Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Астронавты пользуются кодами.



 

Если многие инсайдеры НАСА утверждают, что от нас скрывают главные секреты о Луне, тогда у астронавтов должны быть протоколы, позволяющие избежать утечки правды в радио переговорах. Одним из примеров могло бы стать раскрытие Шателеном того, что термин “Санта Клаус” был кодовым названием НЛО. Кое-какие записи разговоров астронавтов Аполлона с ЦУП позволяют предположить, что они действительно видели НЛО и загадочные структуры на Луне, но были проинструктированы пользоваться кодовыми фразами, такими как “Барбара”, в связи с артефактами. Также им “рекомендовали” “делать все менее очевидным” (ДВМО). По-видимому, это было кодовое слово, которым пользовался ЦУП в общении с астронавтами.

ДВМО – это лишь одна из множества зашифрованных фраз, которые использовались в нижеприведенном обмене, когда при прилунении лунного модуля сдуло пыль с необычного яркого пятна. Возможно, это была поверхность древнего разумно созданного пола лунной базы. Помните, что на Луне не может существовать никакого пятна выше относительно небольшого уровня яркости, как и любых вспышек света. Заметьте, какой загадочный оборот принимают официальные записи приказов ЦУП астронавтам Аполлона “идти в ДВМО”. Вдруг все, что они сообщают о “крупных аномалиях” выражается странным кодом. Затем астронавт прерывает код и прямым языком выражает то, что снова видит вспышку света:

“ЛМ (лунный модуль): Где твои крупные аномалии? Можешь быстро их охарактеризовать?

ПКМ (пилот командного модуля): Эй, я вижу на посадочной площадке яркое пятно, окруженное чем-то вроде гало.

ЦУП: Роджер. Интересно. Очень – иди в ДВМО. ДВМО.

ПКМ: Эй, сейчас оно серое, и номер один расширяется.

ЦУП: Роджер. Мы поняли. Мы все копируем. Иди в ДВМО. ДВМО.

ПКМ: Режим смещается в HM. Регистратор выключен. Теряем связь? Здесь браво. Браво, выбирайте OMNI. Эй, вы не поверите. Я прямо над краем кратера Ориенталь. Я просто посмотрел вниз и снова увидел вспышку света. 

ЦУП: Роджер. Понимаешь”.

Хотя меня очень интересовали данные темы, мы еще даже не начали обсуждать величайшие сокровища, которые я обнаружил в книге Шателена. Он не просто допустил утечку информации от инсайдеров, он посвятил свою жизнь исследованию древних цивилизаций и поиску доказательств, способных подтвердить то, что услышал. Чтение результатов его исследования стало одним из самых значимых духовных пробуждений, которые я когда-либо переживал. Они запустили пожизненный интерес к развитию новой научной модели, способной объяснить его открытия.

 

 

Глава 15.

“Большой год” Шателена заканчивается взрывом.

Все семена моего будущего были посажены тогда, когда я читал книгу Шателена и открывал свой ум описанной автором “большой картине”. Книга изобиловала многими интригующими данными, но в то время самым большим потрясением для меня стало то, что Морис называл “Константой из Ниневии”. Она была не просто потрясающим реликтом древней технологии и математики, который не должен был существовать, она оказалась научной революцией в действии. Также Шателен обсуждал 26.000-летний цикл на Земле – фокальную точку многих древних культур. Цикл делится на 12 Эр Зодиака, по 2.160 лет в каждой. В сумме они составляют 25.920 лет. Этот цикл исчерпывающе обсуждается в обеих моих книгах: Исследования Поля Источника и Ключ к синхронизму. Чем больше я читал о данном цикле, тем больше он меня захватывал, поскольку древние тексты утверждали, что в конце цикла Солнце высвободит огромную вспышку энергии. По-видимому, такая энергетическая вспышка станет механизмом запуска массового вознесения на Земле.

 

Константа из Ниневии.

 

Шателен объяснял следующее: когда в Ниневии, в Библиотеке ассирийского царя Ашшурбанипала в Ниневии (современный Ирак) впервые были обнаружены глиняные цилиндры, не вся клинопись была словами и предложениями. Все цилиндры содержали ни что иное, как гигантские числа. Археологи это игнорировали, полагая, что шумеры были просто древними дикарями, одержимыми числами, а Шателен обратил внимание на числа и изучал их.

Он знал: для того, чтобы успешно осуществлять космические миссии, необходимо выполнять очень точные расчеты, и единственный способ это сделать – считать время в секундах. Шателен рутинно жонглировал огромными числами в секундах для НАСА и начал анализировать сброшенные со счетов данные шумеров. Его внимание привлекло число 195.955.200.000.000. В секундах это приблизительно 6,2 миллиона лет. Ученый обнаружил, что такое колоссальное число можно получить, умножив 70 на 60, взяв произведение и снова умножить его на 60, повторяя процесс в общей сложности 7 раз. Это читается как (70 х 60)7 или 70, умноженное на 60, в седьмой степени. Вскоре Шателен осознал, что с помощью этого единственного числа можно рассчитать точное время, требующееся любой планете, комете или звездному объекту в Солнечной системе на совершение одного полного оборота вокруг Солнца. Каждый объект в нашей Солнечной системе вращается вокруг Солнца точное число циклов, совершенно укладывающихся в это число, как 12 яиц в картонную упаковку:



“Каждый период обращения или соединения всех тел Солнечной системы рассчитывается с помощью Константы из Ниневии, точно соответствуя, до нескольких десятичных знаков, величинам, представленным в современных таблицах американских астрономов… Мне не удалось найти ни единого периода обращения или соединения планет или спутников Солнечной системы, который не был бы дробью, с точностью до четвертого десятичного знака, Великой Константы Солнечной системы”.

В свою книгу Шателен включил таблицу, содержащую точное количество циклов, требующихся каждой планетарной орбите, чтобы уложиться в Константу из Ниневии, наряду со многими соединениями планет и разными другими звездными измерениями. Комета Галлея совершает ровно 81.000 циклов вокруг Солнца за промежуток времени, соответствующий 6,2 миллионам лет. Плутон совершает 24.998 циклов, что отличается от совершенного числа 25.000 всего на два года Плутона. Шателен считал, что, поскольку наши данные о Плутоне слишком отрывочны, дальнейший анализ подтвердит, что планета укладывается в Константу из Ниневии ровно за 25.000 циклов. Факт, что такой колоссальный 6,2 миллионов летний цикл вмещает все движения в нашей Солнечной системе, с точностью до четвертого десятичного знака, просто свел меня с ума. Теоретически, в результате подобного феномена все планеты выстраивались в совершенную прямую линию, по крайней мере, каждые 6,2 миллиона лет.

Совсем не предполагалось, что планеты пребывают в таком точном соотношении друг с другом, и, все же, это так. Шателен это доказал, и, как руководитель отдела по коммуникациям для миссий Аполлон, он имел уникальную квалификацию. НАСА решило, что он – самый компетентный и искусный человек на Земле, способный оперировать колоссальными числами, необходимыми для обеспечения общения лунных астронавтов с ЦУП. Я сразу же осознал, что здесь задействован некий великий гармонический принцип, вынуждающий все планеты, кометы и другие вращающиеся тела работать подобным образом, как шестеренки в прекрасных швейцарских часах. Еще более потрясающим было то, что в нынешнее время мы так и не открыли новую науку до тех пор, пока не появился Шателен. А вот древние шумеры хорошо о ней знали. Очевидно, они не были примитивным обществом, как привыкло верить большинство людей. Их научные знания намного превосходили наши.

 







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-01; Просмотров: 204; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.011 с.) Главная | Обратная связь