Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Допуск к информации: правовые коллизии

7. Администрация Воронежской области ввела положение об аккредитации журналистов: каждое СМИ имеет право получить аккредитацию только для 2—3 журналистов. — Элю нарушает право редакций подавать заявки а государственные орга­ны для аккредитации при них своих журналистов и вводит дополнительные, не предусмотренные законом, ограничения на аккредитацию, что противоречит ст. I, 5 и 48 Закона «О средствах массовой информации». Ограничение числа журналис­тов, которых можно будет аккредитовывать одному изданию, нарушает право граждан на оперативное получение достоверной информации о деятельности госу­дарственных органов и их должностных лиц.

8. Журналисты были выдворены с совещания городской Думы Твери через полчаса после начала его работы. От них потребовали отдать аудиокассету с запи­сью выступлений на совещании.

Ст. 3 п. 6 Закона «Об общих принципах органиэации местного самоуп­равления я Российской Федерации» предписывает обеспечивать каждому воз­можность получить полную и достоверную информацию о работе самоуправле­ния. Одной из форм такого информирования является открытость заседаний органов местного самоуправления и возможность граждан получать информа­цию об их деятельности через СМИ. Выдворение журналистов нарушает их права на поиск и получение информации и принцип открытости работы самоуправле­ния, права граждан на осуществление местного самоуправления. Требование отдать отснятый материал — нарушение закона, так как по ст. 35 Консти­туции изъятие имущества против воли собственника возможно лишь по реше­нию суда. Такое требование может рассматриваться как нарушение прав жур­налиста на производство видеозаписи и воспрепятствование его профессио­нальной деятельности.

9. Корреспондент газеты «Российские вести» без каких-либо объяснений не был допущен на расширенное заседание коллегии Минздрава РФ.

Журналистам предоставлено право посещать государственные органы (ст. 47 п. 2 Закона «О средствах массовой информации») и производишь записи, в том числе и с использованием средств аудио-, кино- и фотосъемки (ст. 47 п. 6 Закона «О средствах массовой информации»!. Кроме того, аккредитованным при государственных органах журналистам предоставляется право присутствовать на всех заседаниях, совещаниях и иных мероприятиях, проводимых аккредитовав­шим органом, за исключением случаев, когда было принято решение о проведении закрытого заседания. Причем на государственный орган, аккредитовавший журна­листа, возлагается обязанность извещать последнего о проведении таких заседа­ний и мероприятий и создавать условия для производства записи.

Если в государственном органе отсутствует положение об аккредитации, то данный орган обязан аккредитовать при себе журналистов без каких-либо усло­вий, так как отсутствие положения об аккредитации не лишает редакцию прав, предоставленных ей ст. 48 Закона «О средствах массовой информации».

В случае если аккредитация при каком-либо государственном или обществен­ном органе не предусмотрена, журналист вправе свободно посещать асе откры­тые заседания по предъявлении редакционного удостоверения или иного докумен­та, удостоверяющего его статус.

Открытость деятельности государственных органов и возможность граж­дан получать достоверную информацию об их деятельности российское законода­тельство рассматривает как одну из гарантий возможности граждан осуществ­лять контроль за деятельностью органов государственной власти и участвовать в управлении делами государства.

Таким образом, препятствование журналисту в посещении открытых засе­даний государственных органов представляет собой не только нарушение прав журналиста, закрепленных а ст. 1 и 47 Закона «О средствах массовой информа­ции», но и ограничение прав граждан, закрепленных в ет, 29 и 32 Конституции РФ.

10. Корреспондентам телерадиокомпании «Афонтово» (Красноярск) должно­стные лица администрации края, УВД и транспортной прокуратуры препятствовали в подготовке материала о катастрофе самолета L-410.

— Cm. 47 Закона «О средствах массовой информации» прямо предоставля­ет журналистам право посещать специально охраняемые места аварий и катаст­роф. Журналисты должны быть допущены в указанные места даже в случае, если каким-либо ведомственным нормативным актом запрещается допускать на такие территории «посторонних лиц». Следовательно, правоохранительные органы по­ступили бы правильно, если бы помогли организовать работу журналиста в месте аварии или катастрофы таким образом, чтобы она не мешала проведению спаса­тельных работ или работе криминалистов и следователей. Также на правоохрани­тельные органы ложится обязанность обеспечить безопасность журналиста, ко­торому Законом «О средствах массовой информации» гарантирована защита как лицу, исполняющему общественный долг.

11. Журналисты задержаны на съемке строительства дачи губернатора. Со­трудник милиции засветил пленку, доставил их в областное УВД, продержал там два часа, обвинив в том, что журналисты находились на территории частного владения.

Право искать информацию и производить записи, в том числе с использо­ванием видеотехники, гарантировано ст. 47 Закона «О средствах массовой инфор­мации». Препятствование журналисту в этом нарушает не только права журна­листов, но и право граждан получать достоверные сообщения о деятельности го­сударственных органов и их должностных лиц, осуществлять контроль за их работой. Требования засветить пленку не входили в сферу компетенции милицио­нера и представляли собой превышение его власти и служебных полномочий. Про­верку документов и задержание журналистов милиционер мог осуществить, если имелись основания подозревать их в совершении преступления или администра­тивного правонарушения, каковыми действия журналистов не являлись. Ссылка на то, что журналисты находились на территории частного владения, несостоятельна, так как введение в действие ст. 262 ГК РФ, посвященной этому вопросу, отсроче­но до принятия Земельного кодекса РФ, и даже эта статья не содержит абсолют­ного запрета на доступ на частную территорию. Ее положения надо рассматри­вать в связи с правом граждан на получение достоверной информации о деятельно­сти должностных лиц государства, которое является составной частью права на участие в управлении делами государства. А в УК РФ и Кодексе об административ­ных правонарушениях ответственность за нахождение на территории частного владения не установлена. Таким образом, в действиях милиционера усматривается состав не только одного преступления — воспрепятствования законной профес­сиональной деятельности журналиста, совершенного с использованием служебного положения (ст. 144, ч. 2 УК РФ), но и состав другого преступления превышения власти и служебных полномочий (ст. 286 УК РФ).

12. Непредставившийся майор милиции отобрал фотокамеру и засветил пленку фотокора газеты в здании суда. В суд не допустили и других журналистов.

— Cm. 123 Конституции РФ и ст. 9 Гражданского Процессуального кодекса РФ устанавливают, что заседания во всех судах России открытые, подобные же нормы содержатся в УПК, АПК, Кодексе административных правонарушений. Это означает, что любой человек, в том числе и журналист, может присутствовать на заседании суда. Для этого не требуется получения какого-либо разрешения. Заседа­ния яогут быть закрытыми лишь в случаях, специально предусмотренных законом, например, в ст. 9 ГПК РФ: когда это необходимо для охраны государственной тай­ны, в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц или обеспечения тайны усыновления. Во всяком случае, о назначении закрытого заседания должно быть вынесено мотивированное опреде­ление суда или судьи. Журналисты имеют право вести звукозапись или иным обра­зом фиксировать происходящее в зале суда, однако кино- и видеосъемка в помеще­нии, в котором проходит судебное заседание, может производиться лишь с разре­шения суда или судьи (но не работника милиции). В иных помещениях в здании суда, вне зала судебного заседания, журналист может производить кино- и видеосъемку, соблюдая при этом тайну личной жизни, иные личные неимущественные права граж­дан, в том числе и подсудимого. В рассматриваемом случае действия работника милиции представляют собой превышение власти и служебных полномочий (ст. 286 УК РФ) и являются воспрепятствованием законной профессиональной деятельнос­ти журналиста, соединенным с насилием над журналистом и повреждением его имущества (отснятой фотопленки) (ст. 144 УК РФ).

13. Во время пикетирования здания администрации Президента РФ сотрудник милиции (в кадр попало его лицо) засветил пленку журналиста, провел его в здание, отобрал удостоверение и паспорт.

Работник милиции не мог требовать засветить пленку лишь на том ос­новании, что в кадр якобы попало его лицо или часть лица. Закон не запрещает снимать сотрудников милиции. Если на пленке есть информация, содержащая госу­дарственную тайну, то решение об отнесении ее к таковой должно быть принято компетентным должностным лицом, каковым милиционер не является. В этом слу­чае изъятие пленки как носителя гостайны или засекречивание сведений осуществ­ляется в порядке, предусмотренном ст. 6—12 Закона «О государственной тайне». Работник милиции, как и любой иной человек, мог запретить снимать свое лицо лишь в случае, если журналист посягает на его личные неимущественные права и иные нематериальные блага (например, неприкосновенность личной жизни, личную и семейную тайну) или если это причиняет ему нравственные или физические стра­дания. В данном случае подобного не было. Требование прекратить съемку и унич­тожить отснятый материал препятствовало журналистам в исполнении их про­фессиональных обязанностей, нарушало право граждан на получение информации. Милиционер превысил и свои служебные полномочия: по ст. 11 п. 2 Закона «О мили­ции», требовать документы он может лишь в случае, если есть основания подозре­вать лицо в совершении административного правонарушения или преступления. Не имел он и права изымать редакционное удостоверение. Не допускается и изъя­тие паспорта,это запрещается положением о паспортной системе, за исключени­ем случаев, предусмотренных законодательством.

14. Иностранный журналист в Карачаевске пришел в университет. В прием,-ной ректора сотрудник милиции потребовал у журналиста документы. Просмотрев аккредитационную карточку МИД, милиционер потребовал пропуск в Карачаевск.

В соответствии со ст. 24 Конституции РФ любое лицо, в том числе и иностранные граждане, законно находящиеся в РФ, вправе свободно перемещаться по ее территории. Для перемещения по регионам России не требуется никакого специального разрешения. Ограничения этого права возможны на территории, на которой введено чрезвычайное положение (на журналистов, в том числе и иност­ранных, аккредитованных при МИДе, это ограничение не распространяется), на территориях, где объявлено военное положение, в пограничной полосе, закрытых военных городках и закрытых административно-территориальных образованиях, зонах экологических бедствий и в зонах, в которых введены особые условия прожи- вония и хозяйственной деятельности для предотвращения распространения ин­фекционных и массовых неинфекционных заболеваний. На корреспондентов иност­ранных СМИ, аккредитованных при МИДе, распространяется статус журналис­та, предусмотренный Законом «О средствах массовой информации», и они вправе, осуществляя лоиск информации, пользоваться теми же привилегиями, которые пре­дусмотрены для российских журналистов. Установление ограничений, подобно тому, что сделано в Карачаевске, можно рассматривать как злостное воспрепятствова­ние законной профессиональной деятельности журналистов.

15. Корреспондент испанской газеты задержан милицией на одном из изби­рательных участков Москвы и провел в отделении милиции 3 часа. У него отобрали удостоверение Центральной избирательной комиссии, дающее право посещать все избирательные участки, обыскали его. Журналиста освободили только после приез­да представителей посольства и составления протокола.

Закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации» (ст. 14) и Закон «О выборах депутатов Государственной Думы Феде­рального собрания Российской Федерации» (ст. 28) предусматривает, что деятель­ность избирательных комиссий ведется гласно и открыто, и представители СМИ вправе присутствовать на их заседаниях. Свобода человека может быть ограниче­на до вынесения судом обвинительного приговора и назначения наказания в виде лишения свободы в случае административного задержания лица, подозреваемого в совершении преступления. Административное задержание (на срок до 3 часов) мо­жет быть произведено милицией лишь для выяснения личности человека, совершив­шего административное правонарушение, если установить личность по удостове­рению невозможно. При этом составляется протокол, в котором отражается сущ­ность правонарушения. Проверять документы милиция вправе лишь в случае, если у нее имеются достаточные основания подозревать лицо в совершении преступле­ния или административного правонарушения (ст. 11 п. 2 Закона «О милиции»). Личный обыск может проводиться лишь по мотивированному постановлению сле­дователя с санкции прокурора, за исключением случаев задержания лица, подозре­ваемого в совершении преступления, заключения его под стражу или случаев, когда лицо, находясь в месте производства обыска, скрывает при себе предметы и доку­менты, имеющие значение для уголовного дела. Если речь шла не о личном обыске, а о личном досмотре журналиста, то эта мера могла бы быть применена только при условии, что им было совершено административное правонарушение, и в строго оговоренном порядке, в том числе в присутствии двух понятых и с обязательным составлением протокола. Таким образом, работники милиции превысили свои пол­номочия.

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 41; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.084 с.) Главная | Обратная связь