Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Типология партий и партийных систем




Политическая система - часть политической сферы, интегрированная сово­купность государственных и негосударственных институтов, осуществляющих власть, управление делами общества, регулированиеотношений между соци­альными группами, обеспечивающих стабильность и определенный социальный порядок. Политическая Система Общества - профсоюзы и др. организации и движе­ния, преследующие политические цели, а так же нормы, политические тра­диции и установки.

Нередко говорят также и о политической системе в широком смысле слова ( о политической организации общества ), чтоб учесть наличие и действие в обществе институтов и сил, не только задействованных во властных структурах, но и находящихся в аппозиции к существующим на данный момент властям.

Понятие партийной системы отображает способ взаимодействия различных партии в борьбе за власть. Старейшим (и наиболее популярным посей день) критерием, используемым для классификации партийных систем, является количественный: выделяют беспартийные, однопартийные, двухпартийные и многопартийные системы. Первые две разновидности возможны лишь в сочетании с авторитарными режимами и могут названы партийными системами условно, ибо значимое политическое взаимодействие между партиями здесь отсутствует. Беспартийные системы в мире встречаются редко. Это немногие сохранившиеся режимы и некоторые сохранившиеся диктатуры, налагающие запрет на деятельность других партий. В качестве примеров можно назвать своеобразные политические устройства Ирана (после самороспуска Исламской республиканской партии) и Ливии. Однопартийные системы свойственны в основном эгалитарно-авторитарным, авторитарно-тоталитарным и популистским режимам. Исходя из существования в той или иной стране однопартийной системы, можно достаточно уверенно приписывать ей один из перечисленных режимов.

Количественная классификация выделяет лишь две партийные системы, которые связаны с либеральной демократией - двухпартийную и многопартийную. Главная сложность, связанная с применением этих понятий, вытекает из некоторой условности термина “двухпартийная система” в Великобритании, которая считается её классическим образцом, “третьи” партии набирают на выборах до 10% голосов, а количество этих партии давно перевалило за сотню. Обосновывая правомерность использования термина, обычно указывают на то, что власть всё же осуществляется попеременно двумя крупными партиями.

Возникновение института многопартийности - один из важнейших признаков становления в стране гражданского общества. Появление и развитие политических партий в значительной мере свидетельствует об эффективности политической системы общества, является важным фактором укрепления демократической природы государства, обеспечения политических прав его граждан.

Если прибегнуть к аналогиям с экономикой, можно сказать, что многопартийность играет в политической системе ту же роль, какую рынок играет в системе производства. Подобно тому, как рынок создает механизм обратной связи между потребителем и производителем, многопартийная система служит посредником между гражданином и государственной властью.

Сравнительный анализ недостатков и достоинств двухпартийной и многопартийной систем издавна занимал политологов. Большинство всегда склоняется на сторону первой из них, приводя следующие аргументы:

1. Утверждают, что двухпартийная система способствует постепенному смягчению идеологических конфликтов между партиями и их постепенному переходу на более умеренные позиции. А это делает политическую систему более устойчивой.

2. Другое преимущество двухпартийной системы усматривают в том, что она позволяет одержавшей победу на выборах партии сформировать не подверженное кризисам правительство. Действительно, если в парламенте представлены лишь две партии, то одна из них непременно имеет абсолютное большинство мест, и вынести вотум недоверия ее лидеру- премьер-министру невозможно.

3. С точки зрения избирателя, несомненное достоинство двухпартийной системы- то, что она облегчит выбор при голосовании. Не нужно читать десятки партийных программ или часами сидя у телевизора, вникать в рассуждение “говорящих голов”; партий всего две, и соотнести собственные интересы с их программами не так уж сложно.

4. Наконец, утверждают, что только двухпартийная система позволяет приблизится к идеалу ответственного правления, который играет важнейшую роль во всех без исключения теоретических моделях демократии. Одна из партии находится у власти, другая в оппозиции. Если избиратели недовольны работой правительства, они используют выборы для того чтобы отправить его в отставку.

В условиях многопартийности политическое руководство носит, как правило, коалиционный характер. Это делает возможной ситуацию ,когда потерпевшая поражение на выборах партия остается в правительстве лишь потому, что является удобным партнером по коалиции.

Двухпартийные системы действительно продемонстрировали уровень стабильности и эффективности, о котором в условиях многопартийности приходится только мечтать.

Эффективное функционирование многопартийности предполагает наличие и взаимодействие устойчивых либо активно формирующихся социальных групп с объективно обусловленными и осознанными социальными интересами и с реальной возможностью реализации этих интересов путем воздействия на политические структуры через различного рода общественные объединения.

Если продолжить аналогию между рынком и многопартийностью, то механизм выполнения последней своих функций выглядит приблизительно так. Потребитель в лице социальных групп выходит на политический рынок, на котором ему предлагается соответствующий товар. В роли этого товара выступает тот или иной проект развития общества и решения общественных проблем. И как на рынке экономическом маркетинговые службы занимаются определением структуры спроса и в соответствии с ним предлагают те или иные товары, точно так же на рынке политическом партии обеспечивают предложение тех или иных проектов общественного развития, тех или иных рецептов решения проблем общества. Другими словами, на обоих рынках потребитель вовсе не обязан четко осознавать свой интерес - за них это делают специальные институты: на экономическом рынке - маркетинговые службы, на политическом - партии. "Покупая" тот или иной товар на политическом рынке (путем голосования на выборах за представителей каких-либо политических сил), общество определяет курс, которого должна придерживаться государственная власть, - так же как потребитель экономического рынка, приобретая те или иные товары, опосредованно формирует структуру и стратегию развития производительных сил.

Таким образом, из вышесказанного следует, что главнейшей областью приложения сил политических партий является идеология, т.е. создание проектов общественного развития. Прибегая к услугам партий, потребитель политического товара нуждается именно в них. От того, насколько удачный (в том числе и учитывающий все нюансы конъюнктуры) товар сможет предложить та или иная партия, зависит и все остальное: удастся ли ей реализовать свои претензии на роль выразителя политических интересов определенной социальной группы, удастся ли ей рекрутировать достаточное число представителей активной части населения, чтобы образовать сколько-нибудь дееспособную организационную структуру и т.д. Если удастся, она станет полноценной политической организацией, если нет - останется политическим маргиналом, обреченным на существование в лучшем случае в статусе клуба или секты.

Все разнообразие возможных проектов общественного развития укладывается в поле, которое принято называть идейно-политическим спектром. У этого спектра есть система координат, для обозначения которых традиционно используются такие понятия как "правый фланг", "левый фланг", "центр". Если разместить все существующие идеологии в этой системе координат, то крайне правый фланг займут организации, чьи политические программы можно охарактеризовать как реакционно-романтические, в то время как крайне левый фланг достанется революционным романтикам. Революционные романтики выступают с позиций категорического неприятия действительности и стремятся воплотить в жизнь некий идеальный, до сих пор не имевший место в действительности проект общественного устройства. Реакционные романтики, напротив, исходят из безусловного отрицания любых новаций и борются за возврат к "золотому веку", якобы бывшему некогда в истории, но впоследствии утраченному из-за страсти к бездумному модернизаторству. И крайне правым, и крайне левым присуща готовность пойти для достижения своей цели на насилие, в том числе и нелегитимизированное. Между центром и правым флангом размещаются организации, придерживающиеся консервативных взглядов и ценностей и основной задачей считающие поддержание status quo. Консерваторам, так же как и реакционным романтикам, свойственно негативное отношение к новациям, но они не разделяют веры в "золотой век" и стремятся не к реставрации идеализированного прошлого, а к максимально возможному сохранению существующих реалий. В борьбе за это основную ставку консерваторы делают на силу, но, в отличие от крайне правых, предпочитают опираться на легитимизированное насилие, т.е. исходящее от наделенных соответствующими полномочиями государственных органов. Позицию между левым флангом и центром занимают социальные реформаторы, выступающие за изменение существующего положения, но, в отличие от крайне левых, старающиеся не прибегать к нелегитимизированному насилию. Наконец, место в центре принадлежит тем политическим силам, которые пытаются обеспечить подвижное равновесие между необходимостью внесения известных корректив в общественное устройство и желанием сохранить его жизнеспособные элементы. В реальной жизни основные цвета политико-идеологического спектра имеют множество оттенков, однако описанной схемы это не отменяет.

Сила того или иного фланга зависит от степени развитости конкретного общества. Так, для стран с недостаточно зрелым гражданским обществом, не имеющим традиций контроля над органами государственной власти, характерна политическая поляризация, при которой наиболее сильные политические организации расположены на левом и правом флангах. При этом, как правило, сила правых организаций обеспечивается в основном поддержкой со стороны во многом независимой от общества государственной власти, предоставляющей, в том числе и посредством дискриминационного избирательного законодательства, привилегии имущим классам. Сила же левых партий обусловливается поддержкой "низших" классов, чьи возможности для участия в политической жизни значительно ограничены по сравнению с классами "высшими". В странах со зрелым гражданским обществом и достаточно развитой системой обратной связи между гражданами и государством, напротив, наиболее влиятельные политические организации тяготеют к центру, в то время как партии, исповедующие крайне правые и крайне левые взгляды, находятся на положении маргиналов.

Для западноевропейской многопартийности характерно отнесение к крайне правому флангу разного рода религиозных фундаменталистов, легитимистов (монархистов), националистов-этнократов; к крайне левому - анархистов, коммунистов; к центру - либералов. Между центром и крайне левым флангом классическая схема помещает, как правило, социал-демократов, между центром и крайне правым флангом - этатистов ("государственников"). Однако в переходные периоды истории эта схема заметно видоизменяется, что, в частности, случилось в современной России, где в определенный момент противоположные крылья политического спектра - реакционно-романтический (национал-патриотический) и революционно-романтический (коммунистический) - сомкнулись, породив феномен т.н. "право-левой" (или "красно-коричневой") оппозиции. В результате та часть политического спектра, которая, согласно классической схеме, должна располагаться в центре - а именно либеральная, - оказалась вытесненной на один из флангов (левый), а на роль центристов стали претендовать силы, традиционно располагающиеся справа и слева от центра, т.е. консерваторы-этатисты и социал-демократы.

Следует отметить, что феномен сближения и даже слияния политических крайностей не нов. В 20-30-е гг. ХХ в. он уже имел воплощение в форме германского национал-социализма и итальянского фашизма, соединивших социально-революционную демагогию с неприкрытой ксенофобией. Однако ни в Германии, ни в Италии такое соединение крайностей не привело к коренной трансформации политического пространства. Национал-социализм (фашизм) как политическая сила в конце концов занял место на крайне правом фланге, вытеснив оттуда традиционных реакционных романтиков. Противостоя левым (социал-демократам), крайне левым (коммунистам) и центру (либералам), он ни в коей мере не способствовал смещению центра к одному из флангов, а уж тем более - сближению консерваторов-этатистов и социал-демократов.

Хотя политические партии в современном смысле слова возникли не так давно, ныне, по общему мнению политологов и политиков, они переживают период упадка.

Сходит на нет значение низовых партийных организации, а партийная печать, долго считавшаяся одним из признаков либеральной демократии, ныне стала анахронизмом. Роль партии в структурировании результатов выборов тоже заметно уменьшилась. Часто люди голосуют не за партию, а за “имидж” того или иного кандидата, созданный коммерческими средствами массовой коммуникации.

Тем не менее, нет института, который успешнее справлялся бы с тремя важнейшими функциями - передачи власти, политической мобилизации масс и легитимации существующих режимов, чем партии.

 

 

Заключение

 

В настоящее время в нашей стране деятельность общественных фор­мирований регламентируется Законами Республики Бе­ларусь "Об общественных объединениях" (от 26 октября 1994 г.) и "О политических партиях" (от 28 октября 1994 г.). Законодательство регулирует порядок образования, фор­мы и условия деятельности общественных объединений, вопросы финансирования, участия в выборном механиз­ме и др. Правовая институализация политических партий и других общественных объединений свидетельствует о признании их государством в качестве особого политико-правового института, занимающего важное место в поли­тической системе общества.

 

 

Список используемой литературы:

Сравнительная политология. Голосов Г.В. изд-во НГУ, 1995

Введение в политологию К.С. Гаджиева М, Просвещение, 1994

Основы политологии, Дорофеев В.И., Родионов В.А., СГУ, 1993г.

Перегудов С.П., Холодковский К..Г. Политическая партия: мировой опыт и тенденции развития//Коммунист. -1991.-№2;

Шмачкова Т.В. Мир политических партий//Политические исследования. - '1992.-№1-2.

Ажгибкова Г.Н., Федорова Н.Н. “Социальные основы политических систем.” - М .1991 и др.

С.В. Решетников, «Политология», Минск 2002 г.

 

 


[1] Основы политической науки. М. - 1993. - Ч. И. - С. 8.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 380; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.012 с.) Главная | Обратная связь