) метод двусторонней аргументации — указание как на преимуще­ства, так и на слабые стороны предлагаемого вами решения.

6. Необходимо своевременно делать обобщения и выводы по прове­денному обсуждению аргументов.

Когда журналист перебивает партнера, дает ему негативную оценку, резко ускоряет темп беседы, избегает посмотреть ему в глаза, то беседа для корреспондента, наверняка, станет напряженной и трудной. Как снять, выровнять напряженность? Надо предоставить партнеру возможность выс­казаться, проявить интерес к его проблемам, подчеркнуть значимость со­беседника и его мнения в ваших глазах, в случае вашей неправоты немед­ленно признать ее, обращаться к фактам, предложить конкретный выход из сложившейся ситуации.

Пример забвения этой техники показывал порой Андрей Караулов в передаче «Моменте истины», долгое время существовавшей на российском телеканале. Так, с заместителем министра сельского хозяйства разговор идет о рыбодобыче, и беседа напоминает допрос следователя. Напряжен­но-деловитое лицо ведущего и первые его слова, произносимые с гримасой начальственного сарказма, угрозы («Ну, куда вы всю рыбу дели?»). На каж­дую язвительную реплику журналиста следует вполне логичная и убеди­тельная тирада «подследственного чиновника»: причины снижения добы­чи рыбы — в нарушении связи с переработчиками, сокращении тралового флота, в Антарктиду за ««ледяной рыбой» ходить нет денег»...[46]. И теле­зритель начинает сочувствовать заместителю министра, возмущаться Ка-рауловым, а само решение проблемы для них уходит на второй план.

Итак, журналист должен знать, не только какие вопросы задать, но и какой психологический подход лучше использовать, чтобы добиться распо­ложения интервьюируемого.

Чтобы избежать проблем, могущих возникнуть при отказе собесед­ника от своих слов после публикации материала, хорошо бы пользоваться магнитофоном. Конечно, иного собеседника раздражает и сковывает то, что при нем делаются записи; но если он согласился на беседу, то смуще­ние быстро проходит, и он забывает о магнитофоне. Если нет возможно­сти включить технику, а беседа важна, то неплохо бы пригласить еще одного журналиста, чтобы продублировать записи в блокноте для даль­нейшей сверки.

Бывает так, что кто-то желает поговорить, но боится. Тогда надо выб­рать момент, чтобы встретиться с ним по дороге домой, в магазине, в гос­тях, у него дома. Может быть, понадобится несколько встреч, пока он не станет доверять вам, перестанет бояться или пока ваша настойчивость не убедит его, что лучше заговорить, чем все время отказываться. О трудно­стях этой проблемы пишет спецкор «Известий» И. Корольков: «Когда я пришел к руководителю одной из федеральных служб, чтобы задать не­сколько вопросов, касающихся мэра, человек в своем кабинете перешел на шепот: «Вы не представляете, какие у него возможности. Мне известно, что его служба безопасности закупила современное подслушивающее обо­рудование получше, чем в ФСБ. Я не буду лукавить перед вами: я боюсь. У меня дети, и мне страшно за них. Я готов с вами встретиться и ответить на ваши вопросы, но не здесь. Позвоните мне и представьтесь условным име­нем, я назову время встречи и машину, на которой буду...». На встречу этот человек так и не решился» [47].

Иногда в первой беседе с должностным лицом журналист не приво­дит собственных аргументов, принимая на веру все, что ему говорят. Что­бы избежать этого и ускорить расследование или застраховаться от одно­бокого, тем самым тенденциозного или ошибочного освещения проблемы, нужна определенная подготовительная работа. Прежде всего, следует оз­накомиться с документами. Перед тем как отправиться по конкретному адресу, неплохо заглянуть в комитет по статистике, куда стекаются отчеты фирм, предприятий, организаций, учреждений по многим параметрам дея­тельности. В налоговой инспекции можно узнать о величине годового до­хода интересующего вас лица, о масштабе деятельности фирмы (в самой фирме этого не скажут, ссылаясь на коммерческую тайну). Если нельзя узнать данные в инспекции, тогда может помочь метод аналогии. К приме­ру, певец Иосиф Кобзон в налоговой декларации указал, что в 1996 году заработал 2,5 млрд недеминированных рублей, а его коллега Филипп Кир­коров через своего коммерческого директора сообщил о годовом доходе в... 10 млн рублей [48]. Можно сопоставить концертную Деятельность обо- их артистов, а для большего обоснования фальшивости последней цифры заглянуть в газеты. Так, «Санкт-Петербургские ведомости» сообщили, что Киркоров только за один концерт требует с его организаторов 25 тыс. долларов, или почти 150 млн. рублей [49].

К интересным результатам может привести сравнение цен (в разных местностях) на различные виды товаров или услуг, итоги экзаменов в раз­личных школах, статистика вылеченных пациентов в разных клиниках го­рода и т.д.

Источником информации служит и наблюдение, которое при грамот­ном построении дает возможность изучить явление, а не отдельные его аспекты. Наблюдение — давно освоенный метод журналистики. Чтобы провести его результативней, известные журналисты Михаил Кольцов, Лариса Рейснер, Иван Гудимов и другие на время меняли профессию (та­кое наблюдение называется включенным). Известинец В. Надеин, напри­мер, торговал на рынке, чтобы подготовить фельетон «Как я продавал ба­рана»; Алла Трубникова поступила послушницей в монастырь, чтобы опи­сать жизнь обители изнутри, и опубликовала очерк «Путешествие в XIII век» [50].

Указанные выше источники информации желательно дополнить еще одним, самым надежным с точки зрения доказательности, докумен­том. Им может быть оригинал или копия деловой бумаги, магнитофон­ная пленка или видеокассета, фотография или публикация из подшивки вчерашних газет. Кстати, поводом для проведения журналистского рас­следования деятельности мэра г. Ленинск-Кузнецкий стала присланная в редакцию «Известий» видеокассета (киллер рассказывает о заказных убийствах в городе).






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 43; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.171 с.) Главная | Обратная связь