Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Использование методов научного познания

 

Успешность выполнения диссертации в наибольшей степени за­висит от умения соискателя выбрать наиболее результативные методы исследования, поскольку именно они позволяют достичь поставленной в диссертации цели.

Методы научного познания принято делить на общие и спе­циальные. До сравнительно недавнего времени для всех совет­ских научных исследований был обязательным всеобщий метод познания — метод диалектического и исторического материа­лизма. Этот метод определял позицию любого советского ис­следователя и действовал во всех областях науки и на всех этапах исследования. Отступление от этого метода не допуска­лось. Сейчас метод диалектического и исторического матери­ализма уже не отвечает общественно-политическим реалиям се­годняшнего дня и потому может не применяться.

Научная деятельность в наше время избавлена от идеоло­гического диктата. В ее методологическую основу теперь кла­дутся критерии объективности, соответствия истине, историче­ской правде, моральные критерии.

Идейной основой сейчас уже не могут быть догматизиро­ванные представления. Методологическими источниками иссле­дования в наши дни все чаще становятся труды ведущих оте­чественных и зарубежных ученых, свободных от идеологических установок, а также тех исследователей, которые раньше счи­тались реакционными, а их достижения псевдонаучными.

Большинство специальных проблем конкретных наук и да­же отдельные этапы их исследования требуют применения спе­циальных методов решения. Разумеется, такие методы имеют весьма специфический характер. Естественно поэтому, что они изучаются, разрабатываются и совершенствуются в конкретных, специальных науках. Они никогда не бывают произвольными, т.к. определяются характером исследуемого объекта.

Помимо специальных методов, характерных для определен­ных областей научного знания, существуют общие методы на­учного познания, которые в отличие от специальных методов используются на всем протяжении исследовательского процесса и в самых различных по предмету науках.

Общие методы научного познания обычно делят на три большие группы: 1) методы эмпирического исследования (на­блюдение, сравнение, измерение, эксперимент); 2) методы, ис­пользуемые как на эмпирическом, так и на теоретическом уровне исследования (абстрагирование, анализ и синтез, индук­ция и дедукция, моделирование и др.); 3) методы теоретиче­ского исследования (восхождение от абстрактного к конкрет­ному и др.).

Наблюдение представляет собой активный познавательный процесс, опирающийся прежде всего на работу органов чувств человека и его предметную материальную деятельность. Это наиболее элементарный метод, выступающий, как правило, в качестве одного из элементов в составе других эмпирических методов.

В повседневной деятельности и в науке наблюдения дол­жны приводить к результатам, которые не зависят от воли, чувств и желаний субъектов. Чтобы стать основой последующих теоретических и практических действий, эти наблюдения дол­жны информировать нас об объективных свойствах и отноше­ниях реально существующих предметов и явлений.

Для того чтобы быть плодотворным методом познания, на­блюдение должно удовлетворять ряду требований, важнейшими из которых являются: 1) планомерность, 2) целенаправленность, 3) активность, 4) систематичность.

Наблюдение как средство познания дает в форме совокуп­ности эмпирических утверждений первичную информацию о мире.

Сравнение — одно из наиболее распространенных методов по­знания. Недаром говорится, что "все познается в сравнении". Срав­нение позволяет установить сходство и различие предметов и яв­лений действительности. В результате сравнения устанавливается то общее, что присуще двум или нескольким объектам, а выявление общего, повторяющегося в явлениях, как известно, есть ступень на пути к познанию закономерностей и законов.

Для того чтобы сравнение было плодотворным, оно должно удов­летворять двум основным требованиям. Первое требование: срав­ниваться должны лишь такие явления, между которыми может су­ществовать определенная объективная общность. Второе требова­ние: для познания объектов их сравнение должно осуществляться по наиболее важным, существенным (в плане конкретной познава­тельной задачи) признакам.

С помощью сравнения информация об объекте может быть по­лучена двумя различными путями. Во-первых, она может высту­пать в качестве непосредственного результата сравнения. Во-вто­рых, очень часто получение первичной информации не выступает в качестве главной цели сравнения, этой целью является получение вторичной или производной информации, являющейся результа­том обработки первичных данных. Наиболее распространенным и наиболее важным способом такой обработки является умозаключе­ние по аналогии*.

Измерение в отличие от сравнения является более точным по­знавательным средством. Измерение — есть процедура определе­ния численного значения некоторой величины посредством едини­цы измерения. Ценность этой процедуры в том, что она дает точ­ные, количественно определенные сведения об окружающей дейст­вительности.

Важнейшим показателем качества измерения, его научной цен­ности является точность, которая зависит от усердия ученого, от применяемых им методов, но главным образом — от имеющихся измерительных приборов.

В числе эмпирических методов научного познания измерение за­нимает примерно такое же место, как наблюдение и сравнение.

Частным случаем наблюдения является эксперимент, т.е. такой метод научного исследования, который предполагает вмешательство в естественные условия существования предметов и явлений или воспроизведение определенных сторон пред­метов и явлений в специально созданных условиях с целью изучения их без осложняющих процесс сопутствующих обстоя­тельств.

Экспериментальное изучение объектов по сравнению с на­блюдением имеет ряд преимуществ: 1) в процессе эксперимен­та становится возможным изучение того или иного явления в "чистом виде"; 2) эксперимент позволяет исследовать свойства объектов действительности в экстремальных условиях; 3) важ­нейшим достоинством эксперимента является его повторяе­мость.

Любой эксперимент может осуществляться как непосредст­венно с объектом, так и с "заместителем" этого объекта в по­знании — моделью.

Использование моделей позволяет применять эксперимен­тальный метод исследования к таким объектам, непосредствен­ное оперирование с которыми затруднительно или даже не­возможно. Поэтому моделирование является особым методом и широко распространен в науке. Целью этого метода является изучение определенных общественных явлений на сравнительно небольших коллективах.

Рассмотрим теперь методы, используемые на эмпирическом и теоретическом уровне исследований. К таким методам при­нято относить абстрагирование, анализ и синтез, индукцию и дедукцию.

Абстрагирование носит в умственной деятельности уни­версальный характер, ибо каждый шаг мысли связан с этим процессом или с использованием его результата. Сущность этого метода состоит в мысленном отвлечении от несущественных свойств, связей, отношений, предметов и в одновременном вы­делении, фиксировании одной или нескольких интересующих исследователя сторон этих предметов.

Различают процесс абстрагирования и результат абстраги­рования, называемый абстракцией. Обычно под результатом аб­страгирования понимается знание о некоторых сторонах объ­ектов. Процесс абстрагирования — это совокупность операций, ведущих к получению такого результата (абстракции). Приме­рами абстракций могут служить бесчисленные понятия, кото­рыми оперирует человек не только в науке, но и в обыденной жизни: дерево, дом, дорога, жидкость и т.п.

Процесс абстрагирования в системе логического мышления тесно связан с другими методами исследования и, прежде всего, с анализом и синтезом.

Анализ является методом научного исследования путем разложе­ния предмета на составные части. Синтез представляет соединение полученных при анализе частей в нечто целое.

Методы анализа и синтеза в научном творчестве органически связаны между собой и могут принимать различные формы в за­висимости от свойств изучаемого объекта и цели исследования. В зависимости от степени познания объекта, от глубины проникно­вения в его сущность применяется анализ и синтез различного рода.

Прямой или эмпирический анализ и синтез применяется на стадии поверхностного ознакомления с объектом. При этом осу­ществляется выделение отдельных частей объекта, обнаружение его свойств, простейшие измерения, фиксация непосредственно данного, лежащего на поверхности общего. Этот вид анализа и синтеза дает возможность познать явление, но для проникновения в его сущность он недостаточен.

Возвратный или элементарно-теоретический анализ и синтез широко используется как мощное орудие достижения моментов сущности исследуемого явления. Здесь операции анализа и синте­за осуществляются не механически. Они базируются на некоторых теоретических соображениях, в качестве которых может высту­пать предположение о причинно-следственной связи различных явлений, о действии какой-либо закономерности.

Наиболее глубоко приникнуть в сущность объекта позволяет структурно-генетический анализ и синтез. При этом идут дальше предположения о некоторой причинно-следственной связи. Этот тип анализа и синтеза требует вычленения в сложном явлении таких элементов, таких звеньев, которые представляют самое централь­ное, самое главное в них, их "клеточку", оказывающую решающее влияние на все остальные стороны сущности объекта.

Для исследования сложных развивающихся объектов приме­няется исторический метод. Он используется только там, где так или иначе предметом исследования становится история объ­екта.

Из методов теоретического исследования рассмотрим метод восхождения от абстрактного к конкретному . Восхождение от абстрактного к конкретному представляет собой всеобщую форму движения научного познания, закон отображения действи­тельности в мышлении. Согласно этому методу процесс познания как бы разбивается на два относительно самостоятельных этапа.

На первом этапе происходит переход от чувственно-конкрет­ного, от конкретного в действительности к его абстрактным опре­делениям. Единый объект расчленяется, описывается при помощи множества понятий и суждений. Он как бы "испаряется", превра­щаясь в совокупность зафиксированных мышлением абстракций, односторонних определений.

Второй этап процесса познания и есть восхождение от аб­страктного к конкретному. Суть его состоит в движении мысли от абстрактных определений объекта, т.е. от абстрактного в позна­нии, к конкретному в познании. На этом этапе как бы восстанав­ливается исходная целостность объекта, он воспроизводится во всей своей многогранности — но уже в мышлении.

Оба этапа познания теснейшим образом взаимосвязаны. Вос­хождение от абстрактного к конкретному невозможно без предва­рительного "анатомирования" объекта мыслью, без восхождения от конкретного в действительности к абстрактным его определе­ниям. Таким образом, можно сказать, что рассматриваемый метод представляет собой процесс познания, согласно которому мышле­ние восходит от конкретного в действительности к абстрактному в мышлении и от него — к конкретному в мышлении.

 

1.4.Применение логических законов и правил

Текст научной работы отличается от всякого другого прежде всего своей логичностью. Поэтому какие бы ошибки с точки зрения логики не делали авторы диссертационных работ при описании хода иссле­дования, всегда можно доказать, что любая ошибка такого рода сво­дится в конечном счете к нарушению требований того или иного ло­гического закона: закона тождества, закона противоречия, закона ис­ключенного третьего и закона достаточного основания. Поэтому имеет смысл рассмотреть эти законы более подробно.

Поскольку в научном тексте используются понятия и сужде­ния, очевидно, что прежде всего именно эти смысловые единицы должны удовлетворять требованию определенности.

Это требование находит свое выражение в законе тожде­ства, согласно которому предмет мысли в пределах одного рас­суждения должен оставаться неизменным, т.е. А есть А (А=А), где А — мысль.

Такой закон требует, чтобы в ходе сообщения все понятия и суждения носили однозначный характер, исключающий дву­смысленность и неопределенность.

На первый взгляд содержащееся в законе тождества тре­бование представляется предельно простым. В самом деле надо лишь проявлять минимальную строгость, не смешивая различ­ные (пусть даже и близкие) мысли, отграничивая их друг от друга с достаточной степенью четкости. Однако по ряду при­чин эта простота является обманчивой. К таким причинам преж­де всего относится большой слой явлений языка и речи. Ведь в любом тексте мы имеем дело не с "чистой" мыслью, а с единством ее содержания и словесной формы. Между тем хо­рошо известно, что внешне одинаковые словесные конструкции могут иметь разное содержание и, наоборот, одна и та же мысль может быть выражена по-разному. Первое явление называется омонимией, второе — синонимией. Омонимия делает возмож­ным неправомерное отождествление объективно различного, а синонимия — ошибочное различение тождественного.

Отождествление различных понятий представляет собой од­ну из наиболее распространенных логических ошибок в науч­ном тесте — подмену понятия. Сущность этой ошибки состоит в том, что вместо данного понятия и под видом его упот­ребляют другое понятие. Причем эта подмена может быть как неосознанной, так и преднамеренной. Подмена понятия озна­чает подмену предмета описания. Описание в этом случае бу­дет относиться к разным предметам, хотя они будут ошибочно приниматься за один предмет.

Требование непротиворечивости мышления выражает закон противоречия*. Согласно этому закону, не могут быть одно­временно истинными два высказывания, одно из которых что-то утверждает, а другое отрицает то же самое. Закон утверждает:

"Неверно, что А и не А одновременно истинны".

В основе закона противоречия лежит качественная опреде­ленность вещей и явлений, относительная устойчивость их свойств. Отражая эту сторону действительности, закон проти­воречия требует, чтобы в процессе разговора мы не допускали противоречивых утверждений. Если, например, предмет А име­ет определенное свойство, то в суждениях об этом предмете мы обязаны утверждать это свойство, а не отрицать его и не приписывать данному предмету того, чего у него нет.

Закон противоречия для научной работы имеет огромное значение. Его сознательное использование помогает обнаружи­вать и устранять противоречия в объяснениях фактов и яв­лений, вырабатывать критическое отношение ко всякого рода неточностям и непоследовательности в сообщении научной ин­формации.

Закон противоречия обычно используется в доказательствах:

если установлено, что одно из противоположных суждений ис­тинно, то отсюда вытекает, что другое суждение ложно. Ули­чение в противоречивости является сильнейшим аргументом про­тив любых утверждений.

Однако закон противоречия не действует, если мы что-либо утверждаем и то же самое отрицаем относительно одного и того же предмета, но рассматриваемого 1) в разное время и 2) в разном отношении.

Возьмем для иллюстрации первый случай, когда кто-либо утверждает, что "Дождь благоприятен для сельского хозяйства", а в другой раз этот же человек высказывает противоположную мысль: "Дождь неблагоприятен для сельского хозяйства". Но то и другое высказывание может быть истинно. В первом случае имеется в виду весна (перед всходом растений). Во втором слу­чае — осень (перед уборкой урожая).

В качестве примера второго случая возьмем ситуацию, ког­да о сотруднике Петрове можно сказать, что он хорошо знает английский язык, так как его знания удовлетворяют требова­ниям вуза. Однако этих знаний недостаточно для его работы в качестве переводчика. В этом случае можно утверждать: "Пет­ров плохо знает английский язык". В этих суждениях знание Петровым английского языка рассматривается с точки зрения разных требований, т.е. один и тот же сотрудник, если его рассматривать в разных отношениях, дает основание для про­тивоположных, но одинаково истинных оценок.

В научной работе нельзя игнорировать и требование закона исключенного третьего. Этот закон утверждает, что из двух противоречащих друг другу суждений одно из них ложно, а другое истинно. Третьего не дано. Он выражается формулой:

"А есть либо В, либо не В". Например, если истинно суждение "Наша фирма является конкурентоспособной", то суждение "На­ша фирма не является конкурентоспособной" — ложно.

Такой закон не действует на противоположные суждения, т.е. на такие суждения, каждое из которых не просто отрицает другое, а сообщает сверх этого дополнительную информацию. Возьмем два суждения: "Этот лес хвойный" и "Этот лес сме­шанный". Здесь второе суждение не просто отрицает первое, а дает дополнительную информацию, т.е. речь идет не просто о том, что неверно, будто этот лес хвойный, но говорится, ка­кой именно этот лес.

Важность закона исключенного третьего для ведения науч­ной работы состоит в том, что он требует соблюдения после­довательности в изложении фактов и не допускает противо­речий. Такой закон формулирует важное требование к науч­ному работнику: нельзя уклоняться от признания истинным од­ного из двух противоречащих Друг другу суждений и искать нечто третье между ними. Если одно из них признано истин­ным, то другое необходимо признать ложным, а не искать третье, несуществующее суждение, так как третьего не дано.

Важность соблюдения закона исключенного третьего для на­учных работников также и в том, что он требует от них ясных, определенных ответов, указывая на невозможность искать нечто среднее между утверждением чего-либо и отрицанием того же самого.

Требование доказательности научных выводов, обоснованно­сти суждений выражает закон достаточного основания, ко­торый формулируется следующим образом: всякая истинная мысль имеет достаточное основание.

Достаточным основанием какой-либо мысли может служить любая другая мысль, из которой с необходимостью вытекает истинность данной мысли.

Почему говорят "достаточное основание", а не просто "ос­нование"? Дело в том, что под одно и то же утверждение мож­но подвести бесконечно много оснований. Однако из них только некоторые могут рассматриваться как достаточные, если данное утверждение истинно. И ни одно не будет достаточным, если оно ложно.

Таким образом, закон достаточного основания требует, что­бы всякое суждение, которое мы используем в диссертационной работе, прежде чем быть принятым за истину, должно быть обосновано. Во всех случаях, когда мы утверждаем что-либо или убеждаем в чем-либо, мы всегда должны доказывать наши суж­дения, приводить достаточные основания, подтверждающие ис­тинность наших высказываний, фиксируя внимание на выска­зываниях, обосновывающих истинность выдвигаемых положений, этот закон помогает отделить истинное от ложного и прийти к верному выводу.

Значительная часть научной информации носит характер вы­водных суждений, т.е. суждений, не полученных путем непос­редственного восприятия каких-то фрагментов действительно­сти, а выведенных из других суждений, которые как бы из­влечены из их содержания. Логическим средством получения таких выводных знаний и является умозаключение, т.е. мыс­лительная операция, посредством которой из некоторого коли­чества заданных суждений выводится иное суждение, опреде­ленным образом связанное с исходным. Все умозаключения можно квалифицировать как индуктивные и дедуктивные.

Дедуктивным называют такое умозаключение, в котором вывод о некотором элементе множества делается на основании знания общих свойств всего множества. Например: "Все металлы обладают ковкостью. Медь — металл. Следовательно, медь об­ладает ковкостью".

В этой связи под дедуктивным методом познания понимают именно дедуктивное умозаключение. Таким образом, содержанием дедукции как метода познания является использование общих научных положений при исследовании конкретных явлений.

Дедукция выгодно отличается от других методов познания тем, что при истинности исходного знания она дает истинное выводное знание. Однако было бы неверным переоценивать на­учную значимость дедуктивного метода, поскольку без получе­ния исходного знания этот метод ничего дать не может. По­этому ученому прежде всего нужно научиться пользоваться ин­дукцией.

Под индукцией обычно понимается умозаключение от ча­стного к общему, когда на основании знания о части предметов класса делается вывод о классе в целом. Однако можно го­ворить об индукции в более широком смысле слова как о ме­тоде познания, как о совокупности познавательных операций, в результате которых осуществляется движение мысли от ме­нее общих положений к положениям более общим. Следовательно, разница между индукцией и дедукцией обнаруживается только прежде всего в прямо противоположной направленности хода мысли.

Обобщая накапливаемый эмпирический материал, индукция подготавливает почву для выдвижения предположений о при­чине исследуемых явлений, а дедукция, теоретически обосно­вывая полученные индуктивным путем выводы, снимает их ги­потетический характер и превращает в достоверное знание.

Индукция (или обобщение) бывает полная и частичная. Пол­ная индукция состоит в исследовании каждого случая, входя­щего в класс явлений, по поводу которого делаются выводы. Подобная возможность представляется редко, поскольку отдель­ных случаев бесконечное множество. Таким образом, мы делаем обобщение на основе изучения типичных случаев. Но индукция на основе ограниченного объема данных не приводит к уни­версальным, или широко применимым, принципиальным зак­лючениям. Процесс получения средней величины не есть умо­заключение, а только перечисление, приводящее к суммарным данным. Впрочем, такие методы очень ценны как ступени, ве­дущие к окончательным доказательным данным по специаль­ным вопросам. Почти все статистические показатели — сум­марный итог отдельных перечней.

Поскольку большинство приводимых в научных текстах по­казателей являются итогом перечней отдельных примеров, есть необходимость привести способы обоснованности их использо­вания в таких текстах, основываясь на рекомендациях, даваемых известным американским специалистом по ораторскому искус­ству Полем П.Сопером в книге "Основы искусства речи".

Первый способ — установить, правилен ли пример, по­ложенный в основу обобщения, поскольку неправильность та­кого примера может резко подорвать доверие не только к дан­ному обобщению, но и к самому автору научной работы.

Второй способ — выяснить, имеет ли пример отношение к заключению. Допустим, что краска марки А стоит дешевле, чем краска марок Б, В и Г. Казалось бы, неизбежен вывод, что краска марки А выгоднее других. Но такое заключение было бы неправильным, потому что приведенные примеры не обладают качеством относимости к выводу. Они относимы толь­ко к заключению, что краска марки А самая дешевая. Лучшие качества краски других марок делает их более выгодными. Это одна из самых обычных ошибок в индуктивных заключениях.

 

Третий способ — определить, достаточно ли приведено примеров. Решение вопроса, достаточно ли взято примеров, за­висит от их количества, способа отбора и видоизменяемости. Взяв наугад два случая некомпетентности отечественных биз­несменов, еще нельзя прийти в выводу, что все наши бизнес­мены — люди некомпетентные. В России много тысяч пред­принимателей. При отборе нескольких примеров большую роль играет фактор случайности. Российские бизнесмены, как и во­обще все люди, очень различны.

Четвертый способ — установить, типичны ли подобран­ные примеры. Этот способ проверки имеет прямое отношение к изложенному выше. Достаточно или недостаточно примеров, зависит от того, насколько они типичны.

В научных исследованиях объектом исследования нередко выступают единичные неповторимые по своим индивидуальным характеристикам события, предметы и явления. При их объ­яснении и оценке затруднено применение как дедуктивных, так и индуктивных рассуждений. В этом случае прибегают к умо­заключению по аналогии, когда уподобляют новое единичное явление другому, известному и сходному с ним единичному явлению и распространяют на первое ранее полученную ин­формацию.

В научных исследованиях аналогия приобретает значение важного для приумножения научных знаний типа умозаклю­чения. История развития науки и техники показывает, что ана­логия послужила основой для многих научных и технических открытий. Особую роль играет умозаключение по аналогии в общественно-исторических науках, приобретая нередко значение единственно возможного метода исследования. Не располагая достаточным фактическим материалом, историк нередко объ­ясняет малоизвестные факты, события и обстановку путем их уподобления ранее исследованным событиям и фактам из жиз­ни других народов при наличии сходства в уровне развития экономики, культуры и политической организации общества.

Далеко не все аналогии логичны, поэтому необходима их проверка. Существуют два способа их проверки. Первый спо­соб — действительно ли уместно сравнение явлений? Второй способ — нет ли существенного различия между ними?

Два и более явлений могут быть существенно схожи и все же отличаться отсутствием подобия, необходимого с точки зре­ния доказываемого положения. Следующий очевидный абсурд, приводимый в качестве примера во многих учебниках логики, выявляет возможную в этом отношении ошибку: "Киты и слоны — млекопитающие, следовательно, и те и другие водятся на суше". Здесь наши обычные знания — защита от подобного ошибочного вывода.

Истина в том, что нет полной логической аналогии, ибо не бы­вает двух совершенно одинаковых совокупностей обстоятельств. Поэтому аналогией редко можно пользоваться, не обращаясь к другим видам доказательств. Поэтому рассмотрим другой вари­ант индукции — суждение о причинной зависимости, которое играет особенно важную роль в научном тексте. Именно здесь чаще всего приходится фиксировать смену явлений. Заключение о причине и есть логическое рассуждение о перемене: оно пред­ставляет вывод, что при данном положении вещей результатом будет то или иное заключение (от причины к следствию) или что данное положение вещей вызвано известными другими условия­ми (заключение от следствия к причине). Вариантом этих видов умозаключения будет вывод от следствия к следствию, если у того и другого одна общая причина.

В заключении от причины к следствию причина известна и из нее выводится следствие. Например: "Стоимость нефти подня­лась, следовательно, поднимется цена и на бензин".

В заключение от следствия к причине известно следствие, и о причине делается вывод. Например: "У рабочих промышленных предприятий, где зарплата больше, производительность труда выше, чем на предприятиях, где оплата труда меньше. Следова­тельно, заработная плата — причина разницы в производитель­ности труда".

Б каждом спорном случае умозаключения о причинной зави­симости применяются следующие правила проверки, рекомен­дуемые уже упоминавшимся американским специалистом по ораторскому искусству Полем П.Сопером.

1. Возникает ли предполагаемое следствие, когда отсутству­ет предполагаемая причина? Если ответ — "да", то вы не вправе утверждать, что предшествующее явление — единственно возможная причина. Или нет никакой связи между двумя явлениями, или есть другая возможная причина.

2. Отсутствует ли предполагаемое следствие, когда предпо­лагаемая причина налицо? Если ответ — "да", то вы не вправе утверждать, что последующее явление есть единственно возможное следствие. Или нет никакой связи меж­ду двумя явлениями, или есть другое возможное следст­вие.

3. Не представляет ли единственная связь между следствием и его предполагаемой причиной только случайное возникно­вение одного после другого? Этот способ позволяет выя­вить характерное заблуждение в умозаключении о причи­не, хорошо известное под названием "после этого, следова­тельно, по причине этого". Данная ошибка представляет форму беспечного обобщения отрывочных сведений.

4. Нет ли других возможных причин? Волнующая нас при­чина или ближайший повод явления обычно кажутся бо­лее очевидными, чем основная причина. Уклонение от ус­тановления основной причины — обычная форма уловок.

5. Нет ли других возможных последствий? В большинстве случаев заключение от причины к следствию представля­ет на самом деле предсказание будущих событий. В таких случаях абсолютная проверка невозможна. Так как заклю­чение от причины к следствию имеет в виду будущее, оно подвержено влиянию произвольного мышления, т.е. мышления, которое определяется желаниями и чаяния­ми. Уяснив основные варианты индукции, перейдем те­перь к умозаключениям из общего положения, т.е. к де­дукции. Дедукция — кратчайший путь к познанию. В этом ее характерное преимущество. Дедукция проста в том смысле, что состоит из трех суждений: 1) общего положе­ния, именуемого большой посылкой, 2) связанного с ним суждения, ведущего к его применению под названием малой посылки, 3) заключения. Весь этот трехзвенный процесс называется силлогизмом. Например: "Ни один нечестный человек не будет избран в совет директоров. Петров — нечестен. Следовательно, он не будет избран в совет директоров". Сформулированный в таком виде силлогизм — это категорический силлогизм.

Иногда одна из посылок или заключение не указываются. Этот сокращенный силлогизм называется энтимемой. Например:

"Наше правительство не умеет работать, потому что все де­мократические правительства не умеют работать" (опущена ма­лая посылка: наше правительство — демократическое).

Чтобы восстановить энтимему в полный силлогизм, следует руководствоваться следующими правилами:

1) найти заключение и так его сформулировать, чтобы боль­ший и меньший термины были четко выражены;

2) если опущена одна из посылок, установить, какая из них (большая или меньшая) имеется. Это делается путем про­верки, какой из крайних терминов содержится в этом суж­дении;

3) зная, какая из посылок опущена, а также зная средний термин (он имеется в той посылке, которая дана), опре­делить оба термина недостающей посылки.

Дедуктивные умозаключения проверяются двумя способами:

1) правильны ли посылки? 2) следует ли из них данный вывод?

Хотя искусство пользования силлогизмами представляет ог­ромную ценность для исследователей, вряд ли целесообразно в этой главе далее их подробно рассматривать. Дело в том, что правила, относящиеся к пользованию силлогизмами, очень сложны. Поэтому тем читателям этой книги, которые стремят­ся глубже разобраться в методах логического суждения, мы мо­жем рекомендовать обратиться к полнообъемным учебникам ло­гики, которые в последние годы стали издаваться в нашей стра­не в гораздо большем количестве, чем это было раньше.

Главное в научном исследовании — умение доказать свои суждения и опровергнуть (если потребуется) доводы оппонен­тов. Аргументирование, построенное на законах логики, помо­гает ученому решить эти задачи.

Аргументирование — это сугубо логический процесс, суть которого в том, что в нем обосновывается истинность нашего суждения (того, что мы хотим доказать, т.е. тезиса доказатель­ства) с помощью других суждений (т.е. аргументов или, как их проще называют, доводов).

Аргументация достигает цели, когда соблюдаются правила доказательства. Начнем с правил формулировки предмета на­шего доказательства, т.е. с построения его тезиса.

Правило первое. Тезис доказательства нужно сформулиро­вать ясно и четко. При этом нельзя допускать двусмысленность (например, формулировка следующего тезиса "Законы надо вы­полнять" — двусмысленна, ибо не ясно, о каких законах идет речь: о законах природы или о законах общественной жизни, которые не зависят от воли людей, или о законах юридических, которые зависят только от воли граждан). Требование в формулировке тезиса не допускать двусмыс­ленность — очень важно, ибо любая ошибка в выборе слова, возможность двоякого истолкования фразы, нечеткая форма из­ложения мысли — все это может быть истолковано против вас, когда вы хотите что-либо доказать.

Правило второе. В ходе доказательства тезис должен ос­таваться неизменным, т.е. должно доказываться одно и то же положение. Если это правило не выполнять, то вы свою мысль доказать не сможете. Значит, в течение всего доказательства нельзя отступать от первоначальной формулировки тезиса. По­этому на протяжении всего доказательства вам вашу форму­лировку тезиса надо держать под контролем.

Теперь укажем на основные ошибки в построении тезиса.

Ошибка первая — потеря тезиса. Сформулировав тезис, мы забываем его и переходим к иному тезису, прямо или кос­венно связанному с первым, но в принципе уже другому по­ложению. Затем затрагиваем третий факт, а от него переходим к четвертому и т.д. В конце концов мы теряем исходную мысль, т.е. забываем, о чем начали спорить.

Чтобы так не получилось, нужен постоянный самоконтроль, нужно не терять основную мысль и ход рассуждения. Сначала надо зафиксировать последовательную связь основных положе­ний и в случае непроизвольного ухода в сторону вновь вер­нуться к исходному пункту доказательства.

Ошибка вторая — полная подмена тезиса. Выдвинув определенное положение, вы начинаете доказывать нечто дру­гое, близкое или сходное по значению, т.е. вы подменяете ос­новную мысль другой.

Подмена тезиса возникает в результате неряшливости в рас­суждениях, когда мы предварительно не формулируем четко и определенно свою основную мысль, а подправляем и уточ­няем ее на протяжении всего доказательства.

Тезис подменяется и тогда, когда в дискуссии вместо ясного ответа на поставленный вопрос мы уклоняемся в строну либо начинаем ходить "вокруг до около", прямо не отвечая на него.

Разновидностью подмены тезиса является уловка, когда при обсуждении конкретных действий определенного лица или пред­ложенных им решений незаметно переходят к обсуждению пер­сональных качеств этого человека, т.е., как говорится, "пере­ходят на личность" и начинают вспоминать его прежние грехи, не связанные с обсуждаемым вопросом.

Другой разновидностью подмены тезиса является ошибка, которую называют "логическая диверсия". Чувствуя невозможность доказать или опровергнуть выдвинутое положение, вы­ступающий пытается переключить внимание на обсуждение дру­гого, возможно и очень важного утверждения, но не имеющего прямой связи с первоначальным тезисом. Вопрос об истинности тезиса при этом остается открытым, ибо обсуждение искусст­венно переключается на другую тему.

Ошибка третья — частичная подмена тезиса. Когда в ходе доказательства мы пытаемся видоизменить собственный тезис, сужая или смягчая свое первоначальное слишком общее, преувеличенное или излишне резкое утверждение.

Если в одних случаях под влиянием контраргументов мы стремимся смягчить свою очень резкую оценку, ибо в таком случае ее легче защищать, то в других случаях наблюдается обратная картина. Так, тезис оппонента нередко стараются ви­доизменить в сторону его усиления или расширения, поскольку в таком виде его легче опровергнуть.

К аргументам, чтобы они были убедительными, предъяв­ляются следующие требования: 1) в качестве аргументов могут выступать лишь такие положения, истинность которых была доказана или они вообще ни у к

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-16; Просмотров: 22; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.159 с.) Главная | Обратная связь