Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Русская народная сказка в обработке В.Даля



Русский фольклор

 

Песенки, потешки, заклички.

 

НАШ КОЗЁЛ

Наш козёл Стрекозёл

То-то умный был:

Он и по воду ходил,

Он и тесто месил,

Он и печку топил,

Творогом лепёшки смазывал,

Песни пел и сказки сказывал,

Песни, сказки,

Небылицы, небывальщины,

Небывальщины да неслыхальщины.

ЗАЙЧИШКА – ТРУСИШКА…

Зайчишка - трусишка

По полю бежал,

В огород забежал,

Морковку нашёл,

Сидит, грызёт.

Ай, кто-то идёт!

ДОН! ДОН! ДОН!

Дон, дон, дон!

Загорелся кошкин дом,

Коза выскочила,

Глаза выпучила;

Залить не умеет!

Дон, дон, дон!

Загорелся кошкин дом,

Бежит курица с ведром,

Но не добежала,

Воду расплескала.

Дон, дон, дон!

Загорелся кошкин дом,

Бежит уточка с ковшом,

Да ковш уронила,

Воду-то разлила.

Дон, дон, дон!

Загорелся кошкин дом,

Бежит кисонька с горшком,

Залить хочет молоком,

Но не добежала

И горшок сломала.

Дон, дон, дон!

Погорел весь кошкин дом,

Где теперь кошечке жить?

ГУСИ, ВЫ, ГУСИ

- Гуси вы, гуси,

Красные лапки!

Где вы бывали,

Что вы видали?

- Мы видели волка:

Унёс волк гусёнка,

Да самого лучшего,

Да самого большего!

- Гуси вы, гуси,

Красные лапки!

Щипите вы волка -

Спасайте гусёнка!

НОЖКИ, НОЖКИ, ГДЕ ВЫ БЫЛИ…

Ножки, ножки, где вы были?

- За грибами в лес ходили.

- Что вы, ручки, работали?

- Мы грибочки собирали.

- А вы, глазки, помогали?

- Мы искали да смотрели –

Все пенёчки оглядели,

Вот и Ванюшка с грибком,

С подосиновиком!

СИДИТ, СИДИТ ЗАЙКА

Сидит, сидит зайка,

Сидит зайка серый

Под кустом, под кустом.

Охотнички едут,

Едут, скачут в поле

Во пустом, во пустом.

Сидит, сидит зайка,

Сидит зайка белый,

Ушки жмёт, ушки жмёт.

Охотнички едут,

Едут-скачут в поле

Вмимолёт, вмимолёт.

- Вы, охотнички, скачите,

На мой хвостик поглядите:

Я не ваш,

Я ушёл.

Вы, охотнички, скачите,

Меня, зайку, не ищите!

Я не ваш,

Я ушёл.

КОТ НА ПЕЧКУ ПОШЁЛ…

Кот на печку пошёл,

Горшок каши нашёл,

На печи калачи

Как огонь горячи

Пряники пекутся,

Коту в лапки не даются.

СЕГОДНЯ ДЕНЬ ЦЕЛЫЙ

Сегодня день целый

Все звери у дела:

Лисичка-сестричка

Шубку подшивает,

Сер медведь,

Старый дед,

Сапог подбивает,

А сорока-белобока

Мушек отгоняет.

Медведица Маша

Варит детям кашу.

БАРАШЕНЬКИ

Барашеньки

Крутороженьки

По лесам ходили,

По дворам бродили,

В скрипочку играли,

Ваню потешали.

А совища из лесища

Глазищами хлоп-хлоп!

А козлище из хлевища

Ножищами топ-топ!

 

ИДЁТ ЛИСИЧКА ПО МОСТУ

Идёт лисичка по мосту,

Несёт вязанку хворосту.

- Зачем ей хворост?

- Печь топить.

- Зачем ей печь?

- Обед варить.

- Зачем обед?

- Гостей кормить.

- А гости кто?

- Медведь с женой.

Да ёж, да кот,

Да мы с тобой.

СОЛНЫШКО – ВЁДРЫШКО

… Солнышко-ведёрышко,

Выгляни в окошечко!

Солнышко, нарядись!

Красное, покажись!

ИДИ, ВЕСНА, ИДИ, КРАСНА…

Иди весна, иди красна,

Принеси ржаной колосок,

Овсяной снопок,

Большой урожай в наш край!

Сказки.

 

ПРО ИВАНУШКУ – ДУРАЧКА.

Русская народная сказка в обработке М. Горького Жил-был Иванушка-дурачок, собою красавец, а что ни сделает, всё у него смешно выходит - не так, как у людей. Нанял его в работники один мужик, а сам с женой собрался в город; жена и говорит Иванушке:

- Останешься ты с детьми, гляди за ними, накорми их!

- А чем? - спрашивает Иванушка.

- Возьми воды, муки, картошки, покроши да свари - будет похлёбка!

Мужик приказывает:

- Дверь стереги, чтобы дети в лес не убежали!

Уехал мужик с женой; Иванушка влез на полати, разбудил детей, стащил их на пол, сам сел сзади их и говорит:

- Ну, вот, я гляжу за вами!

Посидели дети некоторое время на полу, - запросили есть; Иванушка втащил в избу кадку воды, насыпал в неё полмешка муки, меру картошки, разболтал всё коромыслом и думает вслух:

- А кого крошить надо?

Услыхали дети - испугались:

- Он, пожалуй, нас искрошит!

И тихонько убежали вон из избы. Иванушка посмотрел вслед им, почесал затылок, - соображает: "Как же я теперь глядеть за ними буду? Да ещё дверь надо стеречь, чтобы она не убежала!" Заглянул в кадушку и говорит:

- Варись, похлёбка, а я пойду за детьми глядеть!

Снял дверь с петель, взвалил её на плечи себе и пошёл в лес; вдруг навстречу ему Медведь шагает - удивился, рычит:

- Эй, ты, зачем дерево в лес несёшь?

Рассказал ему Иванушка, что с ним случилось, - Медведь сел на задние лапы и хохочет:

- Экой ты дурачок! Вот я тебя съем за это!

А Иванушка говорит:

- Ты лучше детей съешь, чтоб они в другой раз отца-матери слушались, в лес не бегали!

Медведь ещё сильней смеётся, так и катается по земле со смеху!

- Никогда такого глупого не видал! Пойдём, я тебя жене своей покажу!

Повёл его к себе в берлогу. Иванушка идёт, дверью за сосны задевает.



- Да брось ты её! - говорит Медведь.

- Нет, я своему слову верен: обещал стеречь, так уж устерегу!

Пришли в берлогу. Медведь говорит жене:

- Гляди, Маша, какого я тебе дурачка привёл! Смехота!

А Иванушка спрашивает Медведицу:

- Тётя, не видала ребятишек?

- Мои - дома, спят.

- Ну-ка, покажи, не мои ли это?

Показала ему Медведица трёх медвежат; он говорит:

- Не эти, у меня двое было.

Тут и Медведица видит, что он глупенький, тоже смеётся:

- Да ведь у тебя человечьи дети были!

- Ну да, - сказал Иванушка, - разберёшь их, маленьких-то, какие чьи!

- Вот забавный! - удивилась Медведица и говорит мужу: - Михайло Потапыч, не станем его есть, пусть он у нас в работниках живёт!

- Ладно, - согласился Медведь, - он хоть и человек, да уж больно безобидный!

Дала Медведица Иванушке лукошко, приказывает:

- Поди-ка набери малины лесной, - детишки проснутся, я их вкусненьким угощу!

- Ладно, это я могу! - сказал Иванушка. - А вы дверь постерегите!

Пошёл Иванушка в лесной малинник, набрал малины полное лукошко, сам досыта наелся, идёт назад к медведям и поёт во всё горло:

Эх, как неловки

Божии коровки!

То ли дело - муравьи

Или ящерицы!

Пришёл в берлогу, кричит:

- Вот она, малина!

Медвежата подбежали к лукошку, рычат, толкают друг друга, кувыркаются, очень рады! А Иванушка, глядя на них, говорит:

- Эхма, жаль, что я не Медведь, а то и у меня дети были бы!

Медведь с женой хохочут.

- Ой, батюшки мои! - рычит Медведь, - да с ним жить нельзя, со смеху помрёшь!

- Вот что, - говорит Иванушка, - вы тут постерегите дверь, а я пойду ребятишек искать, не то хозяин задаст мне!

А Медведица просит мужа:

- Миша, ты бы помог ему!

- Надо помочь, - согласился Медведь, - уж очень он смешной!

Пошёл Медведь с Иванушкой лесными тропами, идут - разговаривают по-приятельски.

- Ну и глупый же ты! - удивляется Медведь, а Иванушка спрашивает его:

- А ты - умный?

- Я-то?

- Ну да!

- Не знаю.

- И я не знаю. Ты - злой?

- Нет. Зачем?

- А по-моему - кто зол, тот и глуп. Я вот тоже не злой. Стало быть, оба мы с тобой не дураки будем!

- Ишь ты, как вывел! - удивился Медведь.

Вдруг видят: сидят под кустом двое детей, уснули. Медведь спрашивает:

- Это твои что ли?

- Не знаю, - говорит Иванушка, - надо их спросить. Мои - есть хотели.

Разбудили детей, спрашивают:

- Хотите есть?

Те кричат:

- Давно хотим!

- Ну, - сказал Иванушка, - значит, это и есть мои! Теперь я поведу их в деревню, а ты, дядя, принеси, пожалуйста, дверь, а то самому мне некогда, мне ещё надобно похлёбку варить!

- Уж ладно! - сказал Медведь. - Принесу!

Идёт Иванушка сзади детей, смотрит за ними в землю, как ему приказано, а сам поёт:

Эх, вот так чудеса!

Жуки ловят зайца,

Под кустом сидит лиса,

Очень удивляется!

Пришел в избу, а уж хозяева из города воротились, видят: посреди избы кадушка стоит, доверху водой налита, картошкой насыпана да мукой, детей нет, дверь тоже пропала, - сели они на лавку и плачут горько.

- О чём плачете? - спросил их Иванушка.

Тут увидали они детей, обрадовались, обнимают их, а Иванушку спрашивают, показывая на его стряпню в кадке:

- Это чего ты наделал?

- Похлёбку!

- Да разве так надо?

- А я почём знаю - как?

- А дверь куда девалась?

- Сейчас её принесут, - вот она!

Выглянули хозяева в окно, а по улице идёт Медведь, дверь тащит, народ от него во все стороны бежит, на крыши лезут, на деревья; собаки испугались завязли, со страху, в плетнях, под воротами; только один рыжий петух храбро стоит среди улицы и кричит на Медведя:

- Кину в реку-у!..

ВОЙНА ГРИБОВ С ЯГОДАМИ.

ЖИХАРКА.

ЛИСИЧКА-СЕСТРИЧКА И ВОЛК.

ЗИМОВЬЕ.

ЛИСА И КОЗЁЛ.

ПРИВЕРЕДНИЦА.

ЛИСА – ЛАПОТНИЦА.

ПЕТУШОК И БОБОВОЕ ЗЁРНЫШКО.

Фольклор народов мира

Песенки.

 

РЫБКИ.

УТЯТА.

франц., обр.Н.Гернет и С.Гиппиус

Когда шагают лугом

Утята друг за другом,

То первый – впереди,

Последний – позади.

Когда шагают лугом

Утята друг за другом,

То первый – погляди -

Шагает впереди!

ЧИВ-ЧИВ, ВОРОБЕЙ!

ПАЛЬЦЫ.

Пер. с нем. Л.Яхнина

Палец толстый и большой

В сад за сливами пошёл

Указательный с порога

Указал ему дорогу.

Средний палец - самый меткий,

Он сбивает сливы с ветки.

Безымянный поедает,

А мизинчик - господинчик

В землю косточки бросает.

МЕШОК.

пер. с татар. Р.Ягофарова, пересказ Л. Кузьмина.

Урожай у нас хорош!

А теперь

Поделим

Рожь:

Кто пахал – тому мешок.

Кто растил – тому мешок.

Кто косил – тому мешок.

Кто возил – тому мешок.

И молотильщику мешок…

Ну, а лодырю мы тоже,

Не скупясь, мешок предложим

- Расчудесный, не простой, -

Глянешь внутрь, а он пустой!

Сказки.

 

ТРИ ПОРОСЁНКА.

ЗАЯЦ И ЁЖ.

КРАСНАЯ ШАПОЧКА.

БРЕМЕНСКИЕ МУЗЫКАНТЫ.

ПОЭЗИЯ

 

ЛИСТОПАД. И.Бунин (отрывок)

Лес, точно терем расписной,

Лиловый, золотой, багряный,

Весёлой, пёстрою стеной

Стоит над светлою поляной.

Берёзы жёлтою резьбой

Блестят в лазури голубой,

Как вышки, ёлочки темнеют,

А между клёнами синеют

То там, то здесь в листве сквозной

Просветы в небо, что оконца.

Лес пахнет дубом и сосной,

За лето высох он от солнца,

И Осень тихою вдовой

Вступает в пёстрый терем свой...

ОСЕННИЕ ЛИСТЬЯ ПО ВЕТРУ КРУЖАТ…А.Майков

Осенние листья по ветру кружат,

Осенние листья в тревоге вопят:

"Всё гибнет, всё гибнет!

Ты чёрен и гол,

О лес наш родимый,

Конец твой пришёл!"

Не слышит тревоги

их царственный лес.

Под темной лазурью суровых небес

Его спеленали могучие сны,

И зреет в нем сила для новой весны.

УЖ НЕБО ОСЕНЬЮ

ДЫШАЛО…А.Пушкин

Уж небо осенью дышало,

Уж реже солнышко блистало,

Короче становился день,

Лесов таинственная сень

С печальным шумом обнажалась,

Ложился на поля туман,

Гусей крикливых караван

Тянулся к югу: приближалась

Довольно скучная пора;

Стоял ноябрь уж у двора.

МАМА! ГЛЯНЬ-КА ИЗ ОКОШКА…А.Фет

Мама! глянь-ка из окошка —

Знать, вчера недаром кошка

Умывала нос:

Грязи нет, весь двор одело,

Посветлело, побелело -

Видно, есть мороз.

Не колючий, светло-синий

По ветвям развешен иней —

Погляди хоть ты!

Словно кто-то тороватый*

Свежей, белой, пухлой ватой

Все убрал кусты.

Уж теперь не будет спору:

За салазки да и в гору

Весело бежать!

Правда, мама? Не откажешь,

А сама, наверно, скажешь:

«Ну, скорей гулять!»

ПЕРВЫЙ СНЕГ. Я.Аким

Утром кот

Принёс на лапах

Первый снег!

Первый снег!

Он имеет

Вкус и запах,

Первый снег!

Первый снег!

Он кружится,

Лёгкий,

Новый,

У ребят над головой,

Он успел

Платок пуховый

Расстелить

На мостовой,

Он белеет

Вдоль заборов,

Прикорнув на фонаре.

Значит, скоро,

Очень скоро,

Полетят салазки

С горок,

Значит, можно будет

Снова

Строить крепость

Во дворе!

УЕХАЛИ. А.Барто

Щенка кормили молоком.

Чтоб он здоровым рос.

Вставали ночью и тайком

К нему бежали босиком —

Ему пощупать нос.

 

Учили мальчики щенка,

Возились с ним в саду,

И он, расстроенный слегка,

Шагал на поводу.

 

Он на чужих ворчать привык,

Совсем как взрослый пес,

И вдруг приехал грузовик

И всех ребят увёз.

 

Он ждал: когда начнут игру?

Когда зажгут костёр?

Привык он к яркому костру,

К тому, что рано поутру

Труба зовёт на сбор.

И лаял он до хрипоты

На тёмные кусты.

 

Он был один в саду пустом,

Он на террасе лёг.

Он целый час лежал пластом,

Он не хотел махать хвостом,

Он даже есть не мог.

 

Ребята вспомнили о нём —

Вернулись с полпути.

Они войти хотели в дом,

Но он не дал войти.

Он им навстречу, на крыльцо,

Он всех подряд лизал в лицо.

Его ласкали малыши,

И лаял он от всей души.

 

УЛИЦЕЙ ГУЛЯЕТ…

С.Дрожжин

Улицей гуляет

Дедушка-мороз,

Иней рассыпает

По ветвям берёз;

 

Ходит, бородою

Белою трясёт,

Топает ногою,

Только треск идёт,

 

Иль на окна дышит

Закоптелых хат

Да узоры пишет,

Глядя на ребят...

 

ПОЁТ ЗИМА – АУКАЕТ

… С.Есенин

Поёт зима — аукает,

Мохнатый лес баюкает

Стозвоном сосняка.

Кругом с тоской глубокою

Плывут в страну далекую

Седые облака.

 

А по двору метелица

Ковром шелковым стелется,

Но больно холодна.

Воробышки игривые,

Как детки сиротливые,

Прижались у окна.

 

Озябли пташки малые,

Голодные, усталые,

И жмутся поплотней.

А вьюга с рёвом бешеным

Стучит по ставням свешенным

И злится все сильней.

 

И дремлют пташки нежные

Под эти вихри снежные

У мёрзлого окна.

И снится им прекрасная,

В улыбках солнца ясная

Красавица весна.

 

НЕ ВЕТЕР БУШУЕТ НАД БОРОМ…

Н. Некрасов

Не ветер бушует над бором,

Не с гор побежали ручьи –

Мороз-воевода дозором

Обходит владенья свои.

 

Глядит – хорошо ли метели

Лесные тропы занесли,

И нет ли где трещины, щели,

И нет ли где голой земли?

 

Пушисты ли сосен вершины,

Красив ли узор на дубах?

И крепко ли скованы льдины

В великих и малых водах?

 

Идёт — по деревьям шагает,

Трещит по замёрзлой воде,

И яркое солнце играет

В косматой его бороде.

 

ЗИМА. И.Суриков

Белый снег пушистый

В воздухе кружится

И на землю тихо

Падает, ложится.

И под утро снегом

Поле забелело,

Точно пеленою

Всё его одело.

Тёмный лес что шапкой

Принакрылся чудной

И заснул под нею

Крепко, непробудно...

Божьи дни коротки,

Солнце светит мало,

Вот пришли морозцы -

И зима настала.

 

БАГАЖ. С.Маршак

Дама сдавала в багаж

Диван,

Чемодан,

Саквояж,

Картину,

Корзину,

Картонку

И маленькую собачонку.

 

Выдали даме на станции

Четыре зелёных квитанции

О том, что получен багаж:

Диван,

Чемодан,

Саквояж,

Картина,

Корзина,

Картонка

И маленькая собачонка.

 

Вещи везут на перрон.

Кидают в открытый вагон.

Готово. Уложен багаж:

Диван,

Чемодан,

Саквояж,

Картина,

Корзина,

Картонка

И маленькая собачонка.

 

Но только раздался звонок,

Удрал из вагона щенок.

 

Хватились на станции Дно:

Потеряно место одно.

В испуге считают багаж:

Диван,

Чемодан,

Саквояж,

Картина,

Корзина,

Картонка...

- Товарищи! Где собачонка?

 

Вдруг видят: стоит у колёс

Огромный взъерошенный пёс.

Поймали его – и в багаж,

Туда, где лежал саквояж,

Картина,

Корзина,

Картонка,

Где прежде была собачонка.

 

Приехали в город Житомир.

Носильщик пятнадцатый номер

Везёт на тележке багаж:

Диван,

Чемодан,

Саквояж,

Картину,

Корзину,

Картонку,

А сзади ведут собачонку.

 

Собака-то как зарычит,

А барыня как закричит:

- Разбойники! Воры! Уроды!

Собака - не той породы!

 

Швырнула она чемодан,

Ногой отпихнула диван,

Картину,

Корзину,

Картонку...

- Отдайте мою собачонку!

 

- Позвольте, мамаша! На станции,

Согласно багажной квитанции,

От вас получили багаж:

Диван,

Чемодан,

Саквояж,

Картину,

Корзину,

Картонку

И маленькую собачонку.

 

Однако

За время пути

Собака

Могла подрасти!

 

ПРО ВСЁ НА СВЕТЕ

С.Маршак

Аист с нами прожил лето,

А зимой гостил он где-то.

 

Бегемот разинул рот:

Булки просит бегемот.

 

Воробей просил ворону

Вызвать волка к телефону.

 

Гриб растёт среди дорожки,-

Голова на тонкой ножке.

 

Дятел жил в дупле пустом,

Дуб долбил, как долотом.

 

Ель на ёжика похожа:

Ёж в иголках, ёлка - тоже.

 

Жук упал и встать не может.

Ждёт он, кто ему поможет.

 

Звёзды видели мы днем

За рекою, над Кремлём...

 

Иней лёг на ветви ели,

Иглы за ночь побелели.

 

Кот ловил мышей и крыс.

Кролик лист капустный грыз.

 

Лодки по морю плывут,

Люди веслами гребут.

 

Мёд в лесу медведь нашёл,-

Мало мёду, много пчёл.

 

Носорог бодает рогом.

Не шутите с носорогом!

 

Ослик был сегодня зол:

Он узнал, что он осёл.

 

Панцирь носит черепаха,

Прячет голову от страха.

 

Роет землю серый крот -

Разоряет огород.

 

Спит спокойно старый слон -

Стоя спать умеет он.

 

Таракан живёт за печкой, -

То-то тёплое местечко!

 

Ученик учил уроки -

У него в чернилах щёки.

 

Флот плывет к родной земле.

Флаг на каждом корабле.

 

Ходит по лесу хорёк,

Хищный маленький зверёк.

 

Цапля важная, носатая,

Целый день стоит, как статуя.

 

Часовщик прищурив глаз,

Чинит часики для нас.

 

Школьник, школьник, ты силач:

Шар земной несёшь, как мяч!

 

Щёткой чищу я щенка,

Щекочу ему бока.

 

Эта кнопка и шнурок -

Электрический звонок.

 

Юнга - будущий матрос -

Южных рыбок нам привез.

 

Ягод нет кислее клюквы.

Я на память знаю буквы

 

ВОТ КАКОЙ РАССЕЯННЫЙ.

С.Маршак

Жил человек рассеянный

На улице Бассейной.

Сел он утром на кровать,

Стал рубашку надевать,

В рукава просунул руки -

Оказалось, это брюки.

Вот какой рассеянный

С улицы Бассейной!

 

Надевать он стал пальто -

Говорят ему: не то.

Стал натягивать гамаши

Говорят ему: не ваши.

Вот какой рассеянный

С улицы Бассейной!

 

Вместо шапки на ходу

Он надел сковороду.

Вместо валенок перчатки

Натянул себе на пятки.

Вот какой рассеянный

С улицы Бассейной!

Однажды на трамвае

Он ехал на вокзал

И, двери открывая,

Вожатому сказал:

-Глубокоуважаемый

Вагоноуважатый!

Вагоноуважаемый

Глубокоуважатый!

Во что бы то ни стало

Мне надо выходить.

Нельзя ли у трамвала

Вокзай остановить?

Вожатый удивился -

Трамвай остановился.

Вот какой рассеянный

С улицы Бассейной!

Он отправился в буфет

Покупать себе билет.

А потом помчался в кассу

Покупать бутылку квасу.

Вот какой рассеянный

С улицы Бассейной!

 

Побежал он на перрон,

Влез в отцепленный вагон,

Внёс узлы и чемоданы,

Рассовал их под диваны,

Сел в углу перед окном

И заснул спокойным сном...

- Это что за полустанок? -

Закричал он спозаранок.

А с платформы говорят:

- Это город Ленинград.

Он опять поспал немножко

И опять взглянул в окошко,

Увидал большой вокзал,

Удивился и сказал:

- Это что за остановка -

Бологое иль Поповка? -

А с платформы говорят:

- Это город Ленинград.

Он опять поспал немножко

И опять взглянул в окошко,

Увидал большой вокзал,

Потянулся и сказал:

- Что за станция такая

- Дибуны или Ямская?

А с платформы говорят:

- Это город Ленинград.

 

Закричал он:

- Что за шутки!

Еду я вторые сутки,

А приехал я назад,

А приехал в Ленинград!

Вот какой рассеянный

С улицы Бассейной!

 

МЯЧ.

С.Маршак

Мой

Весёлый,

Звонкий

Мяч,

Ты куда

Помчался

Вскачь?

Жёлтый,

Красный,

Голубой,

Не угнаться

За тобой!

Я

Тебя

Ладонью

Хлопал.

Ты

Скакал

И звонко

Топал.

Ты

Пятнадцать

Раз

Подряд

Прыгал

В угол

И назад.

А потом

Ты покатился

И назад

Не воротился.

Покатился

В огород,

Докатился

До ворот,

Подкатился

Под ворота,

Добежал

До поворота.

Там

Попал

Под колесо.

Лопнул,

Хлопнул -

Вот и всё!


ДЯДЯ СТЁПА.

С.Михалков

1. Дядя Стёпа

В доме восемь дробь один

У заставы Ильича

Жил высокий гражданин,

По прозванью Каланча,

По фамилии Степанов

И по имени Степан

Из районных великанов

Самый главный великан.

Уважали дядю Стёпу

За такую высоту.

Шёл с работы дядя Стёпа –

Видно было за версту.

Лихо мерили шаги

Две огромные ноги:

Сорок пятого размера

Покупал он сапоги.

Он разыскивал на рынке

Величайшие ботинки,

Он разыскивал штаны

Небывалой ширины.

Купит с горем попола

Повернется к зеркалам –

Вся портновская работа

Разъезжается по швам!

Он через любой забор

С мостовой глядел во двор.

Лай собаки поднимали:

Думали, что лезет вор.

Брал в столовой дядя Стёпа

Для себя двойной обед.

Спать ложился дядя Стёпа

Ноги клал на табурет.

Сидя книги брал со шкапа.

И не раз ему в кино

Говорили: – Сядьте на пол,

Вам, товарищ, всё равно!

Но зато на стадион

Проходил бесплатно он:

Пропускали дядю Стёпу –

Думали, что чемпион.

От ворот и до ворот

Знал в районе весь народ,

Где работает Степанов,

Где прописан, как живет.

Потому что всех быстрее,

Без особенных трудов

Он снимал ребятам змея

С телеграфных проводов.

И того, кто ростом мал,

На параде поднимал,

Потому что все должны

Видеть армию страны.

Все любили дядю Стёпу,

Уважали дядю Стёпу:

Был он самым лучшим другом

Всех ребят со всех дворов.

Он домой спешит с Арбата.

– Как живёшь? – кричат ребята.

Он чихнет – ребята хором:

– Дядя Стёпа, будь здоров!

Дядя Стёпа утром рано

Быстро вскакивал с дивана

Окна настежь открывал,

Душ холодный принимал.

Чистить зубы дядя Стёпа

Никогда не забывал.

Человек сидит в седле,

Ноги тащит по земле –

Это едет дядя Стёпа

По бульвару на осле.

– Вам, – кричат Степану люди, –

Нужно ехать на верблюде!

На верблюде он поехал –

Люди давятся со смеха:

– Эй, товарищ, вы откуда?

Вы раздавите верблюда!

Вам, при вашей вышине,

Нужно ехать на слоне!

 

Дяде Стёпе две минуты

Остается до прыжка.

Он стоит под парашютом

И волнуется слегка.

А внизу народ хохочет

Вышка с вышки прыгать хочет!

В тир, под низенький навес,

Дядя Стёпа еле влез.

– Разрешите обратиться,

Я за выстрелы плачу.

В этот шар и в эту птицу

Я прицелиться хочу!

Оглядев с тревогой тир,

Говорит в ответ кассир:

– Вам придется на колени,

Дорогой товарищ, встать –

Вы же можете мишени

Без ружья рукой достать!

До утра в аллеях парка

Будет весело и ярко,

Будет музыка греметь,

Будет публика шуметь.

Дядя Стёпа просит кассу:

– Я пришел на карнавал.

Дайте мне такую маску,

Чтоб никто не узнавал!

– Вас узнать довольно просто, –

Раздается дружный смех, –

Мы узнаем вас по росту:

Вы, товарищ, выше всех!

Что случилось?

Что за крик?

– Это тонет ученик!

Он упал с обрыва в реку

Помогите человеку!

На глазах всего народа

Дядя Стёпа лезет в воду.

– Это необыкновенно! –

Все кричат ему с моста. –

Вам, товарищ, по колено

Все глубокие места!

Жив, здоров и невредим

Мальчик Вася Бородин.

Дядя Стёпа в этот раз

Утопающего спас.

За поступок благородный

Все его благодарят.

– Попросите что угодно, –

Дяде Стёпе говорят.

– Мне не нужно ничего –

Я задаром спас его!

Паровоз летит, гудит,

Машинист вперёд глядит.

Машинист у полустанка

Кочегару говорит:

– От вокзала до вокзала

Сделал рейсов я немало,

Но готов идти на спор –

Это новый семафор.

Подъезжают к семафору.

Что такое за обман?

Никакого семафора –

У пути стоит Степан.

Он стоит и говорит:

– Здесь дождями путь размыт.

Я нарочно поднял руку –

Показать, что путь закрыт.

Что за дым над головой?

Что за гром по мостовой?

Дом пылает за углом,

Сто зевак стоят кругом.

Ставит лестницы команда,

От огня спасает дом.

Весь чердак уже в огне,

Бьются голуби в окне.

На дворе в толпе ребят

Дяде Стёпе говорят:

– Неужели вместе с домом

Наши голуби сгорят?

Дядя Стёпа с тротуара

Достает до чердака.

Сквозь огонь и дым пожара

Тянется его рука.

Он окошко открывает.

Из окошка вылетают

Восемнадцать голубей,

А за ними – воробей.

Все Степану благодарны:

Спас он птиц, и потому

Стать немедленно пожарным

Все советуют ему.

Но пожарникам в ответ

Говорит Степанов: – Нет!

Я на флот служить пойду,

Если ростом подойду.

В коридоре смех и шепот,

В коридоре гул речей.

В кабинете – дядя Стёпа

На осмотре у врачей.

Он стоит. Его нагнуться

Просит вежливо сестра.

– Мы не можем дотянуться!

Объясняют доктора. –

Всё, от зрения до слуха,

Мы исследуем у вас:

Хорошо ли слышит ухо,

Далеко ли видит глаз.

Дядю Стёпу осмотрели,

Проводили на весы

И сказали: – В этом теле

Сердце бьётся, как часы!

Рост велик, но ничего –

Примем в армию его!

Но вы в танкисты не годитесь

В танке вы не поместитесь!

И в пехоту не годны:

Из окопа вы видны!

С вашим ростом в самолете

Неудобно быть в полете:

Ноги будут уставать –

Вам их некуда девать!

Для таких, как вы, людей

Не бывает лошадей,

А на флоте вы нужны –

Послужите для страны!

– Я готов служить народу, –

Раздается Степин бас, –

Я пойду в огонь и воду!

Посылайте хоть сейчас!

Вот прошли зима и лето.

И опять пришла зима.

– Дядя Стёпа, как ты? Где ты?

Нету с моря нам ответа,

Ни открытки, ни письма…

 

И однажды мимо моста

К дому восемь дробь один

Дядистёпиного роста

Двигается гражданин.

 

Кто, товарищи, знаком

С этим видным моряком?

Он идёт,

Скрипят снежинки

У него под каблуком.

В складку форменные брюки,

Он в шинели под ремнём.

В шерстяных перчатках руки,

Якоря блестят на нём.

Вот моряк подходит к дому,

Всем ребятам незнакомый.

И ребята тут ему

Говорят: – А вы к кому?

Дядя Стёпа обернулся,

Поднял руку к козырьку

И ответил: – Я вернулся.

Дали отпуск моряку.

Ночь не спал. Устал с дороги.

Не привыкли к суше ноги.

Отдохну. Надену китель.

На диване посижу,

После чая заходите

Сто историй расскажу!

Про войну и про бомбёжку,

Про большой линкор «Марат»,

Как я ранен был немножко,

Защищая Ленинград.

И теперь горды ребята –

Пионеры, октябрята, –

Что знакомы с дядей Стёпой,

С настоящим моряком.

Он домой идёт с Арбата.

– Как живёшь? – кричат ребята.

И теперь зовут ребята

Дядю Стёпу Маяком.

2. Дядя Стёпа – милиционер

Кто не знает дядю Стёпу?

Дядя Стёпа всем знаком!

Знают все, что дядя Стёпа

Был когда-то моряком.

Что давно когда-то жил он

У заставы Ильича.

И что прозвище носил он:

Дядя Стёпа – Каланча.

И сейчас средь великанов,

Тех, что знает вся страна,

Жив-здоров Степан Степанов –

Бывший флотский старшина.

Он шагает по району

От двора и до двора,

И опять на нём погоны,

С пистолетом кобура.

Он с кокардой на фуражке,

Он в шинели под ремнём,

Герб страны блестит на пряжке –

Отразилось солнце в нём!

Он идёт из отделенья,

И какой-то пионер

Рот раскрыл от изумленья:

«Вот так ми-ли-ци-о-нер!»

Дядю Стёпу уважают

Все, от взрослых до ребят,

Встретят – взглядом провожают

И с улыбкой говорят:

– Да-а! Людей такого роста

Встретить запросто не просто!

Да-а! Такому молодцу

Форма новая к лицу!

Если встанет на посту,

Все увидят за версту!

Возле площади затор –

Поломался светофор:

Загорелся жёлтый свет,

А зелёного все нет…

Сто машин стоят, гудят –

С места тронуться хотят.

Три, четыре, пять минут

Им проезда не дают.

Тут сотруднику ОРУДа

Дядя Стёпа говорит:

– Что, братишка, дело худо?

Светофор-то не горит!

Из стеклянной круглой будки

Голос слышится в ответ:

– Мне, Степанов, не до шутки!

Что мне делать, дай совет!

Рассуждать Степан не стал –

Светофор рукой достал,

В серединку заглянул,

Что-то где-то подвернул…

В то же самое мгновенье

Загорелся нужный свет.

Восстановлено движенье,

Никаких заторов нет!

Нам ребята рассказали,

Что Степана с этих пор

Малыши в Москве прозвали:

Дядя Стёпа – Светофор.

Что случилось?

На вокзале

Плачет мальчик лет пяти.

Потерял он маму в зале.

Как теперь ее найти?

Все милицию зовут,

А она уж тут как тут!

Дядя Стёпа не спеша

Поднимает малыша,

Поднимает над собою,

Над собой и над толпою

Под высокий потолок:

– Посмотри вокруг, сынок!

И увидел мальчик: прямо,

У аптечного ларька,

Утирает слёзы мама,

Потерявшая сынка.

Слышит мама голос Колин:

– Мама! Мама! Вот где я! –

Дядя Стёпа был доволен:

«Не распалася семья!»

Шёл из школы ученик –

Всем известный озорник.

Он хотел созорничать,

Но не знал, с чего начать.

Шли из школы две подружки –

В белых фартуках болтушки.

В сумках – книжки и тетрадки,

А в тетрадках всё в порядке.

Вдруг навстречу озорник,

В ранце – с двойками дневник,

Нет эмблемы на фуражке,

И ремень уже без пряжки.

Не успели ученицы

От него посторониться –

Он столкнул их прямо в грязь,

Над косичками смеясь.

Ни за что он их обидел

У прохожих на виду,

А потом трамвай увидел –

Прицепился на ходу.

На подножку встал ногой,

Машет в воздухе другой!

Он не знал, что дядя Стёпа

Видит все издалека.

Он не знал, что дядя Стёпа

Не простит озорника.

От дверей универмага

Дядя Стёпа – в тот же миг

Сделал три огромных шага

Через площадь напрямик.

На трамвайном повороте

Снял с подножки сорванца:

– Отвечайте: где живёте?

Как фамилия отца?

С постовым такого роста

Спорить запросто не просто.

На реке и треск и гром –

Ледоход и ледолом.

Полоскала по старинке

Бабка в проруби простынки.

Треснул лёд – река пошла,

И бабуся поплыла.

Бабка охает и стонет:

– Ой, бельё моё утонет!

Ой! Попала я в беду!

Ой, спасите! Пропаду!

Дядя Стёпа на посту –

Он дежурит на мосту.

Дядя Стёпа сквозь туман

Смотрит вдаль, как капитан.

Видит – льдина. А на льдине

Плачет бабка на корзине.

Не опишешь, что тут было!

Дядя Стёпа – руки вниз,

Перегнувшись за перила,

Как над пропастью повис.

Он успел схватить в охапку

Перепуганную бабку,

А старуха – за корзину:

– Я бельё своё не кину!

Дядя Стёпа спас её,

И корзину, и бельё.

Шли ребята мимо зданья,

Что на площади Восстанья,

Вдруг глядят – стоит Степан,

Их любимый великан!

Все застыли в удивленье:

– Дядя Стёпа! Это вы?

Здесь не ваше отделенье

И не ваш район Москвы!

Дядя Стёпа козырнул,

Улыбнулся, подмигнул:

– Получил я пост почётный! –

И теперь на мостовой,

Там, где дом стоит высотный,

Есть высотный постовой!

Как натянутый платок,

Гладко залитый каток.

На трибунах все встают:

Конькобежцам старт дают.

И они бегут по кругу,

А болельщики друг другу

Говорят: – Гляди! Гляди!

Самый длинный впереди!

Самый длинный впереди,

Номер «восемь» на груди!

Тут один папаша строгий

Своего спросил сынка:

– Вероятно, эти ноги

У команды «Спартака»?

В разговор вмешалась мама:

– Эти ноги у «Динамо».

Очень жаль, что наш «Спартак»

Не догонит их никак!

В это время объявляют:

Состязаниям конец.

Дядю Стёпу поздравляют:

– Ну, Степанов! Молодец!

Дядей Степою гордится

Вся милиция столицы:

Стёпа смотрит сверху вниз,

Получает первый приз.

Дяде Стёпе, как нарочно,

На дежурство надо срочно.

Кто сумел бы по пути

Постового подвезти?

Говорит один водитель,

Молодой автолюбитель:

– Вас подбросить к отделенью

Посчитал бы я за честь,

Но, к большому сожаленью,

Вам в «Москвич» мой не залезть!

– Эй, Степанов! Я подкину, –

Тут другой шофёр позвал. –

Залезай ко мне в машину –

В многотонный самосвал!

В «Детском мире» – магазине,

Где игрушки на витрине, –

Появился хулиган.

Он салазки опрокинул.

Из кармана гвоздик вынул,

Продырявил барабан.

Продавец ему: – Платите! –

Он в ответ: – Не заплачу!

– В отделение хотите? –

Отвечает: – Да, хочу!

Только вдруг у хулигана

Сердце ёкнуло в груди:

В светлом зеркале Степана

Он увидел позади.

– В отделение хотите?

– Что вы! Что вы! Не хочу!

– Деньги в кассу заплатите!

– Сколько нужно? Заплачу!

Постовой Степан Степанов

Был грозой для хулиганов.

Как-то утром, в воскресенье,

Вышел Стёпа со двора.

Стоп! Ни с места!

Нет спасенья:

Облепила детвора.

На начальство смотрит Витя,

От смущенья морщит нос:

– Дядя Стёпа! Извините!

– Что такое?

– Есть вопрос!

Почему, придя с Балтфлота,

Вы в милицию пошли?

Неужели вы работу

Лучше этой не нашли?

Дядя Стёпа брови хмурит,

Левый глаз немного щурит,

Говорит: – Ну что ж, друзья!

На вопрос отвечу я!

Я скажу вам по секрету,

Что в милиции служу

Потому, что службу эту

Очень важной нахожу!

Кто с жезлом и с пистолетом

На посту зимой и летом?

Наш советский постовой –

Это – тот же часовой!

Ведь недаром сторонится

Милицейского поста

И милиции боится

Тот, чья совесть не чиста.

К сожалению, бывает,

Что милицией пугают

Непослушных малышей.

Как родителям не стыдно?

Это глупо и обидно!

И когда я слышу это,

Я краснею до ушей…

У ребят второго класса

С дядей Стёпой больше часа

Продолжался разговор.

И ребята на прощанье

Прокричали: – До свиданья!

До свиданья! До свиданья!

Дядя Стёпа – Светофор!

 

3. Дядя Стёпа и Егор

Я, друзья, скажу вам сразу:

Эта книжка – по заказу.

Я приехал в детский сад,

Выступаю у ребят.

«Прочитайте „Дядю Стёпу“, –

Хором просит первый ряд.

Прочитал ребятам книжку,

Не успел на место сесть,

Поднимается парнишка:

«А у Стёпы дети есть?»

Что скажу ему в ответ?

Тяжело ответить: нет.

Я стихи про дядю Стёпу

Начал много лет назад

И нигде про дядю Стёпу

Не сказал, что он женат.

Что однажды он влюбился,

Выбрал девушку одну,

И на Манечке женился,

И домой привел жену…

Что стряслось в родильном доме

В этот зимний день с утра!

Это с кем гостей знакомят

Сестры, няни, доктора?

В светлой, солнечной палате,

Возле мамы, на кровати,

На виду у прочих мам,

Спит ребенок небывалый,

Не малыш, а целый малый –

Полных восемь килограмм!

По палатам слышен шёпот,

Слышен громкий разговор:

– Родился у дяди Стёпы

Сын по имени Егор!

На седьмое отделенье

В адрес папы-старшины

Направляет поздравленья

Вся милиция страны.

Поступают телеграммы:

«Что за новый Геркулес?»,

«Уточните килограммы»,

«Подтвердите точный вес».

Поздравляет город Горький

Октябрята-малыши:

«Дяде Стёпе и Егорке

Наш привет от всей души».

Поздравляют дядю Стёпу

И Ташкент и Севастополь,

Малышу подарок шлёт

Боевой Балтийский флот.

Поздравленья в отделенье

Почтальон носить устал.

Дядя Стёпа от волненья

Заикаться даже стал.

Богатырь, а не ребенок!

Как не верить чудесам?

Вырастает из пелёнок

Не по дням, а по часам.

Вот уж ест кисель он с ложки,

Говорит: «Агу, ага…»

Вот уже он встал на ножки,

Сделал первых два шага.

Вот уже стоит Егорка

У доски с мелком в руке,

Вот и первая пятерка

У Егорки в дневнике…

По часам он спать ложится,

Указания не ждёт.

Если даже что-то снится –

В семь утра Егор встаёт.

В зной, в мороз ли – всё равно

Раскрывает он окно.

Быстро делает зарядку,

Ест на завтрак яйца всмятку,

Пять картофельных котлет,

Два стакана простокваши

И тарелку манной каши –

Каша тоже не во вред!

Про Степанова Егора

Слух разнесся очень скоро:

Мальчугану десять лет,

Но у малого ребёнка

Не по возрасту силёнка,

Не ребёнок, а атлет!

Среди тысяч малышей

Нет подобных крепышей.

Назревает где-то ссора,

Переходит в драку спор –

Нет ни драки, ни раздора,

Если рядышком Егор.

Хоть и ростом не в отца –

Не обидишь молодца:

Он кладёт на две лопатки

В школе лучшего борца –

Чемпиона по борьбе

Из седьмого класса «Б».

Дядя Стёпа рад и горд,

Что сынишка любит спорт.

Раз в снегу застряла «Волга»,

Буксовала очень долго,

Буксовала б до сих пор –

Не заметь её Егор.

За рулём водитель косо

Смотрит с грустью под колёса,

Про себя бормочет зло:

«Вот беда, как занесло!»

Подошёл Егорка сзади

И помог чужому дяде:

Уперся в забор ногой,

Поднажал разок-другой…

Дядя очень удивился,

Дал сигнал и покатился!

По траве скользят ботинки,

В синеве орлы парят.

Растянулся по тропинке

Туристический отряд.

Всем в походе трудновато –

Все идут не налегке,

И лежат не пух и вата

В пионерском рюкзаке.

В гору движется гора

Всевозможного добра –

Это тащит наш Егорка

Две палатки, два ведёрка

И дровишки для костра.

Нагрузил он столько клади,

Что ни спереди, ни сзади

Не признаете его.

Что поделать, раз в отряде

Нет сильнее никого!

День за днём, из года в год

Дядистёпин сын растёт.

Краснощёк, широк в плечах,

Ходит в первых силачах.

Коренаст и мускулист

Всеми признанный штангист.

Первый день соревнованья.

В зале слышится: «Вниманье!

Выступает «средний вес»!»

На помост Егор выходит,

Люди глаз с него не сводят,

Проявляют интерес.

В этом зале не впервые

Бьют рекорды мировые –

И медали золотые

Выдаются мастерам.

В этот раз рекорд Европы

Бьёт сынишка дяди Стёпы:

Поднимает,

Выжимает…

Триста тридцать килограмм!

От такой большой удачи

Дядя Стёпа чуть не плачет,

Шепчет на ухо жене:

– Я, Маруся, как во сне…

Чемпиону сразу дали

Золотые две медали.

Позвонили из газет:

Срочно требуют портрет.

Два заморских репортера

Просят вежливо Егора

На вопросы дать ответ.

– Сколько лет вам?

– Двадцать лет.

– Ваше главное желанье?

– Получить образованье.

– Кем же вы хотите стать?

– Между звёздами летать!

Улыбнулись репортёры:

– Вы умеете мечтать?

– Да! – сказал Егор. – Умею.

Отказать себе не смею!

Так мечтает вся страна,

Вся семья большая наша…

Познакомьтесь, мой папаша –

Милицейский старшина!

Репортёры поклонились,

По-английски извинились

И, закрыв магнитофон,

Быстро выбежали вон.

Порт открыт международный –

Порт воздушный, а не водный.

Новый аэровокзал.

Пассажиров полный зал.

Через каждую минуту

Отлетают корабли –

Тот в Гавану, тот в Калькутту,

На другой конец земли.

Как небесные принцессы,

Пробегают стюардессы.

Пограничная охрана

На своих стоит постах:

Ставит штампы в иностранных

И в советских паспортах.

У людей в руках билеты,

И букеты, и пакеты.

Громкий говор. Шутки. Смех.

Только это не туристы,

А гимнасты, и штангисты,

И, конечно, футболисты –

Мы отлично знаем всех!

Все они по именам

С детских лет знакомы нам…

Провожают мамы, папы,

Дяди Коли, тёти Капы,

Внуки, дочки, сыновья –

Есть у каждого семья!

На прощанье все подряд

Вперемешку говорят:

– Побежишь – не оступись,

Прибежишь – не простудись!

– В каждом деле нужен опыт,

Чтобы зря не тратить сил…

С сыном шутит дядя Стёпа:

– Штангу дома не забыл?

Миновали три недели.

– Прилетели?

– Прилетели!

– Как летели? Не устали?

– Всё в порядке!

– Где медали? –

Голоса со всех сторон…

– Здравствуй, сын!

– Здорово, папа! –

Дяде Стёпе крикнул с трапа

Олимпийский чемпион.

Есть у нас малоприметный

Городок полусекретный,

Окружил его забор…

Среди лётчиков военных –

Испытателей отменных –

В городке живёт Егор,

Он по званию майор.

Сильный, смелый и серьёзный,

Он достиг своей мечты

В изученье дали звёздной,

В покоренье высоты.

Чтобы выполнить заданье

На ракетном корабле,

Неземные испытанья

Проходил он на Земле.

И однажды утром рано

Мы услышим в тишине:

«Космонавт Егор Степанов

С Марса шлёт привет Луне!»

То-то будет сообщенье:

«С Марса шлёт привет Луне!»

То-то будет восхищенье!

И в седьмое отделенье

От министра поздравленье

Дяде Стёпе – старшине!

4. Дядя Стёпа – ветеран

Жил в Москве Степан Степанов

Знатный милиционер.

А теперь Степан Степанов –

Рядовой пенсионер.

Ветеран в годах немалых,

Человек уже седой.

Изо всех людей бывалых

Всё же самый молодой.

Не сидит Степанов дома,

Не глядит весь день в окно

И не ищет он знакомых,

Чтоб сразиться в домино.

Чем же занят дядя Стёпа,

Детства нашего герой?

Как и прежде, дядя Стёпа

Крепко дружит с детворой.

Взять, к примеру, стадион –

Где ребята, там и он!

В зоопарк ребят ведут –

Дядю Стёпу дети ждут.

Вот своим широким шагом

Через площадь он идёт.

А вокруг детей ватага –

Любознательный народ.

– Расскажите, дядя Стёпа,

Как живёт ваш сын Егор?

– Покажите, дядя Стёпа,

Как глядеть через забор? –

Дядя Стёпа рад стараться:

– Покажу! Смотрите, братцы!..

– Он не знает чувства меры, –

Говорят пенсионеры.

– Дядя Стёпа и сейчас

Хочет быть моложе нас!

Разве что-то есть на свете,

Что надолго можно скрыть?

Пятиклассник Рыбкин Петя

Потихоньку стал курить.

У парнишки к сигаретам

Так и тянется рука.

Отстает по всем предметам,

Не узнать ученика!

Начал кашлять дурачок.

Вот что значит – табачок!

Дядя Стёпа брови хмурит:

– Кто из вас, ребята, курит?

Я курящих не терплю!

Сам здоровье не гублю!

Вы – сознательный народ!

Тот, кто курит, шаг вперёд!

За себя один в ответе,

Покраснев при всех как рак,

Пятиклассник Рыбкин Петя

Сделал требуемый шаг.

Что тут много говорить?

– Обещаю не курить!

Подмигнул Степанов детям,

Руку мальчику пожал…

Знают все, что Рыбкин Петя

Слово данное сдержал.

Высоту берет пехота –

В наступлении войска.

Как лягушку, из болота

Кто-то тянет «языка».

Даже девочкам не спится,

Им, медсёстрам, не до сна…

То идёт игра «Зарница» –

Не военная война.

Дядя Стёпа на пригорке

Да ещё на бугорке

Наблюдает взглядом зорким

За сраженьем вдалеке.

Подбежал Вертушкин Митя,

Просит взводный командир:

– Дядя Стёпа! Хоть пригнитесь!

Вы ж такой ориентир!

Дядя Стёпа улыбнулся,

Но послушался – пригнулся.

Видит бывший старшина:

Хоть играют, а война!

Окружили дядю Стёпу,

Прямо в штаб ведут его:

– Признавайтесь, дядя Стёпа,

Вы «болели» за кого?

– Я не буду отвечать,

Мне положено молчать.

Я задержан. Я в плену.

Ни словечка не сболтну!

Как-то утром дядю Стёпу

Повстречали во дворе;

– Вы куда?

– Лечу в Европу!

Дома буду в сентябре.

Есть билет и есть путёвка,

Самолет Москва – Париж.

Отказаться ведь неловко:

И не хочешь – полетишь!

Все заходят в самолёт:

– Ну, вези, Аэрофлот!

Дядя Стёпа в кресло сел,

Пристегнулся. Завтрак съел.

Только в руки взял газету –

Что такое? Прилетел!

На три точки приземлился

И в Париже очутился.

Башню Эйфеля в Париже

Дядя Стёпа посетил.

«Вы, конечно, чуть пониже!» –

Переводчик пошутил.

В старой ратуше туристов

Принимал почтенный мэр,

За Париж бокал искристый

Поднял наш пенсионер.

Сидя рядом с партизаном,

О Москве поговорил,

Двум рабочим-ветеранам

По матрёшке подарил.

Дядю Стёпу приглашали

И в музей, и в ресторан

И повсюду представляли:

«Это – русский великан!»

И однажды, с чемоданом

Сквозь рентген пройдя сперва,

Сел турист Степан Степанов

В самолет Париж – Москва.

У окошка в кресло сел.

Пристегнулся. Завтрак съел.

Только взялся за газету –

Что такое? Прилетел!

– Как леталось, дядя Стёпа?

– Как здоровье?

– Как Европа? –

А Степанов всем в ответ:

– Лучше дома – места нет!

В пятом классе сбор отряда.

Всем на сбор явиться надо!

Объявляется аврал:

Дядя Стёпа захворал!

Дядя Стёпа простудился

И в кровати очутился.

А друзья уж тут как тут:

Те вошли, а эти ждут…

Кто несёт ему варенье,

Кто своё стихотворенье,

Кто заваривает чай:

– Дядя Стёпа! Вот малина,

Пейте вместо аспирина!

– Дядя Стёпа! Не скучай!..

И, растрогана вниманьем,

Благодарности полна,

Всех встречает тётя Маня –

Дядистёпина жена.

Не прошло еще недели,

Дядя Стёпа встал с постели,

Вышел в пятницу во двор,

А навстречу сын Егор.

Повстречались сын с отцом,

Каждый смотрит молодцом!

– Можешь нас поздравить с дочкой!

Космонавт отцу сказал…

Надо здесь поставить точку.

Дядя Стёпа дедом стал!

Ветеран Степан Степанов,

Если здраво посмотреть,

Должен поздно или рано,

К сожаленью, умереть.

Удивительное дело:

День за днём, за годом год,

Столько вёсен пролетело,

А Степанов всё живёт!

Он и пенсию имеет,

И преклонные года,

Но уже не постареет

Ни за что и никогда!

Те, кто знал его когда-то

И ходил с ним в детский сад,

Те сегодня бородаты

И знакомят с ним внучат.

Дядя Стёпа с ними дружит –

Он ребятам верно служит

И готов всегда, везде

Им помочь в любой беде.

Знают взрослые и дети,

Весь читающий народ,

Что, живя на белом свете,

Дядя Стёпа не умрет!


ВЕСНА, ВЕСНА

Е.Баратынский (в сокращ.)

Весна, весна! как воздух чист!

Как ясен небосклон!

Своей лазурию живой

Слепит мне очи он.

 

Весна, весна! как высоко

На крыльях ветерка,

Ласкаясь к солнечным лучам,

Летают облака!

 

Шумят ручьи! блестят ручьи!

Взревев, река несёт

На торжествующем хребте

Поднятый ею лёд!

 

Ещё древа обнажены,

Но в роще ветхий лист,

Как прежде, под моей ногой

И шумен и душист.

 

Под солнце самое взвился

И в яркой вышине

Незримый жавронок поёт

Заздравный гимн весне.

 

ПЕСЕНКА ПРО СКАЗКУ. Ю.Мориц

Сказка по лесу идёт -

Сказку за руку ведёт,

Из реки выходит сказка!

Из трамвая! Из ворот!

Это что за хоровод?

Это сказок хоровод!

Сказка-умница и прелесть,

С нами рядышком живёт,

Чтобы,

Чтобы,

Чтобы снова

Добрый злого

Победил!

Чтобы добрый,

Чтобы злого

Стать хорошим

Убедил!

Ух, за мной и за тобой

Сказки бегают гурьбой!

Обожаемые сказки -

Слаще ягоды любой!

В сказке солнышко горит,

Справедливость в ней царит!

Сказка - умница и прелесть,

Ей повсюду путь открыт,

Чтобы,

Чтобы,

Чтобы снова

Добрый злого

Победил!

Чтобы добрый,

Чтобы злого

Стать хорошим

Убедил!

 

ДОМ ГНОМА, ГНОМ - ДОМА! Ю.Мориц

Стоит в лесу тесовый дом,

Дом гнома!

А в нём живёт весёлый гном,

Гном - дома!

Он кормит белок шишками,

За стол садится с мишками,

С пушистыми зайчишками

Да с мышками-норушками!

Он делится игрушками

С кукушками-болтушками,

С енотами и с дятлами,

С совой, обросшей патлами!

Он делится орешками

С косулями, с олешками,

С кротами кропотливыми,

С бобрятами смешливыми.

Последним зимним яблоком

Он поделился с маленьким,

Совсем озябшим зябликом!

Но сказками-побасками,

Книжками-раскрасками,

Длинными былинами,

Шутками-малютками,

Сладкими загадками

Он делится с детишками,

С девчонками, с мальчишками!

Стоит в лесу тесовый дом,

Дом гнома!

А в нём живёт весёлый гном,

Гном - дома!

Откройся, дом тесовый,

Пусть выйдет гном весёлый!

 

РАЗГРОМ. Э.Успенский

Мама приходит с работы,

Мама снимает боты,

Мама проходит в дом.

Мама глядит кругом.

— Был на квартиру налёт?

— Нет.

— К нам приходил бегемот?

— Нет.

— Может быть, дом не наш?

— Наш,

— Может, не наш этаж?

— Наш.

 

Просто приходил Серёжка,

Поиграли мы немножко.

— Значит, это не обвал?

— Нет,

— Значит, слон не танцевал?

— Нет.

— Очень рада. Оказалось,

Я напрасно волновалась.

 

ОЧЕНЬ СТРАШНАЯ ИСТОРИЯ. Д.Хармс

Доедая с маслом булку,

Братья шли по переулку.

Вдруг на них из закоулка

Пёс большой залаял гулко.

 

Сказал младший: "Вот напасть,

Хочет он на нас напасть.

Чтоб в беду нам не попасть,

Псу мы бросим булку в пасть".

 

Всё окончилось прекрасно.

Братьям сразу стало ясно,

Что на каждую прогулку

Надо брать с собою... булку.



Проза.

 

БРАТИШКА. В.Вересаев

У угла моей дачи стояла кадушка, полная воды. Рядом куст бузины. На бузине сидели бок о бок два молодых воробья, совсем ещё молодых, с пушком, сквозящим из-за перьев, с ярко-жёлтыми пазухами по краям клювов. Один бойко и уверенно перепорхнул на край кадушки и стал пить. Пил - и всё поглядывал на другого, и перекликался с ним на звенящем своём языке. Другой - чуть поменьше - с серьёзным видом сидел на ветке и опасливо косился на кадушку. А пить-то, видимо, хотелось - клюв был разинут от жары. И вдруг я ясно увидел: тот, первый, - он уже давно напился и просто примером своим ободряет другого, показывает, что ничего тут нет страшного. Он непрерывно прыгал по краю кадушки, опускал клюв, захватывал воду и тотчас ронял её из клюва, и поглядывал на брата - звал его. Братишка на ветке решился, слетел к кадушке. Но только коснулся лапками сырого, позеленевшего края, - и сейчас же испуганно порхнул назад на бузину. А тот опять стал его звать. И добился наконец. Братишка перелетел на кадушку, неуверенно сел, всё время трепыхая крылышками, и напился. Оба улетели.

 

О ДЕВОЧКЕ МАШЕ, О СОБАКЕ ПЕТУШКЕ И О КОШКЕ НИТОЧКЕ. А.Введенский (главы из книги)

Жила-была в большом доме на большой улице маленькая девочка Маша. Кто ни посмотрит на неё – сразу скажет: «Тебе, девочка Маша, пять лет». А она отвечает: «Нет, не пять, а пять лет и два месяца».

Глава II. Почему собаку звали Петушок, а кошку – Ниточка,

а куклу – Елизавета Петровна.

У девочки Маши была собака, кошка и кукла. Собаку звали Петушок, кошку – Ниточка, а куклу – Елизавета Петровна. Как вы думаете, почему Маша их так назвала? А вот почему. Собаку она назвала Петушком потому, что петухи кричат громче всех, а собака Петушок лает ещё громче петухов. Кошку она назвала Ниточкой потому, что нитки бывают белые и чёрные, а у кошки Ниточки спинка была чёрная, а животик белый – вот Маша и назвала кошку Ниточкой. А куклу она назвала Елизаветой Петровной потому что у Маши была одна знакомая тётя Елизавета Петровна. А знаете, откуда все они к Маше попали? Собака с неба упала, кошка из-под земли пришла, а кукла по реке приплыла. Вот как Маша про это рассказывала.

– Собаку, – говорила Маша, – мне папа на самолёте привёз. Папа с парашютом прыгал, а собака у него в кармане сидела. А кошку брат Коля в подвале нашёл. А куклу мне моя мама на пароходе привезла.

Собака Петушок была совсем маленькая. Она была гораздо меньше девочки Маши. Утром собака Петушок просыпалась и лаяла. Когда она хотела есть, она тоже лаяла. Когда ей несли кашу или суп в блюдечке, она тоже лаяла. На воробьев лаяла, на людей, на трамваи, на автомобили – на всё, что ни увидит, лаяла. А когда ела, – молчала. Молчала, не лаяла. А поест – опять лает. Придёт кто к ним на квартиру – она лает, уходит кто-нибудь – она лает, чихнёт кто-нибудь – она опять лает. Всё время лает, лает и лает. Почтальон один раз даже испугался.

– Должно быть, – говорит он Маше, – ваша собака злая. Наверно, она кусается?

А девочка Маша отвечает:

– Что вы! Она очень добрая. Если собака лает, она кусаться в это время не может, у неё рот лаем занят.

А кошка Ниточка была совсем другая. Она на собаку Петушка не была похожа. Мурлыкала она часто, а мяукала редко. А лаять – никогда не лаяла. Она была очень умная кошка. Когда Маша возвращалась с улицы домой, кошка Ниточка встречала её в прихожей и мурлыкала: «Здравствуй, Маша! Как ты погуляла? Какая погода на улице?» А когда наступал вечер, Ниточка начинала ходить за Машей. Ходит и мурлычет: «Маша, пойдём спать, уже поздно. Очень спать хочется». Когда Ниточка хотела пить, она прыгала на стул, становилась на стуле на задние лапки, а передние лапки клала на стол. Тогда все понимали, что кошка Ниточка пить хочет, и ставили ей на стол блюдце с водой. Ниточка всегда воду со стола пила, а ела всегда у печки. А ещё кошка Ниточка вот что умела делать.

Станет Маша посреди комнаты на ковре и скажет: «Ниточка, Ниточка, поди сюда!» И Ниточка подойдёт и начнёт ходить вокруг Маши. Тут Маша скажет: «Поваляйся, Ниточка, поваляйся». Тогда Ниточка сразу ляжет на ковёр лапами и животом вверх и начнёт валяться. Вот какая была кошка Ниточка.

А кукла Елизавета Петровна ни на Ниточку, ни на Петушка не была похожа. Она не умела ни лаять, ни мурлыкать, ни мяукать, ни воду пить, ни валяться. Она даже говорить не умела. Она была кукла не говорящая. Жила кукла Елизавета Петровна на подоконнике. Там у неё целая квартира была – две комнаты и кухня. Первая комната была спальня. Там стояли кровать, шкаф и ночной столик. А вторая комната была столовая. В ней стол обеденный стоял, буфет и два стула. А в кухне была плита, кастрюльки и сковородки. Эту квартиру Коля из картонных коробок сделал. В первый день, когда Маша получила от мамы в подарок эту куклу, она даже попробовала её умыть. Но кукла Елизавета Петровна не любила умываться. Когда Маша стала мыть её мылом, полиняли у куклы щёки и стали не розовые, а жёлтые. И с губ вся краска сошла. Заплакала девочка Маша, закричала:

– Смотрите, что с куклой сделалось! У неё рот пропал и щёки пожелтели!

– Подожди, Маша, не плачь, – сказала мама. – Сейчас мы её снова красивой сделаем.

Взяла мама кисточку и краски, нарисовала Елизавете Петровне губы и розовой краской щёки накрасила. И стала опять Елизавета Петровна красиая- прекрасивая. Даже лучше, чем прежде, стала. Но после этого случая Маша не мыла больше куклу. Ночью Елизавета Петровна спала на своей кровати. Спать Елизавета Петровна умела. Она, когда её положат, глаза закрывала, а когда её поднимут, глаза открывала. Утром поднималась Маша и шла будить куклу Елизавету Петровну

– Просыпайся, Елизавета Петровна, – говорила Маша. – Вставай, будет тебе спать.

Поднимет её с кровати, наденет на неё розовое платье и белый передник и поведёт в кукольную столовую чай пить. Девочка Маша сидит в настоящей столовой, за большим столом, чай пьёт настоящий и булку с маслом настоящую кушает. А кукла Елизавета Петровна сидит в кукольной столовой, за маленьким столиком, и чашка перед ней стоит маленькая, и булка на маленькой тарелочке положена. После чая Маша ходила с куклой гулять. А если была плохая погода, то Маша играла в прятки с собакой Петушком, с кошкой Ниточкой и с куклой Елизаветой Петровной. А в прятки они играли вот как: спрячет Маша в шкаф кошку Ниточку и начинают они все её искать. Ниточка сидит в шкафу и пищит. А Маша ходит по комнате, ищет Ниточку, будто она забыла, куда Ниточку спрятала, и песенку поёт:

Где ты, где ты, Ниточка?

Спряталась куда?

Не найти нам Ниточку,

Верно, никогда.

Посмотрели мы в буфет –

Ниточки в буфете нет.

Поглядели под кровать –

Под кроватью не видать.

Под комодом нету,

Нет под табуретом,

Нету под диваном,

Нету даже в ванной.

Где ты, где ты, Ниточка?

Спряталась куда?

Не найти нам Ниточку,

Верно, никогда.

Ходит Маша, поёт эту песенку, и ей даже грустно делается, будто бы и вправду пропала Ниточка. А кукла Елизавета Петровна сидит у неё на руках и молчит. Она видела, куда Маша спрятала Ниточку, да сказать не может: она кукла не говорящая. А собака Петушок бегает, лает, нюхает пол, потом подбежит к шкафу и начнёт лаять: «Здесь Ниточка, здесь!» А Ниточка в шкафу мяукает. Откроет Маша шкаф, выскочит оттуда Ниточка. Маша радуется.

– Спасибо, – говорит, – тебе, Петушок, что ты Ниточку нашёл. На тебе за это кусочек сахару.

Вот как хорошо они в прятки играли, когда Маша Ниточку прятала! А если пряталась сама девочка Маша, то ходила её искать только собака Петушок. А Елизавета Петровна на кровати лежала с закрытыми глазами, а Ниточка на диване лежала, клубком свернувшись. Скучно так играть!

А когда Маша Елизавету Петровну прятала, то совсем нехорошо получалось. Найдёт её Петушок и начнёт с ней играть. А он знаете как с куклой играл?

Он вцепится в неё и давай её по полу таскать. А Ниточка ему помогает. Не сразу удаётся Маше отнять у них Елизавету Петровну. А когда и отнимет, приходится её, бедную, причёсывать, переодевать. Всю её истрепали да запачкали, когда по полу таскали.

Вот какие были собака Петушок, кошка Ниточка и кукла Елизавета Петровна.

Глава VII. Как Маша в саду испугалась.

После ужина стала Маша на крыльце в мяч играть. Мама ей говорит:

– Маша, иди спать!

А Маша не идёт.

– Я, – говорит, – днём выспалась. Бросит мячик об пол и поймает, бросит мячик в стенку и опять поймает.

Тогда уж папа ей говорит:

– Маша, я кому говорю? Иди спать!

А Маша ему отвечает:

– Сейчас, я только ещё один раз мячик брошу.

Да так сильно бросила мячик в стенку, что он отскочил от стены и покатился по полу, на лесенку. Запрыгал со ступеньки на ступеньку и укатился куда-то в сад.

«Вот, – думает девочка Маша, – как мне теперь быть? Что делать? Потеряется мячик в саду, пропадёт. Надо идти скорее искать его». Спустилась она по ступенькам в сад, сделала три шага и остановилась. У самого крыльца ещё светло было от лампы, а дальше так темно, как в печке, когда её не топят. Очень темно и очень страшно. Хотела она домой вернуться, но подумала: «Нет, нельзя возвращаться – потеряется мячик, пропадёт». Пошла Маша по саду. А в саду темно. Звёзды на небе, может быть, есть, а может быть, нет – ничего не видно. Вот как темно! Шла, шла девочка Маша и вдруг видит – смотрят на неё из-за кустов три глаза и все три светятся. Один светится, ещё один светится и ещё один светится. Испугалась девочка Маша. «Ох, – думает, – наверно, это страшный зверь». Заплакала она и говорит:

Зверь, зверь,

Страшный зверь,

Что же делать мне теперь?

Ты меня послушай, зверь,

Ты меня не скушай, зверь!

А зверь молчит, на девочку Машу глядит и только шуршит: шрш, шрш, шрш...

Заплакала девочка Маша ещё сильней и побежала. А куда побежала, сама не знает. Не то к дому, не то от дома. Ничего не видно. Бежала, бежала, вдруг – бац! – падает ей что-то на плечо. Она в сторону, а сверху опять что-то на неё упало. Испугалась девочка Маша и думает: «Что это за зверь такой сидит наверху и в меня камнями швыряет?» Подумала, опять заплакала и говорит:

Бессовестный, безжалостный,

Не бей меня, пожалуйста!

Ты мне лоб расшибешь,

Ты мне в глаз попадёшь.

Сказала она так и дальше побежала. А в саду ветер шумит, деревья качаются. Очень в саду страшно. Бежит она, бежит. Куда бежит – сама не знает: не то к дому не то от дома. Очень в саду темно. Ничего не видно. Бежит, бежит Маша и горько плачет. И вдруг остановилась. Да не сама остановилась, а какой-то новый зверь, самый страшный, схватил её за платье и не пускает. Дёрнется Маша, а он ей ногу царапнет, ещё дёрнется, а он опять царапнет – никуда от него не денешься. «Ох! – думает девочка Маша. – Ох, наверно, это огромный ёж». Вот и говорит она ему:

Ёжик, ёжик,

Не царапай мне ножек,

Не коли меня, не режь,

Не кусай меня, не ешь!

А злой зверь колючий молчит – не отвечает, а держит её крепко. Видит девочка Маша – не отпускает её колючий ёж; дёрнула она руками своё платьице, расцарапала себе руки, вырвалась от ежа и дальше побежала. Прибежала наконец девочка Маша домой – еле дышит.

– Папа, – кричит, – папа! Закрывай скорее дверь! У нас в саду какие-то страшные звери появились: у одного зверя три глаза и все три светятся. Другой на дереве сидит и сверху камнями кидается. А третий колется и царапается. Очень я их боюсь!

А папа засмеялся и сказал:

– Что ты, Маша, говоришь! Откуда у нас в саду такие звери? Что ты, милая! Давай возьмём фонарь и пойдём со мной вместе в сад, поглядим на твоих зверей.

Взял папа фонарь, зажёг его и пошёл с Машей в сад.

Идут они по саду. Фонарь горит, дорожку освещает, а зверей никаких не видно. Папа идёт храбро, никого не боится, а девочка Маша побаивается: всё-таки ведь она маленькая – всего пять лет да ещё несколько месяцев. Держится она за папину руку. Идёт и боится. Боится, да идёт. Шли они, шли, вдруг подул ветер и задул свечку в фонаре. Снова стало темно. И вот стоит перед ними зверюга с тремя глазами, о которой Маша рассказывала. Испугалась опять Маша. Схватила папу за руку и кричит:

– Бежим, папа, бежим!

А папа подошёл к Машиной зверюге, взял рукой три светящихся глаза, положил их на ладонь, засмеялся и сказал:

Вот так штука,

Вот так зверюка!

Не волк и не гадюка,

А просто светлячки,

Светлые червячки.

Разглядела Маша светлячков, и самой ей смешно стало. Маленькие, меньше некуда, а она их испугалась. Посмеялась девочка Маша, и пошли они дальше.

Папа из кармана спичку вынул и снова фонарь зажёг. Фонарь горит, дорожку освещает. Папа идёт, девочку Машу за руку держит, а Маша всё наверх смотрит – боится зверя, который в неё сверху камнями кидался. Шли они, шли, вдруг с какого-то дерева – бац! – падает что-то на землю. Девочка Маша испугалась.

– Вот, – говорит, – вот опять кидается! Бежим скорее!

А папа говорит:

– Давай сначала посмотрим, кто кидается и чем кидается.

Посветил он фонарём, и увидела девочка Маша на траве много-много шишек.

– Вот, – говорит папа, – видишь теперь, какой это зверь?

– Вижу, – говорит Маша. – Это ёлка, а с неё шишки падают.

– Верно, – говорит папа, – это шишки. Это они от сильного ветра падают.

Посмеялась Маша, что она шишек испугалась, и пошли они дальше. Идут, идут и думают:

Кто же третий зверь – колючий,

Злой, огромный и могучий?

Папа шёл, и девочка Маша шла. Шла, шла и вдруг остановилась. Да не сама остановилась, а опять её кто-то за платье схватил и не пускает. Испугалась Маша и закричала:

– Папа, папа, помоги! Опять меня зверь поймал!

Подошёл к ней папа, посветил фонарём, засмеялся и говорит:

Вот так ёжик,

Вот так ёж,

На шиповник он похож.

– Видишь, – говорит, – чего ты испугалась? Это куст шиповника. А тут под ним и твой мячик лежит. Эх ты, трусиха!

Обрадовалась девочка Маша, взяла мячик и пошла домой спать.

 

Литературные сказки.

 

ВОРОБЬИШКО. М.Горький

У воробьёв совсем так же, как у людей: взрослые воробьи и воробьихи пичужки скучные и обо всём говорят, как в книжках написано, а молодёжь - живёт своим умом.

Жил-был желторотый воробей, звали его Пудик, а жил он над окошком бани, за верхним наличником, в тёплом гнезде из пакли, моховинок и других мягких материалов. Летать он ещё не пробовал, но уже крыльями махал и всё выглядывал из гнезда: хотелось поскорее узнать - что такое божий мир и годится ли он для него?

- Что, что? - спрашивала его воробьиха-мама.

Он потряхивал крыльями и, глядя на землю, чирикал:

- Чересчур черна, чересчур!

Прилетал папаша, приносил букашек Пудику и хвастался:

- Чив ли я?

Мама-воробьиха одобряла его:

- Чив, чив!

А Пудик глотал букашек и думал: "Чем чванятся - червяка с ножками дали чудо!"

И всё высовывался из гнезда, всё разглядывал.

- Чадо, чадо, - беспокоилась мать, - смотри - чебурахнешься!

- Чем, чем? - спрашивал Пудик.

- Да не чем, а упадешь на землю, кошка - чик! и слопает! - объяснял отец, улетая на охоту.

Так всё и шло, а крылья расти не торопились. Подул однажды ветер - Пудик спрашивает:

- Что, что?

- Ветер дунет на тебя - чирик! и сбросит на землю - кошке! - объяснила мать.

Это не понравилось Пудику, он и сказал:

- А зачем деревья качаются? Пусть перестанут, тогда ветра не будет...

Пробовала мать объяснить ему, что это не так, но он не поверил - он любил объяснять всё по-своему. Идет мимо бани мужик, машет руками.

- Чисто крылья ему оборвала кошка, - сказал Пудик,- одни косточки остались!

- Это человек, они все бескрылые! - сказала воробьиха.

- Почему?

- У них такой чин, чтобы жить без крыльев, они всегда на ногах прыгают, чу?

- Зачем?

- Будь-ка у них крылья, так они бы и ловили нас, как мы с папой мошек...

- Чушь! - сказал Пудик. - Чушь, чепуха! Все должны иметь крылья. Чать, на земле хуже, чем в воздухе!.. Когда я вырасту большой, я сделаю, чтобы все летали.

Пудик не верил маме; он ещё не знал, что если маме не верить, это плохо кончится. Он сидел на самом краю гнезда и во всё горло распевал стихи собственного сочинения:

Эх, бескрылый человек,

У тебя две ножки,

Хоть и очень ты велик,

Едят тебя мошки!

А я маленький совсем,

Зато сам мошек ем.

Пел, пел да и вывалился из гнезда, а воробьиха за ним, а кошка - рыжая, зелёные глаза - тут как тут. Испугался Пудик, растопырил крылья, качается на сереньких ногах и чирикает:

- Честь имею, имею честь...

А воробьиха отталкивает его в сторону, перья у неё дыбом встали страшная, храбрая, клюв раскрыла - в глаз кошке целит.

- Прочь, прочь! Лети, Пудик, лети на окно, лети...

Страх приподнял с земли воробьишку, он подпрыгнул, замахал крыльями - раз, раз и - на окне! Тут и мама подлетела - без хвоста, но в большой радости, села рядом с ним, клюнула его в затылок и говорит:

- Что, что?

- Ну что ж! - сказал Пудик. - Всему сразу не научишься!

А кошка сидит на земле, счищая с лапы воробьихины перья, смотрит на них рыжая, зелёные глаза - и сожалительно мяукает:

- Мяа-аконький такой воробушек, словно мы-ышка... мя-увы...

И всё кончилось благополучно, если забыть о том, что мама осталась без хвоста...

 

ВОЛШЕБНАЯ ИГОЛОЧКА. В.Осеева

Жила-была Машенька-рукодельница, и была у неё волшебная иголочка. Сошьёт Маша платье – само себя платье стирает и гладит. Разошьёт скатерть пряниками да конфетками, постелет на стол, глядь – и впрямь сладости появляются на столе. Любила Маша свою иголочку, берегла её пуще глаза и всё-таки не уберегла. Пошла как-то в лес по ягоды и потеряла. Искала, искала, все кустики обошла, всю травку обшарила – нет как нет её иголочки. Села Машенька под деревом и давай плакать. Пожалел девочку Ёжик, вылез из норки и дал ей свою иголку.

– Возьми, Машенька, может, она тебе пригодится!

Поблагодарила его Маша, взяла иголочку, а сама подумала: «Не такая моя была». И снова давай плакать. Увидела её слёзы высокая старая Сосна – бросила ей свою иголку.

– Возьми, Машенька, может, она тебе пригодится!

Взяла Машенька, поклонилась Сосне низко и пошла по лесу. Идёт, слёзы утирает, а сама думает: «Не такая эта иголочка, моя лучше была». Вот повстречался ей Шелкопряд, идёт – шёлк прядет, весь шёлковой ниткой обмотался.

– Возьми, Машенька, мой шёлковый моточек, может, он тебе пригодится!

Поблагодарила его девочка и стала спрашивать:

– Шелкопряд, Шелкопряд, ты давно в лесу живёшь, давно шёлк прядешь, золотые нитки делаешь из шёлка, не знаешь ли, где моя иголка?

Задумался Шелкопряд, покачал головой.

– Иголка твоя, Машенька, у Бабы-яги, у Бабы-яги – костяной ноги. В избушке на курьих ножках. Только нет туда ни пути, ни дорожки. Мудрено достать её оттуда.

Стала Машенька просить его рассказать, где Баба-яга – костяная нога живёт.

Рассказал ей всё Шелкопряд:

– Идти туда надо не за солнцем, а за тучкой,

По крапивке да по колючкам,

По овражкам да по болотцу

До самого старого колодца.

Там и птицы гнёзд не вьют,

Одни жабы да змеи живут,

Да стоит избушка на курьих ножках,

Сама Баба-яга сидит у окошка,

Вышивает себе ковёр-самолёт.

Горе тому, кто туда пойдёт.

Не ходи, Машенька, забудь свою иголку,

Возьми лучше мой моточек шёлку!

Поклонилась Машенька Шелкопряду в пояс, взяла шёлку моточек и пошла, а Шелкопряд ей вслед кричит:

– Не ходи, Машенька, не ходи!

У Бабы-яги избушка на курьих ножках.

На курьих ножках, в одно окошко.

Сторожит избушку большая Сова,

Из трубы торчит Совиная голова,

Ночью Баба-яга твоей иголкой шьёт,

Вышивает себе ковёр-самолёт.

Горе, горе тому, кто туда пойдёт!

Страшно Машеньке к Бабе-яге идти, да жалко ей свою иголочку. Вот выбрала она в небе тёмную тучку.

Повела её тучка

По крапивке да по колючкам

До самого старого колодца,

До зелёного мутного болотца,

Туда, где жабы да змеи живут,

Туда, где птицы свои гнёзда не вьют.

Видит Маша избушку на курьих ножках,

Сама Баба-яга сидит у окошка,

А из трубы торчит Совиная голова…

Увидела Машу страшная Сова да как заохает, закричит на весь лес:

– Ох-хо-хо-хо! Кто здесь? Кто здесь?

Испугалась Маша, подкосились у неё ноги от страха. А Сова глазами ворочает, и глаза у неё как фонари светятся, один жёлтый, другой зелёный, всё кругом от них жёлто да зелено! Видит Машенька некуда деться ей, поклонилась Сове низко и просит:

– Позволь, Совушка, Бабу-ягу повидать. У меня к ней дело есть!

Засмеялась Сова, заохала, а Баба-яга ей из окошка кричит:

– Сова моя, Совушка, само жаркое к нам в печку лезет!

И говорит она девочке так ласково:

– Входи, Машенька, входи!

Я сама тебе все двери открою,

Сама их за тобой и закрою!

Подошла Машенька к избушке и видит: одна дверь железным засовом задвинута, на другой тяжёлый замок висит, на третьей литая цепь. Бросила ей Сова три пёрышка.

– Открой, – говорит, – двери да входи поскорее!

Взяла Маша одно пёрышко, приложила к засову – открылась первая дверь, приложила второе пёрышко к замку – открылась вторая дверь, приложила она третье пёрышко к литой цепи – упала цепь на пол, открылась перед ней третья дверь! Вошла Маша в избушку и видит: сидит Баба-яга у окошка, нитки на веретено мотает, а на полу ковёр лежит, на нём крылья шёлком вышиты и Машина иголочка в недошитое крыло воткнута. Бросилась Маша к иголочке, а Баба-яга как ударит помелом об пол, как закричит:

– Не трогай мой ковёр-самолёт! Подмети избу, наколи дров, истопи печку, вот кончу ковёр, зажарю тебя и съем!

Схватила иголочку Баба-яга, шьёт и приговаривает:

– Девчонка, девчонка, завтра ночью

Ковёр дошью да с Совушкой-Совой попирую,

А ты гляди, чтобы избу подмела

И сама бы в печке была!

Молчит Машенька, не откликается,

А ночка чёрная уже надвигается…

Улетела чуть свет Баба-яга, а Машенька скорей села ковёр дошивать. Шьёт она, шьёт, головы не поднимает, уж три стебелька осталось ей дошить, как вдруг загудела вся чаща вокруг, затряслась, задрожала избушка, потемнело синее небо – возвратилась Баба-яга и спрашивает:

– Сова моя, Совушка,

Хорошо ли ты ела и пила?

Вкусная ль девчонка была?

Застонала, заохала Сова:

– Не ела, не пила Совиная голова,

А девчонка твоя живёхонька-жива.

Печку не топила, себя не варила.

Ничем меня не кормила.

Вскочила Баба-яга в избу, а иголочка Машеньке шепчет:

– Вынь иголочку сосновую,

Положи на ковёр как новую,

Меня спрячь подальше!

Улетела опять Баба-яга, Машенька скорей за дело принялась; шьёт-вышивает, головы не поднимает, а Сова ей кричит:

– Девчонка, девчонка, почему из трубы дым не поднимается?

Отвечает ей Машенька:

– Сова моя, Совушка, плохо печь разгорается.

А сама дрова кладёт, огонь разжигает. А Сова опять:

– Девчонка, девчонка, кипит ли вода в котле?

А Машенька ей отвечает:

– Не кипит вода в котле.

Стоит котёл на столе.

А сама ставит на огонь котёл с водой и опять за работу садится. Шьёт Машенька, шьёт, так и бегает иголочка по ковру, а Сова опять кричит:

– Топи печку, я есть хочу!

Подложила Маша дров, пошёл дым к Сове.

– Девчонка, девчонка! – кричит Сова. – Садись в горшок, накройся крышкой и полезай в печь!

А Маша и говорит:

– Я бы рада тебе, Совушка, угодить, да в горшке воды нет!

А сама всё шьёт да шьёт, уж один стебелёк ей остался. Вынула у себя Сова пёрышко и бросила ей в окошко.

– На, открой дверь, сходи за водой, да смотри мне, коль увижу, что ты бежать собираешься, кликну Бабу-ягу, она тебя живо догонит!

Открыла Машенька дверь и говорит:

– Сова моя, Совушка, сойди в избу да покажи, как надо в горшок садиться, как крышкой накрыться.

Рассердилась Сова да как прыгнет в трубу и в котёл угодила! Задвинула Маша заслонку, а сама села ковёр дошивать. Как вдруг задрожала земля, зашумело всё вокруг, вырвалась у Маши из рук иголочка:

– Бежим, Машенька, скорей,

Открывай трое дверей,

Бери ковёр-самолёт,

Беда на нас идёт!

Схватила Машенька ковёр-самолёт, открыла Совиным пёрышком двери и побежала. Прибежала в лес, села под сосной ковёр дошивать. Белеет в руках проворная иголочка, блестит, переливается шёлковый моточек ниток, совсем немножко остаётся дошить Маше. А Баба-яга вскочила в избушку, потянула носом воздух и кричит:

– Сова моя, Совушка,

Где ты гуляешь,

Почему меня не встречаешь?

Вытащила она из печки котёл, взяла большую ложку, ест и похваливает:

– До чего девчонка вкусна,

До чего похлёбка жирна!

Съела она всю похлёбку до самого донышка, глядит – на донышке Совиные пёрышки! Глянула на стенку, где ковёр висел, а ковра-то и нет! Догадалась она тут, в чём дело, затряслась от злости, схватила себя за седые космы и давай по избе кататься:

– Я тебя, я тебя

За Совушку-Сову

В клочки разорву!

Села она на своё помело и взвилась в воздух; летит, сама себя веником пришпоривает. А Машенька под Сосной сидит, шьёт, торопится, уж последний стежок ей остаётся. Спрашивает она Сосну высокую:

– Сосна моя милая, далеко ли ещё Баба-яга?

Отвечает ей Сосна:

– Пролетела Баба-яга зелёные луга,

Помелом взмахнула, на лес повернула…

Ещё пуще торопится Машенька, уж совсем немного ей остаётся, да нечем дошить, кончились у неё нитки шёлковые. Заплакала Машенька. Вдруг, откуда ни возьмись, – Шелкопряд:

– Не плачь, Маша, на тебе шёлку,

Вдень мою нитку в иголку!

Взяла Маша нитку и опять шьёт. Вдруг закачались деревья, поднялась дыбом трава, налетела Баба-яга как вихрь! Да не успела она на землю спуститься, как подставила ей Сосна свои ветки, запуталась она в них и прямо около Маши на землю упала. А уж Машенька последний стежок дошила и ковёр-самолёт расстелила, только сесть на него остаётся. А Баба-яга уже с земли поднимается. Бросила в неё Маша ежиную иголку – прибежал старый Ёж, кинулся Бабе-яге в ноги, колет её своими иголками, не даёт с земли встать. А Машенька тем временем на ковёр вскочила, взвился ковёр-самолёт под самые облака и в одну секунду домчал Машеньку домой. Стала жить она, поживать, шить-вышивать людям на пользу, себе на радость, а иголочку свою берегла пуще глаза. А Бабу-ягу затолкали ежи в болото, там она и затонула на веки вечные.

 

СКАЗКА О КРУГЛЕНЬКИХ И ДЛИННЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕЧКАХ. Р.Сеф

Жили под горой у речки,

Кругленькие человечки,

Жили тихо, без забот.

Пили чай из круглой кружки,

Ели круглые ватрушки

С круглых блюдец круглый год.

 

По утрам у них всходило

Очень круглое светило,

Ночью - круглый круг луны.

Не спеша, привычным кругом,

Дни тянулись друг за другом

От весны и до весны.

 

На полях качались кашки,

Круглые цвели ромашки,

Круглые кружились пташки,

Плавал в речке круглый сом.

 

А зимой шальные вьюги

Танцевали польку в круге,

И снега во всей округе

Покрывали все кругом.

 

В городах у человечков

Было круглым всё подряд:

И поленья в круглых печках,

И дворняжки на крылечках,

И колечки на овечках,

И хвосты у поросят.

 

В магазинах продавали

Только круглые сыры,

Раз в году на карнавале

Раздавали всем шары.

 

Говорили там друг дружке

Только круглые слова:

Про диванные подушки,

Про волнушки на опушке,

Про пушистые игрушки,

И, конечно, все старушки

Там вязали кружева.

Самым вкусным угощеньем

Там считали карамель,

А единственным леченьем

Признавали карусель.

 

Если дети там болели,

Доктор назначал тотчас:

В выходной на карусели

Прокатиться тридцать раз,

Год не думать о квадратном

И не делать людям зла -

Словом, в том краю приятном

Жизнь приятная была.

 

Лишь одно на белом свете

Нарушало их покой -

Непонятные соседи

В ближней роще за рекой.

 

Жили в рощице, у речки,

Длинненькие человечки -

Удивительный народ,

Всё в их королевстве было

Тоже хорошо и мило,

Только всё наоборот.

 

Там семь долгих дней в неделе

Длинные сосиски ели,

А в лесу на длинной ели

Шишки длинные росли.

Если дети там болели,

Их сажали на качели

И протяжно песню пели:

Спи, мой длинный, не шали.

 

Там катались на машинах

Небольших, но очень длинных,

Торговали в магазинах

Только длинной пастилой;

Раз в году на карнавале

На ходули все вставали

И, довольные, плясали

Но ходулях под луной.

 

Всё, что было угловатым,

Длинным и продолговатым,

Там считали самым главным,

Самым славным на земле.

Там жирафов обожали,

Крокодилов уважали,

И питонов содержали

В холе, воле и тепле.

 

Были там и таксопарки,

В них гуляли таксы в парке,

Можно было с таксой в парке

Бегать всем, кому не лень.

Только ворчунам и плаксам

Запрещали бегать к таксам,

И поэтому все плаксы

Улыбались каждый день.

 

В общем, жизнь была прекрасной,

Безопасной, долгой, ясной.

Лето - длинным, осень - красной,

А зима была зимой.

Лишь одно на белом свете

Им мешало жить на свете:

Непонятные соседи

Возле речки под горой.

 

Жили под горой у речки,

Кругленькие человечки -

Удивительный народ,

Пили чай из круглой кружки,

Ели круглые ватрушки

С круглых блюдец круглый год.

 

По утрам у них всходило

Очень круглое светило,

Но у длинненьких людей

Это вечное круженье

Вызывало раздраженье,

Жженье, головокруженье

И ангину у детей.

 

А у круглых человечков

Каждый длинненький предмет

Вызывал рахит и свинку,

Корь, коклюш, лишай на спинку,

Дифтерит и диабет.

 

Долго ль, коротко ль, однако

Разгорелась в поле драка -

Кругленькие человечки

Смело двинулись в поход.

 

Забубнили барабаны,

Затирликали тимпаны,

Впереди везут тараны,

Сзади конница идёт.

Артиллерия сначала

Помидорами стреляла.

Покатились помидоры

По полям и по лугам.

Враг для самообороны

Бросил в дело макароны

И сардельками патроны

Зарядил назло врагам.

 

Сильно человечки бились,

Вскоре жертвы появились:

Был ушиблен помидором

Кто-то длинный и худой.

А в ответ по круглой цели

Макароны полетели,

И контужен был сарделькой

Главный кругленький герой.

 

Шла бы драка бесконечно

Только вдруг случилось нечто:

Был у круглых человечков

Очень кругленький мудрец.

Палец он ко лбу приставил,

Думать он себя заставил,

Круглые очки поправил,

И придумал наконец.

 

Он сказал: - Постойте, братцы,

Если вы хотите драться,

То деритесь и сражайтесь.

Не пойму я одного -

Я совсем не против драки,

Но скажите, забияки,

В чём причина вашей драки?

Бой идёт из-за чего?

 

Кругленькие загалдели:

- Что такое? В самом деле,

Мы дерёмся две недели

И не знаем почему.

В чём причина нашей ссоры?..

Зря мы губим помидоры,

Кончим миром эти споры,

Нам сраженье ни к чему.

 

Длинненькие закричали:

-Верно! Не было печали!

Как же мы не замечали,

Что сардельки губим зря.

Мы на круглых не похожи,

Не похожи? Ну и что же -

Из-за этого негоже

Затевать войну, друзья.

 

Мир настал, соседи дружат,

Не горюют и не тужат,

Круглые на карусели

Кружат длинненьких людей.

Длинные, забыв о злости,

Приглашают круглых в гости

И качают на качелях

Круглых маленьких детей.

 

Всё. Конец приходит сказке.

Мой хороший, без опаски

Заходи в ворота сказки,

Тихо и спокойно там.

А награда? Что награда -

Лишь бы знал ты, что не надо,

Ах, не надо, ох, не надо,

Ссориться по пустякам!

ТЕЛЕФОН. К.Чуковский

У меня зазвонил телефон.

- Кто говорит?

- Слон.

- Откуда?

- От верблюда.

- Что вам надо?

- Шоколада.

- Для кого?

- Для сына моего.

- А много ли прислать?

- Да пудов этак пять или шесть:

Больше ему не съесть,

Он у меня еще маленький!

 

А потом позвонил крокодил

И со слезами просил:

- Мой милый, хороший,

Пришли мне калоши,

И мне, и жене, и Тотоше.

- Постой, не тебе ли

На прошлой неделе

Я выслал две пары

Отличных калош?

- Ах, те, что ты выслал

На прошлой неделе,

Мы давно уже съели

И ждём, не дождёмся,

Когда же ты снова пришлёшь

К нашему ужину

Дюжину

Новых и сладких калош!

 

А потом позвонили зайчатки:

- Нельзя ли прислать перчатки?

А потом позвонили мартышки:

- Пришлите, пожалуйста, книжки!

А потом позвонил медведь

Да как начал, как начал реветь.- Погодите, медведь, не ревите,

Объясните, чего вы хотите?

Но он только "му" да "му",

А к чему, почему -

Не пойму!

 

- Повесьте, пожалуйста, трубку!

 

А потом позвонили цапли:

- Пришлите, пожалуйста, капли:

Мы лягушками нынче объелись,

И у нас животы разболелись!

 

И такая дребедень

Целый день:

Динь-ди-лень,

Динь-ди-лень,

Динь-ди-лень!

То тюлень позвонит, то олень.

А недавно две газели

Позвонили и запели:

- Неужели в самом деле

Все сгорели карусели?

 

- Ах, в уме ли вы, газели?

Не сгорели карусели,

И качели уцелели!

Вы б, газели, не галдели,

А на будущей неделе

Прискакали бы и сели

На качели-карусели!

 

Но не слушали газели

И по-прежнему галдели:

- Неужели в самом деле

Все качели погорели?

Что за глупые газели!

 

А вчера поутру

Кенгуру:

- Не это ли квартира

Мойдодыра? -

Я рассердился, да как заору:

- Нет! Это чужая квартира!!!

- А где Мойдодыр?

- Не могу вам сказать...

Позвоните по номеру

Сто двадцать пять.

 

Я три ночи не спал, я устал.

Мне бы заснуть, отдохнуть...

Но только я лег -

Звонок!

- Кто говорит?

- Носорог.

- Что такое?

- Беда! Беда!

Бегите скорее сюда!

- В чем дело?

- Спасите!

- Кого?

- Бегемота!

Наш бегемот провалился в болото...

- Провалился в болото?

- Да!

И ни туда, ни сюда!

О, если вы не придёте -

Он утонет, утонет в болоте,

Умрёт, пропадёт

Бегемот!!!

- Ладно! Бегу! Бегу!

Если могу, помогу!

 

Ох, нелёгкая это работа -

Из болота тащить бегемота!

ТАРАКАНИЩЕ. К.Чуковский

Часть первая

 

Ехали медведи

На велосипеде.

А за ними кот

Задом наперёд.

 

А за ним комарики

На воздушном шарике.

А за ними раки

На хромой собаке.

 

Волки на кобыле.

Львы в автомобиле.

 

Зайчики в трамвайчике.

Жаба на метле...

Едут и смеются,

Пряники жуют.

 

Вдруг из подворотни

Страшный великан,

Рыжий и усатый

Та-ра-кан!

Таракан, Таракан, Тараканище!

Он рычит, и кричит,

И усами шевелит:

"Погодите, не спешите,

Я вас мигом проглочу!

Проглочу, проглочу, не помилую ".

 

Звери задрожали,

В обморок упали.

Волки от испуга

Скушали друг друга.

 

Бедный крокодил

Жабу проглотил.

А слониха, вся дрожа,

Так и села на ежа.

 

Только раки-забияки

Не боятся бою-драки:

Хоть и пятятся назад,

Но усами шевелят

И кричат великану усатому:

"Не кричи и не рычи,

Мы и сами усачи,

Можем мы и сами

Шевелить усами! "

И назад ещё дальше попятились.

 

И сказал Гиппопотам

Крокодилам и китам:

"Кто злодея не боится

И с чудовищем сразится,

Я тому богатырю

Двух лягушек подарю

И еловую шишку пожалую! "

 

"Не боимся мы его,

Великана твоего:

Мы зубами,

Мы клыками,

Мы копытами его! "

И весёлою гурьбой

Звери кинулися в бой.

 

Но, увидев усача

(Ай-ай-ай!),

Звери дали стрекача

(Ай-ай-ай!).

По лесам, по полям разбежалися:

Тараканьих усов испугалися.

 

И вскричал Гиппопотам:

"Что за стыд, что за срам!

Эй, быки и носороги,

Выходите из берлоги

И врага на рога

Поднимите-ка! "

 

Но быки и носороги

Отвечают из берлоги:

"Мы врага бы на рога бы.

Только шкура дорога,

И рога нынче тоже не дёшевы ",

 

И сидят и дрожат

Под кусточками,

За болотными прячутся

Кочками.

Крокодилы в крапиву

Забилися,

И в канаве слоны

Схоронилися.

Только и слышно,

Как зубы стучат,

Только и видно,

Как уши дрожат.

 

А лихие обезьяны

Подхватили чемоданы

И скорее со всех ног

Наутёк.

И акула увильнула,

Только хвостиком махнула.

А за нею каракатица -

Так и пятится, так и катится.

 

Часть вторая

 

Вот и стал Таракан победителем,

И лесов и полей повелителем.

Покорилися звери усатому.

(Чтоб ему провалиться, проклятому!)

А он между ними похаживает,

Золочёное брюхо поглаживает:

" Принесите-ка мне, звери,

ваших детушек,

Я сегодня их за ужином скушаю! "

 

Бедные, бедные звери!

Воют, рыдают, ревут!

В каждой берлоге

И в каждой пещере

Злого обжору клянут.

Да и какая же мать

Согласится отдать

Своего дорогого ребёнка -

Медвежонка, волчонка, слонёнка,-

Чтобы несытое чучело

Бедную крошку замучило!

Плачут они, убиваются,

С малышами навеки прощаются.

Но однажды поутру

Прискакала кенгуру,

Увидала усача,

Закричала сгоряча:

"Разве это великан?

(Ха-ха-ха!)

Это просто таракан!

(Ха-ха-ха!)

 

Таракан, таракан, таракашечка,

Жидконогая козявочка-букашечка.

И не стыдно вам?

Не обидно вам?

Вы - зубастые,

Вы - клыкастые,

А малявочке поклонилися,

А козявочке покорилися! "

 

Испугались бегемоты,

Зашептали: "Что ты, что ты!

Уходи-ка ты отсюда!

Как бы не было нам худа! "

 

Только вдруг из-за кусточка,

Из-за синего лесочка,

Из далеких из полей

Прилетает Воробей.

Прыг да прыг

Да чик-чирик,

Чики-рики-чик-чирик!

Взял и клюнул Таракана,

Вот и нету великана.

Поделом великану досталося,

И усов от него не осталося.

 

То-то рада, то-то рада

Вся звериная семья,

Прославляют, поздравляют

Удалого Воробья!

 

Ослы ему славу по нотам поют,

Козлы бородою дорогу метут,

Бараны, бараны

Стучат в барабаны!

Сычи-трубачи трубят!

Грачи с каланчи кричат!

Летучие мыши на крыше

Платочками машут и пляшут.

 

А слониха-щеголиха

Так отплясывает лихо,

Что румяная луна

В небе задрожала

И на бедного слона

Кубарем упала.

Вот была потом забота -

За луной нырять в болото

И гвоздями к небесам приколачивать!

 

ФЕДОРИНО ГОРЕ. К.Чуковский

1

Скачет сито по полям,

А корыто по лугам.

За лопатою метла

Вдоль по улице пошла.

Топоры-то, топоры

Так и сыплются с горы.

 

Испугалася коза,

Растопырила глаза:

"Что такое? Почему?

Ничего я не пойму".

2

Но, как чёрная железная нога,

Побежала, поскакала кочерга.

И помчалися по улице ножи:

"Эй, держи, держи, держи,

держи, держи!"

 

И кастрюля на бегу

Закричала утюгу:

"Я бегу, бегу, бегу,

Удержаться не могу!"

 

Вот и чайник за кофейником бежит,

Тараторит, тараторит, дребезжит...

Утюги бегут покрякивают,

Через лужи,

через лужи перескакивают.

 

А за ними блюдца, блюдца -

Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

Вдоль по улице несутся -

Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

На стаканы - дзынь!- натыкаются,

И стаканы - дзынь!- разбиваются.

 

И бежит, бренчит, стучит сковорода:

"Вы куда? куда? куда? куда? куда?"

А за нею вилки, рюмки да бутылки,

Чашки да ложки скачут по дорожке.

Из окошка вывалился стол

И пошёл, пошёл, пошёл,

пошёл, пошёл...

А на нём, а на нём,

Как на лошади верхом,

Самоварище сидит

И товарищам кричит:

"Уходите, бегите, спасайтеся!"

И в железную трубу:

"Бу-бу-бу! Бу-бу-бу!"

3

А за ними вдоль забора

Скачет бабушка Федора:

"Ой-ой-ой! Ой-ой-ой!

Воротитеся домой!"

 

Но ответило корыто:

"На Федору я сердито!"

И сказала кочерга:

"Я Федоре не слуга!"

А фарфоровые блюдца

Над Федорою смеются:

"Никогда мы, никогда

Не воротимся сюда!"

 

Тут Федорины коты

Расфуфырили хвосты,

Побежали во всю прыть.

Чтоб посуду воротить:

"Эй вы, глупые тарелки,

Что вы скачете, как белки?

Вам ли бегать за воротами

С воробьями желторотыми?

Вы в канаву упадёте,

Вы утонете в болоте.

Не ходите, погодите,

Воротитеся домой!"

Но тарелки вьются-вьются,

А Федоре не даются:

"Лучше в поле пропадём,

А к Федоре не пойдём!"

4

Мимо курица бежала

И посуду увидала:

"Куд-куда! Куд-куда!

Вы откуда и куда?!"

 

И ответила посуда:

"Было нам у бабы худо,

Не любила нас она,

Била, била нас она,

Запылила, закоптила,

Загубила нас она!"

 

"Ко-ко-ко! Ко-ко-ко!

Жить вам было нелегко!"

 

"Да,- промолвил медный таз,-

Погляди-ка ты на нас:

Мы поломаны, побиты,

Мы помоями облиты.

Загляни-ка ты в кадушку -

И увидишь там лягушку.

Загляни-ка ты в ушат -

Тараканы там кишат,

Оттого-то мы от бабы

Убежали, как от жабы,

И гуляем по полям,

По болотам, по лугам,

А к неряхе-замарахе

Не воротимся!"

5

И они побежали лесочком,

Поскакали по пням и по кочкам.

А бедная баба одна,

И плачет, и плачет она.

Села бы баба за стол,

Да стол за ворота ушёл.

Сварила бы баба щи,

Да кастрюлю поди поищи!

И чашки ушли, и стаканы,

Остались одни тараканы.

Ой, горе Федоре, горе!

6

А посуда вперёд и вперёд

По полям, по болотам идёт.

И чайник шепнул утюгу:

"Я дальше идти не могу".

И заплакали блюдца:

"Не лучше ль вернуться?"

И зарыдало корыто:

"Увы, я разбито, разбито!"

Но блюдо сказало: "Гляди,

Кто это там позади?"

 

И видят: за ними из тёмного бора

Идёт-ковыляет Федора.

 

Но чудо случилося с ней:

Стала Федора добрей.

Тихо за ними идёт

И тихую песню поёт:

"Ой вы, бедные сиротки мои,

Утюги и сковородки мои!

Вы подите-ка, немытые, домой,

Я водою вас умою ключевой.

Я почищу вас песочком,

Окачу вас кипяточком,

И вы будете опять,

Словно солнышко, сиять,

А поганых тараканов я повыведу,

Прусаков и пауков я повымету!"

 

И сказала скалка:

"Мне Федору жалко".

И сказала чашка:

"Ах, она бедняжка!"

И сказали блюдца:

"Надо бы вернуться!"

И сказали утюги:

"Мы Федоре не враги!"

7

Долго, долго целовала

И ласкала их она,

Поливала, умывала.

Полоскала их она.

"Уж не буду, уж не буду

Я посуду обижать.

Буду, буду я посуду

И любить и уважать!"

 

Засмеялися кастрюли,

Самовару подмигнули:

"Ну, Федора, так и быть,

Рады мы тебя простить!"

Полетели, зазвенели

Да к Федоре прямо в печь!

Стали жарить, стали печь,-

Будут, будут у Федоры

И блины и пироги!

 

А метла-то, а метла - весела -

Заплясала, заиграла, замела,

Ни пылинки у Федоры не оставила.

 

И обрадовались блюдца:

Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

И танцуют и смеются -

Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

 

А на белой табуреточке

Да на вышитой салфеточке

Самовар стоит,

Словно жар горит,

И пыхтит, и на бабу поглядывает:

"Я Федорушку прощаю,

Сладким чаем угощаю.

Кушай, кушай, Федора Егоровна!"

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НЕЗНАЙКИ И ЕГО ДРУЗЕЙ. Н.Носов (главы из книги)

Глава 1

КАК НЕЗНАЙКА БЫЛ МУЗЫКАНТОМ

Если Незнайка брался за какое-нибудь дело, то делал его не так, как надо, и всё у него получалось шиворот - навыворот. Читать он выучился только по складам, а писать умел только печатными буквами. Многие говорили, будто у Незнайки совсем пустая голова, но это не правда, потому что как бы он мог тогда соображать? Конечно, он соображал плохо, но ботинки надевал на ноги, а не на голову, - на это ведь тоже соображение надо. Незнайка был не такой уж скверный. Он очень хотел чему-нибудь научиться, но не любил трудиться. Ему хотелось выучиться сразу, без всякого труда, а из этого даже у самого умного коротышки ничего не могло получиться.

Малыши и малышки очень любили музыку, а Гусля был замечательный музыкант. У него были разные музыкальные инструменты, и он часто играл на них. Все слушали музыку и очень хвалили. Незнайке было завидно, что хвалят Гуслю, вот он и стал просить его:

- Научи меня играть. Я тоже хочу быть музыкантом.

- Учись, - согласился Гусля. - На чём ты хочешь играть?

- А на чём легче всего выучиться?

- На балалайке.

- Ну, давай сюда балалайку, я попробую.

Гусля дал ему балалайку. Незнайка забренчал на струнах. Потом говорит:

- Нет, балалайка слишком тихо играет. Дай что-нибудь другое, погромче.

Гусля дал ему скрипку. Незнайка принялся пиликать смычком по струнам и сказал:

- А ещё громче ничего нет?

- Ещё труба есть, - ответил Гусля.

- Давай-ка её сюда, попробуем.

Гусля дал ему большую медную трубу. Незнайка как подует в неё, труба как заревёт!

- Вот это хороший инструмент! - обрадовался Незнайка. - Громко играет!

- Ну, учись на трубе, если тебе нравится, - согласился Гусля.

- А зачем мне учиться? Я и так умею, - ответил Незнайка.

- Да нет, ты ещё не умеешь.

- Умею, умею! Вот послушай! - закричал Незнайка и принялся изо всех сил дуть в трубу:

- Бу - бу - бу! Гу - гу - гу - у!

- Ты просто трубишь, а не играешь, - ответил Гусля.

- Как не играю? - обиделся Незнайка. - Очень даже хорошо играю! Громко!

- Эх, ты! Тут дело не в том, чтобы было громко. Надо, чтоб было красиво.

- Так у меня ведь и получается красиво.

- И совсем не красиво, - сказал Гусля. - Ты, я вижу, совсем не способен к музыке.

- Это ты не способен! - рассердился Незнайка. - Ты просто из зависти так говоришь. Тебе хочется, чтобы тебя одного слушали и хвалили.

- Ничего подобного, - сказал Гусля. - Бери трубу и играй сколько хочешь, если считаешь, что не нужно учиться. Пусть и тебя хвалят.

- Ну и буду играть! - ответил Незнайка.

Он принялся дуть в трубу, а так как играть он не умел, то труба у него и ревела, и хрипела, и визжала, и хрюкала. Гусля слушал, слушал... Наконец ему надоело. Он надел свою бархатную тужурку, нацепил на шею розовый бантик, который носил вместо галстука, и ушёл в гости.

Вечером, когда все малыши собрались дома. Незнайка снова взялся за трубу и принялся дуть в неё сколько хватало сил:

- Бу - бу - бу - у! Ду - ду - ду - у!

- Что за шум? - закричали все.

- Это не шум, - ответил Незнайка. - Это я играю.

- Перестань сейчас же! - закричал Знайка. - От твоей музыки уши болят!

- Это потому, что ты к моей музыке еще не привык. Вот привыкнешь - и уши не станут болеть.

- А я и не хочу привыкать. Очень мне нужно!

Но Незнайка не слушал его и продолжал играть:

- Бу - бу - бу! Хр - р - р! Хр - р - р! Виу! Виу!

- Да перестань ты! - набросились на него все малыши. - Уходи отсюда со своей противной трубой!

- Куда же мне уходить?

- Иди в поле да там и играй.

- Так в поле ведь некому будет слушать.

- А тебе обязательно надо, чтоб кто-нибудь слушал?

- Обязательно.

- Ну, иди на улицу, там тебя соседи услышат.

Незнайка пошел на улицу и стал играть возле соседнего дома, но соседи попросили его не шуметь под окнами. Тогда он пошел к другому дому - его и оттуда прогнали. Он пошёл к третьему дому - его стали и оттуда гнать, а он решил им назло играть и играть. Соседи рассердились, выбежали из дома и погнались за ним. Насилу он убежал от них со своей трубой. С тех пор Незнайка перестал играть на трубе.

- Моей музыки не понимают, - говорил он. - Ещё не доросли до моей музыки. Вот когда дорастут - сами попросят, да поздно будет. Не стану больше играть.
Глава 4


КАК НЕЗНАЙКА СОЧИНЯЛ СТИХИ

После того как из Незнайки не получилось художника, он решил сделаться поэтом и сочинять стихи. У него был знакомый поэт, который жил на улице Одуванчиков. Этого поэта по - настоящему звали Пудиком, но, как известно, все поэты очень любят красивые имена. Поэтому, когда Пудик начал писать стихи, он выбрал себе другое имя и стал называться Цветиком.

Однажды Незнайка пришел к Цветику и сказал:

- Слушай, Цветик, научи меня сочинять стихи. Я тоже хочу быть поэтом.

- А у тебя способности есть? - спросил Цветик.

- Конечно, есть. Я очень способный, - ответил Незнайка.

- Это надо проверить, - сказал Цветик. - Ты знаешь, что такое рифма?

- Рифма? Нет, не знаю.

- Рифма - это когда два слова оканчиваются одинаково, - объяснил Цветик. - Например: утка - шутка, коржик - моржик. Понял?

- Понял.

- Ну, скажи рифму на слово "палка".

- Селёдка, - ответил Незнайка.

- Какая же это рифма: палка - селёдка? Никакой рифмы нет в этих словах.

- Почему нет? Они ведь оканчиваются одинаково.

- Этого мало, - сказал Цветик. - Надо, чтобы слова были похожи, так чтобы получалось складно. Вот послушай: палка - галка, печка - свечка, книжка - шишка.

- Понял, понял! - закричал Незнайка. - Палка - галка, печка свечка, книжка - шишка! Вот здорово! Ха - ха - ха!

- Ну, придумай рифму на слово "пакля", - сказал Цветик.

- Шмакля, - ответил Незнайка.

- Какая шмакля? - удивился Цветик. - Разве есть такое слово?

- А разве нету?

- Конечно, нет.

- Ну, тогда рвакля.

- Что это за рвакля такая? - снова удивился Цветик.

- Ну, это когда рвут что-нибудь, вот и получается рвакля, - объяснил Незнайка.

- Врёшь ты все, - сказал Цветик, - такого слова не бывает. Надо подбирать такие слова, которые бывают, а не выдумывать.

- А если я не могу подобрать другого слова?

- Значит, у тебя нет способностей к поэзии.

- Ну, тогда придумай сам, какая тут рифма, - ответил Незнайка.

- Сейчас, - согласился Цветик.

Он остановился посреди комнаты, сложил на груди руки, голову наклонил набок и стал думать. Потом поднял голову кверху и стал думать, глядя на потолок. Потом ухватился руками за собственный подбородок и стал думать, глядя на пол. Проделав всё это, он стал бродить по комнате и потихоньку бормотал про себя:

- Пакля, бакля, вакля, гакля, дакля, макля... - Он долго так бормотал, потом сказал:

- Тьфу! Что это за слово? Это какое - то слово, на которое нет рифмы.

- Ну вот! - обрадовался Незнайка. - Сам задаёт такие слова, на которые нет рифмы, и ещё говорит, что я неспособный.

- Ну, способный, способный, только отстань! - сказал Цветик. - У меня голова разболелась. Сочиняй так, чтобы был смысл и рифма, вот тебе и стихи.

- Неужели это так просто? - удивился Незнайка.

- Конечно, просто. Главное - это способности иметь.

Незнайка пришёл домой и сразу принялся сочинять стихи. Целый день он ходил по комнате, глядел то на пол, то на потолок, держался руками за подбородок и что - то бормотал про себя. Наконец стихи были готовы, и он сказал:

- Послушайте, братцы, какие я стихи сочинил.

- Ну-ка, ну-ка, про что же это стихи? - заинтересовались все.

- Это я про вас сочинил, - признался Незнайка. - Вот сначала стихи про Знайку:

Знайка шёл гулять на речку,

Перепрыгнул через овечку.

- Что? - закричал Знайка. - Когда это я прыгал через овечку?

- Ну, это только в стихах так говорится, для рифмы, - объяснил Незнайка.

- Так ты из-за рифмы будешь на меня всякую не правду сочинять? - вскипел Знайка.

- Конечно, - ответил Незнайка. - Зачем же мне сочинять правду? Правду и сочинять нечего, она и так есть.

- Вот попробуй ещё, так узнаешь! - пригрозил Знайка. - Ну-ка, читай, что ты там про других сочинил?

- Вот послушайте про Торопыжку, - сказал Незнайка.

Торопыжка был голодный,

Проглотил утюг холодный.

- Братцы! - закричал Торопыжка. - Что он про меня сочиняет? Никакого холодного утюга я не глотал.

- Да ты не кричи, - ответил Незнайка. - Это я просто для рифмы сказал, что утюг был холодный.

- Так я же ведь никакого утюга не глотал, ни холодного, ни горячего! - кричал Торопыжка.

- А я и не говорю, что ты проглотил горячий, так что можешь успокоиться, - ответил Незнайка. - Вот послушай стихи про Авоську:

У Авоськи под подушкой

Лежит сладкая ватрушка.

Авоська подошёл к своей кровати, заглянул под подушку и сказал:

- Враки! Никакой ватрушки тут не лежит.

- Ты ничего не понимаешь в поэзии, - ответил Незнайка. - Это только для рифмы так говорится, что лежит, а на самом деле не лежит. Вот я еще про Пилюлькина сочинил.

- Братцы! - закричал доктор Пилюлькин. - Надо прекратить это издевательство! Неужели мы будем спокойно слушать, что Незнайка тут врёт про всех?

- Довольно! - закричали все. - Мы не хотим больше слушать! Это не стихи, а какие - то дразнилки.

Только Знайка, Торопыжка и Авоська кричали:

- Пусть читает! Раз он про нас прочитал, так и про других пусть читает.

- Не надо! Мы не хотим! - кричали остальные.

- Ну, раз вы не хотите, то я пойду почитаю соседям, - сказал Незнайка.

- Что? - закричали тут все. - Ты еще пойдешь перед соседями нас срамить? Попробуй только! Можешь тогда и домой не возвращаться.

- Ну ладно, братцы, не буду, - согласился Незнайка. - Только вы уж не сердитесь на меня.

С тех пор Незнайка решил больше не сочинять стихов.

 

ПЕРВАЯ ОХОТА. В.Бианки

Надоело Щенку гонять кур по двору.

"Пойду-ка, - думает, - на охоту за дикими зверями и птицами".

Шмыгнул в подворотню и побежал по лугу. Увидели его дикие звери, птицы и насекомые и думают каждый про себя.

Выпь думает: "Я его обману!"

Удод думает: "Я его удивлю!"

Вертишейка думает: "Я его напугаю!"

Ящерка думает: "Я от него вывернусь!"

Гусеницы, бабочки, кузнечики думают: "Мы от него спрячемся!"

"А я его прогоню!" - думает Жук-Бомбардир.

"Мы все за себя постоять умеем, каждый по-своему!" - думают они про себя.

А Щенок уже побежал к озерку и видит: стоит у камыша Выпь на одной ноге по колено в воде.

"Вот я её сейчас поймаю!" - думает Щенок и совсем уж приготовился прыгнуь ей на спину.

А Выпь глянула не него и шагнула в камыш. Ветер по озеру бежит, камыш колышет. Камыш качается взад-вперёд, взад-вперёд. У Щенка перед глазами жёлтые и коричневые полосы качаются взад-вперёд, взад-вперёд.

А Выпь стоит в камыше, вытянулась - тонкая-тонкая, и вся в жёлтые и коричневые полосы раскрашена. Стоит, качается взад-вперёд, взад-вперёд.

Щенок глаза выпучил, смотрел, смотрел - не видит Выпи в камыше.

"Ну, думает, - обманула меня Выпь. Не прыгать же мне в пустой камыш! Пойду другую птицу поймаю".

Выбежал на пригорок, смотрит: сидит на земле Удод, хохлом играет, - то развернёт, то сложит.

"Вот я на него сейчас с пригорка прыгну!" думает Щенок.

А Удод припал к земле, крылья распластал, хвост раскрыл, клюв вверх поднял.

Смотрит Щенок: нет птицы, а лежит на земле пёстрый лоскут и торчит из него кривая игла. Удивился щенок: "Куда же Удод девался? Неужели я эту пёструю тряпку за него принял? Пойду поскорей маленькую птичку поймаю".

Подбежал к дереву и видит: сидит на ветке маленькая птица Вертишейка.

Кинулся к ней, а Вертишейка юрк в дупло. "Ага! - думает Щенок. Попалась!" Поднялся на задние лапы, заглянул в дупло, а в чёрном дупле чёрная змея извивается и страшно шипит. Отшатнулся Щенок, шерсть дыбом поднял - и наутёк. А Вертишейка шипит ему вслед из дупла, головой крутит, по спине у неё змейкой извивается полоска чёрных перьев.

"Уф! напугала как! Еле ноги унес. Больше не стану на птиц охотиться. Пойду лучше Ящерку поймаю".

Ящерка сидела на камне, глаза закрыла, грелась на солнышке. Тихнько к ней подкрался Щенок, - прыг! - и ухватил за хвост. А Ящерка извернулась, хвост в зубах у него оставила, сама - под камень! Хвост в зубах у Щенка извивается. Фыркунул Щенок, бросил хвост - и за ней. Да куда там! Ящерка давно под камнем сидит, новый хвост себе отращивает.

"У, - думает Щенок, - уж если Ящерка и та от меня вывернулась, так я хоть насекомых наловлю".

Посмотрел кругом, а по земле жуки бегают, в траве кузнечики прыгают, по веткам гусеницы ползают, по воздуху бабочки летают. Бросился Щенок ловить их, и вдруг - стало кругом, как на загадочной картинке, все тут, а никого не видно - спрятались все. Зелёные кузнечики в зелёной траве притаились. Гусеницы на веточках вытянулись и замерли, - их от сучков не отличишь. Бабочки сели на деревья, крылья сложили, - не разберёшь, где кора, где листья, где бабочки. Один крошечный Жук-Бомбардир идёт себе по земле, никуда не прячется. Догнал его Щенок, хотел схватить, а Жук-Бомбардир остановился, да как пальнёт в него летучей едкой струйкой - прямо в нос попал!

Взвизгнул Щенок, хвост поджал, повернулся - да через луг, да в подворотню. Забился в конуру и нос высунуть боится. А звери, птицы и насекомые - все опять за свои дела принялись.

 

У СЛОНЁНКА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ! Д.Самойлов

Действующие лица:

Слониха

Слонёнок

Верблюжонок

Кот

Сурок

Утёнок

Поросёнок

 

Послушайте необычайно важное сообщение:

У Слонёнка сегодня День Рождения!

Об этом событии знают все:

Сороки сказали лисе,

Лиса сказала Кротихе,

Кротиха - Зайчихе,

Зайчиха – Верблюду,

Верблюд рассказал везде и повсюду,

И это снова дошло до сорок…..

Слонёнок:

Что, во-первых, мама печет пирог,

Что, во-вторых, слоны – особый народ

И рождение справляют два раза в год

Слониха:

Что слоненку ровно ДЕВЯТЬ лет,

Что приглашены на обед….

Утёнок:

Утёнок – Слонёнку ближайший друг

Поросёнок:

Поросёнок Хрюк

Волчонок:

Волчонок – весёлый озорник

Верблюжонок:

Верблюжонок – первый ученик.

Слониха:

И конечно – Сурок

Музыкант и педагог,

Ради него-то и печётся пирог.

Сурок:

Благодарю вас.

Впрочем сейчас

Разговаривать некогда.

Пять часов без пяти минут:

Звери в гости к Слону идут.

Все (поют):

Мы идём к Слонёнку в гости

На Рождение,

Нам готовят, нам готовят угощение!

Нас ведёт Сурок –

Знаменитый педагог,

Он на скрипочке играет,

Звери песенку поют.

Если ты собрался в гости – не опаздывай,

А в гостях плохой характер не показывай.

Нас ведёт Сурок –

Знаменитый педагог,

Он на скрипочке играет,

Звери песенку поют.

Слониха:

Здравствуйте, здравствуйте,

дорогие звери!

Все:

Здравствуйте!

Слониха:

Проходите, не стойте у двери.

Сурок:

Здравствуйте, Слониха!

Слониха:

Здравствуйте, Сурок!

Волчонок:

Здесь, кажется, есть пирог!

Дайте мне немедленно кусок!

Звери:

И нам! И нам!

Слониха:

Только не сейчас!

Сурок:

Погодите, звери, мне стыдно за вас.

Какая невоспитанность!

Какое нетерпение!

Помните –

Вы приглашены на рождение!,

А Слонёнка даже не поздравили,

Вы, ей богу, меня покраснеть заставили.

Как это ужасно!

Это возмутительно!

Слониха:

Но они же дети, им это простительно.

Сурок:

Поздравление Слонёнку-сыну

И Слонихе-маме

В особой программе

Начнем!

Звери:

Мы Слонёнка поздравляем,

И желаем, желаем…

Утёнок:

Чтоб Слонёнок был прилежен.

Волчонок:

Не небрежен, не изнежен

Поросёнок:

И начитан, и воспитан.

Верблюжонок:

И не скушен, и послушен

Голоса:

…Чистоплотен и добротен…

…Не всеяден и не жаден...

…И не скуп, и не глуп…

ЖЕЛАЕМ СЧАСТЬЯ И ДОБРА,

ГИП-ГИП-УРА! ГИП-ГИП-УРА!

Слониха:

Прекрасно, прекрасно!

Сурок:

Я всё это написал без единой помарки.

Слонёнок:

Мама, а где же подарки?

На рожденье надо приносить подарки.

Слониха:

Ну что вы на это скажете?
Сурок:

Сейчас будут и подарки!

Первый – Волчонок.

Волчонок:

Я принёс тебе марки.

Они невкусные – я съел штук пять,

А потом всю ночь не мог спать.

Слонёнок:

Спасибо!

Сурок:

Теперь - Утёнок.

Утёнок:

Вот пёрышко из моего хвоста…

Слонёнок:

Какая красота!

Я немедленно привяжу

это пёрышко к хвосту

И буду носить, пока не подрасту.

Волчонок:

Ты стал похож на утёнка,

А я очень люблю утят…

Сурок:

Веди себя прилично.

В гостях друг друга не едят.

Поросёнок!

Поросёнок:

А я принёс калач.

Вот он – попрошу.

Слонёнок:

Можно, я откушу?

Можно, я его съем?

Слониха:

Нет,

Ты должен раздать всем

Слонёнок:

Сейчас раздам

Волчонок:

А-ам!

Слонёнок:

Где же калач?

Все:

Где же калач?!

Волчонок:

Вот беда.

Я такой рассеянный иногда.

Вот и сейчас – я проглотил его по ошибке.

Слонёнок:

Зачем он съел мой калач?!

Сурок:

Ладно, Слонёнок, не плачь.

Верблюжонок тебе приготовил сюрприз.

Верблюжонок:

Сейчас будет сюрприз!

Только сначала отвернись.

Заводная механическая игрушка!

Все:

Пушка!

Слонёнок:

А где же пушка?

Сурок:

Вот она!

Слонёнок:

Нет. Это просто маленький пистолет.

Верблюжонок:

Нет, Слонёнок, это пушка.

Вот ствол, а вот - лафет.

Слонёнок:

То, что для всех - пушка,

Для слона – пистолет.

Лапы вверх! Пиф-паф, пиф-паф…

Слониха:

Сейчас не время для этих забав.

Прошу,

Проходите в слоновую

Столовую!

А вот и пирог.

Все:

А-а! Пирог! Пирог!...

Утёнок:

Какой кря-кря-крясивый!

Волчонок:

Какой огромный!

Поросёнок:

Наверно, сладкий!

Волчонок:

Я бы, пожалуй, скушал кусок.

Утёнок:

А я – два.

Поросёнок:

А я - сто или двести.

Верблюжонок:

Погодите, не лезьте.

Мы, верблюды, не любим съестного,

Честное верблюжачье слово!

И поэтому

Отойдите, Волчонок и Свинья,

Первым пирог пробую я!

Все:

Нет, я! Нет, я!

Сурок:

Погодите, молодые друзья,

Вы так ведёте себя, в самом деле,

Будто никогда пирогов не ели.

Давайте сначала поиграем, споём.

А угощение будет потом…

Слониха, поставьте пирог на окно.

Звери становитесь в круг,

Нам споёт Поросёнок Хрюк.

Поросёнок (поёт):

Все про нас говорят, что мы грязные,

Средин нас, поросят, есть разные.

И глупые, и умные,

И тихие, и шумные –

Разные бывают поросята.

Быть почище один старается,

В каждой луже другой купается,

Есть чистые, опрятные –

Разные бывают поросята!

Поросёнком одним восхищаются,

Поросёнком другим возмущаются.

Есть славные, примерные,

Есть жадные и скверные –

Разные бывают поросята.

Слониха:

Прекрасно, прекрасно!

Какие таланты бывают среди поросят.

Одну минуточку, там стучат.

Кот:

Приятно, да-да! Приятно, ха-ха!

О-о-о-чень приятно!

Здравствуйте, уважаемая Слониха,

Почтенный Сурок,

Очаровательный Слонёнок,

Прелестный Утёнок,

Несравненный Верблюжонок,

Прекрасный Волчонок

И восхитительный Поросёнок!

Я, кажется, попал на бал?

Я, видите ли,

хотел сообщить по секрету

Величайшую новость.

Зайду в другой раз.

Слониха:

Ах, Кот, оставайтесь у нас!

Все:

Оставайтесь у нас!

Слониха:

Расскажите нам секрет.

Кот:

Ах, нет.

Ей-богу, я слишком занят,

Я работаю воспитателем

в мышином детском саду.

Разрешите, я пойду.

Слониха:

Нет, вы наш гость

И вы останетесь у нас.

Кот:

Я зайду в другой раз.

Слониха:

Я обижусь, я вас очень прошу!

Кот:

Ну что ж, хотя я и спешу,

Я остаюсь…ох!

Здесь, кажется, есть пирог?

Сурок:

Всему свой срок.

Вы, кажется, хотели

сообщить нам секрет?

Кот:

Секрет? Нет.

Я дал слово, что буду молчать.

Сурок:

Но нам вы можете сказать.

Здесь все свои.

Слониха:

Скажите! Не томите!

Кот:

Нет!

Все:

Ах, скажите!

Кот:

Ах, нет!

Все:

Ну, скажите!

Кот:

Нет.

Впрочем, ладно, я скажу.

Итак, сегодня я прохожу…

Все:

Где?

Кот:

Прохожу мимо….

Все:

Чего?

Кот:

Прохожу мимо того, где нет ничего,

И вижу того, кто ни на что не похож,

И вижу, как он берёт нож…

Где тут нож?

Вот так…он берёт нож…

Все:

А-ах!

Кот:

Отрезает кусок…

Где тут пирог?

Вот так отрезает кусок…

И вот…вот так разевает рот

Все:

А-ах!

Кот:

…И вот…вот…

Куска и нет.

Вот, собственно говоря, и весь секрет.

Слонёнок:

Какой же это секрет?

Верблюжонок:

Это бред.

Поросёнок:

Это обман.

Утёнок:

Он, по-моему, пьян.

Слониха:

Откровенно говоря,

я ничего не поняла

Кот:

Именно так и обстояли дела.

Разрешите, я еще раз покажу.

Волчонок:

Не смейте прикасаться к ножу!

Слониха:

Я, кажется, поняла, в чём дело,

Надо, чтоб детвора играла и пела.

Сурок:

Коты порой опасней, чем тигры.

Итак, дети, продолжим наши игры.

Чья очередь?

Волчонок:

Моя.

Народный танец «Волк у ручья»

А мне подыграют Слонёнок и Сурок.

Слонёнок:

Где моя труба?

Сурок:

Где мой смычок?

(Волчонок танцует)

Утёнок:

Прекрасно! Прекрасно!

Волчонок:

Ой, с меня градом течёт пот.

Выходи, Утёнок, твой черёд.

Утёнок:

Я расскажу сказку

про Кря-кря-крясную Шапочку.

Это очень крясивая сказка.

Трогательная до слёз.

Волчонок:

Ну вот, понёс…

Рассказывай!

Утёнок:

Жила-была… Жил-был…

А дальше я забыл…

Сурок:

Попробуй вспомнить.

Утёнок:

Вчера прекрасно помнил,

А сейчас забыл.

Сурок:

Ну, тогда не задерживай нас,

Расскажешь как-нибудь в другой раз.

А ты, Верблюжонок,

чем порадуешь друзей?

Верблюжонок:

Ей-ей.

Я сегодня не в настроении.

У нас, верблюдов,

бывают припадки эдакой хандры,

Когда мы, так сказать,

не очень бодры.

Но тем не менее

Я прочитаю стихотворение

Собственного сочинения.

«В лесу родилась ёлочка,

В лесу она росла,

Та ёлочка верблюдику

Подарена была.

Сперва от этой ёлочки

Он отжевал вершок,

А после скушал ёлочку

По самый корешок».

Ну как?

Слонёнок:

А ёлочку не едят.

Верблюжонок:

Как не едят?

Мы, верблюды, едим даже кактус.

Так-то-с!

Мы едим всё и этим горды.

И вообще обходимся без еды.

Поросёнок:

Ага!

Значит, ты можешь

обойтись без пирога!

Отдай его мне.

Верблюжонок:

Не желаю этого слушать,

Чтоб потом не есть

надо сперва покушать.

Кстати, пора попробовать пирог.

Что вы об этом думаете,

уважаемый Сурок?

Сурок:

М-да…

Волчонок:

Но где же пирог?

Поросёнок:

Пирог пропал!

Утёнок:

Может быть, он упал?

Все:

Где, где пирог?

Слониха:

Тихо, тихо, я уверена, что это шутка.

Сурок:

Пора кончать эту глупую шутку.

Кто спрятал пирог?

Кот:

Одну минутку!

Я думаю, что дело крайне серьёзно.

Икать пирог – поздно.

Его съел Волчонок,

Пока верблюд читал стихотворение,

На его морде я видел варенье,

Но не придал этому значения.

Слонёнок:

Как ты посмел?

Зачем ты съел?

Все:

Как ты посмел?

Зачем ты съел?

Волчонок:

Честное слово, я пирога не брал.

Спросите Поросёнка, он видал.

Я сидел с ним рядом.

 

Поросёнок:

Правильно. Сидел с закрытым ртом.

Сурок:

Сейчас я расправлюсь с этим скотом.

Успокойтесь, скоро

Я отыщу вора.

Слониха, пройдёмте на кухню

И дайте мне горшок.

Слониха:

Пожалуйста, уважаемый Сурок

Кот:

Какое печальное происшествие!

Как это могло случиться?

К сожалению, я вынужден удалиться,

Иначе я бы этого молодца…

Сурок:

Нет, Кот,

Вы останетесь здесь до конца!

Вот, звери,

перед вами волшебный горшок.

Он достаточно широк,

Чтоб вы туда сунули ваши лапки.

Просьба одна:

Дотронуться до дна.

Как только вор притронется ко дну,

Горшок закричит. Ну?

Начинай Волчонок.

Волчонок:

Горшок молчит. Виноват не я.

Поросёнок:

Молчит, как копченая свинья.

Утёнок:

Молчит, как утиный паштет.

Верблюжонок:

Молчит, как верблюжий след.

Слонёнок:

Молчит, как слоновый бивень в музее.

Сурок:

А ну-ка, Кот. Подходите скорее.

Суйте лапу поближе в горшок.

Кот:

Нет уж, вы первый.

Сурок:

Молчит, как сурок.

Суйте-ка вашу лапу, Кот.

Поглубже, поглубже! Вот-вот-вот!

Кот:

Горшок молчит, как сметана!

Слониха:

Все это очень и очень странно.

Кто же всё-таки этот плут?

Сурок:

Выясним все через пять минут.

В ну-ка, звери, покажите ваши лапы.

Все:

А-а!

Волчонок:

Наши лапы черны, как арапы.

Верблюжонок:

Наши лапы почему-то в саже.

Сурок:

А вот вам , звери, виновник кражи.

Глядите на лапу Кота.

Все:

Она чиста!

Сурок:

В этом-то всё и дело.

Горшок, который я вам принёс,

Никакой не волшебный,

А самый обыкновенный.

Я сделал с ним только одно,

Немного сажи насыпал на дно,

Все вы дотронулись до дна,

Потому что совесть у вас чиста,

Все, за исключением Кота.

Волчонок:

Разрешите, я его укушу!

Слонёнок:

Я его хоботом оглушу!

Утёнок:

А я его клюну!

Верблюжонок:

А я на него плюну!

Кот:

Ха-ха-ха! Любовь к шуткам –

мое главное свойство!

Простите за напрасное беспокойство.

Вот ваш пирог,

Я спрятал его в мешок

И откусил лишь маленький кусок.

Слониха:

Как вам не стыдно, Кот!

От пирога остались только крохи!

Кот:

Но и они не плохи.

Кушайте, звери, кушайте ради бога.

Сурок:

Кот, уходите с этого порога!

Вы старый обманщик и старый плут,

Вам нечего делать тут.

Пусть узнают все звери

лесные, степные и болотные,

Какое вы скверное животное.

Уходите прочь!

Все:

Прочь! Прочь!

Кот:

Да, я уйду, но вы мне

ответите за оскорбление!

Я буду жаловаться в домоуправление!

Я, мяу, я мяу, подлец и прохвост,

Я пакостил всем многократно.

И каждого зверя мне дернуть за хвост Приятно, да-да, приятно, ха-ха,

Очень приятно!

Слониха:

Ну и мошенник!

Как только терпит свет его?

Не печальтесь, я завтра

испеку вам пирог лучше этого!

Приходите прямо с утра.

Сурок:

А теперь, зверята, пора.

Пора по домам.

Не волнуйте ваших пап и мам.

До свидания, Слониха!

До свидания, Слонёнок!

Слониха:

До свидания, Сурок!

До свидания, детвора!

Утёнок:

Ни пуха, ни пера!

Слонёнок:

Приходите, я очень люблю гостей,

Если они не шалуны и проказники,

Приходите ко мне

и в будни и в праздники.

Приходите завтра, прямо с утра.

Звери (поют):

Мы уходим, мы уходим,

Потому что поздний час.

До свиданья, до свиданья,

Было весело у вас.

Замечательно, замечательно!

До свидания, Слонёнок!

До свидания, Сурок!

До свидания, Слониха,

Просим нам испечь пирог.

Настоятельно, настоятельно!

Мы уходим, мы уходим,

Потому что время спать.

Если будет День Рождения,

Позовите нас опять

Обязательно, обязательно!


Басни.

 

ОТЕЦ ПРИКАЗАЛ СЫНОВЬЯМ… Л.Толстой

Отец приказал сыновьям, чтобы жили в согласии; они не слушались. Вот он велел принесть веник и говорит:

- Сломайте!

Сколько они ни бились, не могли сломать. Тогда отец развязал веник и велел ломать по одному пруту. Они легко переломали прутья поодиночке.

Отец и говорит:

- Так-то и вы: если в согласии жить будете, никто вас не одолеет; а если будете ссориться да все врозь - вас всякий легко погубит.

МАЛЬЧИК СТЕРЁГ ОВЕЦ… Л.Толстой

Мальчик стерёг овец и, будто увидав волка, стал звать:

— Помогите, волк! Волк!

Мужики прибежали и видят: неправда. Как сделал он так и два и три раза, случилось — и вправду набежал волк. Мальчик стал кричать:

— Сюда, сюда скорей, волк!

Мужики подумали, что опять по-всегдашнему обманывает, — не послушали его.

Волк видит, бояться нечего: на просторе перерезал всё стадо.

 

ХОТЕЛА ГАЛКА ПИТЬ… Л.Толстой

Хотела Галка пить. На дворе стоял кувшин с водой, а в кувшине была вода только на дне. Галке нельзя было достать. Она стала кидать в кувшин камушки и столько набросала, что вода стала выше и можно было пить.

Поэзия.

СЧИТАЛОЧКА. В. Витка

перевод с белорусского И. Токмаковой

Раз, два, три, четыре, пять,

Негде зайчику скакать:

Всюду ходит волк, волк,

Он зубами - щёлк, щёлк!

А мы спрячемся в кусты,

Прячься, заинька, и ты.

Ты, волчище, погоди!

Как попрячемся - иди.

ЧУДЕСА. Ю. ТУВИМ

перевод с польского В. Приходько

Однажды в июле,

В чудесный денёк,

Вдруг выпал

Оранжевый снег на лужок.

И в небо над лугом

Привычно и ловко

Взлетела корова,

Как божья коровка.

А бабочки

Гнёзда из прутиков вили

И в сети

Зелёное солнце ловили.

Залаяли птицы.

Запели собаки.

Я вас уверяю,

Что это не враки.

Зажмурив глаза,

Я улёгся в траву

И все чудеса

Увидал наяву.

 

ПРО ПАНА ТРУЛЯЛИНСКОГО. Ю.Тувим, пересказ с польского Б.Заходера

Кто не слышал об артисте

Тралиславе Трулялинском!

 

А живёт он в Припевайске,

В переулке Веселинском.

 

С ним и тётка - Трулялётка,

И дочурка - Трулялюрка,

И сынишка - Трулялишка,

И собачка - Трулялячка.

Есть у них ещё котёнок

По прозванью Трулялёнок,

И вдобавок попугай -

Развесёлый Труляляй!

 

На заре они встают,

Чаю наскоро попьют,

И встречает вся компания

Звонкой песней утро раннее.

Палочку-трулялочку

Поднимет дирижёр -

И сразу по приказу

Зальётся дружный хор:

 

"Тру-ля-ля да тру-ля-ля!

Тра-ля-ля да тра-ла-ла!

Честь и слава Тралиславу!

Трулялинскому хвала!"

 

Трулялинский чуть не пляшет

Дирижёрской палкой машет

И, усами шевеля, подпевает:

"Тру-ля-ля!"

 

"Тру-ля-ля!" - звучит уже

На дворе и в гараже,

И прохожий пешеход

Ту же песенку поёт,

Все шофёры - Трулялёры,

Почтальоны - Труляльоны,

Футболисты - Трулялисты,

Продавщицы - Трулялицы,

Музыканты - Трулялянты,

И студенты - Труляленты,

Сам учитель - Трулялитель,

А ребята - Трулялята!

Даже мышки, даже мушки

Распевают: "Трулялюшки!"

В Припевайске весь народ

Припеваючи живёт.

 

СЛЁЗЫ. Ф.Грубин

перевод с чешского Е. Солоновича

Пусть плачет, если хочет, кто-то.

А я не плачу. Неохота.

И мне за плачущих обидно:

Сквозь слёзы солнышка не видно!

 

ПОДСНЕЖНИКИ. С.Вангели (главы из книги)

перевод с молдавского В. Берестова

Однажды Гугуцэ нашёл семь копеек. Не больше и не меньше. Опустил он монетки в самый глубокий карман, три дня туда не залезал: вдруг рядом с прежними новые монетки заведутся? Но в кармане, кроме гвоздя, ничего нового не обнаружилось. Сестрёнка сказала, что в её кармашке деньги сами не заводятся. Насчёт папиного кармана брат с сестрой ничего сказать не могли: его не было дома. Приближался день, какой бывает раз в году. Когда все мужчины всем женщинам делают подарки. Гугуцэ первым из мужчин своего села явился в магазин. По дороге он надумал купить маме машину. Возить маму на базар будет, конечно, он, Гугуцэ. Потирая руки, вошёл мальчик в магазин. Но не нашёл он, чего хотел. В машинах, которые там продавались, не помещался даже сам Гугуцэ, не говоря уже о маме. Видя такое дело, купил Гугуцэ пуговицу. Теперь у него оставалось три копейки. Надо бы к пуговице платье прикупить. И не какое-нибудь, а голубое. Но голубого платья в продаже не было. Может, взять вон те туфли на высоких каблуках? Гугуцэ чуть не попросил их у продавщицы, да не знал, какой размер ему купить. Пошёл он домой, стал дожидаться вечера, когда мама спать ляжет. А чтобы она быстрее уснула, Гугуцэ стал рассказывать ей сказку про царевну. Мама уснула на середине, и другая половина сказки осталась в голове у Гугуцэ. Что ж, пусть царевна подождёт своего Фэт-Фрумоса до следующего раза. Гугуцэ было не до них. На цыпочках вышел он из спальни и вернулся с ниткою в руках. Приложил он нитку к маминой ноге, и тут у мамы рука шевельнулась. Взял Гугуцэ мамину руку в ладошку, начал её покачивать.

Ночь тиха, постель мягка,

Баю-баюшки, рука.

От этой песенки рука сразу уснула. Смерил Гугуцэ мамины ступни, лёг в постель, а нитку под подушку спрятал. Утром Гугуцэ первым делом побежал в магазин. Ко всем туфлям нитку приложил, выбрал самые лучшие. Но, узнав, сколько они стоят, почесал за правым ухом, вынул три копейки, пересчитал, почесал за левым ухом, поставил туфли на прилавок и пошёл прочь. Будь вы в тех краях, вы бы увидели, как вышел Гугуцэ из села, как шагал он по дороге, как скрылась за холмом его остроконечная шапка и долго не показывалась. А потом вы бы увидели, как он обратно спускался с холма, неся охапку подснежников. Ботинки у него разленились, ногам идти мешали, шапка так устала, что качалась на голове. Но Гугуцэ был куда сильнее, чем несчастные ботинки и шапка. Он принёс подснежники прямо в магазин. Самый большой букет подарил продавщице, остальные всем, кто был в магазине. Люди первый раз в этом году увидели подснежники. Все очень хвалили Гугуцэ, а продавщица даже погладила его шапку, хотя шапка была совершенно ни при чём. Тут Гугуцэ на глазах у продавщицы вынул три копейки, три раза пересчитал их, посмотрел на туфли, вздохнул. Но продавщица ни о чём не догадалась. Солнце садилось, собирались белые облака, а у Гугуцэ не было подарка для мамы. "Ничего, - успокаивал он себя. - Утром встану чуть свет, наберу подснежников". Но под вечер закружились за окном такие большие снежные хлопья, каких Гугуцэ ещё и не видывал. Небо потемнело, холмы побелели, а мальчик уснул. Мама нашла его, спящего, у окна. В руке он держал три копейки и пуговицу. Чудесную пуговицу. Как раз такую, какая была маме очень нужна.

Литературные сказки.

ВИННИ-ПУХ И ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ. А.Милн (главы из книги)

перевод с английского Б. Заходера

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

ГЛАВА ПЯТАЯ.

Примерный список для заучивания наизусть

ДЕД ХОТЕЛ УХУ СВАРИТЬ

Дед хотел уху сварить,

Дед пошёл ершей ловить,

А за дедом кот Лаврентий,

За котом петух Терентий.

Тащат удочки

Вдоль по улочке.

Деду одному невмочь.

Надо старому помочь.

НОЖКИ, НОЖКИ, ГДЕ ВЫ БЫЛИ…

Ножки, ножки, где вы были?

- За грибами в лес ходили.

- Что вы, ручки, работали?

- Мы грибочки собирали.

- А вы, глазки, помогали?

- Мы искали да смотрели –

Все пенёчки оглядели,

Вот и Ванюшка с грибком,

С подосиновиком!

ВЕТЕР,ВЕТЕР ТЫ МОГУЧ… А.Пушкин

Ветер, ветер! Ты могуч,

Ты гоняешь стаи туч,

Ты волнуешь сине море,

Всюду веешь на просторе,

Не боишься никого,

Кроме бога одного.

ЕЛОЧКА (в сокр.) 3. Александрова

Маленькой ёлочке

Холодно зимой,

Из лесу ёлочку

Взяли мы домой.

Сколько на ёлочке

Шариков цветных,

Розовых пряников,

Шишек золотых!

Сколько под елочкой

Маленьких ребят!

Топают, хлопают,

Весело кричат:

«Ёлочка, ёлочка,

Яркие огни,

Синими бусами,

Ёлочка, звени!

Встанем под ёлочкой

В дружный хоровод.

Весело, весело

Встретим Новый год!»

Я ЗНАЮ, ЧТО НАДО ПРИДУМАТЬ… А. Барто

Я знаю, что надо придумать,

Чтоб не было больше зимы,

Чтоб вместо высоких сугробов

Вокруг зеленели холмы.

Смотрю я в стекляшку

Зелёного цвета,

И сразу зима

Превращается в лето.

КТО РАССЫПАЛ КОЛОКОЛЬЧИКИ…Л. Николаенко

Кто рассыпал колокольчики,

А синичка собрала,

Ухватила

И за кончики

В свою песню заплела?

Как услышишь,

Колокольчики звенят -

Посмотри-ка:

Не синички ли летят?

С БАЗАРА. В.Орлов

- Откуда идёшь ты,

Лягушка-квакушка?

- С базара домой,

Дорогая подружка!

- А что ты купила?

- Всего понемножку:

Купила КВАпусту.

КВАсоль

И КВАртошку.

ПОЧЕМУ МЕДВЕДЬ ЗИМОЙ СПИТ.

В. Орлов

- Миша, мишка,

Что с тобой?

Почему ты спишь зимой?

- Потому, что снег и лёд

Не малина и не мёд!

ОДУВАНЧИК. Е.Серова

Носит одуванчик

Жёлтый сарафанчик.

Подрастёт – нарядится

В беленькое платьице:

Лёгкое, воздушное,

Ветерку послушное.

КОШАЧЬИ ЛАПКИ. Е.Серова

В самый жар кошачьи лапки

Носят бархатные шапки.

У кошачьих лапок нет

Острых коготочков,

Смело делайте букет

Из таких цветочков.

КУПИТЕ ЛУК. пер.И.Токмаковой

Купите лук, зелёный лук,

Петрушку и морковку!

Купите нашу девочку,

Шалунью и плутовку!

Не нужен нам зёленый лук,

Петрушка и морковка.

Нужна нам только девочка,

Шалунья и плутовка!

Русский фольклор

 

Песенки, потешки, заклички.

 

НАШ КОЗЁЛ

Наш козёл Стрекозёл

То-то умный был:

Он и по воду ходил,

Он и тесто месил,

Он и печку топил,

Творогом лепёшки смазывал,

Песни пел и сказки сказывал,

Песни, сказки,

Небылицы, небывальщины,

Небывальщины да неслыхальщины.

ЗАЙЧИШКА – ТРУСИШКА…

Зайчишка - трусишка

По полю бежал,

В огород забежал,

Морковку нашёл,

Сидит, грызёт.

Ай, кто-то идёт!

ДОН! ДОН! ДОН!

Дон, дон, дон!

Загорелся кошкин дом,

Коза выскочила,

Глаза выпучила;

Залить не умеет!

Дон, дон, дон!

Загорелся кошкин дом,

Бежит курица с ведром,

Но не добежала,

Воду расплескала.

Дон, дон, дон!

Загорелся кошкин дом,

Бежит уточка с ковшом,

Да ковш уронила,

Воду-то разлила.

Дон, дон, дон!

Загорелся кошкин дом,

Бежит кисонька с горшком,

Залить хочет молоком,

Но не добежала

И горшок сломала.

Дон, дон, дон!

Погорел весь кошкин дом,

Где теперь кошечке жить?

ГУСИ, ВЫ, ГУСИ

- Гуси вы, гуси,

Красные лапки!

Где вы бывали,

Что вы видали?

- Мы видели волка:

Унёс волк гусёнка,

Да самого лучшего,

Да самого большего!

- Гуси вы, гуси,

Красные лапки!

Щипите вы волка -

Спасайте гусёнка!

НОЖКИ, НОЖКИ, ГДЕ ВЫ БЫЛИ…

Ножки, ножки, где вы были?

- За грибами в лес ходили.

- Что вы, ручки, работали?

- Мы грибочки собирали.

- А вы, глазки, помогали?

- Мы искали да смотрели –

Все пенёчки оглядели,

Вот и Ванюшка с грибком,

С подосиновиком!

СИДИТ, СИДИТ ЗАЙКА

Сидит, сидит зайка,

Сидит зайка серый

Под кустом, под кустом.

Охотнички едут,

Едут, скачут в поле

Во пустом, во пустом.

Сидит, сидит зайка,

Сидит зайка белый,

Ушки жмёт, ушки жмёт.

Охотнички едут,

Едут-скачут в поле

Вмимолёт, вмимолёт.

- Вы, охотнички, скачите,

На мой хвостик поглядите:

Я не ваш,

Я ушёл.

Вы, охотнички, скачите,

Меня, зайку, не ищите!

Я не ваш,

Я ушёл.

КОТ НА ПЕЧКУ ПОШЁЛ…

Кот на печку пошёл,

Горшок каши нашёл,

На печи калачи

Как огонь горячи

Пряники пекутся,

Коту в лапки не даются.

СЕГОДНЯ ДЕНЬ ЦЕЛЫЙ

Сегодня день целый

Все звери у дела:

Лисичка-сестричка

Шубку подшивает,

Сер медведь,

Старый дед,

Сапог подбивает,

А сорока-белобока

Мушек отгоняет.

Медведица Маша

Варит детям кашу.

БАРАШЕНЬКИ

Барашеньки

Крутороженьки

По лесам ходили,

По дворам бродили,

В скрипочку играли,

Ваню потешали.

А совища из лесища

Глазищами хлоп-хлоп!

А козлище из хлевища

Ножищами топ-топ!

 

ИДЁТ ЛИСИЧКА ПО МОСТУ

Идёт лисичка по мосту,

Несёт вязанку хворосту.

- Зачем ей хворост?

- Печь топить.

- Зачем ей печь?

- Обед варить.

- Зачем обед?

- Гостей кормить.

- А гости кто?

- Медведь с женой.

Да ёж, да кот,

Да мы с тобой.

СОЛНЫШКО – ВЁДРЫШКО

… Солнышко-ведёрышко,

Выгляни в окошечко!

Солнышко, нарядись!

Красное, покажись!

ИДИ, ВЕСНА, ИДИ, КРАСНА…

Иди весна, иди красна,

Принеси ржаной колосок,

Овсяной снопок,

Большой урожай в наш край!

Сказки.

 

ПРО ИВАНУШКУ – ДУРАЧКА.

Русская народная сказка в обработке М. Горького Жил-был Иванушка-дурачок, собою красавец, а что ни сделает, всё у него смешно выходит - не так, как у людей. Нанял его в работники один мужик, а сам с женой собрался в город; жена и говорит Иванушке:

- Останешься ты с детьми, гляди за ними, накорми их!

- А чем? - спрашивает Иванушка.

- Возьми воды, муки, картошки, покроши да свари - будет похлёбка!

Мужик приказывает:

- Дверь стереги, чтобы дети в лес не убежали!

Уехал мужик с женой; Иванушка влез на полати, разбудил детей, стащил их на пол, сам сел сзади их и говорит:

- Ну, вот, я гляжу за вами!

Посидели дети некоторое время на полу, - запросили есть; Иванушка втащил в избу кадку воды, насыпал в неё полмешка муки, меру картошки, разболтал всё коромыслом и думает вслух:

- А кого крошить надо?

Услыхали дети - испугались:

- Он, пожалуй, нас искрошит!

И тихонько убежали вон из избы. Иванушка посмотрел вслед им, почесал затылок, - соображает: "Как же я теперь глядеть за ними буду? Да ещё дверь надо стеречь, чтобы она не убежала!" Заглянул в кадушку и говорит:

- Варись, похлёбка, а я пойду за детьми глядеть!

Снял дверь с петель, взвалил её на плечи себе и пошёл в лес; вдруг навстречу ему Медведь шагает - удивился, рычит:

- Эй, ты, зачем дерево в лес несёшь?

Рассказал ему Иванушка, что с ним случилось, - Медведь сел на задние лапы и хохочет:

- Экой ты дурачок! Вот я тебя съем за это!

А Иванушка говорит:

- Ты лучше детей съешь, чтоб они в другой раз отца-матери слушались, в лес не бегали!

Медведь ещё сильней смеётся, так и катается по земле со смеху!

- Никогда такого глупого не видал! Пойдём, я тебя жене своей покажу!

Повёл его к себе в берлогу. Иванушка идёт, дверью за сосны задевает.

- Да брось ты её! - говорит Медведь.

- Нет, я своему слову верен: обещал стеречь, так уж устерегу!

Пришли в берлогу. Медведь говорит жене:

- Гляди, Маша, какого я тебе дурачка привёл! Смехота!

А Иванушка спрашивает Медведицу:

- Тётя, не видала ребятишек?

- Мои - дома, спят.

- Ну-ка, покажи, не мои ли это?

Показала ему Медведица трёх медвежат; он говорит:

- Не эти, у меня двое было.

Тут и Медведица видит, что он глупенький, тоже смеётся:

- Да ведь у тебя человечьи дети были!

- Ну да, - сказал Иванушка, - разберёшь их, маленьких-то, какие чьи!

- Вот забавный! - удивилась Медведица и говорит мужу: - Михайло Потапыч, не станем его есть, пусть он у нас в работниках живёт!

- Ладно, - согласился Медведь, - он хоть и человек, да уж больно безобидный!

Дала Медведица Иванушке лукошко, приказывает:

- Поди-ка набери малины лесной, - детишки проснутся, я их вкусненьким угощу!

- Ладно, это я могу! - сказал Иванушка. - А вы дверь постерегите!

Пошёл Иванушка в лесной малинник, набрал малины полное лукошко, сам досыта наелся, идёт назад к медведям и поёт во всё горло:

Эх, как неловки

Божии коровки!

То ли дело - муравьи

Или ящерицы!

Пришёл в берлогу, кричит:

- Вот она, малина!

Медвежата подбежали к лукошку, рычат, толкают друг друга, кувыркаются, очень рады! А Иванушка, глядя на них, говорит:

- Эхма, жаль, что я не Медведь, а то и у меня дети были бы!

Медведь с женой хохочут.

- Ой, батюшки мои! - рычит Медведь, - да с ним жить нельзя, со смеху помрёшь!

- Вот что, - говорит Иванушка, - вы тут постерегите дверь, а я пойду ребятишек искать, не то хозяин задаст мне!

А Медведица просит мужа:

- Миша, ты бы помог ему!

- Надо помочь, - согласился Медведь, - уж очень он смешной!

Пошёл Медведь с Иванушкой лесными тропами, идут - разговаривают по-приятельски.

- Ну и глупый же ты! - удивляется Медведь, а Иванушка спрашивает его:

- А ты - умный?

- Я-то?

- Ну да!

- Не знаю.

- И я не знаю. Ты - злой?

- Нет. Зачем?

- А по-моему - кто зол, тот и глуп. Я вот тоже не злой. Стало быть, оба мы с тобой не дураки будем!

- Ишь ты, как вывел! - удивился Медведь.

Вдруг видят: сидят под кустом двое детей, уснули. Медведь спрашивает:

- Это твои что ли?

- Не знаю, - говорит Иванушка, - надо их спросить. Мои - есть хотели.

Разбудили детей, спрашивают:

- Хотите есть?

Те кричат:

- Давно хотим!

- Ну, - сказал Иванушка, - значит, это и есть мои! Теперь я поведу их в деревню, а ты, дядя, принеси, пожалуйста, дверь, а то самому мне некогда, мне ещё надобно похлёбку варить!

- Уж ладно! - сказал Медведь. - Принесу!

Идёт Иванушка сзади детей, смотрит за ними в землю, как ему приказано, а сам поёт:

Эх, вот так чудеса!

Жуки ловят зайца,

Под кустом сидит лиса,

Очень удивляется!

Пришел в избу, а уж хозяева из города воротились, видят: посреди избы кадушка стоит, доверху водой налита, картошкой насыпана да мукой, детей нет, дверь тоже пропала, - сели они на лавку и плачут горько.

- О чём плачете? - спросил их Иванушка.

Тут увидали они детей, обрадовались, обнимают их, а Иванушку спрашивают, показывая на его стряпню в кадке:

- Это чего ты наделал?

- Похлёбку!

- Да разве так надо?

- А я почём знаю - как?

- А дверь куда девалась?

- Сейчас её принесут, - вот она!

Выглянули хозяева в окно, а по улице идёт Медведь, дверь тащит, народ от него во все стороны бежит, на крыши лезут, на деревья; собаки испугались завязли, со страху, в плетнях, под воротами; только один рыжий петух храбро стоит среди улицы и кричит на Медведя:

- Кину в реку-у!..

ВОЙНА ГРИБОВ С ЯГОДАМИ.

Русская народная сказка в обработке В.Даля

Красным летом всего в лесу много - и грибов всяких и всяких ягод: земляники с черникой, и малины с ежевикой, и чёрной смородины. Ходят девки по лесу, ягоды собирают, песенки распевают, а гриб-боровик, под дубочком сидючи, и пыжится, дуется, из земли прёт, на ягоды гневается: "Вишь, что их уродилось! Бывало и мы в чести, в почёте, а ныне никто на нас и не посмотрит! Постой же, - думает боровик, всем грибам голова, - нас, грибов, сила великая - пригнетём, задушим её, сладкую ягоду!"

Задумал-загадал боровик войну, под дубом сидючи, на все грибы глядючи, и стал он грибы созывать, стал помочь скликать:

- Идите вы, волнушки, выступайте на войну!

Отказалися волнушки:

- Мы все старые старушки, не повинны на войну.

- Идите вы, опёнки!

Отказалися опёнки:

- У нас ноги больно тонки, не пойдём на войну!

- Эй вы, сморчки! - крикнул гриб-боровик. - Снаряжайтесь на войну!

Отказались сморчки; говорят:

- Мы старички, уж куда нам на войну!

Рассердился гриб, прогневался боровик, и крикнул он громким голосом:

- Грузди, вы ребята дружны, идите со мной воевать, кичливую ягоду избивать!

Откликнулись грузди с подгруздками:

- Мы грузди, братья дружны, мы идём с тобой на войну, на лесную и полевую ягоду, мы её шапками закидаем, пятой затопчем!

Сказав это, грузди полезли дружно из земли, сухой лист над головами их вздымается, грозная рать подымается.

"Ну, быть беде", - думает зелёная травка.

А на ту пору пришла с коробом в лес тётка Варвара - широкие карманы. Увидав великую груздевую силу, ахнула, присела и ну грибы сподряд брать да в кузов класть. Набрала его полным-полнёшенько, насилу до дому донесла, а дома разобрала грибки по родам да по званию: волнушки - в кадушки, опёнки - в бочонки, сморчки - в бурачки, груздки - в кузовки, а наибольший гриб-боровик попал в вязку; его пронзали, высушили да и продали.

С той поры перестал гриб с ягодою воевать.







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-01; Просмотров: 164; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (4.788 с.) Главная | Обратная связь