Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Событие рассказывания» и вопрос об иерархии повествовательных инстанций. Автор и герой в эпическом произведении.



1.«Событие рассказывания» - такое общение между субъектом высказывания в художественном произведении и его адресатом читателем, в ходе которого или посредством которого произведение отображает или оценивает свой предмет. К вторичным событиям рассказывания можно отнести показ читателю героя, который рассказывает какую- либо историю своим слушателям (другим персонажам). Ведь такое событие рассказывание не изображает предмет рассказывания, а само изображается. (* рассказ Максима Максимыча о «Бэле»)

Нужно прежде всего различать событие, о котором рассказано в произведении, и событие самого рассказывания. Это различение, впервые в русском литературоведении предложенное, по-видимому, М.М. Бахтиным, стало теперь общепринятым. Под событием рассказывания подразумевается, прежде всего, словесный план произведения, а также порядок изложения событий и «субъектная организация»: система носителей речи и система наблюдателей, с точек зрения которых описываются события. Событие рассказывания всегда будет планом выражения.

Событие рассказывания, является способом передачи определенной информации — авторского понимания действительности. Событие рассказа и событие рассказывания несут в себе определенную оценку. Словесный план может выражать ее прямо. Например, описывая, как Пьер Безухов сделался «неожиданно богачом и графом Безуховым», Толстой сообщает, что «даже люди, прежде бывшие злыми и очевидно враждебными, делались с ним нежными и любящими». Но из этого же примера видна уязвимость прямой словесной оценки: несмотря на авторскую речь, перед нами точка зрения героя («Пьер… почувствовал»), а герой может ошибаться. Для выяснения степени нашего доверия этой оценке мы должны обязательно соотнести ее с носителем оценки и выяснить все уязвимые моменты. Здесь их много: Пьер — человек неопытный и наивный, и читателю нетрудно догадаться, что если люди, недавно выражавшие свое презрение, теперь «делались с ним нежными и любящими», то не потому, что в его присутствии они духовно преображались, а потому, что заискивали перед его богатством.

Художественное произведение как целое представляет собой не только изображенный мир, но и высказывание автора об этом мире. А всякое высказывание кому-то адресовано, для кого-то предназначено. Текст произведения соотнесен поэтому не только с предметом – событием, героем, но и с единым субъектом речи, которому принадлежит много высказываний на протяжении произведения, или с различными субъектами речи, «авторами» содержащихся в этом произведении высказываний. В художественном произведении мы находим прямую речь персонажей, а также высказывания какого-то особого субъекта речи, который не принадлежит к персонажам и обращается не к ним, а к читателю. Таким образом, «событие рассказывания» - это такое общение между субъектом высказывания в художественном произведении и его адресатом-читателем, в ходе которого или посредством которого произведение изображает и оценивает свой предмет.

2. Иерархия повествовательных инстанций

Повествовательная инстанция обозначает участников нарративного процесса. Повествовательные инстанции определяются коммуникативной природой нарративного текста. Основу типологий повествовательных инстанций составляет отношение их либо к полюсу адресанта (отправителя) информации (автора), либо к полюсу адресата (читателя.) В нарратологии XX в. была установлена множественность тех уровней текста, на которых можно выделить пару «автор- читатель».

Схема уровней: 1. Конкретный автор создает литературное произведение с абстрактным автором (в произведении), который в совю очередь создает фиктивного нарратора в изображаемом мире. Фиктивный нарратор создает персонажа, который находится в повествуемом мире. Этот персонаж создает цитируемый мир. 2. Этот цитируемый мир направлен к другому персонажу в повествуемом мире, который в свою очередь - > к фиктивному читателю (нарратору) в изображаемом мире. Он выводит нас на абстрактного читателя, в котором заключены предполагаемый адресат произведения и идеальный реципиент (на уровне литературного произведения). И в итоге приводят к конкретному читателю.

(Различают конктретные п.и. и абстрактные п.и. Конкретные принадлежат к области внешней коммуникации=> различают конкретного автора и конкретного читателя. Они не являются изображенными категориями, не имеют «текстового тела». Конктреный автор(биографический автор)- реальная историческая личность, создатель лит- ного произведения. Находится за пределами текста, не изображается в произведении. Конкретный читатель- реальный или потенциальный читатель лит- ного произведения. Не являются объектами нарратологии.)

Таким образом, вопрос уровней повествовательных инстанций является вопросом о том, кто говорит и кто видит в повествовании. Историю может излагать либо один из персонажей, либо кто-то, не принимающий участия в действии. Персонаж, излагающий историю, может быть либо протагонистом, либо свидетелем. Рассказчик, не принимающий участие в истории, может, тем не менее, быть персонажем другой истории.

Основные повествовательные инстанции, выступающие в роли членов коммуникативной цепи, по которой осуществляется «передача» художественной информации от писателя к читателю, находящихся на противоположных полюсах процесса художественной коммуникации, — это, во-первых, реальные автор и читатель, находящиеся на внетекстовом уровне, и, во-вторых, многочисленные внутритекстовые инстанции.

Нарратологи исходят из убеждения, что на каждом повествовательном уровне должна быть своя пара отправителя и получателя художественной информации. Первым таким уровнем, на котором возникает абстрактная или нормативная коммуникативная ситуация, является уровень взаимодействия абстрактного, имплицитного автора и абстрактного, имплицитного читателя. (Это абстрактные п.и.) не фиксируются в тексте, не являются изображаемыми категориями, но постулируются как необходимые. В психологическом плане эти две инстанции реализуются как предполагаемые образы автора (интенция читателя) и читателя (интенция автора) и поэтому терминологически обозначаются как имплицитный, т. е. подразумеваемый, автор и имплицитный читатель. В. Шмид в данном случае говорит об «абстрактном авторе» и «абстрактном читателе».

Для лингвистически ориентированных нарратологов, близких структуралистским позициям, главное значение имеют повествовательные инстанции, зафиксированные в тексте. К их числу принадлежит основная повествовательная инстанция — нарратор (рассказчик, повествователь), ответственный за «вербализацию», т. е. выражение в языковой форме художественной информации. Ее получателем на этом повествовательном уровне является наррататор, фиктивный читатель. Принадлежит к изображаемому миру. Это явный или подразумеваемый собеседник, к которому обращена речь нарратора. Наррататор фиксируется в дискурсе: он может быть назван через форму 2 лица, иногда 1 лица мн.ч., через обращение («любезный читатель»), с помощью апелляции0 обращение к адресату занять опр позицию по отношению к наррататору и его повествованию- выраж через императивные формы, риторич.вопросы или лирическое отступление. И с помощью ориентировки- определяет языковые, социальные, поведенческие нормы, которые учитывает наррататор, адресуя сове высказывание, исходя из этого можно сделать вывод о тоом, какое представление имеет нарратор о своем собеседнике. Взгляды могут совпадать или не совпадать.

Дальнейшая детализация этого уровня, где действует коммуникативная пара нарратора и наррататора, привела к выделению еще двух подуровней со своими повествовательными инстанциями. Если нарратор повествует в «личной грамматической форме» (от анонимного первого лица или лица персонажа-рассказчика), то постулируется возникновение уровня «фиктивной коммуникативной ситуации», на котором коммуницируют фиктивный, или эксплицитный автор («фигура в тексте») и фиктивный, или эксплицитный читатель. Последний также может выступать как в роли персонажа — слушателя рассказываемой истории, так и в виде текстуально зафиксированных обращений эксплицитного автора типа «дорогой читатель», «Вы можете этому не поверить, но...» и т. д. Данный уровень, и, соответственно, его инстанции отсутствуют в «безличном», «имплицитном» повествовании от третьего лица.

Ж. Женетт выделил еще один коммуникативный уровень — уровень фокализации, где происходит вербализация зрительной перспективы, и, соответственно, фокализатора — отправителя этой воплощенной в слова зрительной информации и ее получателя — имплицитного зрителя.

Выделяют повествование от третьего лица и повествование от 1-го лица. Того, кто ведет повествование от 3 лица, не называет себя (не персонифицирован), условились обозначать термином повествователь. Ведущего рассказ от 1-го лица принято называть рассказчиком.

Пути разграничения этих понятий:

1.«Я-повествование» и «Он-повествование» (событие рассказывания осуществляется либо от первого, либо от третьего лица)

2.«Скрытый автор» и «рассказывающий персонаж» (автор скрыт, носитель речи не выявлен, растворен в тексте – повествователь; носитель речи открыто организует своей личностью весь текст - рассказчик)

3.Рассказ извне или изнутри изображенного мира (автор – извне, рассказчик – внутри)

Сочетание множественности говорящих лиц внутри произведения с единым субъектом речи, присутствующих на протяжении всего произведения, заметнее всего отображается в эпике.






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 180; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.091 с.) Главная | Обратная связь