Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Канонические и неканонические жанровые структуры. Категории «канон» и «внутренняя мера» в теоретической поэтике.

Первая проблема современной теории литературных жанров – соотношение между двумя значениями термина «жанр», а вместе с тем между теоретической моделью жанровой структуры и реальной историей литературы. Вторая проблема – причины и следствия смены канонических жанров неканоническими, произошедшей на рубеже XVIII-XIX вв. Роман – неканонический жанр. В традиционных жанрах инвариантной структурой был канон, т.е. совокупность законов и правил, которые являются нормой и образцом для всех художественных произведений данного рода. Канон представал полностью осуществленным и улавливался простым наблюдением и описанием. В жанрах, которые возникли на рубеже XVIII-XIX вв, т.е. неканонических (роман, романтическая поэма), «порождающая модель» данного произведения не была тождественна структурной основе произведения-образца, выделенной путем наблюдения и описания.

Поэтика XX века переосмысливает конфликт между романтизмом и нормативной поэтикой. Каноны были естественным следствием представления о том, что в истоках любого творчества – определенные вечные идеи-эйдосы. Литературная традиция складывалась на основе сознательной ориентации авторов на такие произведения предшественников, которые лучше всего «подражали» неизменным прообразцам.

"Твердые формы. Твердыми (каноническими) могут быть: 1) стихи (строки); 2) строфы, как узаконенные (твердые) твердых или нетвердых или твердых и нетвердых стихов; 3) формы в тесном смысле, как группировки строф, или одна твердая строфа, как твердая форма".

Канонические и неканонические жанры сосуществуют, но доминируют канонические и именно поэтому сохраняется представление о том, что жанр – постоянно воспроизводимая система признаков произведения, причем признаков, свидетельствующих о некой устойчивой содержательности. Константные структуры неканонических жанров (роман): стилистическая трехмерность, хронотоп незавершенного настоящего и «зона контакта» автора и читателя, в которой строится образ героя.

К каноническим и неканоническим жанрам одинаково относится идея «памяти жанра». Это понятие выявляет следующее живое противоречие: с одной стороны, благодаря постоянному воспроизведению структурного инварианта в разных произведениях сохраняется единая смысловая основа жанра, с другой стороны, благодаря постоянному варьированию этой структуры происходит обновление смысла. И в канонических, и в неканонических своих разновидностях жанр не просто репродуцирует либо готовую структуру, либо творческий принцип, одновременно жанр являет собой непосредственную форму литературного самосознания. Известно, что отказ от канонов – важнейший поворотный момент развития литературы. Но без определенных норм и границ никакой жанр обойтись не может; жанр и есть особая система норм.

 

Родовые свойства эпической формы: история и теория вопроса. «Большие» и «малые» эпические формы.

Тамарченко Н.Д. Эпика

«Эпос» в русской культурной традиции – обозначение и литературного рода, и одного из жанров, относимых к этому роду, - эпопеи.

Двузначность слова возникла исторически. Эпопея долго считалась наиболее адекватным воплощением одной из основных возможностей или одного из направлений развития всякого словесно-художественного творчества. Этот тип творчества именовался так же, как его величайшие образцы. Обнаруженные в них структурные особенности или законы строения послужили меркой для оценки и исходным пунктом в изучении близких к эпопее жанров, включая и роман.

В современных определениях понятий «эпос» или «эпика» сделан акцент на повествовании, причем учитывается не только место повествования как речевой формы в тексте произведения, но и его функции посредничества и вместе с тем создания временной дистанции.

«Родовые» свойства текста эпического произведения

1.Взаимоосвещение авторской и чужой речи

Независимо от того, какая форма речи в подобных произ­ведениях количественно преобладает, их текст всегда строит­ся на качественных различиях между в основном изобра­женной («объектной») речью персонажей и в основном изоб­ражающей речью повествователя или рассказчика. Как бы ни был высок «ценностный ранг» героя в произведении и ве­лик удельный вес его высказываний в тексте, именно его речь для читателя-слушателя выступает в качестве «чужой».

Родовой признак текста эпического произ­ведения — не какая-то определенная композиционная форма речи (будь то повествование или диалог), а, как формулирует Бахтин, «взаимоориентация авторской и чужой речи», т.е. взаимодействие двух принципиально различных субъектно-речевых установок, каждая из которых может представать в разнообразных композиционных формах.

Инвариантная структура эпического текста представляет собой не просто сочетание, а взаимоосвещение авторского и чужого слова с помощью сочетания внешней и внутренней языковых точек зрения.

2. Фрагментарность

Наряду с отмеченным инвариантным для эпики сочетанием внешней и внутренней языковых точек зрения на авторское и чужое слово текст эпического произведения отличает также фрагментарность, тем более заметная, чем ближе произведение к большой эпической форме. Эпический художественный текст состоит из фрагментов, вычленяемых на разном уровне и по разным критериям. Эта его особенность вполне кореллирует с издавна отмечавшейся в качестве признака «эпично­сти» самостоятельностью частей или элементов самого изображенного мира, между которыми преобладают чисто сочинительные связи.

Отсюда и особенности читательского восприятия эпических произведений, наиболее очевидные в случаях большого и среднего объема текста: неосознанные пропуски одних фраг­ментов, нейтральное отношение и суммарные впечатления от других, детальное видение и акцентирование значения треть­их. Отсюда же и традиция литературоведческого анализа эпи­ческого произведения через фрагмент. При этом в центре вни­мания оказываются различные аспекты: единая сюжетная си­туация или характерный тип общения персонажей, субъект­ная структура и стилистика.

В эпическом тексте можно увидеть не только разделение на авторскую и чужую речь, но и множество различных типов высказывания.

1) высказываения, созданные автором произведения и приписанные им «вторичным» речевым субъектам, прямая речь персонажей, внешняя и внутренняя, собственно повествование, описание. Характеристика, вставные рассказы

2) высказывания, не включенные в кругозор персонажей и повествователя, а иногда и не созданные автором: эпиграфы, названия частей и глав, название произведения, вставные тексты, принадлежащие другим авторам.

Прозаический художественный текст таким образом состоит из фрагментов, вычленяемых на разном уровне и по разным критериям.

Жанры эпики принято делить на большие, средние и малые.

Большие: эпопея и роман

Средние: повесть, новелла, рассказ, лиро-эпическая поэма.

Малые: анекдот. Притча, басня:

Но: Свойства и структуры большой и малой эпики во многом противоположны.

Характеристики предмета изображения, которые акцентируют широту охвата, многообразие явлений в жизни, характерны только для большой эпической формы. Однако малые жанры и по объему и по содержанию во многом аналогичны эпизодам больших. Этот факт говорит о родстве различных по объему форм эпики.

Родство больших и малых эпических форм

Сравнивая структуры больших и малых эпических форм, мы замечаем определенное родство между ними, которое про­является, между прочим, и во встречных тенденциях жанро образования. Первые членятся на фрагменты-жанры — вплоть до такого предела, на котором произведение кажется «цик­лом» («Герой нашего времени»). Вторые (анекдоты, притчи и, в меньшей степени, басни) действительно объединяются в циклы, образуя в результате некое подобие большой формы.

Такого рода взаимное тяготение противоположностей явно возрастает в ходе истории словесного искусства (поэтому мы оставляем в стороне вопрос о циклизации эпических произве­дений — обычно большой или средней формы — вокруг фольк­лорных или исторических персонажей, а также некоторых иных образов1; такая циклизация имеет, по-видимому, исто­рически локальную природу и значение).

«Вставные истории», всегда присущие большой эпике, — третий, «средний», вариант сосуществования двух видов эпи­ческих форм. Такие вставки благодаря взаимоотражению об­рамляющих и обрамленных сюжетов (игра в кости Юдхишт-хиры и Наля в «Махабхарате», рассказ Нестора о Мелеагре в «Илиаде») и форм рассказывания (подобие между рассказом поэмы Гомера об Одиссее и рассказом самого Одиссея о себе, а также Демодока о нем) создают впечатление бесконечности мира и в предметной, и в субъектной сферах. Подобную же роль играют вставные истории и в романе: с их помощью раз­мыкаются не только пространство или время изображенного действия, но и спектр возможных точек зрения на события настоящего.

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 157; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.08 с.) Главная | Обратная связь