Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


III. Благоприятная жертва Богу.




Мы веруем и исповедуем, что всегдашнее совершаемое на литургии бескровное жертвоприношение Агнца Божия Христа Господа под видом хлеба и вина есть благоприятная Богу жертва от нас Ему приносимая. То есть при нашем участии в этом таинственном Богослужении мы как бы всецело самих себя приносим Ему, нашему Господу в жертву, следовательно и нашу волю подчиняем во всем всецело Его Божественной воле.

Блаженный Иероним (IV в.) в послании к Луканию очень удачно выразил это в словах: жертвовать золото есть дело людей начинающих, еще несовершенных: это делали Сократ, Антисфен и другие любители мудрости. Но свойственное христианину дело состоит в принесении самого себя Богу и своему Искупителю Господу Христу, т.е. в посвящении всей своей жизни на беспрекословное исполнение воли Божьей во всех наших делах и поступках. Тот все отдал Богу, кто самого себя принес Ему в жертву, отказавшись от своего своеволия, своей гордости и т.п. пороков. Только этого одного и требует от нас Бог, говоря: "Сын Мой! Отдай сердце твое Мне, и глаза твои да наблюдают пути Мои." Тогда, будь уверен, все ты отдашь Богу, если отдашь Ему свое сердце (т.е. самого себя).

Отдай всего себя Богу.

 

Приношение нашей воли в жертву Богу будет Ему приятно только при таком условии, когда приносящий эту жертву пребывает в благодати Божьей, т.е. ведет жизнь, по возможности, безгрешную, исправляя ее всегдашним покаянием.

Святой Василий, объясняя слова Псалма 28:1-2: "Воздайте Господу, сыны Божии, воздайте Господу славу и честь, воздайте Господу славу имени Его..." (т.е. сыны по благодати Божьей), говорит: "прежде чем станешь совершать свое жертвоприношение пред Богом, прилежно испытай сам себя - принадлежишь ли ты к благодатным сынам Божиим? - И если ты действительно сын благодати, приноси твой дар к алтарю; в таком только случае жертва твоя будет благоприятна Богу, и сердечно жалей, если совесть твоя уличает тебя в грехе и приложи все старание и твердую решимость остерегаться грехопадения, которым отнимается от тебя милость Божья, и тем испросишь себе прощение у Бога. "Сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже" (Пс. 50:19). По выражению стихотворца, "ничего я не желал бы, как только иметь возможность отдать всего себя Тому, у кого нахожусь я в неоплатном долгу, и сделаться таким образом Божьим добровольным пленником у Господа."

Святой Августин дает всем наставление, говоря: "несомненно веруй в Бога и всего себя Ему отдай, на сколько возможность твоя позволяет это тебе. Не желай никогда принадлежать самому себе и неограниченно пользоваться самовластием, но признавай себя рабом милосердного и благого Господа. Этим обращением к Господу ты сделаешься приятным Ему, и Он не перестанет приближать тебя к Себе, и не попустит приключиться тебе ничему злому, или горькому для тебя, кроме того, что необходимо для твоей же пользы, хотя о полезности сей ты и не подозреваешь." Это же самое наставление и в другом месте подтверждает Августин, говоря: "ничего не можем же принести Господу, как только сердечное повторение слов пророка Исаии: Господствуй над нами, о Боже!"

Некоторые жертвуют в святые храмы воск для свечей или елей для зажигания лампад, но и это - денежный обет, а потому он и недостаточен и не составляет особенной добродетели. Иные обещают перед Богом воздерживаться от употребления вина, тем более - от пьянства, а иные раздают щедрое подаяние убогим, неимущим. Это действительно - многоценное пожертвование, но не превосходящее других обетов. Ибо чем тебе помогут бедные относительно спасения души твоей? Бог не поставил своею целью твое подаяние, но Его цель искупить душу твою, отклонить ее от злодеяний, искупить от них, и обратить на путь добродетели. Итак принеси Ему в дар то, что Он искупил - то есть душу твою принеси Ему!

Если спросишь меня: как принести мне свою душу, пребывающую в Его власти? Слушай: принеси душу свою, т.е. самого себя, в своем добронравии, в мыслях своих чистых, в своих добрых делах. Так были принесены Богу Анной пророчицей сын ее Самуил, Пресвятой Девой - Христос Господь. Своими родителями были принесены Богу Иоанн Креститель, Григорий Назиансин и другие, и достигли они возраста славных знаменитых мужей. Если же столь полезно посвящение Богу других людей, то во сколько раз полезнее тебе посвятить самого себя Господу? Царь Давид в совершенстве исполнил это, предавая себя Богу на служение словами молитвы: "я усердно принесу Тебе жертву, прославлю имя Твое, Господи, ибо оно благо" (Пс. 53:8).



И нам самим весьма приятно, если кто сам добровольно готов нам услужить. Некогда знаменитому Сократу многие почитатели его приносили много драгоценных подарков от изобилия своих богатств. Один из его последователей (учеников) Эсхин, весьма бедный, придя к нему, сказал: "я ничего не имею, чтобы мог принести тебе в дар, достойный тебя, и этим самим сознаю себя нищим; одно, что имею, это - я сам, самого себя посвящаю тебе на служение. Каков бы ни был сей мой дар, но ты рассуди, что другие приносят тебе подарки от избытков своих , себе же оставили еще больше, я же все тебе отдаю, да будет же приятно мое приношение"! - "Действительно, величайший и драгоценный подарок принес ты мне," отвечал ему Сократ. "Разве сам себя считаешь ты малоценным? Но я постараюсь употребить все возможное, чтобы возвратить тебе тебя же самому гораздо лучшим, чем принимаю тебя."

Эсхин превзошел таким образом своим сердечным приношением Сократу самого Алкивиада, имевшего равное Эсхину сердце по его талантам, и превзошел все обильнейшие дары богатых юношей. Достойно обратить нам на это свое внимание: как может здравый и рассудительный ум в самом крайнем убожестве изобрести величайшее изобилие! Ценится предмет не по тому, что он стоит на рынке, но по тому, с каким усердием, с какой охотной волей приносится он в дар.

Тот величайшую приносит жертву Богу, правильнее сказать, все приносит в жертву, кто приносит Ему ежедневно всю свою волю (т.е. покоряет ее) Божественной воле, и кто поступает так каждый день не один раз, не дважды, но многократно (сколько раз потребуется по обстоятельствам). В особенности следует это делать тогда, когда видишь себя обуреваемым различными искушениями: несчастьями, когда ты в величайшей беде, или же когда все сбывается по твоему желанию; тогда преимущественно должно обращаться к Богу молитвенно, говоря: "о Господи, Боже мой, я приношу всего себя в жертву Тебе, да будет надо мной Твое благоволение: да будет воля Твоя"! Эта жертва Богу подаст нам в наших злоключениях - терпение, в нашем счастье и утехах - целомудрие и умеренность. Эта жертва, при злобных нападениях на нас, умеряет нашу печаль и удерживает наши уста от неприличных нареканий на Бога, удаляет от нас нетерпеливость. Она же умножает воздаяние за добрые дела и более всего привлекает к нам милосердие Божье. Словом это - непобедимый щит наш против всех бед, напастей и искушений.

Да будет воля Бога нашего в нас!

 

Некто из церковных учителей, предлагая всем предание себя в Его святую волю, рассуждает так: я не имею ничего больше, как только две мелкие монеты (пенязя), то есть: тело и душу, или говоря точнее, имею только одну монету - волю мою. И не отдам ли ее в распоряжение Того, Который меня, столь ничтожного, обогатил столь великими благодеяниями, что Он ценой своей земной жизни, своих страданий предварительно искупил меня из греховного пленения? Если же я не захотел бы подчинить всего себя его святейшей воле и ее распоряжениям уже после своего искупления Им, то с какими глазами, сердцем и совестью предстану я пред милосердное лицо Бога нашего?

Святой Иоанн Златоуст говоря о каждодневном жертвоприношении святого Апостола Павла самого себя в жертву Богу (чрез те труды и страдания, которые переносил он ради Евангельской проповеди), сказал: "Авель принес жертву, которая была приятнее Богу Каиновой жертвы; но если сравним Павлову жертву с Авелевой, то Павлова жертва будет столь выше и честнее Авелевой, сколь сравнительно далеко небо от земли. Ибо Павел приносил Богу в жертву не овец и тельцов, но жертвовал самого себя каждый день многократно. И этого еще было ему недостаточно - тщательно старался вместе с собой и весь мир посвятить Богу.

Во времена Диоклитиана благочестиво жили на востоке пресвитер Епиктет и монах Астион (память их 7(20) июля) и, во время гонений на христиан, были схвачены и заключены в тюрьму Латронианом, Алмириссийским князем.

Тогда Епиктет сказал Астиону: "возлюбленный Астион! когда завтра приведут нас к судье, и он спросит нас о имени, отечестве и родителях, то одно ответим: "мы христиане, это имя наше род и отечество." Если Богу угодно будет, чтобы мы пострадали за Христа, - то при налагаемых на нас мучениях не станем представлять мучителям ничего о себе другого, кроме как будем молиться Богу, говоря одно это: "Господи Иисусе, Твоя в нас да будет воля."

На другой день утром среди города устроено было общенародное судилище, на котором поставлены были оговоренные в христианстве Епиктет и Астион. Судья, сев на свое кресло в присутствии народа, спросил подсудимых: "откуда вы родом, как вас зовут по имени и отечеству"? Епиктет отвечает на сделанный вопрос: "Мы - христиане и рождены от христианских родителей." "Не об этом спрашиваю вас, возразил Латрониан, скажите ваши имена, я уже знаю ваше вероучение." Опять святые мученики отвечают ему: "мы - христиане: Единому Господу нашему Иисусу Христу поклоняемся, а идолов гнушаемся." Услышав это князь (судья), весьма рассердился и повелел обнажить их и бить без милосердия в продолжении долгого времени.

Мученики, обагряемые кровью от бесчисленных причиняемых биением им ран, возводили очи на небо и громко молились: "Господи Иисусе Христе Боже наш! да будет воля Твоя с нами"! При этом Латрониан язвительно смеялся и укорял святых Мучеников, говоря: "Где ваш заступник, у которого вы просите помощи, пусть он придет теперь на помощь вам и возьмет вас из рук моих." Святые же мученики опять воззвали: "мы - христиане, да будет воля Бога нашего в нас." Этим еще более разъярился мучитель и повелел повесить их тут же и строгать их тела немилосердно железными когтями. Однако ж и теперь мучитель не исторг из уст мучеников других слов, кроме прежних: "мы христиане, о мучителю Латроне, пусть совершится в нас воля Бога нашего." Судья же, считая за бесчестие себе быть побежденным мучениками, повелел опалять их зажженными факелами. Но и при этом ничего другого не услышал от них, кроме слов: "мы - христиане, пусть будет в нас воля Господа Бога нашего."

Затем, претерпев такие мучения, святые были отведены в темницу. При этом плачевном зрелище был некто из язычников, по имени Вигилантий. Он сидел близко от судьи и, слыша часто повторяемые святыми мучениками слова: "мы - христиане, да будет в нас воля Господа Бога нашего," и размышляя в себе, пришел к такому заключению, что в означенных словах заключается дивная, непонятная сила, облегчающая или совсем уничтожающая всякую боль, производимую величайшими мучениями, и не попускающая ощущать мучительного их действия. Он стал те же самые слова непрестанно иметь в своем уме и памяти и постоянно повторять их, как всесильное охранительное средство против всякого вреда и всякой нужды: ходил ли он где либо, был ли дома, ложась спать и вставая от сна, не имел ничего другого в памяти, кроме сих слов: "мы христиане, да будет в нас воля Бога нашего."

Три дня провел Вигилантий в этом упражнении при помощи Божьей. На четвертый день, он, побуждаемый невидимой Божественной силой, начал и перед всеми громко говорить: "я - христианин (как бы обращаясь к судье), о мучитель Латрониан, да будет в нас воля Бога нашего." Затем пошел он в ту тюрьму, где были заключены святые христианские мученики, где и принял святое крещение со всеми своими домашними (вероятно от Епиктета мученика). Впоследствии же, когда святым мученикам отсечены были головы за исповедание Христа, он, в благодарность своим наставникам во Христе, предал с честью погребению их страдальческие тела.

Но обратимся к повествованию о страдании Епиктета и Астиона. Они, на другой день после первого их допроса судьей Латронианом, были по его же повелению приведены в народное собрание для дальнейшего их испытания. Судья, приняв теперь манеры лисицы, с хитрой лаской спросил святых мучеников: "Ну что! Вы почитаете народных богов наших, или и теперь еще остаетесь при своем неразумии"? На этот вопрос ответил святой Епиктет: - "напрасно ты, Латриан, трудишься, мы адских страшилищ не почитаем. Ты скорее можешь лишить нас здоровья и жизни, чем исповедания Христа, Бога нашего. Тысячу раз мы говорили и не перестанем во всеуслышание возглашать: мы - христиане, и да будет в нас воля Бога нашего." При этих словах мучитель вскипел гневом, и, рыкая подобно льву, вскрикнул на своих рабов: "подать сюда сию же минуту самого крепкого уксуса и соли! Пусть вспомнят эти нечестивцы, что они имеют уже раны, а вы не щадите своих трудов, натирайте их израненные члены покрепче уксусом и солью." При всем этом святые мученики не произнесли ни одного слова, противного своему вероисповеданию: "мы - христиане; да будет в нас воля Божья."

После всех мучений, оставаясь невредимыми, они опять заключены были в темницу, но по истечении тридцати дней их вновь представили на суд совершенно здоровыми. Теперь мучители сокрушали им уста и зубы камнями и жестоко били батогами, они же все равно одно и то же всенародно возглашали: "Господи Боже наш, будь святая воля Твоя в нас!" Это продолжалось многократно, пока наконец, не был произнесен смертный приговор, осуждающий их на смертную казнь через отсечение головы. Быв ведены на место казни вне города, святые мученики взаимно укрепляли друг друга терпением и великодушно восхваляли Господа, возглашая: "хвалите имя Господне за то, что сбылась на нас воля Божественная," а достигши места казни, воспели песнь святых трех отроков: "Благословен Ты, Господи Боже отцов наших, хвально и прославлено имя Твое вовеки. Ибо праведен Ты во всем, что сделал с нами, и все дела Твои истинны, и пути Твои правы, и суды Твои истинны" (Дан. 3:26-27). "Благодарим Тебя, что не воля человека, но Твоя воля во всем совершилась в нас."

И в то мгновение, когда им предстояло быть казненными, возник между ними похвальный спор о преимуществе и чести в том, кому из них первому наклонить свою голову под меч: Епиктет был уже сединами украшенный старик, лет шестидесяти, изъявил свое согласие, чтобы предпослать к Богу Астиона, а потом и самому склонить голову под меч. Ни мало не прекословя, Астион возгласил: "о возлюбленный отец, честный иерей (священник) Божий, пусть будет воля Божья и твоя" и с этими словами наклонил свою голову под меч. Святой же Епиктет упал на тело ученика своего, и, с любовью обняв и поцеловав его, затем охотно склонил и свою голову под меч. Таким образом оба богоугодно скончались.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 399; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.011 с.) Главная | Обратная связь