Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Науки. Философско-методологические концепции науки



XX – XXI вв.

 

Вопросы:

дискуссии о природе математических и логических объектов; программа Гильберта; платонизм, конструктивизм, интуиционизм (Фреге, Рассел, Пеано, Брауэр); теоремы Гёделя; семантика Тарского;

дискуссии в физике по проблеме эфира (спор Лоренца – Эйнштейна, эксперименты Майкельсона – Морли); новые методологические принципы специальной теории относительности (Эйнштейн «К электродинамике движущихся сред», 1905 г.); философские основания общей теории относительности (Эйнштейн, 1916 г.); от модели стационарной Вселенной (Эйнштейн, 1922 г.) к теории Большого взрыва (А. Фридман, Э. Хаббл, Р. Вильсон); теория инфляции (А. Гут, А. Линде, С. Хокинг); теория суперструн (Э. Витген); стрела времени во Вселенной (от теории тепловой смерти (Р. Клаузиус) к синергетике (Г. Хакен, И. Пригожин, С. Курдюмов); дискуссия о возможности параллельных миров (теория Эверетта – Уилера) и осмысление антропного принципа в космологии (Б. Картер, Н. Розенталь, С. Хокинг и др.); проблема внеземного разума (И. Шкловский); открытие темной материи и темной энергии во Вселенной; идея универсального (глобального) эволюционизма (И. Пригожин, Э. Янг, Н. Моисеев);

проблема «чёрного тела»; открытие физики микромира (кванты – М. Планк, фотоны – А. Эйнштейн, заряд электрона – Р. Милликен); модели атома (Перрен, Кельвин, Резерфорд, Бор, Зоммерфельд), гипотеза корпускулярно-волнового дуализма Л. де Бройля, соотношение неопределенностей Гейзенберга, волновое уравнение Шредингера, квантовый вакуум П. Дирака); дискуссия об интерпретации смысла квантовой механики; Сольвеевские конгрессы (дискуссия Бор – Эйнштейн); обсуждение парадоксального эффекта квантовой телепортации на базе совместной работы Эйнштейна, Подольского, Розена); проблема гравитационных волн и квантовой гравитации; идея фридмонов М. Маркова; возможна ли универсальная (единая) теория Вселенной (С. Вайнберг, С. Хокинг);

развитие биологии в ХХ веке – переоткрытие законов Менделя (Де Фриз, Корренс, Чермак); становление и развитие генетики; открытие хромосом и генов; двойная спираль ДНК (Мендель, Флеминг, Морган, Крик, Уотсон); молекулярная биология; современная синтетическая теория эволюции и проблема «расшифровки» генома человека; новые антидарвинистские идеи в теории автоэволюции Лимы-де-Фариа;

становление квантово-релятивистской картины мира; понятия релятивности, нелинейности, нелокальности, несепарабельности, вероятности, принципы преемственности и дополнительности – естественнонаучный и методологический аспекты; переосмысление понятия опыта; компьютерное моделирование и вычислительный эксперимент; осознание принципиальной ограниченности точности и строгости научного знания (аспекты: онтологический, методологический, гносеологический, прагматический, аксиологический); введение в естествознание телеологических (энтелехиальных) понятий – антропный принцип, сознание, синергия, телеономия, номогенез и др.;

развитие прикладных наук; рост социального института науки; техника и технологии ХХ – XXI веков; трансформация науки в производительную силу общества;

становление постпозитивистской философии; «Бостонские исследования»; признание эвристической роли метафизики в науке; критика индуктивизма и верификационизма; отрицание возможности строгого разделения науки на эмпирический базис и теоретические конструкции; теоретическая нагруженность научных фактов; признание некумулятивного типа развития науки; основные направления постпозитивизма;

нормативная эпистемология;

Поппер: «Предположения и опровержения», Объективное знание. Эволюционный подход», «Открытое общество и его враги», «Нищета историцизма»; «Логика и рост научного знания»; – наука как одна из форм человеческой реализации эвристического потенциала Вселенной; теория критического рационализма; выяснение эвристической роли метафизических программ Античности (теории атомизма, движения, космоустройства и др.); анализ философско-религиозных дискуссий в Средневековье; реконструкция метода научной дискуссии;

гипотетичность научного знания; критика теорий индукции; принципы фаллибилизма, фальсификации и фальсифицируемости; проблема «решающего эксперимента»; методологическая ассиметричность процедур подтверждения и опровержения; рискованное предсказание ОТО и результаты экспедиции Эддингтона; проблема демаркации науки и метафизики; марксизм, фрейдизм как научные теории и метафизические доктрины; сравнительный анализ, с точки зрения научности, теории относительности Эйнштейна и психологической теории А. Адлера; неопровержимость как порок теории; критика эссенциализма, конвенциализма, инструментализма;

регулятивный характер истины в науке; соматическая, сигнальная, дескриптивная и аргументативная функции языка; проблема соотношения правдоподобия и вероятности теории; идея «третьего мира» как мира идеальных сущностей, порождённых человеческим мышлением; сравнение с миром идей Платона и философией абсолютного духа Гегеля; мысленный эксперимент по выяснению значения «третьего мира» для развития культуры; борьба за выживание в животном мире и мире идей; эпистемология без познающего субъекта; проблема диспозиционности; онтология и гносеология вероятности;

критика теории «языковых каркасов» Карнапа; циклическая структура прогресса науки: проблема – пробная теория (гипотеза) – выяснение и устранение ошибок – новая проблема (P¹ - TT – EE - P²); обоснование выбора между альтернативными теориями путём их критического анализа, а не поиска подтверждений (традиционный джастификационизм); критика диалектики; проблема творческого воображения и tabula rasa; метод проб и ошибок как универсальный метод науки и механизма эволюции; позитивная ценность ошибок;

цель науки – «удовлетворительное объяснение (в терминах проверяемых и фальсифицируемых универсальных законов и начальных условий) всего того, что заявляет о себе как нуждающееся в объяснении»; постоянное самообновление науки; критерии прогресса науки как перехода к теориям всё большей содержательности, более высокой степени универсальности и более высокой степени точности;

критика трайбализма, тоталитаризма, историцизма, холизма как философских доктрин «закрытого общества»; методологическая ошибочность марксистской философии истории; пророчество и пороги прогнозирования; демократические институты и границы толерантности; иерархия социальных ценностей; проблема смысла истории и социальная инженерия; принципы конструирования и функционирования «открытого общества»;

И. Лакатос: «Доказательства и опровержения», «Методология научно-исследовательских программ», «История науки и её рациональные реконструкции», «Фальсификация и методология научно-исследовательских программ – реконструкция и критика индуктивизма, конвенциализма и фальсификационизма как методологических концепций науки; кодекс научной честности и нормативность историографической исследовательской программы; уязвимость попперовского понимания решающего эксперимента и возможности его выделения в «море аномалий»; решающий эксперимент как «почётный титул»;

психология учёного – принципы методологического упорства и интеллектуальной скромности; «утончённый фальсификационизм»; структурные элементы методологии научно-исследовательских программ – «твёрдое ядро» и «защитный пояс»; правила негативной и позитивной эвристик; положительная эвристика как «метафизический принцип»; прогресс науки как теоретически и эмпирически прогрессивный сдвиг проблем; роль вспомогательных гипотез ad hoc;

история науки как история сосуществования и конкуренции исследовательских программ (физика Декарта и физика Ньютона); критерии успеха программы и объективность контроля; проблема предсказания новых фактов и их объяснения; условия разрушения «твёрдого ядра» программы; проблема «теоретического плюрализма» и «теоретического монизма» в истории науки»; внутренняя и внешняя истории науки; проблема одновременных научных открытий и экстернализм; ложная ретроспекция проблема совмещения разных открытий;

споры о приоритете, роль тщеславия и честолюбия в науке; критика теорий роста безличностного знания; оценка теории трёх миров в ретроспективном и актуальном аспектах; «фактуальные» суждения и «теории наблюдения»; исторический анализ и «теоретические установки»; необходимость нормативной философии науки для определения понятия «наука»; реальная история науки как «пробный камень» её рациональных реконструкций; фальсифицируемость фальсификационизма реальной историей науки»;

проблема замкнутой автократии науки; ньютоновский «догматизм как «фальсификация» попперовского определения науки; противоречивость прогресса научно-исследовательских программ; неисторический характер работы Поппера «Логика научного исследования»; возможность опровержения, по Попперу, ещё до появления теорий на свет; границы игнорирования аномалий в теориях; проблемы сложности, простоты и эстетики как критериев научности;

критика теорий «консервативного авторитаризма» Полани, «скептического анархизма» Фейерабенда, концепции «иррациональной смены рациональных авторитетов» Куна; проблема совпадения реальной истории науки и её рациональной реконструкции»; прогресс в развитии и смены теорий рациональной реконструкции науки – открытие новых исторических фактов, расширение сферы их рационального описания, включая оценочные характеристики; неизбежность «океана аномалий» как психологический стимул прогресса; различие между психологией и логикой научного открытия; психологически субъективное и логически априорное;

вектор рациональности – перевод фактов внешней истории науки в её внутреннюю историю; проблема возможности контрреволюций в науке; критика квазиевклидового априористского подхода к методологии науки и вторая теорема Гёделя; проблема оппозиции дедуктивной и индуктивной интуиции; метафизичность («каучуковость») «евклидианских» теорий; проблема бесконечного регресса в определениях математики; логическая тривиализация математики; проблема терминов-примитивов и исходных аксиом; взаимосвязь философии математики и общей эпистемологии; марксизм как исчерпавшая себя исследовательская программа;

дескриптивная эпистемология Т. Куна; наиболее известное произведение – «Структура научных революций»; взаимоопределение понятий «парадигма» и «научное сообщество»; «нормальная» наука и аномалии в науке; научные революции и «ателеологическое» (аналогия с эволюцией) развитие науки; количество решаемых «головоломок» («кроссвордов», «ребусов») в рамках (традиции) определённой парадигмы как основной критерий прогресса науки; кумулятивный характер роста знания в период нормальной науки; парадигма – дисциплинарная матрица, включающая совокупность методов, признанных научных достижений и когнитивных ценностей, разделяемых членами научного сообщества, модель, эталон и образец решения головоломок;

пять традиционных характеристик научных теорий: точность, непротиворечивость, область приложения, простота и эвристичность; анализ их «смутности» и «конфликтности» вне синтезирующей их парадигмы; сравнительный анализ теорий Птолемея и Коперника; роль субъективных факторов в «открытии или изобретении новой теории» и роль вкуса в оценке и выборе между альтернативными теориями; парадигма – символические обобщения и метафизическая установка на определённую онтологию; парадигма как учебник для подготовки научных кадров; учёный как член научного сообщества; описание наблюдений и опытов через «призму» парадигмы; различные способы интерпретации аномалий и модифицирования парадигм; позитивная роль гипотез ad hoc; проблема критической массы аномалий и интеллектуальная напряжённость;

рациональность науки в рамках парадигм и иррациональность перехода от одной парадигмы к другой; потенциальная возможность возвращения к старой парадигме; методология, психология и социология науки; «гештальт» – ключевое понятие для осмысления процесса смены парадигм (переход от птолемеевской астрономии к коперниканской); схема: парадигма¹ ― нормальная наука (решение головоломок) – аномалии – кризис – научная революция (смена гештальта) – парадигма²; роль философских, религиозных, эстетических и личностно-субъективных компонентов в процессе выбора новой парадигмы;

методологическая несоизмеримость парадигм; смена парадигм как улучшение инструментария по решению головоломок; относительность критериев научной рациональности; монопольность какой-то одной парадигмы на каждом историческом этапе науки; великие научные открытия и проблема авторского приоритета; от теории флогистона к кислородной теории горения и окисления (Шеели, Пристли, Лавуазье);

критика фальсификационизма Поппера; критический анализ методологии научно-исследовательских программ Лакатоса – сходство и различие позиций (исследовательские программы и парадигмы, регрессирующая стадия и кризис, иррациональность смены парадигм и внешняя история науки); уточнение понятия «внутренняя история науки»; проблема критериев отбора исторических фактов науки; детерминированность философской позиции историей; рациональное и иррациональное в деятельности учёных; типология ценностных ориентиров учёных;

анархическая эпистемология П. Фейерабенда; основные произведения: «Против метода», «Наука в свободном обществе» – критика научного рационализма; антисциентизм, эпатаж и провакативность; анархизм как политическое явление и эпистемологический метод; наука как анархическое предприятие; принцип свободы действий в науке и в обществе; «научное сообщество» Куна и принципы организации криминальных сообществ; понятия «экспланандум» и «эксплананс»;

формы развития науки – не парадигмы, а альтернативы; преходящий характер любой нормы науки; факт изменения «всеобъемлющих концептуальных схем прошлого»; мифологема научности; наука как одна из возможных форм мышления и жизни (гусеница и бабочка); физиологическая организация человеческого мышления (запас прочности и потенциал мозга) и границы научного прогресса;

абсурдность коперниканской революции с точки зрения очевидности, здравого смысла, библии и опытных данных астрономии того времени; необходимость нарушений правил в науке для её прогресса (методологическая уязвимость использования телескопа Галилеем как средства доказательства правомерности своих идей, его технология пропаганды своих успехов); восстание немногих мыслителей прошлого против здравого смысла как исток современной науки; принцип пролиферации (размножения) – сознательное стремление к максимальному увеличению и разнообразию теорий науки, абстрактное моделирование получения знания; предотвращение устранения прежних теорий (первое использование этого принципа досократиками);

плюралистическая методология; критика принципа экономии в теоретических конструкциях; искусство альтернатив (Галилей, Фарадей, Больцман, Эйнштейн); познание как океан постоянно увеличивающихся альтернатив; критика нормативных теорий методологии науки Поппера и Лакатоса; гибель защитников исследовательских программ; несопоставимость и несоизмеримость фундаментальных научных теорий (ньютоновская механика и теория относительности) в понимании основных физических объектов («формы, массы, объёмы и временные интервалы»);

отрицание логической необходимости научных законов; принципы контриндукции и теоретического упорство как сознательное обращение и обобщение ранее отвергнутого наукой материала, выдвижение гипотез, несовместимых с признанными теориями и (или) хорошо обоснованными и проверенными фактами; принцип «anything goes» («всё подходит») как стремление к использованию всех научных и считающихся ненаучными и лженаучными методик;

зависимость получения нового эмпирического материала от успешного изобретения новых метафизически теорий; пример синтеза восточной и западной медицины; сравнительная оценка достижений человечества на основе рецептурно-технологического знания и новоевропейской науки; рациональность как одна из традиций, а не универсальный стандарт; требование отделения науки от государства; критика современной науки как служанки государственной власти; проблема развития науки в свободном обществе; наука как угроза демократии; критика марксизма как методологии освобождения человечества и построения счастливого общества;

историческая эпистемология;

А. Койре – социокультурный и философский контекст становления и развития науки; исследования «case-studies» (интерналистское направление); произведения: «О влиянии философских концепций на развитие научных теорий», «Этюды о Галилее», «От мира приблизительности к универсуму прецизионности», «Гипотеза и эксперимент у Ньютона»; – критика позитивистской феноменологической методологии и историографии;

аристотелизм и платонизм в средневековой культуре; значение арабской культуры в генезисе новоевропейской науки; становление новоевропейской науки как следствие философского переворота («мутации»); переход от аристотелизма к платонизму («реванш Платона»); новое понимание космоустройства («раскалывание сферы» – Дж. Бруно), пустоты, пространства, силы, движения, опыта, математики и др.;

наука и религия в позднем средневековье (тезисы парижского епископа Э. Тампье); рецепты «поваренной книги» алхимии; математический реализм Галилея и библейское утверждение о сотворении мира «числом, мерой и весом»; соотношение вопросов «почему» и «как» в теории основателей классической науки; роль эстетических аспектов в становлении новой науки (Коперник, Кеплер); идея телескопа как переосмысление прагматики подзорных труб; переосмысление универсалии времени и часы; идея научных приборов и инструментов как продолжение и расширение диапазона чувств и материализации мысли (научных гипотез);

разделение научного знания и знания на уровне здравого смысла; роль абстракций, идеализаций и мысленных экспериментов в становлении классической науки; абсурдность принципа инерции для греческой культуры; роль средневековой теории импетуса в становлении классической механики; проблема соединения опыта и математики; Бог как необходимый объяснительный компонент в физике, космологии Ньютона (мера всех вещей) и лишь как гипотеза в теории Лапласа; проблема соотношения гипотетического и экспериментального у Ньютона (метафизические идеи: атомы, пустота, немеханические силы, абсолютные пространство и время); мир Ньютона как система скоординированных сил и вера в его творение; дискуссии ньютонианцев с картезианцами по проблемам религии и физической картины мира; роль Вольтера в распространении физических идей Ньютона на европейском континенте; постоянство и непрерывность взаимосвязи науки и философии в истории (метафизические принципы в теории Эйнштейна); некумулятивность развития науки и актуальность метафоры Декарта о едином древе метафизики, физики и прикладных наук;

Дж. Холтон; основное произведение «Тематический анализ науки»; – развитие науки во взаимосвязи с историей развития общества; научный результат как событие на пересечении траекторий личностного, сообщества, социокультурного; роль творческого воображения и возможность его канализации через тематический анализ; «тема» как универсальное понятие культуры (наука, музыка, литература и др.); темы как устойчивые структуры в развитии науки (постоянство и непрерывность); локализация с помощью тематического анализа научного события в историческом пространстве и времени;

тематические компоненты понятий, методов и гипотез эвристик; темы простоты и необходимости в сочинении Коперника «Об обращениях небесных сфер»; проблема оппозиции тем в науке (субъект – объект, эволюция – регресс, редукция – холизм, атомизм – континуум, классическая – вероятностная причинности и др.); сто важнейших тем в физике; специфика последних тем дополнительности и киральности; влияние тем машинизма, теологического порядка и гармонии на научные исследования Кеплера; тема относительности в работах Галилея, Маха, Майкельсона, Планка, Эйнштейна; тема эфира в физике (Пуанкаре); тема дискретности (Милликен, Гейзенберг) и континуальности (Шредингер) в физике XX в.;

эпистемологическая концепция Эйнштейна: от непосредственных данных чувственного опыта – через интуитивный прыжок – к системе основных аксиом – сопоставление заключений (выводов) из аксиом с опытными данными – уточнение и исправление системы аксиом; проблема логического разрыва в научном творчестве и выбора направления интуитивного прыжка; темы как источник креативности учёного и фильтры его творческого воображения; эйнштейновское понимание смысла априорности понятий и категорий мышления; специфика тем Эйнштейна – первичность формального объяснения, космологический масштаб применения законов, симметричность и инвариантность, необходимость и логическая экономность; проблема несоответствия тем квантовой механики темам Эйнштейна;

тема дополнительности Бора; её компоненты: теория света, психология У. Джемса, качественная диалектика Кьеркегора; экстраполяция Бором методологии дополнительности на этику (любовь – справедливость), культуру (наука – религия), биологию (структура – функция организмов);

специфика лаборатории Э. Ферми в сравнении с Кавендишской лабораторией Резерфорда; идея препринтов и её методологическое значение для развития науки; взаимосвязь науки и политики на примере лаборатории Э. Ферми;

М. Вартофский и Бостонские исследования по философии науки; произведения: «Эвристическая роль метафизики в науке», «Модели: репрезентация и научное понимание»; – историческая роль метафизики в становлении европейской науки; эволюция понимания метафизики в истории; марксизм и классическая метафизика; крушение позитивистской и логико-эмпиристской программ устранения метафизики; критика верификационизма и редукционизма участников Венского кружка;

проблема эвристической ценности для науки метафизических понятий – материя, движение, сила, поле и др.; эвристически значимые метафизические структуры – атомизм, механицизм, прерывность и непрерывность, пространство, время, причинность и др.; метафизика как метод критического и систематического формирования альтернативных концептуальных структур; эвристика самокритической традиции метафизики; три фундаментальные формы метафизического дискурса: референции, структуры, абстракции; строгость построения, точность и полнота как критерии различения хорошей и плохой («неряшливой») метафизики;

формальная структура языкового дискурса (от мифа и сказки до научного и учебного текстов); атомизм как абстрактная метафизическая структура и её различные научные интерпретации в физике, биологии, психологии, социологии, лингвистике, этике; метафизика – выражение в систематической форме наиболее глубоких и характерных особенностей здравого смысла и его постоянная корректировка; идея Ф. Франка о философии науки как моста между естественными и гуманитарными науками; общественная практика как основа метафизических априорных (для индивида) форм понимания;

модели как преднамеренно создаваемые когнитивные артефакты; критика априоризма Канта и эволюционной эпистемологии; референция как интенциональная деятельность мышления; конструктивный характер социальной, культурологической и научной практик; проблема отбора моделей; виды моделирования: мимическая жестикуляция, аналогии, метафоры, выдвижение гипотез, конструирование теорий; типология моделей: ad hoc (качественные аналогии), формализмы, математические модели, мысленный эксперимент, апроксимация, теория; проблемы социокультурной нагруженности репрезентаций и релевантности моделей; целевая прагматика науки в культуре; историческая практика как критерий онтологической значимости моделей в науке);

герменевтический подход к эпистемологии Г.Г. Гадамера; «Истина и метод – основное произведение; традиция разделения наук о духе и наук о природе; понятие «герменевтический круг» и история герменевтики; проблемы понимания, моральной и социальной ответственности в науке; проблема герменевтического круга; производность научной онтологии от языковой практики: предпонимание – диалог – вопрошение традиции – рефлексия; языковое сознание – гениальность метафоричности; герменевтическая («челночная») диалектика: от предпонимания к предобъяснению, от предобъяснения к пониманию, от понимания к объяснению, от объяснения к знанию; герменевтический опыт – умножение наблюдений и «набрасывание» смысла на текст, исходя из контекста; «инаковость текста» и «культурная память»;

понимание как конституирующая структура бытия; проблема знака, текста, интерпретации и смысла; традиция как точка пересечения свободы и истории; проблемное поле вопросов к тексту; зависимость смысла текста и авторского понимания от исторического «горизонта события»; знание как социокультурная интерпретация текста; преодоление исторического горизонта через постановку вопросов к тексту; проблема герменевтической рефлексии; условия истины (система вопросов к природе) как границы поля науки, предпосылки научного метода и логики исследований; проблема «идолов» и «авторитетов» в науке; вечное ученичество как осознание границ мышления и его историчности;

эпистемология личностного знания М. Полани; «Личностное знание. На пути к посткритической философии»; «We can know more, than we can tell»; критика нормативно-рационалистической методологии и «третьего» мира К. Поппера; культурно-исторический контекст рациональности; понятие «научное сообщество», мастерство и искусство познания; когнитивная и субъектно-личностная ценность знания;

понятия «интеллектуальная страстность», «интеллектуальная самоотдача», «интеллектуальная красота», «интуиция», «идеал истины», «личная инициатива», «личная ответственность», «совесть», «преданность идее» и их роль в понимании процесса научного творчества; перенос когнитивных и ценностных единиц от поколения к поколению как механизм развития культуры и науки; соотношение артикулированного и латентного знания в исследовательской деятельности и процессе обучения; гештальтпсихология и коммуникативно-психологический аспект научной рациональности (подражания, остенсивные определения, непосредственные демонстрации); взаимодополнительность фокуса и периферии сознания, инструкции и личностного примера (невербализированные образцы научной деятельности);

доверие как исходный базис рациональности; предугадывание решений проблем до их доказательств (Эйнштейн, Пойя, Гаусс); критический анализ суеверий в науке (геоцентризм, надлунный мир); вера как источник знания и взаимное притяжение «братьев по разуму»; непредсказуемость развития науки и последствий использования нового знания;

когнитивно-социологический подход к эпистемологии; М. Малкей – «Наука и социология знания»; «Современная западная социология науки», Дж. Гилберт, М. Малкей «Открывая ящик Пандоры»; история эволюции социологии науки (К.Маркс, П.Дюгем, М. Вебер, К. Мангейм, Б. М. Гессен, де Гре, М. Шелер, Л. Флек, Р. Мертон); анализ концепций Куна; М. Хессе, Н. Хэнсона; стандартная (классическая) модель науки (объективность мира, единообразие, кумулятивность, критерии и эталоны экспериментальных процедур);

Р. Мертон о нормах научного этоса (универсализм, коллективизм, организованный скептицизм, бескорыстность) и роли ценностей пуританства (индивидуализм, аскетизм, рациональность, полезность) в Англии XVII в. в организации Королевского общества и становлении новоевропейской науки; критика принципа единообразия природы; проблема соотношения фактуального и теоретического; отрицание теоретической нейтральности утверждений о научных фактах;

интерпретационные контексты и культурные ресурсы науки; социальное конструирование науки; социально-политические аспекты развития французской школы оптики (1815 – 1825 гг.); антилапласовский переворот; научные и вненаучные источники теории Дарвина (метафора естественного отбора, философский принцип единообразия природы Лайеля и теория Мальтуса); проблема объективности научных экспертиз; научное знание как результат дискуссий в научном сообществе;

ролевые функции членов научных сообществ; исследования количественных параметров науки (Бернал, Прайс); индикаторы продуктивности: индексы цитирования и коцитирования; «полевые» (этнографические) социологические исследования науки; «сильная» программа когнитивной социологии (К. Кнорр-Цетина, Д. Блур); отрицание объективности особого эпистемологического статуса науки; понятия институционального и континджентного форумов науки; эмпиристский и условный репертуары; дискурс- и контент-анализ; ассиметрия объяснительных репертуаров и приём «истина выявится сама» (ИВС); принцип case-studies как контекст обоснования научных событий; знание как достижение когнитивного консенсуса или компромисса;

эволюционная эпистемология:

перманентная эволюция научных гипотез (К. Поппер); концептуальная эволюция (Ст. Тулмин); генетическая эпистемология (Ж. Пиаже); филогенетическое направление (Д. Кэмпбелл, Г. Фоллмер, К. Лоренц, Р. Ридль; натурализованная эпистемология (У. Куайн);

общая характеристика – появление системы когнитивных наук; анализ эволюции научного знания с позиций биологии, физиологии, психологии, математики, логики, космологии, синергетики; рассмотрение знания как атрибута жизни; развитие знания – продолжение эволюционного развития жизни»; онтология гипотетического реализма; эпистемологический конструктивизм; философия как координация направлений когнитивных исследований, систематизация и обобщение полученных результатов;

К. Поппер – креативность науки как одна из форм реализации креативного потенциала универсума; появление и эволюция психических структур и сознания как инструмент предостережения организма об опасностях враждебной среды; эволюция научных гипотез как человеческое продолжение решения проблем существования живых организмов; механизм предположений (новаций) и опровержений (естественный отбор) – единый механизм биологической эволюции и развития науки; идея «третьего мира» – аналогия с сохранением и изменением генетического кода; универсальность метода проб и ошибок в решении проблем науки и организмов; принцип фаллибилизма как аналог неизбежных изменений видов в природе; принципы рискованных экспериментов и фальсификации как аналоги дарвиновских принципов борьбы за существования и отбора в условиях изменяющейся среды;

Ст. Тулмин: «Концептуальные революции в науке», «Человеческое понимание»; философия науки как развитие истории научных идей, а не расширение математической логики; идея эволюционных и революционных концептуальных изменений в науке; аналогия с принципами наследственности и мутационных изменений в животном мире; экологические ниши в природе и дисциплинарные идеалы в науке; критика таксономического концепта «революция» в теории Т. Куна; микрореволюции как единицы изменения в нормальной и революционной фазах развития науки;

проблема нововведений и отбора в науке и природе; популяционная теория изменчивости в неодарвинизме и интеллектуальная эволюция как опора на традиции; понятие «концептуальная популяция»; изменение концептуальной популяции через «мутации» и «отбор»; эволюция науки как перманентный отбор концептуальных новаций; проблема оценки интеллектуальных новаций – выбор по аналогии с отбором в природе; критика в науке и самокритика учёных как аналоги естественного и искусственного отборов; роль дискуссий и научной элиты в принятии новаций; индивидуальные интеллектуальные инициативы и коллективное обсуждение, уточнение и принятие этих инициатив;

проблема «выживаемости» и адаптации концептуальных популяций к стандартам и эталонам научного сообщества; объяснительные идеалы как интеллектуальная политика научного сообщества социокультурной среды; законы эволюции в природе и интеллектуальные игры в науке; ретроспективное объяснение хода эволюции живых организмов в теории Дарвина и эволюции научных понятий и теорий; принцип дополнительности в понимании взаимосвязи внутренней и внешней историй эволюции науки;

наука как целостная социокультурная человеческая инициатива; проблема универсальных принципов и инвариантов рациональности в культуре; понимание как соответствие утверждений принятым научным сообществом на данный исторический период стандартам и эталонам; познание и осознание; понятие – главный компонент человеческого понимания; коммуникативный аспект понятий; проблема основного и побочного результатов научной экспедиции Кука на Таити; перенос принципа относительности из области морали в естествознание; критика платонистской позиции Фреге («история понятий – это история познания понятий»);

Р.Коллингвуд о бессознательном творчестве в модификации интеллектуальных структур и историчности рациональности; совпадение создания теории относительности Эйнштейна и культурного релятивизма в начале XX в.; понимание рациональности как атрибута не системы, а действий (интеллектуальных инициатив); проблема универсального идеала объяснения и реальной работы с понятиями; платонизм и конфуцианство – противоположность концептуальных систем; П. Дюгем о различии между французскими и английскими физиками как следствии их исходных мировоззренческих установок;

наука и теория доминирования М. Вебера; структура интеллектуальной популяции: сообщества, должности, журналы, конференции; проблема лидерства в науке и цикличности изменений в ней; идея резонанса (микро - и макромасштабы) в рождении новоевропейской науки; роль особенностей биографии Ньютона в его становлении как учёного; проблема совпадения эволюции основных компонентов науки – идеалов, стандартов, методов, процедур, концептуального аппарата; историческое и социологическое измерения эволюции науки;

генетическая эпистемология и философия науки Ж. Пиаже; сочинения: «Язык и мышление ребёнка», «Физическая причинность у ребёнка», «Генезис элементарных логических структур», «Биология и познание», «Уметь и понимать» и др.; основные идеи: генезис когнитивных структур индивида как продолжение эмбриогенеза; принцип параллелизма когнитивного онтогенеза и исторического развития структур науки; необходимость интердисциплинарного подхода к созданию всеобъемлющей теории познания (Международный центр генетической эпистемологии в Швейцарии);

философская задача – разрешение исторического спора между рационализмом (Декарт, Спиноза, Лейбниц) и эмпиризмом (Бэкон, Гоббс, Локк); переход от вопроса «как возможно познание?» к вопросу «как возможен рост знания?»; объяснение разума разумом через «круг» наук: математика – физика – биология – психология – математика; философия как координатор направлений исследований; мировоззренческие принципы равновесия и глобального развития; анализ априорных когнитивных структур И. Канта и диссипативных структур И. Пригожина; функциональный (логический) априоризм как эпистемологический конструктивизм;






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-16; Просмотров: 129; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.176 с.) Главная | Обратная связь