Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Уцелевшие бежали через горы в Словакию .



В Ютландию против самого Торстенсона отправил-
ся генерал Галлас .

Заслуженный ветеран , ценимый более за свою пре-
данность династии , чем за скромные военные способ-
ности , некогда служил под командою Валленштейна и
отошел от него в критические январские дни 1634 г .
Позже Галлас принимал деятельное участие в разгроме
шведов при Нердлингене . Теперь он настолько спился ,
что почти утратил способность руководить войсками .
Солдаты рассказывали , что однажды Галлас и Пикко -
ломини просидели за вином два дня и ночь , не произнося
ни слова , кроме : «Пей , Галлас ! » , «Пей , Пикколомини ! »

10*











147


Действия Галласа были медлительны и нерешитель-
ны. Придя с огромным опозданием в Ютландию, он вме-
сто того, чтобы запереть там Торстенсона, выпустил его,
едва не оказался сам взаперти, бросился отступать и,
теряя тысячи людей отставшими и умершими, вернулся
с жалкими остатками своей еще недавно столь много-
численной армии в Чехию.

Торстенсон снова отправился разорять наследствен-
ные владения Габсбургов, а имперцы и баварцы с тру-
дом собрали еще одну армию, чтобы бросить ее навстре-
чу шведам. Сам император прибыл в Прагу, поближе
к театру военных действий, надеясь воодушевить своим
присутствием свои войска. В церквах состоялись тор-
жественные молебны.

Решительное сражение произошло в Южной Чехии,
близ Табора, у деревни Янков, 6 марта 1645 г. С обеих
сторон в сражении участвовало равное число солдат,
но шведы имели подавляющее превосходство в артилле-
рии (60 орудий против 26). У католиков был перевес
в кавалерии, которой командовал Верт.

Генералы имперцев и баварцев действовали врозь.
Отчаянная атака конницы Верта была отражена шве-
дами. Тем не менее католические войска сражались
чрезвычайно упорно, пока, наконец, шведы не окружили
их центр и не уничтожили его. 4000 человек, в том числе
фельдмаршал Гетц, два полковника, погибли. 4000 сло-
жили оружие. Путь на Вену был открыт.

Население Вены, которое сначала говорило о при-
ближающихся шведах с пренебрежением, как о кучке
мародеров, пришло в смятение. Жители массами бежали
из города, и магистрат объявил о запрещении эвакуации
для мужчин от 16 до 60 лет. Наспех созданное город-
ское ополчение вместе с добровольческими отрядами
молодежи вступило в бой с авангардными частями шве-
дов. Торстенсон, наткнувшись на такое сопротивление,
решил не задерживать себя затяжными боями на опу-
стошенной местности и стал отходить в Моравию.

Собственно австрийские земли пострадали от войны
гораздо меньше, чем другие части Империи. Металлур-
гическая промышленность, работавшая на войну, процве-
тала, а общая численность населения не только не сокра-

148


тилась, а даже несколько выросла. Однако после Ян-
ковской битвы эти земли оставались все время откры-
тыми для неприятеля, любое колебание военного счастья
приводило его к стенам столицы Империи. Ферди-
нанд III почувствовал, что затягивать мирные пере-
говоры опасно.

В Моравии шведам не везло. Чтобы стать хозяевами
Моравии, они должны были овладеть ее столицей Брно.
Город, правда, не был готов к обороне. Его укрепления
были не закончены, боеприпасов не хватало, численность
гарнизона не достигала нормы. Сначала никто из офице-
ров императора не брался руководить обороной Брно.
Тогда за дело взялся бывший шведский офицер Людо-
вик де Суш. Бедный французский дворянин-гугенот из-
под Ла Рошели, де Суш, не надеясь на карьеру при дворе
французского короля, отправился искать счастья по све-
ту. По-видимому, он решил, что у шведов, среди множе-
ства блестящих генералов, новичку труднее выдвинуть-
ся, чем среди вечно битых имперских полководцев. Во
всяком случае, де Суш успел к 1645 г. уже зарекомендо-
вать себя в боях против шведов и принял участие в Ян-
ковской битве.

Назначенный комендантом Брно, де Суш 26 марта
заверил императора, что не капитулирует ни при каких
обстоятельствах (надо иметь в виду, что шведы и не
дали бы пощады перебежчику). Мобилизовав жителей,
де Суш закончил сооружение городских укреплений
прежде, чем появился шведский авангард. Еще через
день, 4 мая, подошел сам Торстенсон с главными силами.
В приказе войскам он поставил задачу: овладеть горо-
дом в течение трех дней, цитаделью — в течение восьми
дней.

Де Суш резко отверг предложение сдаться, и шведы
приступили к осадным работам. В штурмах и вылазках,
в закладке мин и контрмин прошло не восемь дней, а
четыре месяца. Осаждающим с каждой неделей станови-
лось труднее добывать продовольствие и топливо в разо-
ренных окрестностях Брно. Лето выпало на редкость хо-
лодное и дождливое. Солдаты, не имевшие подчас воз-
можности обсушиться и поесть горячей пищи, жестоко



149


страдали и заболевали. Осень обещала принести новые
невзгоды.

Трансильванский союзник французов и шведов князь
Ракоци, тревоживший Габсбургов с востока, получил
этим летом грозное распоряжение турецкого султана
оставить германского императора в покое. Венгерские
войска стали покидать шведские позиции под Брно.
15 августа Торстенсон предпринял генеральный штурм
и, потерпев снова неудачу, снял через пять дней осаду.

Император тем временем произвел новый набор в
свою армию, и в течение осени и зимы 1645—1646 гг.
большая часть территории Чехии и Моравии снова пере-
шла в его руки. Лишь в нескольких укрепленных пунк-
тах Моравии остались шведские гарнизоны. Торстенсон
отступил через Чехию на северо-запад, а в декабре
1645 г. усилившееся недомогание заставило его отка-
заться от командования. На его место был назначен
Карл Густав Врангель.

В Вестфалии же не спешили. Назначенный на 25 мар-
та 1642 г. мирный конгресс был отсрочен, и участники
мирных переговоров стали съезжаться в Мюнстер и Ос-
набрюк только в начале 1643 г.

Целые месяцы ушли на обсуждение вопросов, имев-
ших, казалось, весьма отдаленное отношение к условиям
мирного договора: кто и в каком порядке будет высту-
пать на конгрессе, какие почести приличествуют той или
иной делегации и т. п. Оживленную дискуссию вызы-
вали, например, такие вопросы: называть ли француз-
ского представителя герцога Лонгвиля высочеством, а
представителей курфюрстов — превосходительствами.
Затем начались долгие споры по поводу полномочий де-
легатов. Французы, несмотря на первоначальные возра-
жения со стороны имперской делегации, настояли на
том, чтобы на конгресс были допущены представители
немецких князей и городов. Тем самым признавалась
их самостоятельность и, в известной мере, равноправие
по отношению к великим державам и даже к главе
Империи.

4 декабря 1644 г. торжественно открылся конгресс
в Мюнстере, где обсуждались взаимоотношения между
Империей и Францией, а во второй половине 1645 г. —-














































































































J 50


конгресс в Оснабрюке, занимавшийся шведско-герман-
ским вопросом. Делегаты, прибыв из разоренных войной
стран и областей, где население умирало тысячами от
голода, старались показной роскошью подчеркнуть, что
ресурсы представляемых ими государств далеко не ис-
черпаны. Многочисленные свиты, богатые одежды, оби-
лие драгоценностей, вино, бьющее из фонтанов, бычьи
туши, зажаренные прямо на улицах для угощения каж-
дого желающего, создавали нелепую и фантастическую
в условиях 20-летней войны картину изобилия.

Переговоры продвигались крайне медленно. Каждый
из участников пытался извлечь максимально возможную
выгоду для себя, испробовать все варианты, все комби-
нации прежде, чем идти на соглашение по тому или ино-
му вопросу. Между союзниками и даже между членами
одной и той же делегации нередко вспыхивали раздоры.
Например, среди шведских представителей сторонники
королевы Христины, настаивавшей на прекращении
войны и соглашавшейся на уступки, боролись с воин-
ственными приверженцами канцлера Оксеншерны. Граф
д' Аво, много лет осуществлявший политику Франции
в Германии, не ладил с Сервисном, ставленником Ма-
зарини.

В декабре 1645 г. в Мюнстер прибыл первый ми-
нистр императора граф Максимилиан Траутманнсдорф,
взявший в свои руки руководство имперской делегацией.
Бывший протестант и сторонник Валленштейна, он, не-
смотря на рее это, пользовался полным доверием Ферди-
нанда III. По общему признанию, Траутманнсдорф был
самым выдающимся из дипломатов, принимавших уча-
стие в вестфальских переговорах. Соединявший твердую
решимость с деликатностью в обращении, он осторожно
и гибко, но в то же время последовательно и настойчиво
старался ограничить аппетиты шведов и французов, уме-
рить противоречивые претензии князей и отстоять, на-
сколько возможно, притязания австрийской Габсбург-
ской династии. При всем этом глава имперской делега-
ции стремился не допустить срыва переговоров, так как
был давно и глубоко убежден, что мир является жиз-
ненной необходимостью для Империи и Австрийского
государства.

151


Переговоры велись в обоих городах одновременно,
и по многим вопросам между делегациями возникла бес-
конечная переписка, в которой заботились не столько о
том, чтобы ясно изложить взгляды, сколько о том, что-
бы скрыть их. Обмен посланиями производился через
посредников — представителей Дании, папы и Венеции,
которые были заинтересованы в том или ином решении
многих вопросов и со своей стороны затягивали пере-
говоры.

Правительства тщательно следили за переговорами, а
медлительность в их ходе позволяла главам государств
посылать время от времени дополнительные инструкции
и, меняя требования, нередко мешать своим дипломатам
завершить уже начатый маневр, уже почти согласован-
ную сделку.

Претензии то уменьшались, то увеличивались, в зави-
симости от колебаний военного счастья. Зная о все ухуд-
шавшемся внутреннем положении друг друга, обе сто-
стороны как бы соревновались в выдержке.

1 июня 1645 г. шведские и французские уполномочен-
ные предъявили свои предложения, которые обсуждались
имперской стороной до апреля 1646 г. Поскольку шведы
и французы заговорили об удовлетворении, на которое
они претендуют, имперская делегация заявила, что та-
ковое удовлетворение скорее приличествует императору
как пострадавшей стороне. На это шведы отвечали, что
их король вступил в войну против своей воли, что война
стоила Швеции бесчисленных жертв, за что ей и причи-
тается справедливое вознаграждение. После обмена по-
добными высокопарными декларациями стороны присту-
пили к деловому обсуждению взаимных претензий.

Испания сначала принимала участие в переговорах
вместе с императором. Больным вопросом для нее были
национальные движения в Нидерландах, Португалии и
Каталонии. Интересовались испанцы также и положе-
нием в Италии, судьбой Рейнского Пфальца и француз-
скими завоеваниями в Бельгии и на пиренейской границе.
Не будучи в силах бороться одновременно с Францией
и Голландской республикой, испанское правительство
должно было сделать выбор, с каким из противников
следует примириться и на кого надо обрушить все вы-

152


свободившиеся силы. Франция, угрожавшая испанским
владениям в Италии, Бельгии, Бургундии и даже на Пи-
ренейском полуострове, представлялась наиболее опас-
ным и непримиримым врагом.

Голландская республика более не стремилась к новым
завоеваниям в Нидерландах. Бреда, Маастрихт и другие
пограничные крепости достаточно оберегали ее террито-
рию от испанского вторжения. Амстердамские купцы
боялись, что дальнейшие завоевания могут привести
к присоединению к республике Антверпена, опасного кон-
курента Амстердама в торговле. Голландцы боялись
также водворения близ их границ на месте ослабленной
Испании сильной агрессивной Франции. «Будь французу
другом, но не соседом», — говорили они. Кроме того,
голландская буржуазия полагала, что продолжение
войны чрезмерно усиливает авторитет штатгальтера
принца Фридриха — Генриха Оранского, стремившегося
к установлению монархической власти в молодой рес-
публике.

Между тем фактический правитель Франции карди-
нал Мазарини тайно предложил Испании сделку за спи-
ной Голландской республики и против нее, надеясь, что
ослабленная Испания позволит" обобрать себя и отдаст
Бельгию в обмен за Каталонию, где и без того положение
французских войск заметно ухудшилось. Испанцы не-
медленно известили о французском предложении гол-
ландцев. Возмущенная голландская буржуазия потребо-
вала выхода из союза с Францией и сепаратного мира
с испанцами. Филипп IV* этого только и хотел. Он решил
признать независимость Республики соединенных про-
винций и даже согласился на закрытие для торговли
устья Шельды, хотя это и означало окончательный эко-
номический упадок испанской части Нидерландов. В де-
кабре 1646 г. мирный договор между обоими государ-
ствами был подписан, и Испания потеряла интерес к пе-
реговорам в Вестфалии. Ее представители покинули
Мюнстер. Трудности, которые испытывал Мазарини
внутри Франции, вселяли надежды в испанских поли-
тиков и о мирном решении франко-испанских споров го-
ворить было еще рано.

В начале вестфальских переговоров участники, осо-
бенно антигабсбургская коалиция, склонялись к тому,

153


чтобы успокаивать общественное мнение мнимой готов-
ностью прекратить войну, на самом же деле оттягивать
достижение соглашения до тех пор, пока войска не до-
бьются решительных успехов. Французский маршал
Тюренн сформировал из остатков веймарской армии и
навербованных рекрутов десятитысячное войско, с кото-
рым пошел за Рейн, где соединился с герцогом Энгиен-
ским, стоявшим также во главе 10000 человек. Летом
1644 г. они овладели обоими берегами среднего течения
Рейна, но попытки вторжения в глубь Германии, сделан-
ные ими в 1645 г., потерпели неудачу.

Мазарини с течением времени убеждался, что до-
биться полной победы над Габсбургами нелегко и что
претензии придется сократить. Он видел, что захваты
по Рейну — это все, что по силам французам. Выход
из войны с Испанией голландского союзника заста-
вил французов серьезно подумать об ускорении мира
с Австрийской монархией, чтобы сосредоточить все силы
на борьбе с испанцами. Мазарини всерьез взялся за мир-
ные переговоры.

Для начала французские представители потребовали
уступки Эльзаса и признания за Францией епископств
Мец, Туль и Верден, которые находились в ее факти-
ческом владении с середины XVI века. Глава имперской
делегации первый министр Фердинанда III граф Траут-
маннсдорф попытался сперва восстановить против фран-
цузских территориальных притязаний немецких князей
и даже шведов. Шведская делегация немедленно поста-
вила французов в известность о происках имперцев.

Немецкие князья, не забывая, что только благодаря
ходатайству Франции они были допущены на конгресс
и получили возможность самим отстаивать свои инте-
ресы, не захотели отвергнуть претензии Франции
на Эльзас. Даже Бавария не поддержала имперцев.
Траутманнсдорфу пришлось отступить и повести борьбу
с французскими претензиями путем выдвижения контр-
предложений.

Предстоящий мир наряду с вопросом о французских
и шведских требованиях выдвинул перед императором
целый ряд внутригерманских проблем: какова будет
степень суверенитета немецких князей, что случится

154


с бывшими церковными владениями , как поступить с
землями пфальцграфа Рейнского и с его курфюрше -
ским саном . Нужно было урегулировать множество
мелких споров и частных притязаний князей и городов .
Шведы , между тем , учитывая пожелания чешских эми-
грантов , сражавшихся в их рядах , потребовали восста-
новления независимости Чешского королевства . Это оз-
начало бы ликвидацию Австрийской монархии : в дан-
ном вопросе Габсбурги не могли идти ни на какие ус-
тупки .

Франция стала показывать явственные признаки
утомления войной . Народные бунты , оппозиция знати
и наследственных чиновников — «дворянства ман-
тий» — перерастали в настоящую гражданскую войну —
Фронду . В стране распространилось недовольство до-
рогостоящей завоевательной войной , и королеве Анне
в глаза говорили о бесполезности для Франции погони
за военными успехами . Революция и свержение королев-
ской власти в соседней Англии внушали серьезнейшую
тревогу руководителям французского государства . Испа-
ния , напротив , не собиралась прекращать войну
с Францией . К январю 1648 г . она закончила все фор-
мальности , связанные с заключением мира в Нидерлан-
дах , и готовилась ударить всеми силами по французскому
противнику . Мазарини видел , что медлить с миром
в Германии более нельзя . Военные действия шли своим
чередом . Хотя французам и шведам не удавалось на-
нести своему противнику последний удар , военное счастье
стало опять ( в который уже раз ) отворачиваться от
Габсбургов . Северная " Германия была утеряна ими ,
так же , как и берега Рейна ; Дания капитулировала ,
а Бранденбург и Саксония , не выдержав опустошитель-
ных вторжений шведов , заключили с ними перемирие ^
Шведы и французы еще раз оказались на границах
Баварии и наследственных владений императора .

Еще в 1646 г . руководители франко - шведской коа-
лиции решили , чтобы заставить императора стать по -
уступчивее , отколоть от него Максимилиана Баварского .
Для этого они организовали большое наступление на
Баварию . Летом того же года маршал Тюренн и швед-
ский командующий Врангель ( сменивший ушедшего в
































































































































































































155


отставку совершенно больного Торстенсона) во главе
40 000 человек вторглись на баварскую территорию и
опустошали ее до тех пор, пока Максимилиан не согла-
сился заключить сепаратное перемирие, оформленное в
марте 1647 г. в Ульме. Оно должно было поторопить им-
ператора с заключением общего мира. И действительно,
ход переговоров ускорился, все не решенные еще спор-
ные вопросы были быстро урегулированы, а все, что
было согласовано раньше, теперь свели в два больших
текста договора — для Мюнстера и Оснабрюка.

Между тем баварский герцог начал жалеть о своем
решении. Император дал понять Максимилиану, что не
будет на мирном конгрессе отстаивать его претензии на
наследие покойного пфальцграфа Фридриха V. Среди
баварских офицеров с трудом удалось потушить недо-
вольство, а самый прославленный из них — Иоганн
Верт — покинул баварскую службу. Войска Максими-
лиана, которые он раньше старался размещать на чужой
территории, вернулись теперь в истощенную Баварию,
распускать же их до заключения общего мира герцог не
решался.

Не выдержав такого неопределенного положения,
Максимилиан осенью 1647 г. возобновил военные дей-
ствия против шведов и французов. Чтобы проучить его,
Тюренн и Врангель начали весной следующего года боль-
шое вторжение в Баварию. 17 мая при Зюсмаргаузене
близ Аугсбурга они разбили в жестокой битве коман-
дующего баварско-имперскими войсками Меландера, ко-
торый и сам был смертельно ранен.

Французы и шведы после этого прошли всю Ба-
варию, чтобы вторгнуться в Австрию. К их несчастью,
осенние ливни превратили горные реки в непреодоли-
мую преграду. Десять раз шведы наводили плавучий
мост через реку Инни, но поток неизменно сносил все
сооружения.

Фельдмаршал Пикколомини собрал за это время рас-
сеянные остатки разбитых имперских войск и перешел в
контрнаступление. Шведы и французы, испытывавшие
острую нужду в продовольствии, начали отход в Сред-
нюю Германию.

Пока происходили все эти операции, шведский гене-

156


рал Кенигсмарк со своим «летучим» отрядом вторгся В
Чехию. 24 июля он прибыл в район Раковника на пол-
пути от границы, пройдя две трети расстояния от гра-
ницы до Праги. На дорогах к Праге шведы поставили
заставы и задерживали всех купцов, путешественников
и крестьян, чтобы пражане не смогли узнать о прибли-
жающейся опасности. Обоз и пушки Кенигсмарк прика-
зал оставить в Раковнике, а лошадей — выпрячь, чтобы
посадить на них мушкетеров-пехотинцев.

На следующий день, 25-го числа, шведы (их было
около тысячи человек) незаметно подошли к Праге.
С ними был отставной офицер имперской армии Эрнст
Одовальский. В свое время он служил в имперской ар-
мии и проделал путь от мушкетера до подполковника,
сражался под командованием Галласа в Лотарингии,
участвовал в 1636 г. во взятии Магдебурга, был в зло-
получном для имперцев сражении у Виттштока. Вскоре
после этого в одной из стычек с рейтарами Банера он
потерял руку, вышел в отставку и поселился у Хеба.
Теперь Одовальский, озлобленный задержкой в прави-
тельственных канцеляриях пособия за погибшее от во-
енных действий имущество, провел шведов прямо к Ма-
лой стороне чешской столицы.

Укрытые в лесу солдаты и офицеры жадными гла-
зами смотрели с опушки на расстилавшуюся перед ними
панораму большого города. Командиры заранее распре-
делили богатые дома для грабежа.

В ночь на 26 июля, между двумя и тремя часами,
шведы проникли через обветшалые стены Страговского
монастыря в город. Солдаты получили приказ стрелять
в каждого в домах, кто покажется у окна. Чтобы не
убить случайно своих, они прицепили к головным убо-
рам зеленые ветки.

Впереди шел сам Одовальский с сотней головорезов.
Один за другим падали захваченные врасплох импер-
ские часовые; вскоре вся Малая сторона и ее обитатели
оказались во власти Кенигсмарка. Шведы потеряли
всего лишь одного человека убитым и одного раненого.

Малая сторона — самый аристократический район
Праги. Здесь, вблизи от «Пражского града» (кремля)
жила знать, селились купцы и ремесленники, обслужи-

157


вающие нужды двора . Никто из них не успел бежать ,
никто не сумел спасти свои сокровища от шведов . Де-
сяткам знатных пленных пришлось теперь дожидаться
выкупа .

Три дня шел грабеж Малой стороны . На четвертый
день шведы подвезли пушки и начали обстреливать про-
тивоположный берег Влтавы , намереваясь повести атаку
на Старый город . Решительного успеха они не добились .
Произошло то , чего не случилось в 1620 г . после битвы
при Белой горе : население Праги — ремесленники , под-
мастерья , учащиеся — взялось за оружие и встретило
шведов на Карловом мосту , отделяющем Малую сто-
рону от остального города . В упорных боях шведское
наступление захлебнулось . Уже давно прошло то время ,
когда шведы и их союзники могли рассчитывать в Чехии
и Моравии на роль освободителей от католической ти-
рании Габсбургов . Многократные вторжения Банера ,
Торстенсона , Кенигсмарка и других шведских полковод-
цев были настолько опустошительны , что население
чешских земель стало видеть в шведах своих злейших
врагов .

Шведам пришлось стянуть под Прагу все свои силы ,
действующие в Чехии и Силезии . В течение сентября
они окружили Прагу со всех сторон . В начале октября
явился с 8000 человек и шведский главнокомандующий
Карл Густав ( племянник «зимнего короля» Фридриха ,
будущий король Швеции , Карл X).

Осаждающие неустанно подкапывались под стены
пражских укреплений . Взрывы мин и артиллерийский
обстрел проделали несколько брешей . Штурм следовал
за штурмом . Порой шведам удавалось ворваться в город ,
но отпор , который они встречали на улицах , заставлял
каждый раз возвращаться восвояси .

Число вооруженных защитников Праги втрое пре-
вышало силы осаждающих , гражданское население бы-
стро восстанавливало поврежденные стены и сооружало
дополнительные укрепления . Был отражен и большой
штурм , предпринятый шведами 25 октября ( о том , что
накануне , 24- го числа , в Вестфалии был подписан мир-
ный договор , здесь , в Праге , никто еще , конечно , не
знал ).

158


 


 


У защитников чешской столицы уже кончились бое-
припасы и продовольствие , но они наотрез отказывались
сдаваться . Шведам , со своей стороны , приходилось
ввиду приближающихся холодов думать о зимних квар-
тирах .

В конце октября к Праге стала приближаться импер-
ская армия , посланная на выручку столицы . Карл Гу-
став поспешил ей навстречу , но имперцы уклонились от
сражения . Шведы не пожелали продолжать осаду , имея
за своей спиной свежую неприятельскую армию . Они
отошли несколько в сторону от Праги , пропуская им -
перцев к городу , а затем стремительно вернулись . Швед-
ский главнокомандующий рассчитывал , что имперцы уже
не смогут отступить и будут вынуждены принять сраже-
ние или укрыться в Праге , где положение со снабжением
сразу ухудшится . Не надеясь более взять столицу штур-
мом , шведы рассчитывали овладеть ею измором .

В тот момент , когда они приближались к противнику ,
навстречу выехал имперский парламентер с известием
о заключении мира . Ознакомившись с документами и
удостоверившись в их подлинности , шведский командую-
щий согласился заключить перемирие (2 ноября
1648 г .).

Так у стен чешской столицы закончилась Тридцати-
летняя война , вспыхнувшая здесь же в Праге 23 мая
1618 г .


+H+H+H^^

Глава X

МИР

ир был подписан 24 октября 1648 г. одновременно
в Мюнстере и Оснабрюке и вошел в историю под на-
званием Вестфальского. Это был первый в истории
общеевропейский договор. Почти все государства
Европы, кроме Англии, объятой гражданской войной,
России и Турции, приняли участие в разработке мир-
ных условий. Россия, впрочем, была упомянута в тексте
договора в качестве одного из гарантов его соблюдения.
Вестфальский мирный договор стал одной из основ го-
сударственного устройства Священной Римской им-
перии.

Важнейшим нововведением явилось официальное
признание императором права князей вступать в союз
друг с другом и с иностранными державами. На прак-
тике это означало, как выразился Энгельс в своих «За-
метках о Германии», «право на мятеж против импера-
тора, междоусобную войну и измену отечеству, гаранти-
рованное князьям Европой».1 Может показаться, что
Вестфальский мир ничего не изменил в фактически уже

1 Архив Маркса и Энгельса, т. X, Госполитиздат, 1948,
стр. 345.

M

160


существующих отношениях между императором и
князьями. Однако, когда к помощи из-за границы при-
бегают восставшие подданные — это одно, а когда цен-
тральное правительство заранее разрешает своим под-
данным прибегать к вооруженной помощи иностранных
держав — это нечто существенно иное. Если в первом
случае государь, подавляющий сопротивление вассалов,
выглядит в глазах иностранцев, в худшем для него слу-
чае, как тиран, угнетающий подданных, то во втором
случае его считают агрессором, нападающим на соседей
и тем самым угрожающим безопасности других госу-
дарств. Общественным же мнением, т. е. мнением, в пер-
вую очередь, господствующего класса, с его представле-
ниями о законе и беззаконии, не всегда пренебрегали
даже такие деспоты, как Людовик XIV.

Император оставался главой Священной Римской им-
перии с моральным престижем, покоящимся на тысяче-
летней традиции. Возможно, не меньшее значение для
сохранения его авторитета имел факт полной победы
над мятежными подданными в наследственных габсбург-
ских владениях. Кроме того, за императором сохрани-
лась репутация защитника Германии и всей Централь-
ной Европы от турецких завоевателей.

Французские делегаты на конгрессе пытались вклю-
чить в текст мирного договора пункт о том, «чтобы но-
вый римский король избирался не из состава семьи пра-
вящего императора», но потерпели неудачу. Неписанное
правило избрания главой империи обязательно предста-
вителя рода Габсбургов оставалось в силе. Множество
мелких владетельных особ, завидующих крупным кня-
зьям, всегда поддерживало императора в рейхстаге, обес-
печивая за ним большинство. Напротив, князья стали
настолько независимы после Вестфальского мира, что
считались с Империей и ее главой нисколько не больше,
чем иностранные государи.

Франция добилась подтверждения своих прав на
епископства Мец, Туль и Верден и овладела Эльзасом.
Мелкие эльзасские князьки и прочие непосредственно
подчиненные императору владетели считались и впредь
связанными с Империей. Это обстоятельство, крайне
осложнившее и запутавшее вопрос о франко-германских
































































































































































































Тридцатилетняя война

161


отношениях в Эльзасе, французские политики намере-
вались использовать для того, чтобы через представи-
телей Эльзаса влиять на обсуждение внутригерманских
дел на рейхстагах. Через 150 лет, когда Великая фран-
цузская революция лишит эльзасскую знать ее феодаль-
ных привилегий, император Священной Римской импе-
рии сочтет это насилием над его вассалами и незакон-
ным вмешательством в дела Империи.

Территориальные приобретения Швеции были наи-
более значительны. Она получила западную, более
важную, часть Померании (Поморья), город Бисмарк
секуляризованное архиепископство Бременское и епи-
скопство Ферденское. Тем самым в руки шведов пере-
ходил контроль над устьями важнейших транспортных
рек Германии — Одера, Эльбы и Везера. Шведские го-
сударственные деятели не только не понимали, что
Швеции не по силам удержать на длительное время
столь огромную добычу, но, напротив, полагали, что она
проявила большое самоотречение, отказавшись от гран-
диозных замыслов Густава Адольфа, от завоеваний на
Рейне и в Силезии и ограничившись минимальной, как
казалось тогда, компенсацией.

Не все протестантские князья получили желаемое
удовлетворение. Гессен-Кассельскому ландграфству, на-
пример, перепало за его упорную верность франко-
шведской коалиции значительно больше, чем Браун-
швейг-Люнебургскому герцогству, отошедшему от
борьбы против Габсбургов незадолго до конца войны.
Претензии некоторых мелких князей были оставлены
без внимания уже просто потому, что их разбор затя-
нул вы мирные переговоры до бесконечности.

Больше других немецких князей расширил свои вла-
дения курфюрст Бранденбургский. Кроме Восточной
Померании с епископством Каммин он получил архие-
пископство Магдебургское и епископства Гальберштадт
и Минден. Его княжество, игравшее жалкую роль в те-
чение всей войны, по ее окончании заняло чуть ли не
следующее за императором место в Германии, главным
образом потому, что Франция сочла полезным поддер-
жать бранденбургские притязания как противовес чрез-
мерным требованиям Швеции. Напротив, наследники

162


опального Фридриха Пфальцского получили вместе
с курфюршеским титулом только часть прежнего кур-
фюршества — Нижний Пфальц. Верхний Пфальц ос-
тался за Баварией. Герцог Максимилиан сохранил и сан
Курфюрста. Для этого пришлось увеличить общее число
курфюрстов Империи с семи до восьми.

Все опальные князья и города были амнистированы.
Независимость Швейцарского союза была признана
прямо, независимость Голландской Голландии — кос-
венно, путем умолчания о ее принадлежности к Импе-
рии. Неясность вносило то обстоятельство, что испанцы
продолжали вести военные действия против французов
на территории Бельгии, Лотарингии и Бургундии, тогда
как эти земли входили формально в состав Священной
Римской империи и, следовательно, согласно букве мир-
ного договора, должны были вместе с нею выйти из
войны.

Религиозно-церковные вопросы, в том числе и судьба
бывших владений церкви, игравшие такую большую
роль в развязывании войны, не вызвали значительных
разногласий при заключении мира. По сути дела, они
были решены уже к 1635 г., и лишь борьба иностран-
ных государств за свои интересы продлила войну еще
на тринадцать лет.,/ Кальвинистские князья были урав-
нены в правах с лютеранами и католиками, правители
по-прежнему могли изгонять подданных, не желающих
исповедовать религию государства. Это «право на ре-
формацию» обесценивало помещенную в одной из ста-
тей оговорку о необходимости терпимо относиться к ино-
верцам. В отношении наследственных австрийских зе-
мель Траутманнсдорф не согласился даже на такое
неопределенное ограничение прав его государя. Он ска-
зал, что Фердинанд III скорее откажется от престола,
чем потерпит в своих наследственных владениях ере-
тиков.

Духовные имущества, присвоенные протестантскими
князьями до 1624 г. (для Пфальца и некоторых его
союзников был установлен 1619 г.), оставались в их рас-
поряжении, но впредь подобные захваты запрещались.
Это означало отмену тех мероприятий по возвращению
церковного имущества, которые католическая партия

V « u*

163


в широких масштабах проводила после первых крупных
побед 20-х годов.

Это вызвало запоздалое озлобление папы, который,
в противоречии с прежними миролюбивыми заявле-
ниями Ватикана, особой буллой объявил вестфальские
соглашения «в прошлом, настоящем и будущем навечно
ничтожными, возмутительными, недействительными, не-
справедливыми, незаконными, подлежащими осуждению
и порицанию, вредоносными, лишенными всякой силы
и значения». Никто, впрочем, не обратил ни малейшего
внимания на это словоизвержение.

Шведские войска не сразу покинули оккупирован-
ную ими территорию. Швеция потребовала вознаграж-
дение в пять миллионов талеров (сначала она запро-
сила двадцать миллионов), и, пока эта сумма не была
им выплачена тощей казной Фердинанда III, шведы
продолжали взимать контрибуции на содержание своих
войск в занятых ими немецких и чешских землях. Неко-
торые шведские политики готовы были продлить такое
положение до бесконечности, так как не желали демо-
билизовывать армию, которая, по их предположениям,
должна была вскоре понадобиться для новых завое-
ваний.

В течение лета 1649 г. в Нюрнберге велись пере-
говоры о порядке выполнения условий Вестфальского
мира. Стороны договорились о сроках выплаты по час-
тям вознаграждения шведам и о порядке вывода частей
шведской и имперской армий из занимаемых ими
районов.

30 сентября 1649 г. шведские войска оставили район
Праги, а к концу того же года покинули всю Чехию.
Моравия и Силезия была ими очищена в следующем,
1650 г., и по этому случаю император велел отслужить
24 июля 1650 г. во всех церквах «Те Deum». Наступил
мир.


♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦♦и

Глава XI













































































































ИТОГИ

І\то же победил в Тридцатилетней войне? Поставить
противника на колени не удалось ни одной из воюющих
сторон. Военное счастье столь сильно колебалось в те-
чение всей войны, что казалось бы напрасным занятием
в момент прекращения военных действий говорить о по-
бедителях и побежденных.

Если сравнить, однако, довоенное положение участ-
ников войны, а также поставленные ими цели с достиг-
нутыми результатами, мы должны будем отнести кчбес-
спорным победителям Францию. Она приобрела ряд
важных территорий, значительно усилилась и устра-
нила угрозу своей целостности и независимости с вос-
тока. Швеция, хотя и не достигла полностью своих
целей и не подчинила Германии, захватила важные
области и также должна быть причислена к победи-
телям.

Австрийские Габсбурги не стали господами Цент-
ральной Европы, чего они добивались столь же настой-
чиво, как и шведы, но ценой колоссального разрушения
производительных сил и гибели миллионов людей, це-
ной подавления, национальных движений чехов и венг-



















160


ров, ценой отрыва австрийских немцев от остальной
Германии централизованная монархия Габсбургов на
Дунае и в чешских землях выдержала испытание и вы-
шла из войны окрепшей.

Победили немецкие князья — как католики, так и
протестанты. Они превратились в независимых госуда-
рей, и многие из них добились территориальных прира-
щений.

Кто же проиграл? Проиграли, и притом катастро-
фически, народы Центральной Европы, особенно немец-
кий и чешский народы, развитие которых задержалось
на века.

О трагических последствиях войны для Чехии и Мо-
равии мы уже говорили.

Народные массы Германии почти не принимали са-
мостоятельного участия в политической жизни страны
во время Тридцатилетней войны. Конечно, народ не-
однократно брался за оружие, чтобы спасти жизнь и
имущество. Однако эти выступления не имели ясной
политической цели и нередко использовались одной
воюющей стороной против другой. Многочисленные, но
разрозненные выступления крестьян и горожан нигде
в Германии не принимали общенационального харак-
тера и не могли повлиять на политику господствующего
класса.

Революционная энергия немецкого народа была раз-
бита поражением Великой крестьянской войны 1525 года,
а Тридцатилетняя война, поставившая Германию на
грань вымирания, лишила немцев последних сил к со-
противлению.

Притязания крепостников-помещиков после войны
не знали границ, а крестьяне были бессильны оказать
им действенное сопротивление.

«Бедствия, причиненные Тридцатилетней войной,
позволили дворянству завершить закабаление крестьян;
запустение бесчисленных крестьянских хозяйств дало
возможность беспрепятственно присоединить эти хозяй-
ства к доминиуму рыцарского поместья, а перевод вновь
на оседлое положение сельских жителей, которых опу-
стошительная война насильственно превратила в бро-


дяг, давал дворянству особенно удобный предлог для
их прикрепления к земле в качестве крепостных».1

Сама Германия, отрезанная иностранными завоева-
телями от морей и тем самым от мирового рынка, была
обречена на все большее отставание от западных сосе-
дей, а право немецких князей на любые союзы позво-
ляло иностранным державам постоянно вмешиваться во
внутренние дела Германии, поддерживать бесконечные
распри и мешать объединению страны.

Иностранные купцы подчинили себе немецкие рын-
ки, обосновались в немецких портах и на немецких тор-
говых путях. Германия стала вывозить не ремесленные
изделия, как встарь, а сырье для промышленности дру-
гих стран. Пользовавшиеся раньше всеевропейской из-
вестностью торговые и ремесленные центры — Аугс-
бург, Нюрнберг, Кельн и другие — пали. Ганзейские
города, такие как Любек, Данциг, Висмар, пощаженные
непосредственными военными действиями, были заду-
шены шведскими пошлинами.

Политическое, экономическое и культурное преобла-
дание Франции после Тридцатилетней войны приво-
дило в германских княжествах к низкопоклонству перед
всем французским. Стремясь уподобиться французской
знати, немецкие князья и их придворные безжалостно
выжимали всё из своих поданных, чтобы оплатить рас-
тущий экспорт французских изделий.

Этот период был временем глубокого морального
упадка, широкого распространения среди немцев «фили-
стерства» — ограниченности в умственном и нравствен-
ном отношениях, слепого послушания и раболепства пе-
ред властями, господства грубой силы. Энгельс с гневом
и горечью писал о Германии 1648—1789 гг.: «Никто не
чувствовал себя хорошо. Ремесло, торговля, промышлен-
ность и земледелие страны были доведены до самых
ничтожных размеров. Крестьяне, ремесленники и пред-
приниматели страдали вдвойне — от паразитического
правительства и от плохого состояния дел. Дворянство
и князья находили, что, хотя они и выжимали все соки

Ф . Энгельс . Крестьянская война в Германии , Госполит -
издат, 1952, стр. 134—135.

167


из своих подчиненных, их доходы не могли поспевать
за их растущими расходами. Все было скверно...» {

В других странах во время Тридцатилетней войны
народные массы в большей мере, чем в Германии, сохра-
няли способность бороться против все возраставшего
гнета. К концу войны восстания сотрясали Европу.

Великая революция в Англии сломила абсолютизм,
во Франции начиналась Фронда, Португалия и Ката-
лония боролись за независимость. Южная Италия вос-
стала против испанского ига, революционное брожение
происходило в Швеции, и даже с востока Европы до-
носились вести о великом восстании против польского
владычества на Украине, о бунтах в Москве. Большая
общеевропейская война заканчивалась взрывом классо-
вой борьбы, хотя в подавляющем большинстве стран
Европы дело не могло дойти до крушения феодального
строя. Напряженное внутреннее положение наряду
с другими причинами толкало многие воюющие страны
к заключению мира.

Тридцатилетняя война, первый общеевропейский
вооруженный конфликт, завершила собой историческую
эпоху. Она решила важный вопрос, поднятый реформа-
цией,— вопрос о месте церкви в государственной жизни
Германии и связанных с нею стран, о том, какую долю
материальных благ и власти согласно уделить церков-
никам большинство господствующего класса. Католиче-
ская церковь даже в тех странах, где протестантизм
был разгромлен, не восстановила положения, существо-
вавшего до реформации, и была вынуждена удовлетво-
риться подчиненной ролью в системе абсолютной мо-
нархии.

Вторая важнейшая проблема войны — создание цен-
трализованных национальных государств на месте сред-
невековой Священной Римской империи — не была ре-
шена до конца. Империя фактически распалась, но да-
леко не все возникшие на ее развалинах государства
носили национальный характер. Напротив, условия раз-
вития немецкого, а также чешского и венгерского наро-

1 Ф. Энгельс. Положение в Германии. В кн.: К. Маркс
иФ. Энгельс, Соч., т. 2, стр. 561.








































































































168


дов значительно ухудшились . Укрепившаяся независи-
мость князей препятствовала национальному объедине-
нию Германии . Закрепился раскол протестантского Се-
вера и католического Юга . В дальнейшем это должно
было привести к углублению культурных различий .

Для австрийских Габсбургов Вестфальский мир был
переломным моментом внешней политики . Перестав за-
ниматься германскими делами , они все внимание сосре-
доточили на борьбе с турками . Экспансия на юго - восток
стала основным содержанием австрийской внешней по-
литики на двести пятьдесят лет .

Остальные участники Тридцатилетней войны про-
должали и после мира свою внешнеполитическую ли-
нию . Швеция пыталась добить Данию , поглотить
Польшу и не допустить расширения русских владений
в Прибалтике . Франция во второй половине XVII века ,
так же как и во время Тридцатилетней войны , система-
тически овладевает территориями Священной Римской
империи , не забывая поддерживать в ней внутренние
раздоры и подрывать и без того слабое влияние Габс-
бургской династии .

Особенно быстрое выдвижение предстояло Бран -
денбургу . Уже в первые десятилетия после Тридцати-
летней войны это княжество станет опасным для своих
соседей , Польши и Швеции , а через сто лет , приняв
наименование Прусского королевства , оно начнет борьбу
за гегемонию в Германии .

В истории военного дела Тридцатилетняя война свя-
зана с заменой отрядов ландскнехтов , набираемых по
соглашению и при посредничестве предпринимателей —
военачальников — постоянной армией , личный состав
которой связан строгой дисциплиной , назначается гла-
вой государства и получает от него жалованье . Эконо-
мическое и политическое развитие Европы , увеличение
количества денег в обращении , расширение налоговой
системы и государственного аппарата , рост власти мо-
нарха сделали такую организацию вооруженных сил
возможной , а Тридцатилетняя война показала ее необ-
ходимость .

Война создала и распространила новую линейную
тактику , она изменила и стратегию . Возросшая числен -

Тридцатилетняя война

169


ность войск вошла в такое несоответствие с уменьшив-
шимися ресурсами театра военных действий, что оказа-
лось несостоятельным безудержное наступление в глубь
территории противника и чересчур долгое преследова-
ние отступающего, но не разгромленного неприятеля
с целью навязывать ему бой, погоня, которая так часто
приводила к гибели преследующей армии. Во второй
половине XVII и в XVIII веке государство стремилось
снабжать свою наступающую армию всем необходимым.
Это позволило содержать и сохранять от вымирания
силы, в несколько раз превышающие те, которые имели
в своем распоряжении полководцы Тридцатилетней
войны. Но эти большие армии могли двигаться лишь на
небольшое расстояние, они не отходили от своих скла-
дов более чем на пять дней пути. Поход на 50—200 км
по вражеской территории стал для них необычайно
смелым и даже рискованным делом. Лишь 150 лет
спустя выросшее во много раз население и материаль-
ные ресурсы Западной Европы позволят войскам рево-
люционной Франции совершить новый переворот в стра-
тегии.

# # *

В памяти народов Европы Тридцатилетняя война
на столетия осталась самым страшным бедствием, ка-
кое только может представить человеческое воображе-
ние. Только XX век с его мировыми конфликтами, раз-
вязанными империалистами, с его угрозой атомного
уничтожения оставляет позади ужасы Тридцатилетней
войны.

Как и 300 лет назад, Германии угрожает опасность
оказаться в центре пожара, ныне воинственные за-
мыслы правящей верхушки ФРГ могут явиться той
искрой в бочке с порохом, которая вызовет всеобщий
взрыв. Но в отличие от XVII века ныне существуют
силы, способные предотвратить войну и исключить ее
из жизни общества.


КРАТКИЙ ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ
НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Событие такого масштаба и исторического значения
как Тридцатилетняя война, не могло не привлечь вни-
мания основоположников научного коммунизма. К. Маркс
на сотнях страниц делал конспект событий Тридцати-
летней войны. Ф. Энгельс в ряде статей и рукописных
заметок отметил значение этой войны для судеб Гер-
мании.

Укажем прежде всего на «Хронологические выписки»
К. Маркса («Архив Маркса и Энгельса»), т. VIII
(М., 1946). К. Маркс законспектировал ряд томов «Все-
мирной истории» немецкого либерального историка
Ф. Шлоссера (см. ниже). Не ограничиваясь записью
исторических фактов, К. Маркс часто дает свои харак-
теристики событиям и лицам, что делает «Хронологи-
ческие выписки» особенно интересными для советского
читателя. Непосредственно событий Тридцатилетней
войны касаются страницы 104—141, 179—230, 248—252,
260—265, 267—287, 299—307.

В классическом труде Ф. Энгельса «Крестьянская
война в Германии» (М., Госполитиздат, 1952, 1953, или
в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, т. 7, стр. 343—
432; предпочтительнее эти издания, так как в старых
изданиях переводы этой работы страдают неточностя-
ми) содержится широкая картина истории Германии
в позднем средневековье. Для понимания истории Трид-

12*                                                                                                                        171


цатилетней войны особенно важна характеристика не-
мецких князей.

В незаконченном отрывке Ф. Энгельса, озаглав-
ленном (издательством) «О разложении феодализма и
возникновении национальных государств» (приложение
к книге Ф. Энгельса «Крестьянская война в Герма-
нии», М., Госполитиздат, 1952), раскрываются важней-
шие процессы, происходившие на территории Централь-
ной и Западной Европы и приведшие к Тридцатилет-
ней войне.

Ряд важных замечаний о причинах и характере
Тридцатилетней войны содержится в других работах
Ф. Энгельса. Отметим «Заметки о Германии» (При-
ложение к изданию «Крестьянской войны в Германии»
1952 г., стр. 165—171). Здесь Ф. Энгельс характе-
ризует эту войну как германскую междоусобицу, в ко-
торую вмешались иностранные государства с тем, чтобы
не допустить объединения Германии. Немецкие проте-
стантские князья играли в этой войне роль наемников
Франции; Вестфальский мир гарантировал им право на
измену отечеству.

В письме Ф. Мерингу 14 июля 1893 г. (то же изда-
ние, приложение, стр. 150—151) Ф. Энгельс показы-
вает историческое место Тридцатилетней войны. В ра-
боте «Марка» (там же, стр. 126) Ф. Энгельс сжаго
и выразительно характеризует катастрофические по-
следствия Тридцатилетней войны для немецкого народа
и, в особенности, для судеб крестьянства Германии. Тя-
желые последствия войны для немецкого крестьянства
обрисованы Ф. Энгельсом и в статье «К истории
прусского крестьянства» (там же, стр. 134—135).

В работе «Положение в Германии» (К. Маркс и
Ф. Энгельс, Сочинения, т. 2, стр. 559—565) Ф. Э н -
г е л ь с характеризует государственное устройство Гер-
мании в XVI—XVIII вв. и экономический, социальный
и политический упадок страны в 1648—1789 гг.

Большой знаток военного искусства, Ф. Энгельс
в нескольких статьях осветил чисто военные вопросы
Тридцатилетней войны. Эти статьи были написаны для
«Американской военной энциклопедии», в которой ряд
лет сотрудничал и К. Маркс. Особенно важны статьи

172


Ф. Энгельса «Армия», «Артиллерия», «Кавалерия»,
«Пехота» (в кн.: Ф. Энгельс, Избранные военные
произведения, М., Воениздат, 1957, или в кн.: К. M a p к с
и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 14). В статье «Армия»
Ф. Энгельс освещает возникновение нидерландской
военной тактики и реформы Густава Адольфа. Рефор-
мы шведского короля в артиллерии Энгельс касается
в статье «Артиллерия». В статьях «Кавалерия» и «Пе-
хота» содержится материал об использовании конницы
крупными военачальниками XVII в., в том числе —
Морицем Оранским и Густавом Адольфом. Интересный
материал об эволюции пехоты и тактики сухопутных
войск дает статья «Пехота» (раздел «Пехота XVI и
XVII столетий»). Этот материал Ф. Энгельса может
быть с успехом использован для занятий исторического
кружка, для докладов учеников и т. д.

Немало места уделено Тридцатилетней войне в мно-
гих трудах советских историков.

Краткий обзор работ советских историков показы-
вает, что очень многие вопросы Тридцатилетней войны
по-разному освещаются и решаются нашими учеными.
В истории этой войны еще многое недостаточно выяс-
нено. М. Смирин и Б. Пуришев, авторы раздела
«Международное положение в Европе в первой половине
XVII в. и Тридцатилетняя война» в томе IV многотом-
ного издания «Всемирная история» (М., Соцэкгиз,
1958) и Б. Ф. Поршне в, автор статьи «Тридцати-
летняя война» в БСЭ (2 изд., т. 43), видят причину
этого военного пожара в попытках феодальной католи-
ческой реакции во главе с Габсбургами установить свое
политическое господство в Европе в борьбе против про-
грессивной коалиции Франции, России и протестант-
ских государств.

Аналогичная точка зрения представлена в учебнике
для вузов «История средних веков», т. II (под ред.
С. Д. Сказкина и О. Л. Вайнштейна, М.,
Соцэкгиз, 1939), где раздел о Тридцатилетней войне
написал Я. Зутис (стр. 379—398). Этот раздел со-
держит обильный материал (чересчур обширный для
учебника — одних дат на 20 страницах имеется 349!).
Во втором издании учебника (под ред. С. Д. Сказ-

J73


кина, А. Ф. Самойло, А. Чистозвонова, М.,
Госполитиздат, 1954) Я. Зутис несколько более
сжато излагает события Тридцатилетней войны, сохра-
нив прежнюю оценку ее.

В ряде работ советских историков мы встречаем
иную точку зрения на существо Тридцатилетней войны.
А. Эпштейн в статье «Тридцатилетняя война»
(в Книге для чтения по истории средних веков, под
ред. С. Д. Сказкина, часть III) исходит из того, что
сутью войны были справедливая борьба Германии за
свое объединение против иноземных захватчиков.
В статье много внимания уделяется повседневной жизни
солдат и мирного населения, а также характеризуется
военное дело этой эпохи.

В издании «История средних веков» (С. Д. Сказ-
к и н, А. Д. Удальцов, М., изд. Высшей партийной
школы при ЦК КПСС, 1955) Тридцатилетняя война
рассматривается как общеевропейский конфликт, участ-
ники которого руководствовались захватническими це-
лями. В книге под ред. Е. А. Косминского «По-
собие по истории средних веков для учителей VI—
VII классов» (Материалы к урокам, М., Учпедгиз, 1956)
Тридцатилетняя война характеризуется как интервенция
европейских держав с целью не допустить объединения
Германии.

В издании «Очерки истории Германии с древнейших
времен до 1918 г.» (И. М. К р и в о г у з, Р. С. Мну-
хина, М. А. Коган, М., Учпедгиз, 1959) Тридцати-
летняя война рассматривается как сложный комплекс
противоречий. Война вспыхнула в итоге борьбы Швеции
за владычество на Балтике, борьбы германских кня-
жеств за выход к морю, борьбы Испании и Голландии,
борьбы Чехии против австрийского гнета и т. д.

Советские ученые энергично разрабатывают вопрос
о роли России в Тридцатилетней войне. В статьях «Мо-
сковское государство и вступление Швеции в Тридцати-
летнюю войну» («Исторический журнал», 1945, № 3),
«Русские субсидии Швеции во время Тридцатилетней
войны» (Известия Академии Наук СССР, Серия исто-
рии и философии, 1945, т. 2, № 5), «Густав Адольф и
подготовка Смоленской войны» («Вопросы истории»,

174


1947, № 1), «Борьба вокруг русско-шведского союза
в 1631—1632 гг.» («Скандинавский сборник», № 1,
1956) Б. Ф. Поршнев привел много новых и интерес-
ных фактов. Однако не все выводы Б. Ф. Поршнева
бесспорны. Он рассматривает вступление Швеции в
Тридцатилетнюю войну как эпизод борьбы шведско-
русской и польско-австрийской коалиций. При этом
Б. Ф. Поршнев противопоставляет Речь Посполи-
тую Польше; последняя, по его мнению, не имела ни-
чего общего с первой.

Б. Ф. Поршнев подчеркивает большое значение
для Швеции экономической помощи, оказанной Россией
хлебом, селитрой и др. Военные операции Густава
Адольфа в Германии автор связывает не с военной и
политической обстановкой в этой стране, а с ходом
русско-шведских переговоров о разделе Речи Поспо-
литой.

О. Л. Вайнштейн («Россия и Тридцатилетняя
война», М., Госполитиздат, 1947) считает ошибочным
утверждение о том, что Тридцатилетняя война была
порождена внутригерманскими противоречиями и вы-
росла в европейский конфликт из-за иностранного вме-
шательства. Как и Б. Ф.Поршнев и некоторые дру-
гие историки, О. Л. Вайнштейн полагает, что Трид-
цатилетняя война была вызвана угрозой реакционного
господства Габсбургов над Европой. Однако, в отличие
от Б. Ф. Поршнева, О. Л. Вайнштейн считает,
что позиция России, объективно благоприятная для ан-
тигабсбургской коалиции, объясняется не тем, что Рус-
ское государство было якобы членом этой коалиции.
В борьбе против Польши Россия преследовала свои
собственные цели, добиваясь возвращения западных
русских земель и уклоняясь от вмешательства в боль-
шую европейскую войну.

Это мнение разделяется и А. Арзыматовым
(«К вопросу о русско-шведских отношениях в 1618—
1648 гг.» «Скандинавский сборник», № 1, 1956), а также
авторами раздела «Международное положение Русского
государства в 20—30-х годах и Смоленская война 1632—
1634 гг.» в книге «Очерки истории СССР. Период фео-
дализма XVII в.». М., 1^55.

гз


В статье «Экономические предпосылки борьбы за
Балтийское море и внешняя политика России в середине
XVII в.» («Ученые записки ЛГУ», 1951, вып. 18, серия
исторических наук, № 130) О. Л. Вайнштейн осве-
щает значение борьбы за Балтику в нарастании русско-
шведских противоречий в XVII в.

Энергично возражает Б. Ф. П о р ш н е в у А. С. К а н
(«Стокгольмский договор 1649 года» в «Скандинавском
сборнике», № 1, 1956). По его мнению, в последний
период войны Россия не являлась ни союзником Шве-
ции, ни противником императора. Высвобождение швед-
ских войск, скованных ранее в Германии, было встречено
в Москве с большим неудовольствием, так как следовало
ожидать немедленного усиления территориальных при-
тязаний Швеции.

За последние годы вышел ряд работ, освещающих
участие отдельных европейских стран в Тридцатилетней
войне, причем и в этом случае имеется расхождение
в оценке некоторых вопросов.

«История Чехословакии» (т. I, M., Изд. Академии
Наук СССР, 1956) содержит материал о политических
событиях в Чехии в 1618—1648 гг. Здесь указывается,
что главной силой восстания 1618 г. было мелкое дво-
рянство; роль городов была второстепенной, а участие
крестьян незначительным. В «Истории южных и запад-
ных славян» (М., изд. МГУ, 1957) подчеркивается, что
народные массы стояли в стороне от восстания 1618 г.,
чем и было обусловлено его поражение.

Л. Лаптева, автор главы «Чехия в XVI и первой
половине XVII в.» в уже упоминавшемся вузовском
учебнике «История средних веков» (т. II. М., 1954), ха-
рактеризует чешское восстание 1618 г. как широкое ре-
волюционное народное выступление, к которому присое-
динилась известная часть крупных феодалов, захватив-
шая в свои руки руководство. Автор говорит также
о крестьянских восстаниях в Чехии после Белогорской
битвы, об обороне Праги от шведов в 1648 г., о разгуле
в стране феодально-католической реакции.

Оригинально трактуется предыстория Тридцатилет-
ней войны в книге Е. Пристер «Краткая история
Австрии» (М., Изд. иностр. литературы, 1952). Автор—-

176


видный работник Коммунистической партии Австрии * —
стремится доказать тезис о том , что австрийцы никогда
не были частью немецкого народа . В отличие от боль-
шинства советских и зарубежных историков , Е . П р и -
стер считает решительное проведение Фердинандом II
контрреформации в Австрии прогрессивным явлением ,
сломившим реакционную феодальную аристократию , зна-
менем которой был протестантизм . В то же время
Е . Пристер оговаривается , что эта оценка не распро-
страняется на Чехию , где Вена вела политику нацио-
нального угнетения . Политика Габсбургов , по мнению
автора , являлась прогрессивной постольку , поскольку
она устремлялась на централизацию Австрии , но стано-
вилась вредной и антинациональной , когда Габсбурги
вмешивались в дела Германии . Вряд ли можно во всем
согласиться с концепцией Е . Пристер . Отметим цен-
ный и обстоятельный материал о восстании австрийских
крестьян в 1626 году .

Статьи Б . Ф . Поршнева «Английская республика ,
Французская Фронда и Вестфальский мир» в сборнике
«Средние века» , № 3, 1951, и «Швеция и Вестфаль-
ский мир» в «Скандинавском сборнике» № 2, 1957 г .
дополняют его точку зрения , изложенную в трудах , упо-
мянутых выше . Б . Ф . Поршнев утверждает , что Вест-
фальский мир был выгоден для Германии , которая
осталась безнаказанной , несмотря на полное военное
поражение в развязанной ею агрессивной войне . С та-
кой модернизацией трудно согласиться .

Решающее влияние на вестфальские переговоры , по
мнению Б . Ф . Поршнева , оказало поведение Польши ,
которая чуть было не разгромила Швецию , если бы не
позиция России и не восстание на Украине . Таким об-
разом , именно здесь , на востоке Европы , диктовались
судьбы Европы .

А . Д . Люблинская в большом труде «Франция
в начале XVII века» (1610 — 1620), Л ., изд . ЛГУ , 1959
отмечает прогрессивность устремлений Французского
государства воссоединить французские земли . Характер
французской внешней политики определялся , однако , не
этим , а борьбой против Австрии и Испании за гегемо-
нию в Европе . Для французского абсолютизма на пер -





























































































































































































































































































































177


вом этапе Тридцатилетней войны опасна была не только
победа Габсбургов, но и победа чешских и немецких
протестантов.

Швеция накануне и во время Тридцатилетней войны
характеризуется в работе буржуазного историка И. Ан-
дерсона «История Швеции» (М., Изд. иностранной
литературы, 1951). Предисловие оговаривает серьезные
недостатки книги. Ценный материал о росте социальных
противоречий в Швеции в результате ее постепенного
истощения в Тридцатилетней войне можно найти в статье
А. Кана «Антифеодальные выступления шведского кре-
стьянства в XVII в. (1620—1650 гг.) в сборнике «Сред-
ние века», № 6, 1955 г.

Из работ об отдельных проблемах войны кроме ука-
занных в начале обзора статей Ф. Энгельса отметим
в первую очередь труды Ф. M е р и н г а. Его «История
Германии с конца средних веков» (М., изд. «Красная
новь», 1924), к сожалению, не переиздавалась около со-
рока лет. Военные события изложены здесь кратко, но
ярко и содержательно. В работе Ф. M е р и н г а «Очерки
по истории войн и военного искусства» (издавалась
в советское время шесть раз) содержится большой эко-
номический и военный материал о Тридцатилетней
войне.

Ф. Меринг полагал, что в XVI—XVII вв. про-
исходила перестройка католической церкви в духе капи-
тализма. Тремя силами, которые осуществляли эту пе-
рестройку, по мнению M е р и н г а, были кальвинизм,
лютеранство, иезуитизм. Наиболее прогрессивной силой
был кальвинизм, наиболее отсталой — лютеранство.
Взгляд Мерин га, считающего иезуитизм прогрессив-
ной силой, парадоксален и советской наукой отвер-
гается, как и утверждение о перестройке римской церкви
на капиталистических началах; такая перестройка про-
изошла не ранее Великой французской буржуазной
революции.

Германскую реформацию после разгрома револю-
ционного движения XVI в. Меринг характеризует
как разбойничье мероприятие князей. Шведское коро-
левство того времени он именует юнкерской военной
монархией, сближая ее с Пруссией XVIII в. Меринг

178


решительно отказывает Густаву Адольфу в праве име-
новаться крупным деятелем. По мнению Меринга,
король являлся лишь простым орудием шведских дво-
рян и даже не был выдающимся полководцем. Самой
выдающейся личностью войны M е р и н г считает Вал-
ленштейна.

Несмотря на спорность ряда утверждений Ме-
ринга, его работы, написанные с литературным бле-
ском и, в основном, с марксистских позиций, заслужи-
вают внимания читателя.

Военное искусство Тридцатилетней войны освещено
в работе немецкого буржуазного автора Г. Дель-
брюка «История военного искусства в рамках полити-
ческой истории» (т. IV, Новое время, М., Воениздат,
1938). При критическом подходе к концепции Дель-
брюка читатель может извлечь из книги немало цен-
ного материала.

Из советских военно-исторических работ ценный ма-
териал содержит книга А. Строкова «История воен-
ного искусства рабовладельческого и феодального обще-
ства», М., Воениздат, 1955 (Глава 14-я, «Военное
искусство стран Западной Европы в XVI—XVII вв.
Создание постоянных наемных армий и постоянных во-
енно-морских флотов»).

Среди дореволюционных и переводных русских ра-
бот ценный фактический материал можно найти в тру-
де Э. Лависса и А. Рамбо «Всеобщая история
с IV столетия до нашего времени», т. V, Религиозные
войны, глава XI (СПб., 1900) и во «Всемирной истории»
Ф. Шлоссера (том 5, СПб, 1871). Шлоссер, пи-
савший с позиций буржуазного либерализма, привел
огромный фактический материал. Как мы уже говорили,
Маркс тщательно конспектировал труд Шлоссера.

Читатель с интересом раскроет книгу Фридриха
Шиллера, бывшего незаурядным историком. Его
«Тридцатилетняя война» (в Собрании сочинений
ф . ш и л л е р а, т. 5, Исторические сочинения. Статьи,
М., Гослитиздат, 1957 и другие издания)—единствен-
ное на русском языке цельное и обстоятельное изложе-
ние истории этой войны. Ф. Шиллер, стоявший на
идеалистических позициях, переоценивает роль рели-

179


гиозных разногласий в Тридцатилетней войне. Симпа-
тии поэта-историка — на стороне протестантов; он вос-
хищается Бернгардом Веймарским, восторженно пишет
о Густаве Адольфе. Ценность труда — в красочном
описании сражений. Идейные позиции автора — сторон-
ника идей просвещенного абсолютизма и умеренного па-
цифизма — отразились и в труде о Тридцатилетней
войне.

В заключение укажем произведения художественной
литературы о Тридцатилетней войне.

Художественная литература

Многие писатели, в том числе и такие выдающиеся
как Гриммельсгаузен, Шиллер, Мандзон и,
Стриндберг, Брехт, пытались в художественных
образах передать драматические перипетии Тридцати-
летней войны и яркие характеры ее участников. Некото-
рые из этих произведений переведены на русский язык.

Назовем, прежде всего: Ганс Якоб Христофель
Гриммельсгаузен. Чудаковатый Симплициссимус,
или описание жизни одного чудака по имени Мельхиор
Штернфельд фон Фуксгейм, где и как он явился на
свет, что видел, познал и пережил и почему оный свет
снова добровольно покинул. Чрезвычайно заниматель-
ное и во многих отношениях полезное чтение. Перевод и
обработка с немецкого Е. Г. Гуро под ред. и с пре-
дисловием Е. Ланна. М.—Л., «Земля и фабрика», 1925.

Гриммельсгаузен (1625—1676), один из круп-
нейших немецких писателей XVII в., родился и вырос
во время Тридцатилетней войны и сам был ее участни-
ком. В своем всемирно известном романе он по собствен-
ным впечатлениям дает яркую и широкую картину воен-
ного быта эпохи.

Русское издание сильно сокращено, но сохранило ряд
интересных описаний. В настоящее время готовится но-
вое, полное издание романа.

Классика немецкой литературы Фридриха Ш и л -
л е ра привлекла противоречивая и поныне неразгадан-
ная фигура Валленштейна. В первой части своей трило-
гии Шиллер мастерски изобразил армию Валлен-

180


штейна, ее солдат (Ф, Шиллер. Валленштейн. Дра-
матическая поэма. Ряд изданий).

В исторической новелле швейцарского писателя
К. Ф. Мейера «Паж Густава Адольфа» (В книге:
К. Ф. Мейер. Новеллы. Стихотворения. М., 1958 г.)
действие происходит во время боев под Нюрнбергом
и Люценом в 1632 г. Образ Густава Ддольфа идеали-
зирован.

О страданиях простых людей Германии во время
Тридцатилетней войны говорится в пьесе выдающегося
немецкого писателя Бертольда Брехта (Б. Брехт.
Мамаша Кураж и ее дети. Хроника из времен Тридца-
тилетней войны. М., изд. «Искусство», 1957).

История похода короля Густава Адольфа в Герма-
нию изложена в исторической повести Э. А. Г р а н с т -
рема «Снежный король» (три издания 1889, 1899 и
1905 гг.). Автор непомерно идеализирует шведов и, осо-
бенно, самого Густава Адольфа. Крупный шведский пи-
сатель А. Стриндберг в пьесе «Королева Хри-
стина», действие которой происходит непосредственно
после окончания Тридцатилетней войны, изобразил
борьбу дочери Густава Адольфа королевы Швеции
Христины против дворянской олигархии во главе с Ак-
селем Оксеншерной. В пьесе выведен и полководец
Тридцатилетней войны Карл Густав, ставший позднее
шведским королем (А. Стриндберг. Полное собра-
ние сочинений в 15 томах. Т. 9. Исторические драмы.
М., изд. «Современные проблемы», 1909).

О судьбах чешского народа во время Тридцатилет-
ней войны говорится в книгах Ал. А л т а е в а, 3. Вин-
тера иМ. Кратохвила. Зикмунд Винтер по-
казал трагическую судьбу чешской национальной куль-
туры в условиях Белогорского разгрома (3. Винтер.
Магистр Кампанус. Историческое повествование. М„
Гослитиздат, 1953). Ал. Алтае в излагает события
в Чехии с начала XVII в. до Белогорской битвы
(Ал. Алтае в. За свободу родины. Исторический ро-
ман для юношества из времен падения Чехии. СПб,
1911). Милош Кратохвил делает своего героя уча-
стником Янковской битвы и других событий последнего
периода войны (М. Кратохвил. Удивительные при-

181


ключения Яна Корнела, которые он пережил на суше
и на море среди солдат, галерников, пиратов, индейцев,
людей добрых и злых, оставаясь при этом всегда вер-
ным своему сердцу». Л., Детгиз, 1958).

Упомянем и о классическом итальянском романе
Алессандро Мандзони «Обрученные». Повесть из
истории Милана XVII века, М., Гослитиздат, 1955.
Действие этой книги происходит во время Мантуанской
войны, в которой приняли участие солдаты армии Вал-
ленштейна.

Закончим обзор широко известными романами Але-
ксандра Дюма-отца «Три мушкетера» и «Двадцать
лет спустя» (разные издания). Хотя в этих романах и
не говорится непосредственно о Тридцатилетней войне,
в них содержатся яркие характеристики руководителей
внешней и внутренней политики Франции Ришелье и
Мазарини, показаны события, имевшие большое влия-
ние на ход Тридцатилетней войны: осада Ла Рошели,
англо-французское и франко-испанское соперничество,
франко-испанская война и гражданская война Фронды.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава     I. Пролог.............. ,      

»      II. Накануне...............13

»    III. Начало. Восстание в Чехии........18

»    IV. Пламя охватывает Германию........48

»      V. Вторжение из-за моря . . . . ......76

»    VI. Валленштейн и Густав Адольф.......98

»   VII. Нердлинген.............. 118

» VIII. Двадцать лет войны .... .......128

»    IX. Последние бои.............142

X. Мир.................160

»   XI. Итоги . . . -.............165

Краткий обзор литературы на русском языке......\1\


ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВИЧ АЛЕКСЕЕВ

Тридцатилетняя война
Редактор М. А. Коган

Обложка художняка

М. М. Писаревского

Художественный редактор

В. Б. Михневич

Технический редактор

Г. И. Голдовская

Корректор И. П. Сидоренко

Сдано в набор 13/Х 1960 г.   Подписано к печати

25/1 1961 г.  М-32537  Формат бумаги 84х1087з«

Печ. л. 11,5 (9,3) Уч.-изд. л. 8,94 Тираж 24000 экз.

Цена 24 к. Заказ 1971

Ленинградское отделение Учпедгиза.

Ленинград, Невский пр., 28

Типография № 4 УПП Ленсовнархоза
Ленинград, Социалистическая ул., 14.







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-01; Просмотров: 222; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.233 с.) Главная | Обратная связь