Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


История Испании в18 веке. Эпоха Бурбонов.



Испания и революция во Франции.

Ввод наполеоновских войск. Пиренеи не смогли защитить Испанию от влияния Французской революции. Ее идеи нашли отклик в передовых кругах испанского общества, получила распространение французская революционная литература. На юге и юго-западе Испании, в Каталонии произошли крестьянские восстания с требованием отмены феодальных повинностей и непосильных налогов. Среди восставших раздавались призывы последовать примеру Франции.

Господствующие классы были напуганы революцией в соседней Франции. Намечавшиеся реформы были оставлены, была закрыта французская граница. В Испании нашли приют французские аристократы-эмигранты.

Правление безвольного и ограниченного Карла IV (1788—1808) было на редкость мрачным и бесцветным периодом в истории Испании. Управление страной целиком перешло в руки фаворита королевы, гвардейского офицера Мануэля Годоя. Его приход к власти в 1792 г. был связан с событиями в революционной Франции — свержением монархии и установлением республики. За этими событиями последовало усиление реакции в Испании; были отстранены от власти министры-просветители граф Аранда и Флоридабланка, известные своими профранцузскими симпатиями.

Первые годы правления Годоя (1792— 1795) получили в название «просвещенного абсолютизма Годоя». При этом, прикрываясь лозунгами просвещения, первый министр усилил борьбу против проникновения в Испанию революционных идей. Его политика была реакцией на успехи революции во Франции. Установленный им режим был направлен на пресечения всех связей с революционной Францией, свирепствовала цензура, был введен жесткий контроль над университетами, прокатилась волна репрессий против сторонников французского Просвещения и лиц, сочувствовавших французским революционерам. Такой курс нашел отражение и во внешней политике: в 1793 г. Испания вступила в коалицию европейских держав против революционной Франции.

Однако вскоре испанские войска были разбиты, французская армия вступила на территорию страны. От полного разгрома Испанию спас контрреволюционный переворот 9 термидора. Подписанный в 1795 г. Базельский мир привел страну к национальному унижению: Испания попала под влияние Франции и заключила с ней военный союз, условием которого было вступление в войну против Англии, а затем участие в войнах, которые вела Франция в период Директории и Консульства. Эти войны обернулись для Испании новыми поражениями. В 1805 г. после разгрома франко-испанской эскадры в сражении при Трафальгаре Испания лишилась почти всего флота.

Испанская аристократия, многочисленная королевская семья, в том числе и наследный принц Фердинанд VII, ненавидевший своего отца и Годоя, были далеки от понимания всей глубины кризиса, который переживала страна. Экономические трудности сильно возросли в начале XIX в. в связи с рядом неурожайных лет, эпидемиями, стихийными бедствиями. Несмотря на тяжелое финансовое положение Испании, Наполеон (помимо военной помощи) неукоснительно требовал от нее выплаты ежегодных субсидий на нужды французской армии. Огромный ущерб наносило экономике страны участие в континентальной блокаде, которая лишила ее традиционных рынков сбыта продукции сельского хозяйства. Потеря военного флота тяжело сказалась на колониальной торговле и способствовала росту английской контрабанды в американских колониях Испании.


 


Конституция 1812 г.

В сентябре 1810 г. в городе Кадисе были созваны новые однопалатные кортесы. Подавляющее большинство членов кортесов составляли священники, юристы, высшие чиновники и офицерство. В их составе было немало деятелей и прогрессивной интеллигенции, которые внесли свой вклад в разработку конституции, принятой в 1812 г. Важно отметить, что конституция, была основана на принципах народного суверенитета и разделения властей. Прерогативы монарха были ограничены однопалатными кортесами, которые созывались на основе довольно широкого избирательного права. В голосовании принимали участие мужчины с 25 лет, за исключением домашней прислуги и лиц, лишенных прав по суду.

Кортесам принадлежала высшая законодательная власть в стране. За королем сохранялось лишь право отлагательного вето: если законопроект отклонялся монархом, то он возвращался для обсуждения в кортесы и в случае его подтверждения на двух последующих сессиях окончательно вступал в силу. Король тем не менее сохранял значительную власть: он назначал высших государственных чиновников и высших офицеров, объявлял с санкции кортесов войну и заключал мир. Вслед за конституцией кортесы приняли ряд антифеодальных и антицерковных декретов: были отменены феодальные повинности и упразднены феодальные формы аренды, ликвидирована церковная десятина и другие платежи в пользу церкви, объявлялась распродажа части церковных, монастырских и королевских владений. Одновременно была ликвидирована общинная собственность и началась распродажа общинных земель.



Ряд мероприятий кортесов был направлен на то, чтобы ускорить развитие капитализма в стране. Запрещалась работорговля, отменялись ограничения в области экономической деятельности, вводился прогрессивно-подоходный налог на капитал.

В момент принятия конституции 1812 г. осложнилось положение французских оккупационных войск в стране. В связи с началом завоевательного похода Наполеона в Россию в 1812 г. туда была направлена значительная часть армии, находившейся в Испании. Воспользовавшись этим, испанские войска в 1812 г. нанесли ряд сокрушительных поражений французам, и они вынуждены были сначала отвести свои войска за реку Эбро, а затем в ноябре 1813 г. полностью покинуть территорию Испании.

Однако Наполеон предпринял еще одну попытку удержать страну в своих руках. Он вступил в переговоры с Фердинандом VII, который находился в плену во Франции, и предложил ему вернуться в Испанию и восстановить свои права на престол. Фердинанд VII принял это предложение, обязавшись поддерживать дружественные отношения с Францией. Однако кортесы, собравшиеся в Мадриде, отказались признать Фердинанда королем до тех пор, пока он не присягнет конституции 1812 г.

Началась борьба между кортесами и Фердинандом VII, который, вернувшись в Испанию, собрал вокруг себя сторонников восстановления абсолютизма. Взяв на себя роль главы государства, Фердинанд издал манифест, объявлявший конституцию 1812 г. недействительной, а все декреты кортесов — аннулированными. Кортесы были распущены, а входившие в созданное ими правительство либеральные министры арестованы. В мае 1814 г. Фердинанд VII прибыл в Мадрид и объявил об окончательном восстановлении абсолютной монархии.

Первая испанская революция носила незавершенный характер. После возвращения в страну Фердинанда VII в Испании была реставрирована абсолютная монархия, последовали расправы с активными участниками революции, была снова полностью восстановлена инквизиция, возвращена бывшим владельцам монастырская, церковная и крупная светская земельная собственность.

Предпосылки революции.

Реставрация старого порядка в 1814 г. обострила социально-экономические и политические противоречия внутри испанского общества. Развитие капиталистического уклада требовало проведения буржуазных преобразований.

В первые десятилетия XIX в. увеличилась численность хлопчатобумажных, шелковых, суконных, железоделательных мануфактур. Крупнейшим центром мануфактурного производства стала Каталония. В Барселоне встречались предприятия, на которых работало до 600—800 человек. Рабочие, занятые на мануфактурах, трудились как в хозяйских мастерских, так и на дому. Мануфактурное производство пустило корни и в деревне: в Каталонии и Валенсии многие безземельные крестьяне летом батрачили, а зимой работали на суконных мануфактурах.

Важное место в испанской экономике занимала колониальная торговля. С ней были неразрывно связаны интересы купцов и судовладельцев Кадиса, Барселоны и других портовых городов. Колонии в Латинской Америке служили рынком сбыта для испанской текстильной промышленности.

Развитие капиталистических отношений в промышленности сталкивалось с целым рядом препятствий. В Испании сохранялись внутренние таможенные пошлины, алькабала (средневековый налог на торговые сделки), государственные монополии; в городах продолжали существовать многочисленные цехи.

В испанской деревне преобладали феодальные отношения. Более 2/3 обрабатываемой земли находилось в руках дворянства и церкви. Система майоратов гарантировала сохранение монополии феодалов на землю. Многочисленные феодальные повинности, налоги и церковная десятина тяжелым грузом лежали на крестьянских хозяйствах. Держатели выплачивали поземельные повинности в денежной или натуральной форме; феодалы продолжали пользоваться баналитетными правами и другими сеньориальными привилегиями. Примерно половина испанских деревень находилась под юрисдикцией светских сеньоров и церкви.

Рост цен на хлеб и другие продукты в XVIII в. способствовал втягиванию дворянства во внутреннюю и колониальную торговлю. В северных районах Испании, где были распространены различные формы феодального держания и полуфеодальной аренды, этот процесс приводил к усилению натиска сеньоров на крестьян. Дворяне пытались увеличить существующие повинности и ввести новые, сократить сроки держания, что вело к постепенному пре вращению держателей в арендаторов. Участились случаи захвата сеньорами общинных земель. По-другому обстояло дело в Андалусии, Эстремадуре, Новой Кастилии — районах крупного дворянского землевладения. Здесь вовлечение дворян в торговлю вызывало сокращение традиционной мелкокрестьянской аренды и расширение собственного хозяйства сеньоров, основанного на применении труда батраков и малоземельных крестьян. Проникновение капиталистических отношений в сельское хозяйство ускорило расслоение деревни: возрастала численность малоземельных и безземельных крестьян, выделялась зажиточная крестьянская верхушка.

Разбогатевшие купцы и предприниматели, желая упрочить свое положение, приобретали наделы разорившихся крестьян и общинные земли. Многие буржуа брали на откуп феодальные повинности и церковную десятину. Рост буржуазного землевладения и приобщение буржуазии к эксплуатации крестьянства сближали верхушку буржуазии с той частью дворянства, которая была в наибольшей степени связана с торговлей. Поэтому испанская буржуазия, объективно заинтересованная в ликвидации феодализма, в то же время тяготела к компромиссу с дворянством.

Феодально-абсолютистские порядки, восстановленные в 1814 г., вызывали резкое недовольство широких кругов буржуазии, либерального дворянства, военных, интеллигенции. Экономическая слабость испанской буржуазии, отсутствие у нее опыта политической борьбы привели к тому, что особую роль в революционном движении в первые десятилетия XIX в. стала играть армия. Активное участие военных в борьбе против французских захватчиков, взаимодействие армии с партизанскими отрядами способствовали ее демократизации и проникновению в нее либеральных идей. Патриотически настроенные офицеры начали осознавать необходимость глубоких перемен в жизни страны. Передовая часть армии выступала с требованиями, отражавшими политические интересы буржуазии.

В 1814—1819 гг. в армейской среде и во многих крупных городах — Кадисе, Ла-Корунье, Мадриде, Барселоне, Валенсии, Гранаде — возникали тайные общества масонского типа. Участники заговоров — офицеры, юристы, торговцы, предприниматели — ставили перед собой цель подготовить пронунсиамьенто — государственный переворот, совершаемый армией,— и установить конституционную монархию. В 1814—1819 гг. неоднократно предпринимались попытки подобных выступлений. Крупнейшее из них произошло в сентябре 1815 г. в Галисии, где в восстании приняло участие около тысячи солдат под руководством X. Диаса Порльера, героя антинаполеоновской войны. Абсолютизм жестоко расправился с организаторами восстания, офицерами и купцами Ла-Коруньи. Однако репрессии не могли покончить с революционным движением.

Начало революции. Толчком к началу второй буржуазной революции в Испании послужила война за независимость испанских колоний в Латинской Америке. Эта тяжелая и безуспешная для Испании война привела к окончательной дискредитации абсолютизма и росту либеральной оппозиции. Центром подготовки нового пронунсиамьенто стал Кадис, в окрестностях которого были расквартированы войска, предназначенные для отправки в Латинскую Америку.

1 января 1820 г. недалеко от Кадиса началось восстание в армии, его возглавил подполковник Рафаэль Риего. Вскоре к отряду Риего присоединились войска под командованием А. Кироги. Целью восставших было восстановление конституции 1812 г.

Революционные войска пытались взять Кадис, однако эта попытка окончилась неудачей. Стремясь заручиться поддержкой населения, Риего настоял на проведении рейда по Андалусии. Отряд Риего по пятам преследовали войска роялистов; к концу рейда от двухтысячного отряда осталось всего 20 человек. Но известие о восстании и походе Риего всколыхнуло всю страну. В конце февраля — начале марта 1820 г. начались волнения в крупнейших городах Испании.

6—7 марта люди вышли на улицы Мадрида. В этих условиях Фердинанд VII вынужден был объявить о восстановлении конституции 1812 г., созыве кортесов, упразднении инквизиции. Король назначил новое правительство, состоявшее из умеренных либералов — «модерадос».

Начавшаяся революция вовлекла в политическую жизнь широкие круги городского населения. Весной 1820 г. повсюду создавались многочисленные «Патриотические общества», выступавшие в поддержку буржуазных преобразований. В деятельности «Патриотических обществ», со временем превратившихся в политические клубы, участвовали предприниматели и торговцы, интеллигенция, военные, ремесленники. Всего в годы революции насчитывалось более 250 «Патриотических обществ», которые сыграли важную роль в политической борьбе. Одновременно в городах формировались отряды национальной милиции, взявшие на себя борьбу с контрреволюционными силами. Войска, поднявшие восстание на юге страны в январе 1820 г., вошли в состав так называемой армии наблюдения, призванной защищать завоевания революции; возглавил ее Р. Риего.

Преимущественным влиянием в «армии наблюдения», в национальной милиции и «Патриотических обществах» пользовалось левое крыло либералов — «восторженные» («эксальтадос»). Среди руководителей «эксальтадос» были многие участники героического восстания в январе 1820 г.— Р. Риего, А. Кирога, Э. Сан-Мигель. «Эксальтадос» требовали решительной борьбы против сторонников абсолютизма и последовательного проведения в жизнь принципов конституции 1812 г., расширения деятельности «Патриотических обществ», усиления национальной милиции. В 1820—1822 гг. «эксальтадос» пользовались поддержкой широких кругов городского населения.

Революция нашла отклик и в деревне. В кортесы поступали жалобы сеньоров на крестьян, прекративших платить повинности; в некоторых районах крестьяне отказывались от уплаты налогов. Осенью 1820 г. в провинции Авила крестьяне пытались разделить земли герцога Мединасели — одного из крупнейших испанских фе-

одалов. Волнения в деревне выдвинули аграрный вопрос на первый план политической борьбы.

Буржуазные преобразования 1820—1821гг.

Пришедшие к власти в марте 1820 г. умеренные либералы опирались на поддержку либерального дворянства и верхушки буржуазии. «Модерадос» одержали победу на выборах в кортесы, которые открылись в Мадриде в июне 1820 г.

Социально-экономическая политика «модерадос» благоприятствовала развитию промышленности и торговли: была отменена цеховая система, упразднены внутренние таможенные пошлины, монополии на соль и табак, провозглашена свобода торговли. Осенью 1820 г. кортесы приняли решение о ликвидации религиозных орденов и закрытии части монастырей. Их имущество перешло в собственность государства и подлежало продаже. Были отменены майораты — отныне дворяне могли свободно распоряжаться своей земельной собственностью. Многие обедневшие идальго стали продавать свои земли. Аграрное законодательство «модерадос» создало возможность перераспределения земельной собственности в пользу буржуазии.

Более сложным оказалось решение вопроса о феодальных повинностях. «Модерадос» стремились к компромиссу с дворянством; в то же время волнения в деревне заставляли буржуазных революционеров идти навстречу требованиям крестьян. В июне 1821 г. кортесы приняли закон об отмене сеньориальных прав. Закон отменял юридическую и административную власть сеньоров, баналитеты и другие сеньориальные привилегии. Поземельные повинности сохранялись, если сеньор мог документально доказать, что земля, обрабатываемая крестьянами, является его частной собственностью. Однако Фердинанд VII, вокруг которого сплотились силы феодальной реакции, отказался утвердить закон об отмене сеньориальных прав, использовав право приостанавливающего вето, предоставленное королю конституцией 1812 г.

Боясь вступить в конфликт с дворянством, «модерадос» не решились нарушить королевское вето. Закон об отмене сеньориальных прав остался на бумаге.

«Модерадос» стремились не допустить углубления революции и поэтому выступали против вмешательства народных масс в политическую борьбу. Уже в августе 1820 г. правительство распустило «армию наблюдения», в октябре ограничило свободу слова, печати и собраний. Эти меры привели к ослаблению революционного лагеря, что сыграло на руку роялистам. В 1820—1821 гг. они организовывали многочисленные заговоры с целью восстановления абсолютизма.

Диктатура Эспартеро.

С окончанием карлистской войны угроза реставрации старого порядка была устранена, что привело к обострению противоречий между «модерадос» и «прогрессистами». Их противоборство вылилось в затяжной политический кризис, окончившийся в октябре 1840 г. отречением Марии Кристины. Власть перешла в руки одного из лидеров «прогрессистов» — генерала Б. Эспартеро, который в 1841 г. был провозглашен регентом. В 1840—1841 гг. Эспартеро пользовался поддержкой народных масс, которые видели в нем героя войны против карлизма, защитника и продолжателя революции. Но Эспартеро не осуществил радикальных социально-экономических и политических преобразований, его политика оттолкнула от него крестьян и городские массы. Подготовка торгового договора с Англией, который открывал испанские рынки для английского текстиля, привела к конфликту между промышленной буржуазией и правительством. Наконец, запрещение барселонской ассоциации рабочих текстильной промышленности лишило диктатуру Эспартеро поддержки ремесленников и рабочих.

К началу 1843 г. сложился блок разнородных политических сил, стремившихся покончить с господством Эспартеро. Летом 1843 г. диктатура Эспартеро была свергнута, и к концу 1843 г. власть в стране вновь перешла в руки «модерадос».

Начало революции.

В июне 1854 г. группа оппозиционно настроенных генералов под руководством О'Доннеля призвала к свержению правительства. Стремясь заручиться поддержкой населения, военные потребовали удаления камарильи, строгого соблюдения законов, снижения налогов, создания национальной милиции. Восстание в армии дало толчок революционному движению в городах, вышедшему за рамки тех целей, которые ставили перед собой руководители пронунсиамьенто. В июле 1854 г. в Барселоне, Мадриде, Малаге, Валенсии вспыхнули народные восстания, в них активно участвовали ремесленники и рабочие. На местах возникали революционные хунты, руководимые «прогрессистами». Под давлением народных выступлений в конце июля было сформировано правительство во главе с лидером «прогрессистов» — Эспартеро; пост военного министра занял О'Доннель, представлявший «модерадос».

Испания в 20 веке

Гражданская война

Обеспокоенные коммунистической угрозой, правые стали готовиться к войне. Генерал Эмилио Мола и другие военачальники, включая Франко, составили антиправительственный заговор. Основанная в 1933 фашистская партия Испанская фаланга использовала свои террористические отряды для провоцирования массовых беспорядков, которые могли бы послужить поводом для установления авторитарного режима. Реакция левых способствовала раскручиванию спирали насилия. Убийство 13 июля 1936 лидера монархистов Хосе Кальво Сотело послужило подходящим поводом для выступления заговорщиков.

Мятеж удался в провинциальных столицах Леона и Старой Кастилии, а также в таких городах, как Бургос, Саламанка и Авила, но был подавлен рабочими в Мадриде, Барселоне и промышленных центрах Севера. В крупных городах Юга – Кадисе, Севилье и Гранаде – сопротивление было потоплено в крови. Мятежники взяли под контроль приблизительно треть территории Испании: Галисию, Леон, Старую Кастилию, Арагон, часть Эстремадуры и Андалусский треугольник от Уэльвы до Севильи и Кордовы.

Мятежники столкнулись с неожиданными трудностями. Войска, посланные генералом Мола против Мадрида, были остановлены рабочей милицией в горах Сьерра-де-Гвадаррама к северу от столицы. Самый сильный козырь мятежников, африканская армия под командованием генерала Франко, была блокирована в Марокко республиканскими военными судами, экипажи которых подняли бунт против офицеров. Мятежникам пришлось обратиться за помощью к Гитлеру и Муссолини, которые предоставили авиацию для переброски войск Франко из Марокко в Севилью. Мятеж перерос в гражданскую войну. Республика, напротив, была лишена поддержки со стороны демократических государств. Перед угрозой внутренней политической конфронтации под давлением Великобритании, опасавшейся спровоцировать мировую войну, премьер-министр Франции Леон Блюм отказался от своих прежних обещаний помочь республиканцам, и те были вынуждены обратиться за помощью к СССР.

Получив подкрепление, мятежники-националисты предприняли две военные кампании, которые резко улучшили их положение. Мола ввел войска в Баскскую провинцию Гипускоа, отрезав ее от Франции. Тем временем африканская армия Франко быстро продвинулась на север в сторону Мадрида, оставляя за собой кровавые следы, как, например, в Бадахосе, где были расстреляны 2 тыс. пленных. К 10 августа обе ранее разрозненные группировки мятежников соединились. Они значительно укрепили свои позиции в августе-сентябре. Генерал Хосе Энрике Варела наладил связь мятежных группировок в Севилье, Кордове, Гранаде и Кадисе. У республиканцев таких успехов не было. Мятежный гарнизон Толедо все еще находился в осаде в крепости Алькасар, а войска анархистской милиции из Барселоны 18 месяцев тщетно пытались отвоевать Сарагосу, которая быстро сдалась мятежникам.

21 сентября на аэродроме близ Саламанки ведущие мятежные генералы встретились, чтобы избрать главнокомандующего. Выбор пал на генерала Франко, который в тот же день перебросил войска от предместий Мадрида на юго-запад к Толедо, чтобы освободить крепость Алькасар. Хотя он безвозвратно потерял шанс захватить столицу до того, как она подготовилась к обороне, он смог упрочить свою власть внушительной победой. Кроме того, затянув войну, он отвел время для проведения политических чисток на захваченной им территории. 28 сентября Франко был утвержден главой националистического государства и сразу установил в зоне своего контроля режим единоличной власти. Напротив, республика испытывала постоянные затруднения из-за сильных разногласий между блоком коммунистов и умеренных социалистов, стремившимся укрепить оборону, и анархистами, троцкистами и левыми социалистами, призывавшими к социальной революции.

Оборона Мадрида. 7 октября африканская армия возобновила наступление на Мадрид, переполненный беженцами и страдавший из-за нехватки продовольствия. Промедление Франко подняло героический дух защитников столицы и дало возможность республиканцам получить вооружение из СССР и пополнение в форме добровольческих интернациональных бригад. К 6 ноября 1936 франкистские войска приблизились к предместьям Мадрида. В тот же день республиканское правительство переехало из Мадрида в Валенсию, оставив в столице войска под командованием генерала Хосе Миахи. Его поддерживало Управление по обороне, в котором преобладали коммунисты. Миаха сплотил население, тогда как его начальник штаба, полковник Висенте Рохо, организовал городские отряды обороны. К концу ноября Франко, несмотря на помощь первоклассно подготовленных немецких подразделений легиона «Кондор», признал провал своего наступления. Осажденный город продержался еще два с половиной года.Тогда Франко изменил тактику и предпринял ряд попыток окружить столицу. В сражениях у Боадильи (декабрь 1936), Харамы (февраль 1937) и Гвадалахары (март 1937) ценой огромных потерь республиканцы остановили его войска. Но даже после поражения при Гвадалахаре, где было разбито несколько регулярных дивизий итальянской армии, мятежники удерживали за собой инициативу. Весной и летом 1937 они без труда захватили всю северную Испанию. В марте Мола повел 40 тыс. солдат в наступление на Страну Басков, поддерживаемый опытными специалистами по террору и бомбежкам из легиона «Кондор». Самой чудовищной акцией стало уничтожение 26 апреля 1937 Герники. Эта варварская бомбардировка сломила моральный дух басков и разрушила оборону баскской столицы Бильбао, которая капитулировала 19 июня. После этого армия франкистов, усиленная итальянскими солдатами, 26 августа захватила Сантандер. Астурия была оккупирована в течение сентября-октября, что поставило промышленность Севера на службу мятежникам.

Висенте Рохо пытался приостановить массированное наступление франкистов серией контратак. 6 июля в Брунете, к западу от Мадрида, 50 тыс. солдат-республиканцев прорвали вражескую линию фронта, но националисты сумели заткнуть брешь. Ценой неимоверных усилий республиканцы отсрочили окончательный прорыв на севере. Позднее, в августе 1937, Рохо предпринял смелый план окружения Сарагосы. В середине сентября республиканцы начали наступление в Бельчите. Как и в Брунете, сперва у них было преимущество, а затем не хватило сил для нанесения решающего удара. В декабре 1937 Рохо нанес упреждающий удар по Теруэлю, надеясь отвлечь войска Франко от очередной атаки на Мадрид. Этот план сработал: 8 января, в самые холода, республиканцы захватили Теруэль, но 21 февраля 1938 после шестинедельного обстрела тяжелой артиллерией и бомбежек были вынуждены отступить под угрозой окружения.

Окончание войны. Свою победу франкисты упрочили новым наступлением. В марте 1938 почти 100 тыс. солдат, 200 танков и 1 тыс. немецких и итальянских самолетов начали наступление через Арагон и Валенсию на восток по направлению к морю. Республиканцы выдохлись, у них не хватало вооружений и боеприпасов, а после поражения в Теруэле были деморализованы. К началу апреля мятежники достигли Лериды, а затем спустились по долине р.Эбро, отрезав Каталонию от остальной части республики. Вскоре после этого они вышли к побережью Средиземного моря.В июле Франко предпринял мощное наступление на Валенсию. Упорная борьба республиканцев замедлила его продвижение и измотала силы фалангистов. Но к 23 июля франкисты находились менее чем в 40 км от города. Валенсия оказалась под прямой угрозой захвата. В ответ Рохо предпринял эффектный отвлекающий маневр, начав крупное наступление через р.Эбро, чтобы восстановить связь с Каталонией. После отчаянной трехмесячной битвы республиканцы достигли Гандесы в 40 км от исходных позиций, но остановились, когда в этот район были переброшены подкрепления фалангистов. К середине ноября с огромными потерями в живой силе республиканцы были отброшены назад. 26 января 1939 капитулировала Барселона. 4 марта 1939 в Мадриде командующий республиканской армией центра полковник Сехизмундо Касадо поднял мятеж против республиканского правительства, надеясь прекратить бессмысленное кровопролитие. Франко наотрез отказался от его предложений о перемирии, и войска начали сдаваться по всей линии фронта. Когда 28 марта националисты вошли в опустевший Мадрид, 400 тыс. республиканцев начали исход из страны. Победа фалангистов привела к установлению диктатуры Франко. Более 1 млн. человек попало в тюрьмы или трудовые лагеря. Кроме 400 тыс., погибших во время войны, в период с 1939 по 1943 были казнены еще 200 тыс. человек.

Переходный период

Смерть Франко ускорила процесс либерализации, начавшийся еще при его жизни. К июню 1976 кортесы разрешили политические митинги и легализовали демократические политические партии. В июле премьер-министр страны Ариас, последовательный консерватор, был вынужден уступить свое кресло Адольфо Суаресу Гонсалесу. Законопроект, подготовивший почву для проведения свободных выборов в парламент, был принят кортесами в ноябре 1976 и одобрен на национальном референдуме.

На выборах в июне 1977 Союз демократического центра (СДЦ) Суареса получил треть голосов и благодаря системе пропорционального представительства занял почти половину мест в нижней палате парламента. Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) собрала почти столько же голосов, но получила лишь треть мест. В 1978 парламент принял новую конституцию, которая была одобрена на всеобщем референдуме в декабре.

Суарес ушел в отставку в январе 1981. Его преемником стал другой лидер СДЦ, Леопольдо Кальво Сотело. Воспользовавшись сменой власти, консервативно настроенные офицеры решили устроить государственный переворот, но король, опираясь на преданных военачальников, пресек попытку захвата власти.На ранних стадиях переходного периода страну раздирали серьезные противоречия. Главным из них был раскол между сторонниками гражданского демократического правления, с одной стороны, и сторонниками военной диктатуры – с другой. К первым относились король, две основные партии и большинство небольших партий, профсоюзы и предприниматели, т.е. фактически бoльшая часть испанского общества. За авторитарные формы правления выступали немногочисленные экстремистские организации крайне левого и крайне правого толка, а также часть высших офицеров вооруженных сил и гражданской гвардии. Хотя сторонников демократии было значительно больше, их противники были вооружены и готовы применить оружие.

Вторая линия конфронтации пролегла между сторонниками политической модернизации и теми, кто защищал традиционные устои. Модернизацию поддерживали преимущественно горожане, проявлявшие высокую политическую активность, тогда как к традиционализму склонялось в основном сельское население.Существовал также раскол между сторонниками централизованного и регионального управления. В этот конфликт оказались втянуты король, вооруженные силы, политические партии и организации, выступавшие против децентрализации власти, с одной стороны, и поборники автономии регионов – с другой. Как всегда, самую умеренную позицию заняла Каталония, а самую радикальную – Страна Басков. Общенациональные партии левого крыла выступали за ограниченное самоуправление, но были против полной автономии.

В 1990-е годы обострились разногласия между правыми и левыми и сторонниками модернизации по вопросу о путях перехода к конституционному правлению. Сначала возникли разногласия между левоцентристской Испанской социалистической рабочей партией (ИСРП) и ныне распущенным правоцентристским Союзом демократического центра (СДЦ). После 1982 сходные разногласия выявились между ИСРП и консервативным Народным союзом (НС), переименованным в 1989 в Народную партию (НП).Ожесточенные споры разгорелись по поводу деталей избирательного процесса, положений конституции и законов. Все эти конфликты свидетельствовали об опасной поляризации общества и осложняли достижение консенсуса.

Процесс перехода к демократии завершился в середине 1980-х годов. К этому времени страна преодолела опасность возврата к старому, а также экстремистский сепаратизм, временами угрожавший целостности государства. Ясно выявилась массовая поддержка многопартийной парламентской демократии. Однако сохранялись немалые различия в политических взглядах. Опросы общественного мнения указывали, что предпочтение отдается левоцентризму наряду с усилением тяги к политическому центру.

Правление социалистов

В 1982 была предотвращена еще одна попытка военного путча. Перед лицом опасности со стороны правых избиратели на выборах 1982 отдали предпочтение ИСРП во главе с Фелипе Гонсалесом Маркесом. Эта партия получила большинство мест в обеих палатах парламента. Впервые с 1930-х годов к власти в Испании пришло правительство социалистов. СДЦ потерпел столь сильное поражение, что после выборов объявил о самороспуске. ИСРП управляла Испанией самостоятельно или в коалиции с другими партиями с 1982 по 1996.

Политика социалистов все больше расходилась с программными установками левого крыла. Правительство взяло курс на капиталистическое развитие экономики, включавший режим благоприятствования для иностранных инвестиций, приватизацию промышленности, плавающий курс песеты и сокращение средств на программы социального обеспечения. На протяжении почти восьми лет экономика Испании успешно развивалась, однако важные социальные проблемы оставались нерешенными. Рост безработицы к 1993 превысил 20%.

С самого начала профсоюзы выступали против политики ИСРП, и даже в период экономического подъема, когда Испания имела самую стабильную экономику в Европе, проходили массовые забастовки, иногда сопровождавшиеся беспорядками. В них участвовали учителя, чиновники, шахтеры, крестьяне, работники транспорта и здравоохранения, промышленные рабочие и докеры. Всеобщая однодневная забастовка 1988 (первая после 1934) парализовала всю страну: в ней участвовало 8 млн. человек. Чтобы прекратить забастовку, Гонсалес пошел на ряд уступок, согласившись увеличить пенсии и пособия по безработице. В 1980-е годы Испания стала теснее сотрудничать с западными странами в экономической и политической сфере. В 1986 страна была принята в ЕЭС, а в 1988 продлила на восемь лет двустороннее соглашение об обороне, которое позволяет США использовать военные базы на территории Испании. В ноябре 1992 Испания ратифицировала Маастрихтский договор об образовании ЕС.Интеграция Испании со странами Западной Европы и политика открытости внешнему миру гарантировали защиту демократии от военных переворотов, а также обеспечивали приток иностранных инвестиций.

Возглавляемая Гонсалесом ИСРП одерживала победу на парламентских выборах в 1986, 1989 и 1993, число поданных за нее голосов постепенно уменьшалось, и в 1993, чтобы сформировать правительство, социалистам пришлось вступить в коалицию с другими партиями. В 1990 прошла волна политических разоблачений, подорвавших авторитет некоторых партий, включая ИСРП. Одним из источников напряженности в Испании оставался непрекращавшийся терроризм баскской группы ЭТА, которая взяла на себя ответственность за 711 убийств, совершенных в период с 1978 по 1992. Громкий скандал разразился, когда стало известно о существовании нелегальных полицейских подразделений, которые убивали членов ЭТА в северной Испании и южной Франции в 1980-е годы.

Испания в 1990-е годы

Экономический спад, ставший очевидным в 1992, усугубился в 1993, когда сильно возросла безработица и сократилось производство. Оздоровление экономики, начавшееся в 1994, уже не могло вернуть социалистам былой авторитет. Как на выборах в июне 1994 в Европейский парламент, так и на региональных и местных выборах в мае 1995 ИСРП заняла второе место после НП.

После 1993 для создания жизнеспособной коалиции в кортесах ИСРП воспользовалась поддержкой партии Конвергенция и Союз (КИС), которую возглавлял премьер-министр Каталонии Хорди Пухоль, использовавший эту политическую связь для дальнейшего борьбы за автономию Каталонии. В октябре 1995 каталонцы отказались поддерживать правительство социалистов, подвергавшееся резкой критике, и вынудили его провести новые выборы.

Хосе Мария Аснар придал новый динамичный имидж консервативной НП, что помогло ей одержать победу на выборах в марте 1996. Однако, чтобы сформировать правительство, НП была вынуждена обратиться к Пухолю и его партии, а также к партиям Страны Басков и Канарских Островов. Новое правительство предоставило дополнительные полномочия региональным органам власти; кроме того, в распоряжение этих органов стала поступать вдвое бoльшая доля подоходного налога (30% вместо 15%).Приоритетной задачей в процессе подготовки национальной экономики к введению единой европейской валюты правительство Аснара считало уменьшение дефицита бюджета за счет строжайшей экономии государственных расходов и приватизации государственных предприятий. НП прибегла к таким непопулярным мерам, как сокращение фонда и замораживание заработной платы, уменьшение фондов социального обеспечения и дотаций. Поэтому в конце 1996 она вновь уступила позиции ИСРП.

В июне 1997, после 23 лет пребывания на посту руководителя ИСРП, Фелипе Гонсалес объявил о своей отставке. На этом посту его сменил Хоакин Альмуниа, который ранее возглавлял партийную фракцию социалистов в парламенте. Тем временем отношения между правительством Аснара и основными региональными партиями осложнились. Правительство столкнулось с новой кампанией террора, развязанной баскскими сепаратистами из ЭТА против высших государственных и муниципальных чиновников.В марте 2000 Народная партия вновь одержала победу, и ее лидер Аснар занял пост премьер-министра.

11 марта 2004 в Мадриде прогремели 13 взрывов. 191 человек погиб и 1247 получили ранения. Этот теракт был организован и осуществлен террористами «Аль-Каиды». Взрывы произошли за три дня до парламентских выборов и стали ответом террористов на участие испанских военных в военной операции в Ираке. Испанцы возложили вину за теракты на премьер-министра Хосе Марию Аснара. Он проиграл выборы 14 марта 2004, а его преемник Хосе Луис Родригес Сапатеро вывел испанские войска из Ирака.

 

Про Сапетеро и нынешнего премьер-министра и Мариано Рахоя ищите самостоятельно. Эта актуальная информация, она доступна.

Это только для примера.

http://www.itogi.ru/obsch-profil/2010/25/153535.html

http://ru.euronews.com/2011/11/20/zapatero-s-seven-years-in-madrid/

http://ru.euronews.com/tag/mariano-rajoy/

 

История Испании в18 веке. Эпоха Бурбонов.

После Утрехтского мира Испания оказалась надолго втянутой в русло французской политики. На протяжении XVIII в. она не раз участвовала на стороне Франции в больших европейских войнах (война за австрийское наследство, война за польское наследство, Семилетняя война). Однако Бурбоны не смогли вернуть Испании ее прежнего положения в Европе.

В первые десятилетия XVIII в. длительный упадок постепенно сменяется подъемом в экономическом развитии страны. Этому в немалой степени способствовало то, что с 1713 по 1808 г. Испания не вела войн на своей территории. Значительно возросло население страны: с 7,5 млн. в 1700 г. до 10,4 млн. в 1787 г. и 12 млн. в 1808 г.

С середины XVIII в. шло постепенное восстановление испанской промышленности, происходил рост городского населения (хотя в целом оно не достигало даже 10%): к началу XIX в. Мадрид насчитывал 160 тыс. жителей, Барселона, Валенсия и Севилья — по 100 тыс. Остальные города были невелики, не более 10—20 тыс. жителей. Подъем в промышленности проявился прежде всего в восстановлении мануфактурного производства. Особенно быстро развивалось производство хлопчатобумажных тканей в экономически наиболее развитой области — Каталонии. За 30 лет население Барселоны выросло в 3 раза (1759—1789). Отмечался подъем металлургии в Астурии, число занятых в ней рабочих выросло почти в два раза.

Однако в большинстве городов еще преобладало цеховое ремесло. Его наиболее развитыми центрами были Галисия, Валенсия и Кастилия. В стране продолжала сохраняться значительная хозяйственная обособленность отдельных провинций, формирование внутреннего рынка шло крайне медленно.

В XVIII в. Испания продолжала оставаться отсталой аграрной страной. В деревне преобладали феодальные отношения. Более половины всех земель в стране принадлежало светским феодалам и церкви. Аграрные отношения в различных областях отличались большим своеобразием.

На севере в Галисии, Бискайе и Стране Басков преобладало мелкое хозяйство крестьян-цензитариев (эредад). В Кастилии наряду с этой формой аграрных отношений была распространена аренда на основе половничества и отработок в хозяйстве помещика. На юге в Андалусии преобладало плантационное хозяйство с использованием сезонных батраков-поденщиков. В XVIII в. во многих районах натуральные и отработочные повинности были заменены денежной рентой. Крестьянин уплачивал денежный ценз сеньору, налоги государству (в том числе алькабалу) и баналитеты.

Большую часть дворянских владений составляли неотчуждаемые майоратные земли. Майораты передавались по наследству старшему сыну, не могли дробиться, их нельзя было продавать и закладывать. Сохранение системы майоратов пагубно отражалось на экономическом развитии страны, препятствовало развитию капитализма. Значительная часть земель изымалась из хозяйственного использования; в Кастилии, где было особенно много майоратов, обрабатывалась всего '/з пригодных для сельского хозяйства земель. Большой урон земледелию по-прежнему наносили ежегодные перегоны стад Месты (привилегированной организации крупных скотоводов-дворян). Как и в XVI в., стада мериносов двигались через засеянные поля, виноградники, оливковые рощи.

Социальная структура страны оставалась архаичной. По-прежнему главенствующее положение принадлежало дворянству, которое сохраняло многочисленные привилегии. В отличие от других стран Европы в Испании в XVII—XVIII вв. возросла численно и укрепила свои экономические позиции титулованная знать. Это было результатом эксплуатации колоний, доходы от которой шли главным образом в руки высшего дворянства, скапливаясь в форме сокровищ. К высшему дворянству принадлежали владельцы майоратов; большинство их не занималось никакой хозяйственной деятельностью. Только на юге, в Андалусии и Эстремадуре, крупные земельные собственники — дворяне вели предпринимательское хозяйство и использовали наемный труд. Многие из них участвовали в колониальной торговле через посредников.

На другом полюсе находилась огромная масса полунищих идальго, ничего не имевших, кроме дворянского титула и «чистоты крови». Многие из них жили в городах, где пользовались до середины века привилегией занимать половину муниципальных должностей, которые часто были для них единственным источником дохода.

В Испании, как ни в одной другой стране, было велико влияние церкви, которая была самой верной последовательницей римского папы и носительницей католической реакции в Европе. Вплоть до начала XIX в. в стране свирепствовала инквизиция. Сильны были и экономические позиции церкви: она владела до 1/3 всех земель, заметную часть населения составляли монахи и служители церкви.

К третьему сословию (95% населения) принадлежали представители различных слоев — от бедных крестьян и поденщиков до купцов и финансистов. Его особенностью в Испании был низкий удельный вес буржуазии, что было связано с длительным экономическим упадком страны. Разбогатевшие выходцы из третьего сословия стремились купить идальгию (дворянское звание), чтобы не платить налогов. Получив дворянство, они, как правило, прекращали экономическую деятельность, так как она считалась несовместимой с идальгией.

В первой половине XVIII в. достигла наиболее законченного развития абсолютная монархия в Испании. После Утрехтского мира были ликвидированы самоуправление и средневековые вольности Арагона, Каталонии и Валенсии. Только Наварра сохранила остатки автономии. Главной тенденцией этого периода была централизация государства. Была проведена реформа органов исполнительной власти и местного самоуправления, по примеру Франции созданы интендантства. Кортесы окончательно потеряли реальное значение, превратившись в чисто церемониальный орган. После 1713 г. они собрались только 3 раза в течение всего XVIII века.

Время правления Карла III (1759— 1788) вошло в историю Испании как период реформ «просвещенного абсолютизма», целью которых было укрепление абсолютной монархии и расширение ее социальной базы.

Испанское Просвещение. Реформы «просвещенного абсолютизма».

Пиренеи не спасли Испанию от вторжения философии XVIII в. Однако из-за засилья католической церкви и инквизиции испанские просветители должны были полностью абстрагироваться от религиозных, философских, а зачастую и политических вопросов. Поэтому наиболее яркое отражение Просвещение получило в экономической литературе, эстетике, исторической науке, искусстве, педагогике. Развитие идей Просвещения в Испании совпало по времени с приходом к власти в стране французской династии Бурбонов. В Испании получили распространение взгляды Вольтера, Монтескье, Руссо. Защита передовых взглядов французского Просвещения была свойственна испанским просветителям. Негативной стороной этого стало чрезмерное преклонение перед всем французским, нигилистическое отношение к национальным традициям и достижениям национальной культуры, даже к огромным достижениям испанской литературы и искусства эпохи Возрождения.

У истоков испанского Просвещения стоит выдающийся мыслитель Бенито Фейхоо (1676—1764), монах-бенедиктинец, профессор университета в Овьедо. В начале XVIII в., когда в Испании еще сильно было влияние схоластики, Фейхоо провозгласил высшими критериями истины разум и опыт. Выступая как горячий проповедник передовой европейской науки своего времени, он в то же время был чужд некоторых слабых сторон испанского Просвещения, выступал за сохранение прогрессивных традиций в национальной культуре, высоко оценивал ее достижения. Фейхоо решительно осуждал сословные и религиозные предрассудки, выступал за всеобщее образование для народа.

Фейхоо явился основоположником целого направления в испанском Просвещении, которое может быть определено как идеологическое. Наиболее влиятельными сторонниками второго направления — экономического — стали «министры-просветители»: Кампоманес, граф Аранда, граф Флоридабланка. Выступая за преодоление отсталости страны, за распространение образования, они исходили из того, что только экономически сильное и процветающее государство может решить эти задачи, и возлагали надежды на «просвещенную монархию». Многие из их сочинений и проектов написаны с позиций физиократов.

Особое место в испанском Просвещении занимает выдающийся ученый, писатель, общественный и государственный деятель Гаспар Мельчор де Ховельянос-и-Рамирес (1744—1811). Как и многие его современники, он видел ключ к решению проблем страны в создании процветающей экономики. Самым значительным его произведением был «Доклад об аграрном законе» (1795). Написанный с позиций физиократов, «Аграрный закон» был направлен против крупного помещичьего землевладения, и прежде всего против майоратов. В нем также содержалось требование ликвидации привилегий Месты, дезамортизации (отмены неотчуждаемости) церковных земель, укрепления мелкого крестьянского хозяйства как важнейшего условия развития промышленности и торговли. Осуществление этих мер создало бы благоприятные условия для капиталистического развития страны.

В своих исторических и философских концепциях Ховельянос был близок к Фейхоо. Являясь горячим защитником прогрессивных традиций испанской культуры, создавая свои проекты, он думал прежде всего об улучшении положения народа. Можно сказать, что Ховельянос соединил в своей деятельности лучшие стороны обоих направлений испанского Просвещения. Несмотря на преклонный возраст, Ховельянос принял участие в испанской революции 1808—1814 гг., вошел в Центральное революционное правительство.

В деятельности испанских просветителей значительное место занимала борьба за развитие народного образования и установление в стране светского образования Однако испанское Просвещение носило элитарный характер, для него типично было слабое распространение его идей среди представителей третьего сословия.

В 60—80-х годах XVIII в. (при Карле III) Кампоманес и его единомышленники, занимая высшие государственные должности, провели ряд реформ, способствовавших оживлению испанской экономики, открывавших определенные возможности для развития капиталистических отношений. К их числу принадлежит реформа, проведенная Кампоманесом и Флоридабланкой. Она ограничила майоратное землевладение, права Месты, отменила средневековые ограничения в торговле и ввела свободную торговлю зерном, ликвидировала монополии Севильи и Кадиса на ведение колониальной торговли; реформа колониального управления значительно увеличила доходы казны. Важной мерой, проведенной графом Арандой, был указ об изгнании иезуитов из Испании и ее колоний; все их владения были конфискованы. Большое значение имел закон 1783 г., который объявил почетными все виды деятельности и ликвидировал запрещение дворянам участвовать в торгово-экономической деятельности.

Отсутствие широкой социальной базы для буржуазных преобразований было причиной неудач многих проектов, а затем отстранения от власти и изгнания прогрессивных деятелей. Реакционные тенденции особенно усилились с началом буржуазной революции во Франции, которая толкнула вправо правящие круги Испании.







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-01; Просмотров: 251; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.105 с.) Главная | Обратная связь