Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


ВЕЛИКАНЫ, ЦИВИЛИЗАЦИИ И ПОТОПЛЕННЫЕ МАТЕРИКИ, СЛЕДЫ КОТОРЫХ ВСТРЕЧАЮТСЯ В ИСТОРИИ




Когда выдвигаются утверждения, подобные тем, которые заключаются в вышеприведенном оглавлении, то, конечно, ожидается, что автор представит в подтверждение таких заявлений свидетельства исторические вместо легендарных. Возможно ли это? Да; ибо свидетельства такого рода многочисленны и просто должны быть собраны и сопоставлены, чтобы стать подавляюще убедительными в глазах непредубежденных лиц.

Как только прозорливый читатель овладеет руководящей нитью, он сможет сам найти такие доказательства. Мы даем факты и указываем на вехи; пусть путник следует им. Приведенного здесь достаточно для этого столетия.

Байи в письме к Вольтеру находит вполне естественным, что симпатии «старого, знаменитого инвалида из Ферней» были на стороне представителей «Знания и Мудрости», древних браминов. Затем он делает любопытное заявление. Он говорит:

«Но ваши брамины очень молоды по сравнению с их архаическими наставниками»[1737].

Байи, ничего не знавший ни об Эзотерических Учениях, ни о Лемурии, тем не менее, верил безусловно в погибшую Атлантиду, так же как и в существование нескольких до-исторических и цивилизованных народов, которые исчезли, не оставив никаких неоспоримых следов. Он широко изучал древних классиков и предания и он видел, что искусства и науки, известные тем, кого мы теперь называем «древними», не были:

«Достижениями каких-либо народов настоящего времени или даже существовавших в ту эпоху, так же как они не принадлежали к каким-либо историческим народам Азии...»

и что, несмотря на ученость индусов, их неоспоримое первенство в ранний период их расы должно быть отнесено к народу или расе, еще более древней и просвещенной, нежели были сами брамины[1738].

Вольтер, величайший скептик своего времени, материалист par excellence, разделял убеждение Байи. Он полагал, что вполне правдоподобно, что:

«Задолго до империй Китая и Индии существовали культурные, образованные и мощные народы, которые были осилены нашествием варваров и, таким образом, вновь были приведены в свое первоначальное состояние невежества и дикости или, как говорится, возвращены в лоно Природы»[1739].

То, что у Вольтера явилось, как прозорливая догадка большого интеллекта, то для Байи было «вопросом исторических фактов». Ибо он писал:

«Я обращаю большое внимание на древние предания, сохраняемые на протяжении длинного ряда поколений».

Он считал возможным, чтобы чуждый народ, после обучения другого народа, исчез, не оставив даже следа своего прохождения. Когда его спрашивали, как могло случиться, чтобы этот древний или, вернее, архаический народ не оставил каких-либо воспоминаний в человеческом сознании, он отвечал, что Время было безжалостным пожирателем фактов и событий. Но история Прошлого никогда не была вполне утеряна, ибо Мудрецы древнего Египта сохранили ее и «она, таким же образом, сохраняется и по ныне в ином месте». По сведениям Платона, жрецы Саиса сказали Солону:

«Вы не знаете о той благородной и прекрасной расе людей, которая однажды населяла вашу страну, потомками которых являетесь вы сами и о чем свидетельствует все наше настоящее состояние[1740], хотя лишь малое число осталось ныне от этого великолепного народа.... Эти писания повествуют о той чудовищной мощи, которой однажды противостал ваш город, когда мощная воинственная сила, устремившись от Атлантического моря, подобно яростному потоку, разлилась по всей Европе и Азии»[1741].

Греки были лишь малорослыми и слабыми представителями этого однажды прославленного народа[1742].

Каков же был этот народ? Сокровенное Учение утверждает, что они были позднейшей седьмой суб-расой Атлантов, уже поглощенной одной из ранних суб-рас Арийской группы, той, которая постепенно распространилась по материку и островам Европы, как только они начали подыматься на поверхность из морей. Спустившись с высоких плоскогорий Азии, где обе расы искали спасения во дни агонии Атлантиды, она постепенно населила и колонизировала вновь появившиеся земли. Эта переселившаяся суб-раса быстро усилилась и размножилась на этой девственной почве; разделилась на многие родственные расы, которые, в свою очередь, разделились на народности. Египтяне и греки, финикийцы и северные группы произошли от этой единой суб-расы. Тысячелетия позднее другие расы – остатки Атлантов – «желтые и красные, коричневые и черные» – начали свои нашествия на новый материк. Произошли войны, в которых новопришедшие были разбиты и они бежали; одни в Африку, иные в отдаленные страны. Некоторые из этих земель с течением времени, в силу новых геологических содроганий, стали островами. Результатом такого насильственного отделения от материка было то, что неразвитые племена и семейства, принадлежавшие к расе Атлантов, постепенно впали в еще более низкое и одичалое состояние.

Разве испанцы, входившие в состав экспедиции Сибола, не встретили белых главарей среди диких племен; и разве теперь не была подтверждена наличность негритянского типа в Европе в доисторические времена? Именно, это присутствие чуждого типа, близкого к негритянскому, также и к монгольскому и является камнем преткновения антропологии. Индивидуум, живший в отдаленную эпоху, неподдающуюся вычислению, в Бельгии, в Ла Нолетт, является этому примером. Один антрополог выражается так:

«Пещеры у берегов реки Лесс в юго-восточной Бельгии дают нам доказательства того, что может быть определено, как самый низкий тип человека на основании челюсти, найденной в Ла Нолетт. Тем не менее, такой человек имел на себе каменные амулеты, обработанные с целью украшения; они сделаны из песчаника, ныне находимого в бассейне Жиронды»[1743].

Итак, бельгийский человек был чрезвычайно древним. Человек, который предшествовал великому наводнению – покрывшему нагорья Бельгии осадками лёсса или нагорным гравием на тридцать метров над уровнем рек настоящего времени, – должен был соединять в себе черты туранца и негра. Человек Канстадта или Ла Нолетт мог быть черным, и он не имел ничего общего с арийским типом, остатки которого современны с пещерным медведем в Engis (в Бельгии). В Аквитании, жители пещер, наполненных костями, принадлежат к гораздо более позднему периоду истории и могут не быть столь древними, как предыдущие.

Если утверждение это будет оспариваемо на том основании, что наука не отрицает, что присутствие человека на Земле относится к огромной давности, хотя давность эта не может быть определена, ибо такое существование обусловлено продолжительностью геологических периодов, древность которых не установлена; если скажут, что ученые весьма определенно возражают против утверждения, что человек предшествовал животным, например; или же, что цивилизация относится к самому началу Эоценского периода, или, опять-таки, что никогда не существовали великаны, люди о трех глазах и о четырех руках и четырех ногах, андрогины и так далее, – то мы, в свою очередь, спросим этих возражателей – «как можете вы это знать? Какие доказательства имеете вы этому, помимо ваших личных гипотез, из которых каждая, в любое время, может быть взорвана новыми открытиями?» И эти будущие открытия, несомненно, докажут, что каков бы ни был цвет кожи этого раннего типа человека, известного антропологам, тип этот ни в одном отношении не был обезьяньим. Человек из Канстадта и человек из Engis, оба обладают основными человеческими атрибутами[1744]. Человечество искало недостающего звена не с того конца цепи; и Неандертальский человек уже давно отправлен в «чистилище всех слишком поспешных ошибок». Дизраэлли делил людей на союзников обезьян и ангелов. Здесь приводятся причины в пользу «ангельской теории» – как назвали бы это христиане, и как приложимой, по крайней мере, к некоторым человеческим расам. Во всяком случае, если даже допустить, что человек существует лишь со времени Миоценского периода, то даже тогда все человечество целиком не могло состоять из отсталых дикарей эпохи Палеолита, какими они изображаются сейчас учеными. Все, что они говорят, есть лишь просто произвольные догадки, измышленные ими, чтобы поддержать и ответить их собственным фантастическим теориям.

Мы говорим о событиях, относящихся к давности многих тысячелетий, даже миллионов лет – если человек современен периодам геологическим[1745], но не к какому-либо из тех событий, которые произошли в течение нескольких тысячелетий доисторического времени, допускаемых боязливой и всегда осторожной историей. Тем не менее, существуют ученые, которые почти приближаются к нашему образу мышления. Начиная от смелого признания аббата Брассер де Бурбург, который говорит, что:

«Предания, следы которых встречаются в Мексике, в Центральной Америке, в Перу и в Боливии подсказывают мысль, что человек существовал в этих различных странах в эпоху гигантского подъема Андов и что он сохранял память о нем».

Именно в пользу такой древности высказываются большинство ученых, до позднейших палеонтологов и антропологов включительно. Что же касается до Перу, то была ли сделана удовлетворительная попытка определить этнологическое средство, и также характерные черты, расы, воздвигшей те циклонические сооружения, развалины которых свидетельствуют о великой цивилизации? В Куэлапе, например, они состоят из

«Стены, сложенной из обработанных камней в 3600 ф. длины и в 56 ф. ширины, и вышиною в 150 ф., и представляющей собою прочную массу с срезанной вершиною. На этой массе помещалась другая, в 600 ф. длины, в 500 ф. ширины и в 150 ф. высоты, что в общем даст высоту в 300 ф. В них были комнаты и кельи»[1746].

Весьма показательным фактом является поражающее сходство между архитектурой этих колоссальных строений и архитектурой архаических европейских наций. Фергюссон считает, что аналогия между развалинами цивилизации «инков» и Циклопическими останками пелазгов в Италии и Греции, просто случайность –

«Самая замечательная в истории архитектуры..... Трудно удержаться от заключения, что между ними может существовать некоторая связь».

«Связь» эта объясняется просто происхождением групп народа, воздвигших эти сооружения, из одного общего центра на Атлантическом материке. Допущение этого может помочь нам приблизиться к разрешению этой и подобных же проблем почти в каждой области современной науки.

Д-р Лартэ, обсуждая эту тему, разрешает вопрос, заявляя, что:

«Истина, столь долго опровергаемая о сосуществовании человека с гигантскими вымершими видами (elephas primigenius, rhinoceros, tichorrhinus, hyaena spelaea, ursus spelaeus и т. д.), представляется мне отныне вне всяких опровержений и окончательно завоеванной наукой»[1747].

В ином месте показано нами, что таково и мнение де Катрефажа. Он говорит:

«Человек, по всему вероятию, был свидетелем Миоценских времен[1748], следовательно и всей Плиоценской эпохи. Имеются ли какие причины предполагать, что следы его будут найдены еще глубже назад?..... Тогда он мог быть современником самых первых млекопитающихся и может быть отнесен в глубь Вторичного Периода»[1749].

Египет гораздо древнее Европы, в том виде, как она начертана сейчас на карте. Атланто-арийские племена начали заселять его, когда Британские острова[1750] и Франция даже еще не существовали. Хорошо известно, что «язык Египетского Моря» или же Дельта нижнего Египта стала твердою сушею очень постепенно и последовала за плоскогорьями Абиссинии; но в противоположность от последних, которые, говоря сравнительно, поднялись внезапно, Дельта образовывалась весьма медленно на протяжении долгих веков из последовательных наслоений морского ила или тины, ежегодно отлагаемых почвою, наносимою широкою рекою, нынешним Нилом. Тем не менее, даже Дельта, как твердая и плодородная земля, была обитаемой значительно дольше, нежели на протяжении 100,000 лет. Позднейшие племена с еще большим количеством арийской крови в них, нежели в их предшественниках, прибыли с Востока и завоевали ее у народа, само имя которого потеряно для потомства, исключая в Сокровенных Книгах. Именно эта естественная преграда из ила, которая засасывала медленно и неизбежно каждое судно, приближавшееся к этим негостеприимным берегам, и была еще несколько тысячелетий до Р. Хр. лучшим предохранителем позднейших египтян, которым удалось достичь ее через Аравию, Абиссинию и Нубию под предводительством Ману Вина в дни Вишвамитра[1751].

Древность человека становится с каждым днем настолько очевидной, что даже церковь готовится к достойной сдаче и отступлению. Ученый аббат Фабр, проф. Сорбонны, категорически заявил, что до-историческая палеонтология и археология могут, без всякого вреда для Писаний, открывать в слоях Третичного Периода столько следов Пред-Адамического человека, сколько им угодно.

«Раз Библейское откровение обходит молчанием все творения, предшествовавшие предпоследнему потопу [который, по мнению аббата, произвел делювиальные напластования], то оно предоставляет нам свободу допустить существование человека в сером делювиуме, в Плиоценском и даже в Эоценском слое. С другой стороны, геологи, однако, вовсе не согласны рассматривать людей, населявших землю в течение этих примитивных эпох, в числе наших предков»[1752].

День, когда церковь поймет, что единое спасение ее заключается в оккультном толковании Библии, может быть, не так далек, как это может казаться. Уже многие среди аббатов и церковников сделались ярыми каббалистами и столько же выступают публично, сражаясь с теософами и оккультистами в пользу метафизических толкований Библии, но, к несчастью для них, они начинают с неправильного конца. Мы советуем им, прежде чем они начнут обсуждать метафизическую сторону своих Писаний, изучить и хорошо усвоить то, что относится к чисто физической стороне, – т. е., намеки в них на геологию и этнологию. Ибо такие намеки на семеричное строение Земли и Человека, на семь Кругов и Рас изобилуют как в Новом, так и в Ветхом Завете и для того, кто читает их символически, так же очевидны, как и Солнце в Небесах. К чему же относятся законы в главе XXIII Левита? Какова же философская причина всех таких семеричных приношений и символических исчислений, как например:

«Отсчитайте себе от первого дня после праздника..... в который приносите сноп потрясания, семь полных недель.... Вместе с хлебами представьте семь агнцев без порока» и т. д.[1753].

Несомненно, нам будут возражать, что все эти «потрясения» и приношения «мира» совершались в память семи «Саббат(х)» Мистерий. Эти Саббат(х) есть семь Пралай между семью Манвантарами или то, что мы называем Кругами; ибо «Саббат(х)» слово растяжимое, означающее период покоя любого вида, как это было уже объяснено раньше. И если это не достаточно убедительно, то мы можем обратиться к стиху, который добавляет:

«До первого дня после седьмой недели отсчитайте пятьдесят дней [сорок девять, 7Х7, стадий покоя, и сорок девять стадий деятельности на семи Глобусах Цепи, а затем наступает покой Саббат(х), пятидесятый], и тогда принесите новое мясное приношение Господу»[1754].

То есть, вы принесете, как приношение, вашу плоть или «оболочки из кожи» и, освободившись от тела, вы станете чистыми духами. Этот закон приношения, выродившийся и оматериализованный с течением времени, был установлением, которое относилось ко времени самых первых атлантов: оно пришло к евреям через «халдеев», которые были «мудрецами», принадлежавшими к одной касте, но не к одной народности; это была Община великих Адептов, вышедших из своих «Змеиных нор» и поселившихся в Вавилоне многие века тому назад. И если это толкование из Книги Левита (полной искаженных законов Ману) считается слишком притянутым, то обратимся к Откровению. Какое бы толкование ни давали невежественные мистики знаменитой главе XVII, с ее загадкой жены, облеченной в порфиру и багряницу; будут ли протестанты кивать на католиков, читая «Тайна, Великий Вавилон, Матерь блудницам и Мерзостям земным», или же католики воззрятся на протестантов, но оккультисты в своем беспристрастии заявляют, что слова эти относились с изначала ко всем и каждой экзотерической церковности – «церемониальной магии» древности, с ее ужасающими последствиями, ныне же к безвредному, ибо искаженному, фарсу ритуального поклонения. «Тайна» женщины и зверя суть символы душу убивающей церковности и суеверия.

«Зверь, который.... был и нет его.... и, тем не менее, есть. И здесь ум„ имеющий мудрость. Семь голов суть семь гор [Семь Материков и семь Рас], на которых сидит жена».

символ всех экзотерических, варварских, идолопоклонческих верований, покрывших этот символ «кровью святых и кровью мучеников», которые протестовали и продолжают протестовать.

«И семь царей [семь Рас], из которых пять пали [наша Пятая включена], и один есть [пятый продолжается], а другой [Шестая и Седьмая Расы] еще не пришел и, когда придет [Раса «царь»], не долго ему быть»[1755].

Много таких апокалипсических намеков, но изучающий должен сам найти их.

Если Библия придет к соглашению с археологией и геологией, чтобы показать, что человеческая цивилизация прошла через три, более или менее определенных, стадий, по крайней мере, в Европе, и если человек в Америке и Европе, так же как и в Азии, существовал со времен геологических эпох, – то почему не будут приняты во внимание утверждения Тайной Доктрины? Разве более философично или логично, и научно не верить вместе с Альбертом Годри в существование человека в Миоценскую эпоху и, в то же время, верить, что знаменитые кремни из Тэней[1756] «были выточены обезьяной дриопитекусом»; или же признать вместе с оккультистами, что антропоидная обезьяна появилась на многие века позднее человека? Ибо раз будет допущено и даже научно доказано, что

«В середине Миоценской Эпохи не существовало ни одного вида среди млекопитающихся, тождественного с встречающимися в настоящее время[1757]».

– и что человек был тогда таким же именно, как и сейчас; лишь выше ростом и более атлетичным, нежели мы[1758], – где же тогда затруднение? С другой стороны, несколько известных натуралистов удостоверяют, что человек едва ли мог быть потомком обезьян, следы которых не встречаются раньше Миоценской эпохи[1759].

«Таким образом, у этого дикаря Четвертичного периода, который должен был бороться против мамонта каменными орудиями, мы находим все эти черепные особенности, которые обычно рассматриваются, как признаки большого интеллектуального развития»[1760].

Если только человек не появился внезапно, уже одаренным всем своим интеллектом и мудростью, то он не мог приобрести такой мозг в пределах времени Миоценского периода, от своего безмозглого каттархинского предка, если верить ученому аббату Буржуа.

Что же касается до великанов, то несмотря на то, что самый высокий человек, из до сих пор найденных среди ископаемых в Европе, есть «Человек из Ментона» (6 футов и 8 дюймов), то другие могут быть еще раскопаны. Нильсон, которого приводит Люббок, говорит:

«В гробнице Неолитической эпохи.... в 1807 году был найден скелет необычайного роста».

Он был приписан одному из королей Шотландии Albus McGaldus.

И если в наши дни мы иногда встречаем мужчин и женщин от 7 даже до 9-ти и 11-ти футов роста, то это лишь доказывает – по закону атавизма или же проявления особенности предков, – что было время, когда 9 и 10 футов было обычным средним ростом человечества даже в нашей позднейшей Индо-Европейской Расе.

Но так как эта тема была уже достаточно обсуждена в этом труде, то мы можем перейти к лемурийцам и атлантам и посмотрим, что знали об этих ранних расах древние греки, и что знают сейчас наши современники.

Великий народ, упомянутый египетскими жрецами, от которого произошли предки греков в веке Трои, и которые, как это утверждается, сражались с атлантами, конечно, не был тогда, как мы видим это, расою дикарей Палеолита. Тем не менее, даже в дни Платона, за исключением жрецов и Посвященных, никто, по-видимому, не сохранил какого-либо четкого воспоминания о предшествующих расах. Древнейшие египтяне были отделены от позднейших атлантов тысячелетия тому назад; сами они были потомками чуждой народности и поселились в Египте около 400,000 лет назад[1761], но их Посвященные сохранили все рекорды. Даже в такое позднее время, как век Геродота, они еще обладали статуями 341 царя, царствовавших над их немногочисленной атланто-арийской суб-расою[1762]. Если мы допустим лишь двадцать лет, как среднюю цифру для царствования, каждого царя, то длительность Египетской империи должна быть отнесена от времени Геродота, приблизительно на 17,000 лет назад.

Бунзен вычислил древность большой Пирамиды в 20,000 лет. Более современные археологи не уделяют ей более, нежели 5000 лет или, в крайнем случае, 6000 лет, щедро уделяя Фивам, с их Ста Вратами, 7000 лет от самого их основания. Но, тем не менее, существуют рекорды, доказывающие, что египетские жрецы – Посвященные – путешествовали в северном направлении по суше, путем, который позднее стал Гибралтарским проливом, затем поворачивали к северу и проходили через будущие поселения финикиян в Южной Галлии; затем еще дальше на север, пока не достигали Карнака (Морбиган), а затем они снова поворачивали на Запад и прибывали, продолжая идти по суше к северо-западному мысу Нового Материка[1763].

Какова была цель их долгого путешествия? И как далеко назад должно быть отнесено время таких посещений? Архаические рекорды свидетельствуют, что Посвященные второй суб-расы арийской семьи передвигались из одной страны в другую с целью надсмотра над сооружениями менгиров и дольменов, колоссальных Зодиаков из камней, так же как мест гробниц, долженствовавших служить вместилищами для праха грядущих поколений. Когда же это происходило? Факт их перехода из Франции в Великобританию сухим путем может дать представление о времени, когда такое путешествие могло совершаться сухопутно.

Это было, когда:

«Уровень Балтийского и Северного Морей был на 400 футов выше, нежели в настоящее время. Долина Соммы еще не опустилась до той глубины, которой она достигла сейчас; Сицилия была соединена с Африкой, Варварийские Владения с Испанией. Карфаген, Пирамиды Египта, дворцы Уксамала и Паленке еще не существовали, и отважные мореплаватели Тира и Сидона, которым в более поздние времена было суждено совершать свои опасные путешествия вдоль берегов Африки, еще не народились. С достоверностью мы знаем лишь, что европейский человек был современником вымерших видов Четвертичной эпохи.... что он явился свидетелем подъема Альп[1764] и распространения ледников, короче говоря, что он жил на тысячелетия раньше зари отдаленнейших исторических преданий. Даже возможно, что человек был современником исчезнувших млекопитающихся, может быть, еще более древних видов.... как elephas meridionalis из песков в Сен-Прэ, или же, по крайней мере, elephas antiquus, который считается более древним, чем elephas primigenius, ибо кости их находимы вместе с обитыми кремнями в нескольких пещерах в Англии и по соседству с костями носорога haemitechus и даже machairodus latidens еще более древнего. Эд. Лартэ также придерживается мнения, что, действительно, нет ничего невозможного в существовании человека в раннем Третичном периоде»[1765].

Если «нет ничего невозможного», с научной стороны, в этом представлении и, если можно допустить, что человек уже существовал в столь ранний период, как Третичная эпоха, то не лишнее напомнить читателю, что Кролль помещает начало этого периода в 2,500,000 лет назад; но было время, когда он уделял ему 15,000,000 лет.

И если все это может быть сказано об европейском человеке, то как велика древность лемуро-атлантов и атланто-арийского человека? Каждый образованный человек, следящий за прогрессом науки, знает как принимаются все признаки существования человека во время Третичного периода. Клевета, которая была излита на Денуайе в 1863-ем году, когда он заявил Институту Франции, что он сделал открытие

«в нетронутых песках Плиоцена в Сен-Прэ, около Шартр, доказывающее сосуществование человека с elephas meridionalis» –

является доказательством тому. Позднейшее открытие в 1867 г., сделанное аббатом Буржуа, что человек жил в эпоху Миоценскую, и тот прием, который был оказан ему на До-историческом Конгрессе в Брюсселе в 1872 году, доказывает, что средний ученый видит лишь то, что он хочет видеть[1766].

Современный археолог, хотя он и будет рассуждать ad infinitum по поводу дольменов и их строителей, в действительности, ничего не знает ни о них, ни об их происхождении. Тем не менее, эти странные и часто колоссальные памятники из неотесанных камней – обычно состоящие из четырех или семи гигантских глыб, помещенных рядом – разбросаны группами или рядами по всей Азии, Европе, Америке и Африке. Камни огромных размеров помещены горизонтально и различно на двух, трех или четырех глыбах, а в Пуату на шести или семи. Народ называет их «престолами дьявола», друидическими камнями и могилами великанов. Камни Карнака в Морбигане, Бретании – простирающиеся почти на милю и насчитывающие до 11,000 камней, распределенных рядами, – являются сестрами близнецами камней в Стоунхендже. Конический Менгир в Лох-Мариа-кер в Морбигане измеряется в двадцать ярдов длины и около двух ярдов поперек. Менгир в Champ Dolent (около Сен-Мало) подымается на тридцать футов над землею и уходит на пятнадцать футов под землю. Подобные дольмены и до-исторические памятники встречаются почти на каждой широте. Их находят в Средиземном водоеме; в Дании (среди местных курганов от двадцати до тридцати пяти футов высоты; в Шотландии, в Швеции, где они называются Ганггрифтен (или же могилами с коридорами); в Германии, где они известны, как могилы великанов (Гюненгрэбен); в Испании, где находится дольмен Антигера вблизи Малаги; в Африке; в Палестине и Алжире; в Сардинии вместе с Нураги и Sepolture dei Giganti или могилами гигантов; в Малабаре, в Индии, где они называются могилами Даитьев (Гигантов) и Ракшас'ов, людей-демонов с Ланки; в России и Сибири, где они известны, как курганы; в Перу и Боливии, где их именуют Чульпа или же места погребения, и так далее.

Нет такой страны, в которой они отсутствовали бы. Кто воздвиг их? Почему все они связаны со змеями и драконами, с аллигаторами и крокодилами? Потому, что в некоторых из них были найдены, как думают, останки «Палеолитного Человека» и потому только, что в могильных насыпях в Америке тела позднейших рас были найдены с обычной параферналией из костяных ожерелий, каменных орудий и медных орудий и медных урн и пр., потому они рассматриваются, как древние могилы! Но, несомненно, что два знаменитых кургана – один в долине Миссисипи, а другой в Охайо – соответственно известные как «Курган Аллигатора», а другой как «Курган Великого Змия», никогда не предназначались для могил[1767]. Тем не менее, нам авторитетно заявляют, что все курганы и строители курганов или дольменов в Европе относятся к «временам пелазгов», предшествовавших инкам в Америке, но, все же, они не принадлежат к «чрезмерно отдаленным временам». Они не построены «расою строителей дольменов», которые никогда не существовали, разве что в раннем археологическом воображении (мнение де Мортийэ, Бастиана и Уэстроппа). В конце концов, мнение Вирхова о могилах Великанов в Германии принято, сейчас, как аксиома. Вот что говорит этот немецкий биолог:

«Только сами могилы имеют гигантские размеры, но не кости, которые находятся в них».

И археология должна лишь преклониться и подчиниться этому решению[1768].

То, что в этих «могилах» не были найдены гигантские скелеты, не является еще причиной, чтобы вывести заключение, что они никогда не заключали в себе останков великанов. Сжигание было всеобщим обычаем до, сравнительно, недавнего периода – приблизительно до 80,000 или 100,000 лет назад. Кроме того, настоящие великаны почти все потонули вместе с Атлантидой. Тем не менее, классические писатели, как указывалось раньше, часто говорили о гигантских скелетах, раскопанных в их эпоху. Кроме того, человеческие окаменелости так редки, что их можно еще перечесть по пальцам. Ни один, из до сих пор найденных, скелетов, не древнее, чем время между 50,000 или 60,000 лет[1769], человеческий же рост был уменьшен с 15 футов до 10 или 12 футов со времен третьей суб-расы арийской группы, эта суб-раса – рожденная и развившаяся в Европе и Малой Азии в новых условиях и новом климате – стала европейской. С тех пор, как уже сказано, раса эта стала постоянно уменьшаться в росте. Потому правильнее сказать, что одни лишь гробницы являются древними, но не случайно находимые в них тела людей; и что эти могилы, раз они такого гигантского размера, должны были вмещать великанов или, вернее, пепел поколений великанов.

Также не все подобные циклопические сооружения предназначались для гробниц. Вышеупомянутые путешествия Посвященных, именно, имели отношение к так называемым Друидическим останкам, подобным Карнаку в Бретани и Стоунхенджу в Великобритании. И все эти гигантские памятники являются символическими рекордами Мировой Истории. Они не друидические, но всемирные. Также не Друиды сооружали их, ибо они явились лишь наследниками легенд о Циклопах, завещанных им поколениями мощных строителей[1770] и – «магов, как хороших так и дурных».

Всегда останется предметом сожаления, что история, отвергая a priori действительное существование великанов, так мало сохранила нам древних рекордов, касающихся их. Тем не менее, почти в каждой мифологии – которая, прежде всего, есть древняя история – великаны играют выдающуюся роль. В древней скандинавской мифологии великаны Скримир и его братья, против которых сражались сыны Богов, были мощным фактором в истории богов и людей. Современное толкование, делающее из этих великанов братьев карликов и низводящее битвы Богов к истории развития арийской расы, получит признание лишь среди верующих в арийскую теорию, как она изложена Максом Мюллером. Допуская, что туранские расы были олицетворены карликами (Двергар) и, что темная, круглоголовая и карликовая раса была прогнана в северном направлении светлоликими скандинавами или Эзир'ами (Боги, будучи похожи на людей), все же, ни в истории, ни в каком-либо ином научном труде не существует никаких антропологических доказательств о существовании во Времени или Пространстве расы великанов. Однако Швейнфурт может засвидетельствовать, что они существуют относительно и фактически бок о бок с карликами. Племя Ньям-Ньям в Африке самые настоящие карлики, тогда как их ближайшие соседи, несколько племен, сравнительно светлокожих, африканцев – великаны, если поставить их рядом с Ньям-Ньям, и могут рассматриваться, как очень высокие, даже среди европейцев, ибо все их женщины свыше шести с половиной футов роста.

С другой стороны, в Корнваллисе и в древней Бретани предания об этих великанах чрезвычайно обычны; говорят, что они жили даже до самых времен короля Артура. Все это показывает, что великаны среди кельтов жили до более позднего времени, чем среди тевтонцев.

Если мы обратимся к Новому Свету, то мы имеем здесь предания о расе великанов из Тариха на восточных склонах Анд и в Эквадоре, сражавшихся с Богами и людьми. Эти древние верования называют некоторые местности – «Los Campos de los Gigantes», «Полями Великанов», и они всегда сосуществуют с млекопитающимися, относящимися к Плиоценскому периоду и ко времени поднятия берегов в Плиоценской эпохе. «Не все великаны находятся под Горою Осса» и, действительно, весьма убога была бы антропология, которая ограничила бы предания о великанах лишь греческими и библейскими мифологиями. Славянские страны, особенно Россия, изобилует легендами о Богатырях (мощных великанах) старины; и славянские народные былины, большинство которых послужило основою для национальных рассказов, древнейшие песни и наиболее архаические предания говорят о великанах, живших в старину. Итак, мы можем безопасно отбросить современную теорию, которая хотела бы сделать из Титанов простые символы, изображающие космические силы. Они были настоящими живыми людьми, будь-то двадцати либо только двенадцати футов ростом. Даже герои Гомера, которые принадлежали к гораздо более недавнему периоду в истории рас, по-видимому, употребляли оружие и носили доспех, размерами и веса не под силу самым сильным людям настоящей эпохи.

«Двадцать человек из людей, живущих в дни нашего вырождения, не смогли бы поднять ту мощную глыбу».

Если отпечатки следов ног на окаменелостях в Карсоне, Неваде, в Соединенных Штатах Америки принадлежат человеку, то они указывают на гигантских людей и относительно их достоверности не может быть сомнения. Можно пожалеть, что современные и научные доказательства о существовании великанов должны основываться лишь на отпечатке следа. Много раз скелеты гипотетических великанов были признаны за скелеты слонов и мастодонтов. Но все подобные ошибки, сделанные еще до развития геологии, и даже рассказы путешественника сэра Джона Мандвилля, утверждавшего, что он видел великанов в пятьдесят шесть футов ростом в Индии, только свидетельствуют, что вера в существование великанов никогда, ни в какое время, не покидала мыслей человека.

То, что известно и принято – это, что существовали несколько рас гигантов, и они оставили определенные следы. В «Журнале Антропологического Института»[1771] указано, что подобная раса существовала в Пальмире и, возможно, в Мидиане, и что черепа людей этой расы имели форму, совершенно отличную от черепов евреев. Нет ничего невозможного в том, чтобы другая подобная раса существовала в Самарии и, что таинственный народ, построивший круги из камней в Галилее, обивавший кремни Неолита в долине Иорданской, сохранил древний семитический язык, совершенно отличающийся от еврейских квадратных букв, и был весьма высокого роста. Нельзя полагаться на английский перевод Библии, даже в его современном пересмотренном издании. Нам говорят о Нефилимах, переводя слово это, как «великаны», и в дальнейшем добавляют, что они были «волосатыми» людьми, вероятно, крупные и мощные прототипы позднейших сатиров, столь красноречиво описанных патриотической фантазией; при чем некоторые отцы церкви уверяют своих почитателей и последователей, что сами они видели этих «сатиров» – некоторых живыми, других «замаринованными» и «консервированными». Слово «великаны» было однажды принято, как синоним Нефилимов, и с тех пор комментаторы отождествили их с сыновьями Анака. Филибустьеры, захватившие Обетованную Землю, нашли в ней раньше существовавшее население, значительно превышавшее их ростом, и назвали их расою великанов. Но расы настоящих великанов исчезли тысячелетия до рождения Моисея. Эти высокие люди жили в Ханаане и даже в Башане и могли иметь представителей среди набатеян из Мидиана. Они были гораздо выше ростом, нежели малорослые евреи. Четыре тысячи лет назад форма их черепов и высокий рост отличали их от детей Гебера. Сорок тысяч лет назад их предки могли быть еще более гигантского роста, а четыреста тысяч лет еще раньше размеры их, по отношению к современному человеку, должны были быть такими же, как рост гигантов, жителей Бробдинг-нага, по сравнению с лилипутами. Атланты среднего периода назывались «Великими Драконами», и первым символом их племенных Божеств, когда «Боги» и «Божественные Династии» покинули их, был гигантский змий.





Рекомендуемые страницы:


Последнее изменение этой страницы: 2017-05-06; Просмотров: 132; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.018 с.) Главная | Обратная связь