Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Возникновение человеческого общества.




Возникновение человеческого общества.

Эпоха формирования и развития первобытно-общинных отношений имеет огромное значение в истории человечества. Она начинается с выделения человека из мира животных. На протяжении этой эпохи были заложены основы всего дальнейшего развития материальной и духовной культуры человеческого общества.

«Эта «седая древность» при всех обстоятельствах останется для всех будущих поколений необычайно интересной эпохой, потому что она образует основу всего позднейшего более высокого развития, потому что она имеет своим исходным пунктом выделение человека из животного царства, а своим содержанием — преодоление таких трудностей, которые никогда уже не встретятся будущим ассоциированным людям»(Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, Госполитиздат. 1953, стр. 109.),— писал об эпохе первобытно-общинного строя Фридрих Энгельс.

Происхождение человека.

Процесс формирования человека и развития первобытно-общинного строя состоит из ряда последовательных этапов В. И. Ленин в своём произведении «Государство и революция», говоря о первоначальных стадиях человеческого развития, упоминает о «стаде обезьян, берущих палки», о «первобытных людях» и о «людях, объединенных в клановые общества» (родовые общины) (См. В. И. Ленин, Государство и революция, Соч., т. 25, стр. 361.). Эти определения приняты советской наукой для обозначения трёх различных последовательно сменявшихся этапов эволюции человека и становления общества.

Первые два этапа являются временем выделения наших древнейших предков из мира животных. Они стали вследствие этого и поворотным пунктом в истории нашей планеты, открыв длительный, тяжёлый и сложный, но великий путь развития труда и общества, который шёл от бессилия перед природой ко всё возрастающей власти человека над ней.

Чтобы полнее представить ход событий на этих первых этапах истории человека, а также и на всём протяжении первобытной истории, необходимо прежде всего иметь в виду ту естественно-географическую обстановку, те события в истории земного шара, на фоне которых происходили изменения в жизни наших отдалённых предков, во многом тесно связанные с изменениями в окружавшей их природе.

Как известно, история Земли делится на четыре эры: архейскую, палеозойскую, мезозойскую и кайнозойскую. Последняя эра продолжается и в настоящее время. Каждая из этих эр делится в свою очередь на ряд периодов. Только во второй половине архейской («первоначальной») эры, продолжавшейся около l1/2 млрд. лет, на земле возникает жизнь, сначала в виде простейших организмов, затем водорослей, губок, кишечнополостных, моллюсков, кольчатых червей. Иногда время появления жизни на земле выделяют в особую эру — протерозойскую (эру «ранней жизни»). В палеозойской эре (эре «древней жизни»), продолжавшейся около 325 млн. лет, появляются рыбы, насекомые, земноводные, пресмыкающиеся, а также наземные споровые растения. Мезозойская эра (эра «средней жизни»), продолжавшаяся около 115 млн. лет, явилась временем развития исполинских пресмыкающихся. Кайнозойская эра (эра «новой жизни», время господства млекопитающих) делится на два больших периода: третичный и четвертичный.

Ближайшие предки человека

Третичный период по сравнению со всей историей человека длился чрезвычайно долго. Начался он около 70 млн. и закончился примерно 1 млн. лет тому назад.

Значение третичного периода в истории Земли, особенно её животного и растительного мира, очень велико. За это время произошли большие перемены в облике земного шара. Образовывались обширные горные области, моря и заливы, менялись очертания целых материков. Возникли горы Кавказа, Карпаты и Альпы, поднялась центральная часть Азии, увенчанная горными цепями Памира и Гималаев.

Одновременно происходили не менее важные изменения в растительном и животном мире. Древнейшие растения, в том числе гиганты-саговники, древовидные папоротники и гигантские хвощи, давно уже уступили место более совершенным построению покрытосеменным растениям. Началось время господства млекопитающих животных. Совершилось, наконец, и важнейшее в истории развития жизни на земле обытие, подготовленное всей прогрессивной в целом эволюцией животного и растительного мира: в конце третичного периода в результате процесса длительного развития появляются ближайшие предки человека.



Материалистически мыслящие естествоиспытатели, особенно Чарлз Дарвин, собрали к середине XIX в. громадный материал, позволяющий в общих чертах представить облик тех древних антропоидных (человекообразных) обезьян, которые должны были явиться непосредственными предками человека. Учёные выяснили основные черты образа жизни антропоидов и те биологические предпосылки, которые в ходе борьбы за существование подготовили переход от обезьяны к человеку путём естественного отбора.

В XIX в. в отложениях, относящихся к концу третичного периода, были найдены останки высокоразвитых древних обезьян, названных дриопитеками(От греческих слов «дрио»—дерево и«питекос»—обезьяна, т. е. буквально: «древесная обезьяна»). Дриопитеки были общим предком человека и африканских человекообразных обезьян нашего времени — гориллы и шимпанзе. Обнаруженные в 1902 г. в Австралии три коренных зуба «дарвиновского дриопитека» имеют настолько большое сходство с человеческими, что ближайшее родство этой древней обезьяны с человеком не подлежит сомнению.

Открытие костей дриопитека явилось блестящим подтверждением материалистической теории Дарвина о происхождении человека от древней человекообразной обезьяны, так как впервые дало конкретное представление о том, как на самом деле должны были выглядеть эти обезьяны — предки человека.

В дальнейшем число подобных находок продолжало непрерывно возрастать. Они всё более и более заполняли ту пропасть, которую стремились вырыть между человеком и всем остальным органическим миром учёные-идеалисты, всячески пытавшиеся поддержать ветхую библейскую легенду о сотворении человека «по образу и подобию божию». На севере Индии в третичных слоях Сиваликских холмов были обнаружены, например, обломки челюсти рамапитека, древней антропоидной обезьяны, более близкой к человеку, чем дриопитек. Она отличалась от всех остальных человекообразных обезьян тем, что её клыки не выдавались вперёд по сравнению с остальными зубами. Облик рамапитека был, таким образом, менее зверообразным, ещё более сходным с человеческим. На территории Южной Африки в 1924 г. были найдены ещё более интересные для освещения вопроса о предках человека останки нового антропоида—австралопитека(Название этого сущева происходит от слов «аустралис» — южный и «питекос» — обезьяна и может быть переведено как «южная обезьяна».). Впоследствии, в 1935—1951 гг., были найдены останки по крайней мере 30 особей этой обезьяны. Как оказалось, австралопитек по своему строению стоял ближе к человеку, чем все остальные известные науке, в том числе и ныне живущие антропоидные обезьяны. Таз и бедренные кости австралопитека близки к человеческим; австралопитеки в основном передвигались на двух ногах в вертикальном или почти в вертикальном положении.

Причина перехода австралопитеков к прямохождению объясняется общими условиями их жизни и борьбы за существование. В течение предшествующих сотен тысячелетий обезьяны в отличие от животных, ведущих наземный образ жизни, были четверорукими существами, широко применявшими свои конечности, в первую очередь передние, именно для хватательных движений. Н о в отличие от других обезьян, которые жили на деревьях в тропическом лесу, передвигаясь по деревьям при помощи всех четырёх конечностей и хвоста, австралопитек жил в местностях, уже в те далёкие времена почти безлесных и полупустынных — на западе и в центре Южной Африки. Эти условия предопределили переход от лазаний по деревьям к наземной жизни, к передвижению с помощью одних нижних конечностей.

На это указывает строение костей верхних конечностей австралопитека. Его большой палец противопоставлялся остальным пальцам и в отличие от большого пальца у современных антропоидов был относительно велик. Поэтому австралопитеки вполне могли выполнять своими руками такие хватательные операции, которые затруднительны или недоступны для современных нам высших обезьян.

Следующей важной особенностью австралопитека, тоже неразрывно связанной с прямохождением, являются черты строения черепа, указывающие на более вертикальную, чем у других антропоидов, посадку головы. Это видно из того, что на значительной части затылка австралопитека не было уже сильных шейных мышц , которые должны были удерживать голову на весу при горизонтальном её положении. Такая посадка головы австралопитека должна была способствовать в дальнейшем. более ускоренному развитию мозга и черепа предков человека.

Все эти взаимно связанные особенности, сложившиеся на протяжении сотен тысяч лет в условиях наземной жизни, поставили обезьян типа австралопитека в особое по сравнению с другими человекообразными обезьянами положение, открыли перед ними совершенно новые возможности в борьбе за существование. Освобождение передних конечностей от опорных функций и расширение их хватательной деятельности сделали возможным развитие деятельности австралопитека по совершенно новому пути — по пути всё более и более расширяющегося и систематического употребления различных предметов, в первую очередь палок и камней, как естественных орудий.

Об огромном, принципиально важном значении этого обстоятельства для дальнейшей эволюции предков человека свидетельствуют исследования останков других животных, найденных вместе с костями самих австралопитеков. Исследование черепов ископаемых павианов, найденных там же, где были обнаружены кости австралопитеков, показало, что 50 из 58 этих черепов имели повреждения в виде трещин в результате ударов большой силы, нанесённых какими-то тяжёлыми предметами. Найдены также кости крупных копытных животных, концы этих костей были сломаны и разбиты. В «кухонных кучах» австралопитеков найдены обломки панцырей черепах, кости ящериц, панцыри пресноводных крабов. Можно предполагать, следовательно, .что помимо собирания растительной пищи, птичьих яиц австралопитеки добывали мелких животных, ловили ящериц, крабов, а иногда нападали и на сравнительно крупных животных, пользуясь при этом камнями и палками.

Постоянное употребление мяса животных этими древними обезьянами в отличие от тех обезьян, которые жили на деревьях и питались преимущественно растительной пищей, содействовало их ускоренному прогрессивному развитию. Мясная пища позволила предкам человека быстрей и полней совершенствоваться из поколения в поколение, так как оказала большое влияние на развитие их мозга, .доставляя мозгу необходимые для его развития вещества в большем количестве, чем раньше, и в более концентрированном, легче усвояемом виде. Усиленное снабжение мозга веществами, нужными для его роста, являлось совершенно необходимым. Борьба за существование была сопряжена с применением первичных .необработанных орудий, она требовала непрерывного развития и усложнения .условно-рефлекторной деятельности, роста сообразительности и находчивости.

Таким образом, изучение обезьян типа австралопитека даёт представление ;об, определённом и весьма важном звене в эволюции наших предков и, кроме .того, достаточно ясно показывает, как должны были выглядеть ещё не обнаруженные из-за неполноты геологической летописи прямые предшественники и предки [Человека. Во всяком случае это были очень близкие по своему типу к австралопитеку, такие же высокоразвитые человекообразные обезьяны. Они должны были иметь примерно одинаковое с австралопитеком физическое строение и вести сходный с ним образ жизни. Обезьяны эти заселяли, очевидно, обширную территорию в Африке и на юге Азии. В область их расселения, вероятно, входили и южные части СССР, о чём свидетельствует недавняя находка останков человекообразной обезьяны в Восточной Грузии. Этот вид человекообразной обезьяны был близок, как полагают, к дриопитеку и получил наименование «удабнопитека», по местности Удабно, где найдены останки этой обезьяны.

Что же касается других представителей рода обезьян, то эти «младшие братья» наших далёких предков безнадёжно отстали и остались в стороне от той главной дороги эволюционного развития, которая вела от обезьяны к человеку. Некоторые виды высокоразвитых обезьян конца третичного периода всё более приспосабливались к жизни на деревьях. Они остались навсегда привязанными к тропическому лесу. Биологическое развитие других обезьян в борьбе за существование пошло по пути увеличения размеров их тела. Так появились обезьяны огромных размеров — мегантропы, гигантопитеки, останки которых обнаружены на юге Китая, а также обезьяны типа современной гориллы. Но их грубая сила, позволявшая успешно бороться за жизнь в первобытном лесу, нарастала в ущерб высшей сфере жизненной деятельности, во вред эволюции мозга.

Лекиия 1. РЕЛИГИЯ В ПЕРВОБЫТНОМ ОБЩЕСТВЕ^ стоки первых религиозных представлении предков современного человека связаны с процессом гоминизации, с процессом перехода от животного к человеку, с появлением мира культуры.. Одним из аспектов этого пфехода является смена определенных инстинктивных реакций животного на мир неопределенностью человеческого знания, которая происходит при трансформации нижнепалеолитических палеоантропов (неандертальцев и неандерталоидов) в людей современного типа — сапиентных, т.е. разумных^Если у животного мир восприятии и мир действии (поведения) сопряжены, то у человека эти два мира опосредованы миром социальной истории, и в связи с этим только человек может оказаться в ситуации, когда он действительно не знает, что делать. Таким образом, у человека возникла потребность в принятии надежного решения и определении степени этой надежности. Именно данная потребность лежит в основе происхождения религии, мифологии, искусства и других сфер культуры. В плане нашего курса существенно то, что религиозная вера снимает неопределенность в ситуации принятия решения и позволяет человеку строить свое поведение на основе предсказания будущих, еще не существующих событий при помощи подражания явлениям окружающего мира.

Другим аспектом перехода от животного к человеку является двойственный характер культуры в жизни человека, а именно: с одной стороны, благодаря культуре человек — в противоположность другим живым существам — знает о своей смертности, с другой стороны, культура стремится нейтрализовать следующий из осознания смертности человека экзистенциальный страх (страх перед небытием) и одним из этих средств выступает религиозно-мифологическое миропонимание. Понятие вечности и вытекающее из него сакральное осмысление смер

ти, придание ей смысла — это основные средства подавления чувства страха перед небытием. В каждой культуре существует церемония погребения, в каждой культуре имеется идея вечного существования (хотя существует и идея конечного, бренного бытия индивида), и одно связано с другим. Человеческая жизнь в этом случае представляется как почти эпизод, а ритуал погребения — как окно в бесконечность. Трансформировав захоронение человеческих останков в священную церемонию, религия объективирует экзистенциальный страх, снимает соответствующее эмоциональное напряжение у индивида.

Археологические данные показывают, что погребальныетеремонии не чужды были уже неандертальцу; даже ему — весьма примитивному человеку и предшественнику «человека разумного» — были свойственны проявления «фундаментальной заботы» о посмертном существовании. Не случайно многие историки религии (С.А. Токарев и др.) указывают на то, что неандертальские погребенияЪредставляют собой один из возможных источников возникновения религиозных представлений в первобытном обществе. Несомненно, неандерталец как-то осмысливал свое существование в плане конечности и вечности, т.е. в порядке времени. И в этом смысле правомерно утверждение английского рели-гиоведа С. Брэндона, что религия возникла благодаря осознанию человеком времени, его обожествлению. Ведь религия помогает человеку преодолеть чувство страха смерти, справиться с эмоциональным переживанием необратимости реального времени. Она со своими ритуалами, обрядами и картиной мира, предлагая человеку вечную жизнь в «ином» мире, объясняет смерть как переход к бессмертию. Этим самым она придает смысл жизни человека и формирует у него чувство безопасности в перипетиях быстротечной жизни.

Первобытный сапиентный человек приобрел представления о загробной жизни и поэтому с соответствующими церемониями хоронил своих близких в специальных погребениях, укладывая в могилы рядом с ними предметы обихода, украшения, утварь и пр., необходимые в «иной» жизни. В эпоху верхнего палеолита уже сложились представления о существовании мира умерших и духов, причем считалось, что покойники могут различными способами, как негативными, так и позитивными, влиять на жизнь живых (этим и объясняется культ умерших). Магические изображения в пещерной живописи, свидетельствующие о вере первобытных людей в существование сверхъестественных связей между людьми и животными, находившихся в пол е зрения шаманов и колдунов, а также культ плодородия и размножения (статуэтки женщины-матери с подчеркнутыми половыми признаками, обнаруживаемые археологами на стоянках первобытных людей) говорят о наличии определенного религиозного осмысления мира. Речь идет о тотемизме как одной из первичных форм религии.

Тотемизм возник из веры той или иной группы людей в их таинственную связь с миром животных, растении и даже неживыми предметами, в происхождение человеческого рода от определенного животного, растения или явления природы, первоначально, скорее всего, тех, что составляли основу существования данного коллектива. Постепенно он превратился в основную форму религиозных представлений складывающегося рода, т.е. общественный феномен становящегося родового строя находит фантастическое отражение в человеческом сознании в виде тотемистических представлений о родстве человека и природы. Выступающая в тотемизме магия жизни и смерти проявляется в обряде повторного рождения, в ини-циационной реинкарнации (переселении души из одного тела в другое), совершаемой в тесной связи с вселяющимся, вечно живущим тотемом. Этот процесс актуализируется членами племени в обрядовом пиршестве, в обряде волшебного размножения животных и т.п. Представление о реинкарнации (о возможном перевоплощении человека, в частности умершего предка) в его тотем и обратно привело к усилению культа мертвых предков и веры в их сверхъестественные возможности, а также к проявлению системы запретов-табу на употребление в пищу тотема. Тотемные представления способствовали возникновению четкого отграничения своих от чужих, поклоняющихся другому тотему, т.е. выполняли интегрирующую функцию в родовом обществе.

В качестве другой ранней формы религиозных представлений и верований следует назвать анимизм, — веру в существование духов, одухотворение сил природы, животных, растений и неодушевленных предметов, приписывающий им разум, дееспособность и сверхъестественное могущество. Историки религии (Л.С. Васильев, В. Шафран-ский и др.) считают, что зачатки анимистических представлений возникли в глубокой древности, вероятно, еще до появления тотемистических воззрений, до формирования родовых коллективов, т.е. в эпоху первобытных орд. Однако как система достаточно осознанных и устойчивых взглядов религиозного характера анимизм формировался позже, практически параллельно с тотемизмом.

Если тотемизм ориентирован на внутренние потребности данной родовой группы, на ее отличия от других, то анимистические представления имеют более широкий и всеобщий характер, понятны и доступны всем и каждому и воспринимаются вполне однозначно. Это естественно, ибо первобытные люди обожествляли и одухотворяли небо и землю, солнце и луну, дождь и ветер, гром и молнию, горы и реки, холмы и леса, камни и ручьи. Все они в представлении первобытных людей имели душу, разум, могли чувствовать и действовать, приносить пользу или вред. Следовательно, ко всем этим явлениям природы необходимо от

носиться с вниманием — приносить определенные жертвы, совершать в их честь молитвенные обряды и культовые церемонии

Восходящая к анимизму вера в то, что души людей, прежде всего покойников, продолжают свое существование в основном в бестелесной форме, служила как бы соединяющим звеном между групповыми тотемистическими и всеобщими анимистическими верованиями и обрядами Когда первобытные люди воздавали должное душам покойных предков, то тем самым они надеялись на защиту и покровительство покойников в необъятном мире потусторонних сил. Анимизм выражает тот факт, что первобытный человек способен к созданию абстрактных понятий, в том числе и понятия души, что в сознании тогдашних людей появилось представление о существовании реального, земного мира и наряду с ним потустороннего мира. Немаловажным является и то, что, когда люди стремились «привести в соответствие» эти два мира, средством такого приведения выступала магия.

Что такое магия? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к исследованиям английского ученого Дж. Фрэзера, который в своей знаменитой книге «Золотая ветвь» пишет, что «магия является искаженной системой природных законов и ложным руководящим принципом поведения», т.е. магия представляет собой определенную систему наблюдений и действий, основанную на убеждении, что можно заставить управляющие миром, предметами и самим человеком силы действовать согласно воле и желаниям человека. По Фрэзеру, магия противоположна религии, ибо она является первым приближением теоретико-практического понимания окружающего мира и первой попыткой человека подчинить себе мир, т.е. в практи

ческой магии можно увидеть зачатки и корни науки в ее современном понимании. ^

Согласно английскому историку культуры и философу Дж. Томпсону, магия представляет собою определенную иллюзорную технику, дополняющую реальную технику — если при помощи реальной техники человек подчиняет и преобразует мир, то посредством магии изменяется психический мир самого человека. Иными словами, магия в жизни первобытного человека выполняла иллюзорно-компенсаторную функцию, она помогала ему реально действовать в окружающей среде. Можно сказать, что магия — это комплекс ритуальных обрядов, целью которых является воздействие на сверхъестественные силы для получения материальных результатов. Магия возникла параллельно с тотемизмом и анемизмом для того, чтобы с ее помощью можно было осуществить воображаемые связи с миром духов, предков, тотемов.

Возникнув в глубокой древности, магия сохранялась и продолжала сохраняться на протяжении тысячелетий. Обычно магическими обрядами занимались особые люди — колдуны и шаманы, прошедшие процесс специального психологического тренинга и обладающие особым

восприятием реальности В психологическом плане колдун или шаман дает своим соплеменникам возможность «общения» с миром духов, обитающих, по их представлениям, в небесной и подземной зонах Вселенной. В ходе сеансов медитации он создает у участников иллюзию путешествия в «иной» мир Возникающие впечатления настолько сильны, что логика становится подчиненной эмоциям. Это приводит к тому, что трудно реконструировать логически сам процесс магической акции шамана, выразить его посредством рационального языка. Благодаря используемым в шаманской мистерии символическим, образным средствам стирается граница между действительным и сверхъестественным (воображаемым) миром Шаманский магический ритуал представляет собой реализацию модели целостного мира, выработанной в рамках архаических культур. Именно архаическая модель мира позволяла первобытным коллективам ориентироваться в реальности, осуществлять свои жизненные функции.

В целом магия была вызвана к жизни определенными реальными потребностями общества и она сыграла немалую роль в процессе формирования религиозного сознания. Ведь по мере развития магического мышления человеку стало казаться все более очевидным и само собой разумеющимся, что желаемый результат зависит не столько от целенаправленного действия, сколько от окутанных магией привходящих обстоятельств. В итоге это привело к тому, что многие конкретные явления и предметы начали восприниматься в качестве носителей магической силы. Возник первобытный фетишизм, суть которого состоит в том, что отдельным предметам приписывается магическая сила, способная влиять на ход событий и получение желаемого результата. Возникло представление о фетише, как вредоносном (таковым, например, считался труп, почему и заботились о его захоронении, табуировании и т.д.), так и полезном. Фетишизм проявился в создании амулетов, талисманов и идолов — предметов из дерева, глины и иных материалов. В идолах и амулетах видели воплощенных носителей частицы того сверхъестественного могущества, которое приписывалось миру духов, предков и тотемов. С фетишами такого рода нередко имели дело колдуны-шаманы, когда они воздействовали на подобие объекта приемами магии.

Историки религии считают, что фетишизм является как бы завершающей стадией процесса формирования всего комплекса ранних религиозных представлений первобытного человека. Действительно, анимизм, с его одухотворением природы и предков, и тотемизм с его культом тех же мертвых предков и тотемов означали, что в сознании первобытного человека проявилось представление о существовании наряду с реальным миром сверхъестественного мира, не менее реального, чем первый. На практике это означало, что многие неочевидные причинно-следственные связи между событиями первобытный кол-

лектив возлагал на потусторонние силы сверхъестественною мира Для общения с этим миром, привлечения ею сил на свою сторону первобытные люди обращались к магии И наконец, появление фетишей является свидетельством того, что магической силе были приписаны свойства не только перемещаться во времени и пространстве, но и «закрепляться» в предметах реального мира.

Комплекс верований и представлений первобытного человека, как и вся его трудовая жизнь, с ее проблемами и достижениями, способствовали рождению мифов, возникновению первобытной мифологии. Творение мифов являлось актом введения порядка в познаваемый мир для защиты от давления Великого Неизвестного Хаоса. Крупный специалист по мифологии Востока и Запада И.М Дьяконов подчеркивает, что миф — это образная, метафорическая модель мира, что миф есть «попытка познания эмоционально-образным путем самого ^«ира». Миф — это метафора, поэтическая интерпретация или драматизация конфликтных сил природы, жизни и человеческого разума, это вибрирующее выражение фантазии, ценностей и стремлений архаической культуры.

<^Миф раскрывает символический мир верований, фантазий, ценностей и норм поведения; он является новым измерением человеческого восприятия, вдохновения и мышления, обусловленных взаимодействием людей и природы. Миф выполняет определенную социальную функцию, позволяет человеку проникнуть в ритм природного и социального бытия. Основным признаком мифологического воображения является отсутствие осознания его образности, ибо в мифологическом мышлении происходит полное отождествление образа с реальной действительностью. Немецкий философ Э. Кассирер поясняет это на следующем примере: в первобытном обществе танцор выступает в маске бога или демона, не подражая, не играя роли, но в собственном убеждении и в сознании наблюдающих за ним членов племени он является богом или демоном «Мифологическое воображение, — подчеркивает он, — содержит всегда акт веры. Без веры в действительность своего предмета миф утратил бы свою основу, на которую он опирается^,) И действительно, изображения богов в храмах часто расположены так, чтобы человек с мифологическим воображением воспринимал их не как образы богов, но как самих богов.

Мифологическое воображение является принципиально коллективным воображением, причем в архаических обществах коллектив был как творцом, так и потребителем результатов этого воображения. Мир потребностей стимулировал это воображение и вместе с тем благодаря ему постоянно сохранялся и умножался Миф создавал некое сакральное пространство, своеобразный центр мира, и сакральное время, которое, хоть и течет непрерывно, но предоставляет возможность циклического движения в нем (концепция так называемого «веч-

ного возвращения»). В самых архаических культурах обнаруживается четкое различие между тем, что действенно, значимо именно священное (сакральное), и тем, что является смертью, хаосом, бессмысленностью. Священное появляется тогда, когда имеется та или иная связь с реальностью в ее предельности; религия представляет собой священную модель мира, символическую модель отношения человека к этой предельной реальности вообще. В первобытном обществе мифология представляла собой форму познания действительности, и важным компонентом постижения мира в мифологической, религиозно-магической картине бытия являются представления о пространстве и времени)

В мифологической, религиозно-магической картине мира пространство и время неоднородны, анизотропны и относительны. Мифологическая логика оперирует бинарными оппозициями: чет — нечет, верх — низ, мужское — женское и т.д. Так как в основе бинарных отношений лежат чувственные восприятия, то логика чувственных качеств не различает субъективность и свойства космоса. Поэтому пространство и время переживаются человеческим коллективом и индивидом, отдельные интервалы пространства и времени получают позитивную, негативную или нейтральную окраску. Некоторые фрагменты пространства являются сакральными (храмы, гробы, курганы, места собраний и пр.), а обыденное время прерывается интервалами сакрального времени и любая деятельность человека должна совершаться в наиболее благоприятных пространственно-временных интервалах, иначе его постигнет неудача. Остатки религиозно-магического, мифологического понимания пространства и времени сохранились до сих пор в общественной жизни: через», порог не приветствуют и руки не подают; за столом почитаемых людей сажают справа от себя; святыни и памятники ставятся на возвышениях.

В религиозно-магическом миропонимании сложилось дуалистическое представление о ярвстранстве и времени — они делятся на реальную и иллюзорнувдсферы, что создавало психологическую возможность манипулировать этими атрибутами мира. Это позволило первобытному человеку оптимистически смотреть на мир, способствовало его активности, но с тенением времени религия углубила субъективи-зацию пространства и времени, связывая ее с божеством и фатализмом, с преодолением страха перед смертью.

Палеолитический человек, постоянно общающийся со смертью

в результате голода, болезней или схваток с хищниками, испытывал страх перед смертью и старался преодолеть трагизм смерти, о чем свидетельствует анализ символов пещерного искусства той эпохи, например знаменитой пещеры Ляско и др. Уже 30 тыс. лет назад родилась особая мифология, относящаяся к метафизике смерти, которая органически связана с мистерией рождения. В загадочных знаках пещерной

живописи исследователи зафиксировали мужские и женские символы в сочетании с зооморфными композициями, причем постоянно повторяется один и тот же мотив двух животных обоего пола, в основном зубра и коня, а также третьего животного, зачастую козерога. При этом просматривается четкая связь между зубром и женщиной, конем и мужчиной, иногда даже полное выразительности уравнение: зубр — женщина — рана и конь — мужчина — стрела, причем рана отождествляется с женскими половыми органами, а стрела с мужскими половыми органами, с фаллосом1. Отождествление в пещерной живописи нижнего палеолита изображения смертельной раны с женским лоном и смертоносного острия стрелы, проникающего в рану, с фаллосом выявляет символико-мифологическое содержание убеждения о взаимосвязи тайны смерти с мистерией рождения, об обусловленности жизни смертью. Отсюда выросла концепция жизни после смерти, характерная для большинства религий мира. " " -

Монументальная пещерная живопись палеолита для тогдашнего человека выступала средством запечатления символического содержания самьпс древних мифов, относящихся к мистериям жизни и смерти. Палеолитическая пещера ассоциируется в сознании первобытного человека как с лоном женщины, рождающей живые существа, так и с областью смерти, представляющей подземный мир, где гибнут умершие. Сознательная локализация живописи в пещерах представляет собой активный способ приспособления человека палеолита к феномену смерти и попытку магического противодействия парализующему его страху перед смертью-Не случайно именно пещеры выступали местом совершения магических обрядов, делающих человека способным сопротивляться угрозе смерти (достаточно вспомнить о мистериях ритуальной, символической смерти неофита с целью достижения бессмертия путем повторного рождения).

На смену эпохе верхнего палеолита с характерными для нее первобытными родовыми коллективами охотников и собирателей, около

«Загадочные связи образов быка и лошади, женских и мужских знаков в росписях главных залов пещерных ансамблей, получили, наконец, такое убедительное объяснение' календарные совпадения циклов воспроизводства в стадах быков и в родовых общинах охотников (длительность беременности — 10 лунных месяцев) сопоставлялись с никлом воспроизводства в табунах диких лошадей (практически совпадающим с годовым кругом движения Солнца и чередования сезонов) — астрономически точные соответствия лтих явлении позволяли сопрягать две фундаментальные основы бытия первобытной охотничьей общины, одна из которых базировалась на роли женщин в продолжении рода, другая — на организации сезонных охотничьих промыслов (по преимуществу мужского труда) в соответствии с циклами воспроизводства животных, чтобы не лишиться основного источника существования» (Фролов БА. Продолжение открытия (вместо послесловия) // ckjw-нарж К. За пещерным человеком. М , 1987 С 268—269) Между прочим этот вывод засгап-ляст предположить, что роль коня в жизни иижненалсолитичсских племен была значительнее, а его одомашнивание произошло ранее, чем нредполагал(х;ь до сих нор

10—12 тыс. лет назад пришла вначале эпоха мезолита, а затем — земледельческого неолита. На протяжении нескольких тысячелетий происходил процесс формирования нового общества, основанного на земледелии и домашнем скотоводстве, что привело к радикальным изменениям в истории человечества, в образе жизни общества и человека. Это в свою очередь вызвало определенные трансформации: древние тотемистические представления, видоизменения характера фетишизма, появление новых элементов в магии, обогатившие арсенал ее методов и целей.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 702; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.019 с.) Главная | Обратная связь