Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Новые тенденции в развитии исторической науки в 60 – 80-е годы.



В середине Х1Х в. появилась неудовлетворенность теоретическими построениями. Направленность исторической мысли на концептуальное осмысление исторического материала, построение концепции всемирной истории и создание единой органической концепции истории России, вписанной в мировой исторический процесс, являлось безусловным достижением исторической науки. Однако поиск закономерностей и факторов, определявших развитие, требовал всестороннего изучения предмета исследования в конкретной обстановке. Рассмотрение отдельных событий с точки зрения общих схем затрудняло раскрытие многосторонности, противоречивости исторической жизни, с которыми сталкивался историк при конкретном изучении материала.

По мере углубления изучения истории русские мыслители осознавали слабые стороны такого подхода и направляли усилия на преодоление его ограниченности.

Направление поиска было определено в речи Т.Н.Грановского «О современном состоянии и значении истории» в 1852 г., в лекциях Н.К.Бестужева-Рюмина, в работах Н.Г.Чернышевского, Б.Н.Чичерина, Щапова и других.

Тимофей Николаевич Грановский (1813-1855),профессор Московского университета, специалист в области западноевропейского средневековья. Грановский одним из первых отметил ограниченность гегелевской философии в применении к изучению прошлого: отсутствие бережного отношения к изучаемому материалу и априорность произвольных конструкций, затруднения при конкретном изучении истории народов. Содержание истории, писал Грановский, составляют факты, данные опытом, и изучать их надо соответственно опытным путем, наблюдением. Для этого он рекомендовал использовать методы естественных наук при изучении эмпирического материала. Именно здесь обнаруживается повторяемость, однообразие, отсюда можно вывести закономерности, общие правила.

Грановский выступал против положения Гегеля об «избранных народах». По его мнению, происходит постоянное взаимодействие народов, они обновляются, принимают новые начала жизни, новые элементы, достижения других народов. Развитие человечества, писал Грановский, как «эстафетная палочка переходит от одной страны к другой», народы меняются «на посту лидера человечества».

«Соавтором» Абсолютного духа Грановский видел человека, действующего сознательно, то есть человека просвещенного. В связи с этим он возражал против понимания человека «слепым орудием» обстоятельств, не несущим нравственную ответственность за свои поступки.

Подобные положения высказывали и другие ученые.

Историки соглашались в понимании необходимости бережного отношения к изучаемому материалу, стремились уйти от априорных схем к конкретному изучению отдельных сторон жизни общества, показать специфику тех или иных ее объектов, представить многообразие исторического процесса.

Сходные идеи уже получили распространение в Европе в 30-е годы Х1Х в. и нашли выражение в новой позитивистской философии французского ученого О.Конта, были развиты Миллем, Д.Стартом, Г.Спенсером. Интерес к ним в 60-е годы возрос и в России.

Позитивистская концепция привлекла внимание историков своими идеями об обществе как явлении историческом, развивающемся от простого к сложному, от однородного к разнородному, возможностью достижения объективного знания посредством применения методов естественных наук. Позитивизм провозгласил самоценность факта, эмпирического материала, а вершиной научного развития - знание, основанное на опыте. Общество рассматривалось не как интегрированное целое, а как сумма отдельных частей, а всякое явление понималось как сумма фактов. Позитивистская методология опиралась на теорию равноправных факторов, сочетание и воздействие которых на исторический процесс различно в зависимости от времени и места. Предметом исследования становились изолированные, единичные объекты. Это давало возможность детального изучения отдельных частей (сторон) общественной жизни.

Применение позитивистских идей в исторической науке привело к расширению предметной области и конкретизации исторических исследований. Юридические институты, экономическая история, исторические портреты, история крестьянского хозяйства стали предметом специальных исследований В.И.Сергеевича, А.Д.Градовского, Н.К.Шильдера, А.Я.Ефименко, В.И.Семевского и др.

Дальнейшее развитие получили специальные и вспомогательные исторические дисциплины. Методы исторической науки обогатились методами как смежных, так и естественнонаучных дисциплин.

Однако, к 70-80гг. обнаружилась и ограниченность позитивистской теории и методологии исторического познания.

В общем плане стала очевидной потеря целостности объекта, его качественных характеристик. Задача исторической науки сводилась к изучению законов отдельных составляющих общества, в то время как изучение общих законов развития отнесено было к области интересов и задач специальной дисциплины – социологии.

Предлагаемые позитивистами подходы и методы исследования не позволяли работать с такими категориями, как нравственность, народный дух, при определении смысла истории.

Отечественные ученые, так же как и в случае использования философии истории Гегеля, избегали прямого переноса идей позитивизма. Они дополняли их, отказывались от некоторых из них, делали попытки включения субъективного фактора, опирались на интуицию и чувство, на личное восприятие.

Примером оригинального переложения позитивистских идей стала концепция мировой истории, созданная ученым естествоиспытателем Николаем Яковлевичем Данилевским (1822-1885).

В 1869 г. была опубликована серия его статей, объединенных под названием «Россия и Европа»: взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому», где изложил свой взгляд на мировую историю, содержание которой составляет смена культурно-исторических типов. В основе концепции – идеи позитивизма о неповторимости, индивидуальности явлений и процессов.

В природе, полагал Данилевский, существуют определенные типы животных, растений, неизменные виды, изолированные и обособленные друг от друга. Так и в человечестве отдельные народы – это самостоятельные, разнообразные культурно-исторические типы.

Каждый тип отличается присущей только ему культурой – религией, бытом, социальным и политическим устройством, наукой, экономикой. Основу культуры составляют духовная природа народа, «психологический строй общества».

Данилевский выделял несколько культурно-исторических типов, сменявших друг друга: Египетский, Китайский, Ассиро-Вавилоно-финикийский, Индийский, Иранский, Еврейский, Греческий, Римский, Аравийский, Германо-романский или Европейский, Славянский.

Каждый тип развивается самостоятельно в соответствии с особенностями его духовной природы и внешними условиями, и этим вносит вклад в общую сокровищницу мировой истории.

Каждый тип имеет свои собственные задачи, собственную идею, свою преобладающую сторону жизни, проходит в своем развитии периоды роста, цветения и исчезновения. У каждого из них своя высшая точка развития. Один тип произвел на свет английскую конституцию, другой – российское самодержавие. Культурно-исторический тип еврейский был исключительно религиозным. Эллинский – преимущественно художественно-культурный. Более сложную структуру, по определению Данилевского, имеет европейский или германо-романский тип. Он образовал могущественные государства и установил правомерные отношения как граждан между собою, так и граждан к государству, однако он не может считаться успешным представителем ни религиозной, ни общественно-экономической, ни культурной деятельности.

Всякий новый тип не только не связан с предыдущим, но и не являет собой более совершенный уровень развития. Поэтому ни одна цивилизация (культурно-исторический тип) не может гордиться тем, что она составляет высшую точку развития в сравнении с предшествующей или современной ей цивилизацией. Отсюда его вывод о том, что прогресс не в появлении более совершенной цивилизации, а в разнообразии их, позволяющем «исходить все поле, составляющее поприще исторической деятельности человечества, во всех направлениях». Общечеловеческой цивилизации никогда не существовало, считал он. Поэтому не корректно рассуждать об истории как о едином процессе, охватывающем все народы, о всеобщем прогрессе. На этой основе Данилевский отверг деление на древнюю, среднюю, новую историю. Таким же искусственным ему представляется деление на Восток и Европу.

Тезис об отсутствии единой цивилизации, «стандарта», привел его к критике европоцентризма, однолинейной схемы общего прогресса. Европейско-германскому типу, полагал Данилевский, не следует придавать статус образца. Между Россией и Западом – извечные взаимное непонимание и неприятие именно в силу того, что народы относятся к разным культурно-историческим типам.

В истории один лидирующий тип сменяет другой, не передавая плодов своей деятельности другому. Все они развиваются независимо друг от друга. По мере того как каждый из них выполняет свою историческую миссию, на его место приходит следующий.

Данилевский предполагал, что в современную ему эпоху происходит упадок романо-германского типа и восходящее развитие славянского типа, которому должно принадлежать будущее. Победа достигается в борьбе: Европа будет сокрушена при разрешении восточного вопроса. Удел России – удел «счастливый», «не покорять и угнетать, а освобождать и восстанавливать мир, у нее другая земля, кровь, религия, основания, словом – другая история… Россия особливый мир»1.

Основой психологического строя славянского культурного типа он считал православие. Русский народ – народ богоизбранный. Характер русских и вообще славян наиболее соответствует христианскому идеалу: мягкий, покорный, почтительный к власти. Православие определяет внутреннюю свободу народа. Сила русского народа – в его внутреннем нравственном сознании. Отсюда перевес общенародного элемента над личностью, индивидуальностью.

«По отношению к силе и могуществу государства, по способности жертвовать ему всеми личными благами и по отношению к пользованию государственностью и гражданскою свободою – русский народ одарен значительным политическим смыслом», писал Данилевский1. Политический смысл славян в создании огромного государства и в установлении гражданской и государственной свободы. Строение государства, по Данилевскому, есть первая историческая деятельность народа. Следующая ступень - культурная деятельность.

Данилевский подчеркивал трудность утверждения в России государства - обширные леса и степи, позволявшие уклоняться от тягот, налагаемых государством; опасность от внешних врагов. Отсюда необходимость сильной государственной власти, т.е. самодержавия. Россия - единственное независимое славянское государство. При этом, продолжал Данилевский, власть для русских имеет мало привлекательности, но они не стремились ограничить размеры власти, изгнать законно царствующие династии, произвести какие-либо политические смуты, а с введением гражданственности, освобождением крестьян, вовсе исчезли какие-либо причины возникновения недовольства в народе.

Особый этап государственной деятельности составила петровская реформа, характер которой, согласно определению Данилевского, был чисто политически-государственный, а не культурный. Преобразования Петра I, утвердив политическое могущество России, спасли главное условие народной жизни – политическую самостоятельность государства. Вместе с тем, вслед за славянофилами Данилевский утверждал, что реформы Петра привели к искажению народного быта, разделению общества на европеизированные «верхи» и сохранившие русскую самобытность «низы».

Будущее России Данилевский видел в развитии своего культурно-исторического типа, своей самобытности, всеславянского самосознания и освобождения своих соплеменников, в том числе, через развитие культурной деятельности.

Начало этому, по его мнению, положено в лице лучших представителей русской культуры – А.С.Пушкина, Н.В.Гоголя, А.С.Хомякова, Л.Н.Толстого, М.И.Глинки.

По мнению Данилевского, славянский культурный тип впервые в мировой истории представил синтез всех сторон культурной деятельности, сторон которые разрабатывались его предшественниками на историческом поприще в отдельности или в весьма неполном соединении.

Таким образом, концепция Данилевского построена так, чтобы обосновать закономерность возвышения славянского культурно-исторического типа, указать на его уникальность, на особое место, которое он должен был занять среди других народов.

Данилевский впервые в мировой историографической практике теоретически дал осмысление сложных культурно-исторических процессов в аспекте их индивидуально-этнического своеобразия, сформулировал проблему культурно-исторической типологии. Его теория является развитием взглядов Погодина, Хомякова, славянофилов об исключительности русской истории.

Концепция Данилевского не получила дальнейшего развития в отечественной историографии, но отдельные ее мотивы использовались учеными XIX – нач. XXвв.

 

Литература

Иллерицкая Н.В. Историко-юридическое напрвление в русской историографии второй половины XIX в. М.,1998.

Историки России. XVIII – начало XXвека. М., 1996.

Историки России. Биографии. М., 2001.

Киреева Р.А. К.Н. Бестужев-Рюмин и историческая наука второй половины XIX в.М., 1990.

Козлов В.П. «История государства российского» Н.М. Карамзина в оценках современников. М., 1989.

Маджаров А.С. Афанасий Щапов. Иркутск, 1992.

Мохначева М.П. Журналистика и историческая наука. В 2-х кн. М.,1998-1999.

Тихонова Е.Ю. В. Белинский в спорах со славянофилами. М., 1999.

Цамутали А.Н. Очерки демократического направления в русской историографии 60-70 – х годов XIX в. Л., 1971.

Чесноков В.И. Правительственная политика и историческая наука России 60-70 – х годов XIX в. Воронеж, 1998.

Шаханов А.Н. Русская историческая наука второй половины XIX – начала ХХ века. М., 2003.

 

Часть П. Историческая наука в конце Х1Х – начале ХХ1 в. Раздел 1У.Историческая наука
в последней четверти Х1Х – первой четверти ХХ в.

 

Развитие исторической науки рубежа веков характеризовалось, во-первых, интенсивной работой исторической мысли в области теории и методологии исторического познания, широтой охвата изучения прошлого. Во-вторых, усилением влияния политики на историческую науку. Как никогда на других этапах развития общества не ощущалась такая тесная связь науки с эпохой. Люди стараются, писал Ключевский, выяснить цель, которая «составляется из совокупность интересов, господствующих в данную минут. Эта естественная потребность в целесообразности и обращает умы к прошедшему, где ищут и исторического оправдания этим интересам, и практических указаний на средства к достижению желаемой цели».1 Возрастает роль исторической науки в общественно-политической борьбе. Историки принимали активное участие в политической жизни, в думских избирательных компаниях (В.О.Ключевский, А.А.Кизеветтер, П.Н.Милюков) в создании и деятельности политических партий (Милюков, Н.М.Покровский, П.Б.Струве, Н.А.Рожков и другие). А.И.Веселовский, А.А.Шахматов присоединились к требованиям о необходимости «полного и коренного преобразования существующего порядка», рассматривая его как тормоз духовного роста народа и академической свободы. Исторический опыт, исторические аргументации и выводы служили обоснованием программ политических партий, являлись средством воздействия на политическое сознание классов, партий, масс. Это определило широкое обращение к прошлому активных политических деятелей (В.И.Ленин), привело к размежеванию исторических концепций не только по теоретико-методологическим позициям, но и по принципу партийности – кадетская, эсеровская, большевистская. Общество стояло перед необходимостью решения социально-экономических и политических проблем, поэтому вопрос о будущем России и способах борьбы за него выдвигался как никогда на первый план. Усилия исторической науки были направлены на более широкий охват прошлого, более глубокое и всестороннее его изучение.

 






Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 52; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.09 с.) Главная | Обратная связь