Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Поиски коллективных форм управления экономикой

Скудная государственная помощь чревата потерей независимости от властных структур. В то же время дотации, по мнению бывшего министра России по печати М. Федотова, не только порождают злоупотребления, но и, являясь «подачками» на бедность, замораживают нынешнюю ситуацию в средствах массовой информации. Он полагает, что практику субсидий можно упразднить, если редакции газет и журналов станут акционерами издательских комплексов. В провинциальной прессе может идти процесс разгосударствления путем создания солидных холдингов, крупных газетных сетей, концентрирующихся вокруг различных центральных изданий. Такая схема весьма эффективно действует на Западе [12]. Организационно российская пресса движется к этому, повторяя опыт журналистики доре­волюционной России.

В начале XX века в российской журналистике появился новый тип редактора: редактор-издатель-капиталист. Самыми яркими представителя­ми такого типа были А. С. Суворин, Н. И. Пастухов, С. Н. Худяков, кото­рые считали получение максимального дохода от своих изданий важнее популяризации социальных идей или литературных произведений. А по мере капитализации прессы происходит разделение функций издателя и редактора: совмещать их обязанности в одном лице стало чрезвычайно трудным делом. Но вскоре издателем становится вместо отдельного физи­ческого лица издательское общество или товарищество: к концу 1913 г. в Москве и Петербурге их было уже свыше двадцати. Деятельность новых предприятий оказалась весьма доходной: в 1912 г. средний дивиденд по акционерным обществам России составил 6,4%, тогда как члены суворинского товарищества получили 8%, а акционеры сытинского общества и того больше — 12%. Контрагентство «Суворин и К°», организованное при газете «Новое время», с разрешения правительства монополизировало право тор­говли печатной продукцией на железнодорожных станциях и за 1910— 1911 г.г. принесло газете 125 тыс. руб. чистой прибыли. Основным результатом дея­тельности суворинского товарищества было «Новое время» — б—10-полос­ное издание, самое дорогое в России, в которое был вложен капитал в 4 млн. руб. (кроме А. С. Суворина пайщиками были известные деятели А. А. Сто­лыпин, А. И. Гучков, С. Т. Морозов, банкиры). Мощная типография «Но­вого времени» брала заказы и на печатание таких изданий, как «Московс­кий телеграф», «Земледельческая газета», журналы «Исторический вестник», «Русское обозрение», «Наборщик и печатный мир» и др. [13].

В современной России также множится опыт становления коллек­тивных форм управления журналистскими предприятиями.

Решив стать акционерным обществом, коллектив «Известий» полу­чил соответствующую консультацию в российско-американской инвести­ционной компании «Тройка "Диалог"», затем добился разрешения Госко­мимущества. И с ноября 1992 г. «Известия» стали акционерным обществом. Был громкий скандал с издательством, которое не желало отделения газе­ты, и с бывшим Верховным Советом, пытавшимся превратить «Известия» в свой орган. И все-таки молодому акционерному обществу удалось отвое­вать редакционное здание, имущество и свободу.

Собрание акционеров, на котором избрали генерального директора, совет директоров, ревизионную комиссию, приняли Устав, решило, что контрольный пакет акций — 51% — останется у известинцев, 20% они пе­редадут на аукцион, 29% продадут в розницу. И вот первые дивиденды. Начинала газета свою акционерную жизнь не просто с нуля, а с долга в 240 миллионов рублей. Уставной капитал смехотворный — 15 миллионов. Через год на собрании акционеров «Известий» в отчете прозвучало: при- быль составила 2,6 миллиарда рублей. На каждую 1000-рублевую акцию здесь решено выплатить 30 тысяч рублей дивидендов» [14]. Здесь свою роль сыграли доходы от публикации рекламных объявлений.

«Вечерняя Москва» как орган горкома КПСС не имела права на при­быль, и когда в октябре 1990 г. учредителем издания стал сам трудовой кол­лектив «Вечерки», в его распоряжении оказались лишь разбитые машины, столы и стулья. Пришлось заключать договоры с бумажниками, типографи­ей, транспортниками, создавать собственные подразделения, призванные за­ниматься технологией, экономикой, финансами. Чтобы найти необходимые средства, редакция «Вечерней Москвы» организовала выпуск рекламного приложения «Среда», газеты для женщин «Сударушка», благотворительного издания «Еще не вечер», газеты «Вечерний клуб». Чтобы доставлять подпис­чикам газету в день ее выхода, стали работать с частными распространите­лями, приобрели несколько грузовиков и пикапов для развозки тиража чи­тателям Подмосковья. Тем временем шла большая работа по подготовке к акционированию газеты: составлялся проект Устава, английская аудиторс­кая фирма «Купер энд Лайндбранд» провела по просьбе редакции эксперти­зу и определила, что уставной капитал должен быть равен 100 млн. руб. (в ценах 1992 г.). Выявить это помогло изучение статистики доходов и расхо­дов редакции за ряд лет, объема читательской аудитории, размера интеллек­туальной собственности. И в июне 1993 г. акционерное общество «Концерн "Вечерняя Москва"» было утверждено. Уставной капитал поделили на 100 ты­сяч акций номиналом 1 тыс. руб. Половину акций вручили сотрудникам ре­дакции (в том числе и ушедшим из нее, но проработавшим в «Вечерке» не менее 10 лет, для женщин — 7,5). Вторую половину передали в распоряже­ние Совета директоров — в коллективную собственность тем, кто в буду­щем станет работать в Концерне, чтобы они тоже стали акционерами, а не наемными служащими. Президент акционерного общества «Концерн "Ве­черняя Москва"», главный редактор газеты «Вечерняя Москва» А. Лисин рассказывал тогда, что выпущенные Концерном специальные облигации «Вечерней Москвы» для продажи всем желающим помогут получить допол­нительные оборотные средства и заодно привлечь новых подписчиков. Че­рез три года облигация может быть обменена на акцию Концерна, который со временем станет акционерным обществом открытого типа. «Но сегодня мы — закрытое АО, и это оберегает от «акул», способных купить нас с потрохами и превратить в карманную газету» [15].

Петербургская «Вечерка» акционировалась позже — в декабре 1995 г. Однако путь к АО начался еще в начале 1991 г., когда редакция вышла из подчинения горкому КПСС и отказалась от услуг партийного издательства «Лениздат», заключив соучредительский договор с социально-коммерчес­кой фирмой «Человек». Фирма, занятая книгопечатанием и книготоргов­лей, стала вести финансовую и коммерческую деятельность редакции, не вмешиваясь (согласно договору) в сферу политики издания.

Акционерное общество, созданное «Известиями», называется и кон­церном потому, что кроме этой газеты под единым управлением находятся еще и «Финансовые известия» — экономически самостоятельные, но под­чиняющиеся политике «материнской» газеты. Иные редакции, создав «до­черние» издания, предпочитают именоваться «Издательский домом»: «Из­дательский дом "Ъ"» (газета «Коммерсант» и журнал «Коммерсант»), «Издательский дом"Натали"» (газета и журнал «Натали», газета «Анома­лия»). А вот издательский дом «Шанс» («Реклама-шанс», «Бизнес-шанс», «Недвижимость Петербурга». «Радио-шанс», ставшее учредителем газеты «Капиталы Петербурга», «Пятое колесо» для автолюбителей) называет себя и холдинговой компанией, ибо взял под свое крыло (крышу) газету для детей «Пять углов». Холдинг (от спортивного термина «холдинг» — захва­тывание в боксе) позволяет снизить риск банкротства благодаря наличию достаточных средств для маневра и малой вероятности, что все редакции, входящие в холдинговую компанию, понесут большие убытки одновремен­но. Когда редакция петербургский газеты «Час пик» продала контрольный пакет акций «Московскому комсомольцу», став тем самым частью холдин­говой компании, финансовое положение «Часа пик» укрепилось, опасность закрытия газеты миновала. Отдельные издательские дома быстро набира­ют силу, укрепляют свои позиции в информационном поле. Так, издатель­ский дом «Экономическая газета» выпускает газеты «Экономика и жизнь», «Деловые ведомости», «Спортивная Москва», «Гостиный ряд», журнал «Чу­деса и приключения» — всего почти 50 различных изданий. Таким же пу­тем в Санкт-Петербурге идут издательские дома «Калейдоскоп» и «Атлант».

К сожалению, пока нет нормативных документов, разъясняющих, как должны формироваться концерн, холдинг, издательский дом. Это ведет к тому, что порой ранг редакции поднимается произвольно ради престижа. Так, одна-единственная петербургская газета «Смена» (без дочерних изда­ний) превратилась в издательский дом «Смена» с Президентом во главе. Редактор даже небольшой газеты именуется уже главным редактором, а потом поднимает свой ранг до Президента Издательского дома или АО. Некоторые «президенты» ссылаются при этом на прецедент, случившийся в сфере высшего образования. В Санкт-Петербурге 275 лет был один Уни­верситет, но в 90-х годах XX столетия почти все институты превратились в университеты и академии. Технологический университет растительных полимеров звучит, якобы, престижнее прежнего названия «Технологичес­кий институт целлюлозно-бумажной промышленности», а Академия куль­туры лучше Института культуры, который когда-то назывался еще про­ще — Библиотечным институтом. Думается, что гонка редакций за нео­бычными названиями пройдет, и новые ранги будут адекватны структурным переменам в жизни редакций.

Несколько иначе строятся телевизионные акционерные общества и холдинги. Советская суперкомпания Гостелерадио создавалась за счет госу­дарственных инвестиций и являлась одновременно и производителем и ве­щателем. Но с 1988 г. начались трудности из-за недостатка финансирования государственного телевидения. И тогда впервые на советском телеэкране появилась реклама. Объем ее постоянно расширялся. Если, к примеру, в 1992 г. на 1 час вещания Российского телеканала приходилось 2,8 мин. рек­ламного времени, то в 1994 — уже 5,3 мин. При этом максимальная реклам­ная активность отмечалась с 20 до 22 часов — по 12,1 мин./час. Именно на этот период пришелся и абсолютный максимум: 23 ноября 1994 г. двухчасо­вой фрагмент на четверть (29,9 мин.) состоял из рекламы [16].

На телевидении было принято решение о том, что реклама должна стать децентрализованной. Директор той или иной студии в случае нехват­ки средств на производство телепрограммы получал право на рекламу и доход от ее трансляции. Причем установился такой порядок: студия поку­пает у компании рекламное время по одной цене, а продает его рекламода­телям по другой, более высокой. Разница между ними и формировала до­ход. Это решение стало началом возникновения независимых телепроиз­водителей России.

Крупнейший среди них — независимая частная телекомпания «ВиД» (руководитель Александр Любимов), объединяющая 600 сотрудников. Иду­щие без рекламных вкраплений политические передачи компании «Один на один», «Человек недели» и др. окупаются солидной прибылью, поступа­ющей от «Поля чудес», «Угадай мелодию», «Утренней звезды», «Темы». У ВиДа есть и дочерняя структура — сети ВиДа, связанные с региональными программами. Подготовленные передачи компания ВиД продает Обществен­ному российскому телевидению ОРТ (ранее — «Останкино»).

Подобным образом поступают и другие независимые частные теле­визионные фирмы: «МАК» (президент Владимир Ворошилов), компания Александра Маслякова (КВН) и т.д. Три четверти доходов приносит им трансляция рекламных роликов и спотов (5-10-секундных кадров), а ос­тальная прибыль идет от продажи продукции. Так, ОРТ покупает передачу «Белый попугай» за 35 тыс. долларов, один «Взгляд» А. Любимова — за 21,7 тыс. долларов, передачу о Российской армии «Полигон», как и «Диа­лог в прямом эфире», подготовленные студией «Публицист», — за 21 тыс. руб. [17], передачи «МАКа» — «Что? Где? Когда?» — за 81 тыс. долларов (один выпуск), «Любовь с первого взгляда» — за 30 тыс., «Брэйн-ринг» — за 35 тыс. долларов [18].

Трудности с бюджетным финансированием вызвали необходимость в реформировании «Останкина», и в сентябре 1995 г. Указом Президента РФ оно было преобразовано в Общественное российское телевидение (ОРТ). Финансовую ношу помимо государства, как уже говорилось во 2-й главе, приняли на себя соучредители ОРТ — крупнейшие компании ЛогоВАЗ, Газпром, банки «Столичный», «Менатеп», «Империал»; однако контрольный пакет акций находится в государственных руках (у Госкомимущества, Фе­деральной службы России по телевидению и радиовещанию, Технического телецентра и ИТАР-ТАСС).

С 1998 г. на российский телерынок вышел новый игрок — регио­нальная сеть ТНТ («твое новое телевидение»), входящая в структуру «НТВ-холдинг». Официальная стоимость проекта — 100 млн. долларов. После присоединения к столичной сети (35-дециметровый канал) потенциальная аудитория ТНТ вмиг достигла 30 млн. человек, а количество станций пере­валило за 100.

Ставка в регионах делается на станцию-лидера, даже если она уже принадлежит какой-либо из существующих сетей. Взамен сулят обучение кадров и т.п. В результате такой политики, подкрепленной мощной фи­нансовой базой группы «Мост», конкуренты ТНТ понесли потери: ТВ-6 лишилась петербургского 11-го канала «Русское видео», RenTB пришлось подыскивать более слабых партнеров в Иркутске, Томске, Красноярске и Екатеринбурге... Хотя новая телесеть и является «младшим братом» НТВ, ее сетка вещания на 80% состоит из сериалов, низкопробных детективов, боевиков и мелодрам — в основном, зарубежных. Количество оригиналь­ных программ — минимальное (цикл Андрея Караулова «Ворованный воздух», авторская программа Игоря Губермана и другие). Вначале ново­сти ТНТ полностью делались на местах, но с лета 1998 г. начался холдин­говый информационный обмен. НТВ ежедневно рассылает пакет ново­стей своим станциям, а те, в свою очередь, снабжают сюжетами из своего региона НТВ и НТВ +. Предполагается также трансляция по всей сети некоторых региональных программ. Создавался ТНТ для победы в борьбе за региональный рекламный рынок и возможность проводить единую ин­формационную (а, следовательно, и политическую) линию [19].

Сошлемся на примеры еще нескольких действующих проектов. В рамках одного, объединяющего телевизионщиков Москвы, Петрозаводска, Самары, Екатеринбурга и ряда других городов, а также негосударствен­ную и некоммерческую организацию из США «Интерньюз», выпускается еженедельная программа «Время местное». Программа «собирается» в Москве из сюжетов, присылаемых с мест телевизионными станциями.

Другой экономический вариант найден в региональном проекте с центром в Самаре — акционерным обществом «Восточно-Европейская компания» (ВЕК). Молодые энергичные люди из Самары нашли для объе­динения оригинальный способ учета интересов участников проекта. На первом этапе городские телекомпании типа екатеринбургской вложили в уставной фонд свое эфирное пространство, пересчитанное по согласован­ным формулам в деньги. Государственные территориальные предприятия связи вступили в акционерное общество путем сдачи в аренду технических средств, а кинокомпания — предоставлением лицензионного продукта. С февраля 1993 г. программы ВЕК доставляются по радиорелейным линиям и на кассетах в города Поволжья и Урала. Проект охватывает вещанием 12 областей с населением примерно 15 миллионов человек.

Третий проект с центром в селе Шушенское через спутник связи обеспечивает зону от Урала до Байкала. Экономические основы здесь иные. Расположенная в Шушенском научно-техническая фирма «Горизонт» фи­нансирует проект, нашла производителей спутникового оборудования и, являясь собственником наземных технических средств, привлекает мест­ные телевизионные станции для двустороннего обмена информацией. Ре­гулярное вещание по этому проекту ведется с лета 1993 г. Наконец, в июле 1998 г. началось создание единого производствен­но-технологического комплекса государственных электронных СМИ: все региональные телерадиокомпании, имущество которых является федераль­ной собственностью, стали дочерними предприятиями холдинга, руководя­щий центр которого представлен ВГТРК (всероссийской телерадиокомпа­нией) на базе телеканалов «Россия» и «Культура».

Процесс разгосударствления электронной прессы идет и в регионах. Так, в Санкт-Петербурге государственный пятый телеканал с августа 1998 г. преобразован в открытое акционерное общество «Телерадиокомпания "Пе­тербург"», при этом из 2300 сотрудников предложение продолжить работу получили лишь 750. Акционерами стали городская администрация (38 % акций), БалтОНЭКСИМбанк (17,5 %), Промстройбанк Санкт-Петербурга (17,5%), Инкомбанк (14%) и правительство Ленинградской области (13%). По мнению руководителей ТРК, поскольку у государства денег нет, то при­влечение капитала акционеров — единственный путь развития петербург­ского телевидения, модернизации его технической базы и внедрения но­вых технологий.

Хотя у телезрителей Петербурга, да и других регионов, есть возмож­ность выбора телеканалов и программ, в развитии независимых систем телевещания Россия существенно отстает от ведущих стран мира. Ста­новлению мешает, во-первых, монополизм в структурах, которые предос­тавляют услуги по распространению телевизионных и радиосигналов из студий компаний до приемников населения (о стоимости телесигнала уже говорилось выше, и никто не контролирует Министерство связи, устанав­ливающее сверхвысокие цены). Во-вторых, Министерство связи координи­рует хозяйственную деятельность государственных предприятий связи, передающих сигналы, и в то же время выдает лицензии на занятие дея­тельностью по телерадиовещанию. Такое совмещение в одном государ­ственном органе столь различных функций позволяет ограничивать само­стоятельность независимых телекомпаний в развитии собственных систем распространения сигналов. В-третьих, постоянный дефицит федерального бюджета не позволяет достаточно полно финансировать развитие даже государственного телевидения, а тем более инвестировать независимые системы ТВ. Наконец, нет стабильности и в регулировании деятельности телевидения со стороны государства. Функции такого регулирования были временно переданы Федеральной службе России по телевидению и радио­вещанию (упразднена в июле 1999 г.). Но она действовала не на основе закона, а на основе подверженных политической конъюнктуре норматив­ных актов. Опасения (из-за нестабильности) крупных коммерческих струк­тур не позволяют и им быть щедрыми на инвестиции в негосударственное телевидение.

^Между тем, образование и развитие независимых систем теле- ра­диовещания даст возможность наиболее полно реализовать конституцион­ные права граждан на получение информации, что придает проблеме осо­бую актуальность. В любом крупном культурном и промышленном центре России не только действуют независимые телекомпании, но и наблюдается плюра­лизм (множественность) радиоволн.

Однако, о сложном экономическом положении на радио свидетель­ствует такой факт: услуги Министерства связи за передачу по радио 1 ми­нуты радиопередачи оцениваются в 190 долларов, в то время как затраты на ее создание (зарплата, начисления на нее, гонорар, накладные расходы, плановая прибыль и т.д.) составляют 78 долларов.

Одна из основных трудностей радио связана с нерешаемыми техни­ческими проблемами. В Москве три мощных передатчика («М-Радио», «Ев­ропа-плюс» и «Маяк») вещают с одной и той же антенны, используя уст­ройство совмещения. Она находится на Останкинской телебашне, на кото­рой нет ни места для размещения новой антенны, ни свободных помещений для установки нового передатчика, А смонтировать его в другой точке Москвы, на каком-нибудь высотном здании, невозможно по санитарным условиям. Таким образом, телебашня «Останкино» является естественным монополистом на радиовещание большой мощности. Ограниченные техни­ческие возможности «Останкина», нереальность сооружения в Москве в ближайшее время новой телебашни сдерживают создание и развитие не­зависимых радиовещательных компаний. А современные системы телеви­дения являются еще более сложными, включающими в себя вычислитель­ные центры. Однако от развития телерадиовещательного комплекса выиг­рывает и телезритель, и радиослушатель, получая большое разнообразие телерадиопрограмм.

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 26; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.164 с.) Главная | Обратная связь