Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Указания к проведению работы по воспитанию и развитию психических качеств



 

Лучшим средством для воспитания психических качеств спортсмена служат регулярные и всесторонние занятия на про­тяжении всего года, подчиненные определенным строгим прави­лам. Наблюдения за спортивной деятельностью фехтовальщи­ков и других спортсменов показывают, что в результате спортивной тренировки и систематического участия в различ­ных соревнованиях образуются новые черты характера, улуч­шается тип высшей нервной деятельности, появляется новое, более совершенное состояние психики. В длительной, система­тически и продуманно проводимой воспитательной и трениро­вочной работе развиваются важнейшие психические качества, настойчивость в преодолении трудностей, вырабатывается при­вычка к регулярному труду, улучшается способность к само­контролю, исправлению ошибок.

Главным условием для улучшения психического состояния во время боя является совершенное владение техникой фехто­вания, которое дает уверенность в своих силах, позволяет создавать сложные ситуации боя, неудобные для противника, позволяет подавлять противника своим техническим преиму­ществом. Фехтовальщик, имеющий прочные технические навы­ки, получает возможность восстановить пошатнувшуюся уве­ренность в своих силах, если в соревнованиях он «потеряет» временно «чувство боя». В этих случаях прочно установившая­ся техническая подготовленность оказывает неоценимые услуги. И, наоборот, фехтовальщику, который, рассчитывая на «интуи­цию», излишне надеется на свои волевые качества, при встрече с не менее волевым и опытным противником, обладающим лучшей техникой боя, нечего будет противопоставлять.

Хорошее состояние психики возможно только при условии хорошего общего состояния организма. Здоровому, трениро­ванному, сильному, выносливому и ловкому спортсмену при­сущи радостное стремление к борьбе и пробе сил, к активной деятельности и преодолению трудностей, связанных с ней. К воспитанию и развитию моральных и волевых качеств при­ступают с самого начала обучения и проводят руководствуясь основными педагогическими принципами. Эти принципы сохра­няют свое значение и в тренировочной работе с фехтовальщи­ками /старших разрядов. Для воспитания психических качеств решающее значение имеет правильное использование в трени­ровочном процессе разных соревновательных упражнений и приобретение опыта в систематических соревнованиях, которые дают специальную боевую «закалку» психических качеств. Чем большее количество соревнований на счету у фехтовальщика, тем лучше развиваются у него волевые качества, расширяется кругозор тактического мышления, накапливается опыт ведения боев с разными противниками.

Не всегда соревнования дают положительный опыт. Они могут быть средством положительного развития психических качеств только при условии соответственной подготовленности фехтовальщика к ведению напряженной борьбы. Не обязатель­но требовать от каждых соревнований показа максимального результата. Соревнования должны служить также средством проверки подготовленности за определенный период трениро­вочной работы, за который еще могло быть не достигнуто со­стояние высшей спортивной формы, и средством специальной подготовки к перенесению максимальных нагрузок в ответственных соревнованиях. Тренер обязан ориентировать фехто­вальщика на длительное совершенствование, на продолжитель­ный и постепенный спортивный рост, разъяснять значение соревнований в развитии его психических качеств.

Соревнования должны ставить перед фехтовальщиком посильные для его спортивной силы и уровня тренированности задачи, не занижая и не завышая их. Нельзя допускать, чтобы фехтовальщик брал на себя обязательства, которые он не в состоянии выполнить. Это может нанести значительный ущерб и отрицательно повлиять на его дальнейшую тренировку.

В подготовке фехтовальщика важную роль играет правиль­ное направление воспитательной работы. Особое значение сле­дует придавать воспитанию сознательности и объективности в оценке своих достижений, своей работы и сил противников. Перед каждым соревнованием ранее поставленные цели долж­ны уточняться, и задания на достижение результата должны конкретизироваться тренером в соответствии с реальными воз­можностями спортсмена.

Молодые фехтовальщики часто показывают в соревнованиях неустойчивые результаты, и это явление можно считать свое­образной закономерностью как следствие не установившейся еще психики. Нельзя обнадеживать фехтовальщиков в быстром достижении высоких спортивных результатов в ближайших со­ревнованиях. Они должны уже с первых шагов нацеливаться на длительный процесс тренировки, в котором достигаются постепенный рост и устойчивые результаты. Достижения, пока­занные в юношеском возрасте, конечно, дают возможность судить о способностях спортсмена, однако главным условием успеха является настойчивая и длительная работа над спор­тивным совершенствованием. Чем выше квалификация фехто­вальщиков, тем более строгие требования к ним следует предъявлять и тем внимательнее они должны относиться к своей тренировке и участию в соревнованиях.

Перспективное планирование тренировки с определением дальних и ближайших задач дает возможность проводить систематическую воспитательную работу, делать правильные выводы из отдельных выступлений на соревнованиях, своевре­менно принимать меры к устранению недостатков и постоянно видеть новую ближайшую цель.

В фехтовании влияние тренера на учеников, пожалуй, боль­шее, чем в других видах спорта. Это обусловливается особен­ностью тренировочной работы, в которой одно из важнейших мест занимает индивидуальная работа тренера с учеником (индивидуальные уроки, индивидуальные задания, личные бе­седы), требующая глубокого взаимопонимания.

Из индивидуального урока влияние переносится и на всю тренировочную работу. Тренер должен направлять и другие виды деятельности фехтовальщиков, знать особенности их быта, производственной работы, учебы, режима. В тренировочной работе нельзя допускать попустительства, которое может раз­лагающе действовать на спортсмена и не принесет никакой пользы его волевым и моральным качествам. Следует помнить, что, говоря о воспитании и совершенствовании моральных и волевых качеств, мы имеем в виду формирование характера спортсмена.

В тренировочной работе следует руководствоваться обще­принятыми педагогическими и физиологическими принципами, которыми являются постепенность в повышении нагрузки, по-вторность упражнений, применение максимальных нагрузок и индивидуальный подход к занимающимся. Чтобы правильно осуществлять спортивную подготовку и воспитание фехтоваль­щиков, тренер должен постоянно заботиться о повышении уровня своих специальных и политических знаний, расширять свой кругозор по общеобразовательным предметам, показывать образцы честного отношения к работе и личного поведения. Он должен быть всегда в курсе последних достижений в теории и методике тренировки, в вопросах специальной подготовки и последних спортивных событий по фехтованию.

Постоянной заботой тршера должно быть создание друж­ного коллектива, объединенного общей задачей — повышения подготовленности для достижения высших результатов и под­нятия общего уровня советского фехтования.

 

ТАКТИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА

 

Несмотря на то, что тактическая подготовка фехтовальщика пронизывает почти все фехтовальные упражнения, не говоря уже о соревнованиях, о ней все же следует иметь представле­ние как об определенной, вполне обозримой стороне трениров­ки. Необходимость такого представления становится особенно ощутимой для тренера в тех многочисленных случаях, когда ученик, хорошо осваивая технику, достигает в ней уровня фех­товальщика высокого разряда, оставаясь при этом совершенно беспомощным в условиях боя.

Изучающие фехтование обыкновенно впервые получают начальные знания о тактике в беседах или лекциях. В дальней­шем они при изучении фехтовальной техники начинают уже на практике понимать ее содержание, так как выполнению каждого приема предшествует осознание пригодности данной боевой ситуации к его применению. Этот процесс освоения так­тики ускоряется тактическими обоснованиями преподавателя при обучении каждому новому приему. Наилучшей практиче­ской школой тактики является, конечно, сам бой. Однако было бы неверным пускать освоение тактического искусства на само­тек, т. е. предоставлять ученикам возможность тренироваться в ведении боя, не направляя при этом их внимания и усилий на разрешение отдельных тактических вопросов и не обогащая их соответствующими знаниями. От активного педагогического вмешательства тренера в освоение учениками тактики ведения боя в большой степени зависит уровень спортивного мастер­ства, которого они достигнут. Тренер должен воспитать любовь и вкус к фехтованию не только как к скоростным сложным и изящным упражнениям, а как к сложной игре ума, чувств и воли, и, если это ему удастся, тогда можно сказать, что он сделал главное, что есть в методике обучения тактике. Обуче­ние технике и тактике разрешается комплексно почти в каж­дом парном упражнении Но эта комплексность должна быть подвижной, т. е. с перемещениями акцента, когда это требует­ся, то на одну, то на другую сторону фехтования. Первые несколько занятий, например, должны быть чисто технического направления, но уже с изучения простых атак начинает свое параллельное сосуществование и тактическая линия, которая по мере продвижения ученика к спортивному мастерству ста­новится все мощнее и мощнее. В период овладения техникой основных приемов фехтования в занятиях преобладает изуче­ние техники, которая уже становится неотделимой от освоения элементарных тактических умений и навыков. В дальнейшем, когда ученик приобретает технический фундамент, всякое тех­ническое совершенствование должно проходить на тактическом фоне и притом осознаваемом обучаемым. Это будут упражне­ния, в которых впервые ученик вынужден распределять свое внимание на две заботы: как выполнить и когда выполнить. (В дальнейшем прибавится необходимость решать, что выпол­нить.) Здесь, как почти во всех фехтовальных упражнениях, возникает синтез технического и тактического обучения, потому что забота о качественном выполнении приемов на фоне рас­пределенного внимания является необходимым условием авто­матизации технических навыков. Обобщая эту мысль, следует прийти к выводу, что любое упражнение тактической направ­ленности, в котором ученик и тренер обращают внимание и на качество выполнения, является упражнением, совершенствую­щим технику.

Здесь на этом уровне уже возникает необходимость в уп­ражнениях преимущественно тактического направления, а да­лее — упражнениях чисто тактических. Соотношение упражне­ний с той или иной направленностью в обучении и тренировке фехтовальщиков старших разрядов должно зависеть от инди­видуальных особенностей молодых спортсменов и периода тре­нировки.

Обучение тактике независимо от того, слито оно воедино с технической подготовкой или нет, должно состоять из последо­вательного освоения фехтовальщиками следующих тактических качеств и умений: 1) специальная наблюдательность, т. е. уме­ние видеть в противнике нужное в боевом отношении; 2) умение делать правильно и быстро выводы из наблюденного, т. е. ориентировка в фактической и психологической обстановке, которая слагается из: а) активного и пассивного выбора мо­мента для решающего действия; б) активного и пассивного выбора приема для этого действия; в) сочетания выбора мо­мента и приема; г) выбора времени для осуществления заду­манного действия; д) понимания смысла движения; е) понима­ния намерений противника на основании видимых проявлений; ж) понимания намерений противника без каких бы то ни было внешних проявлений их; з) умения обманывать противника, и в частности: разведывать, маскировать, вызывать, подавлять
инициативу. Почти все упражнения в боевой ориентировке за­ключают в себе момент произвольного выбора, поэтому есть основание обобщенно называть их упражнениями с выбором. Обязателен в этих упражнениях заданный тактический остов, в пределах которого осуществляются выбираемые действия. Элементарные тактические упражнения могут усложняться, но не должны переходить в урок вольного боя, имеющий более
обобщенную педагогическую задачу, нежели упражнения так­тического направления, подчиненные принципу аналитического выделения определенного момента. Усложнение упражнений может идти по трем направлениям: 1) техническое усложнение обязательных движений и выбираемых действий; 2) увеличение выбора, т. е. количества заданных возможных действий; 3) уменьшение технической конкретности или полное снятие
ее в отдельных частях упражнения или во всем; 4) снижение наглядности, явственности выражения действий, на которые нужно реагировать при выборе.

Развитие наблюдательности. Тактическая зор­кость, или наблюдательность,— одно из проявлений тактиче­ского мышления, поскольку она базируется на понимании дви­жений противника как актов борьбы, так и знаков определен­ных боевых намерений и состояний противника.

Первым условием развития наблюдательности служит уста­новка фехтовальщика во время учебного и соревновательного боя на обыгрывание действий противника, что невозможно без пристального наблюдения за ним. Эта установка должна вну­шаться обучаемым тренером. Однако использование только этого, если можно так выразиться, естественного пути разви­тия наблюдательности бывает часто недостаточно для быст­рого роста этого умения и достижения желаемого качествен­ного уровня. Здесь на помощь приходят специальные упраж­нения, в содержании которых совершенствуемое уменье выде­ляется как главный объект изучения. Следует заметить, что большинство упражнений тактического характера дает обиль­ную пищу для развития этого основного боевого качества.

Наблюдательность, направленная на объекты, имеющие боевое значение, как сознательный акт острого зрительного восприятия, развивается в наблюдении занимающихся друг за другом. В процессе технической подготовки, и в частности в парных упражнениях, когда партнер, несущий обслуживающую роль, следит за выполнением упражнений своего напарника и поправляет замечаемые им ошибки, воспитывается наблюда­тельность педагогическая, а не тактичеакая, которую следует специально развивать. Примеры элементарных упражнений: ученики-рапиристы стоят в средней дистанции, обслуживаю­щий принимает разные позиции, делая в них выдержки. Уп­ражняющийся должен осмотреть принятую партнером позицию и колоть его с выпадом тем или иным способом и в то или другое место. Конкретно: исходное положение — упражняющий­ся в шестой позиции, обслуживающий — в положении «вольно». Упражнение: обслуживающий принимает боевую стойку с ше­стой позицией, упражняющийся должен, осмотрев противника, колоть его прямо. Совершив укол, упражняющийся возвра­щается в боевую стойку, а обслуживающий принимает поло­жение «вольно». Далее обслуживающий принимает боевую стойку, входя в соединение и овладевая им,— упражняющийся должен совершить укол с переводом вовнутрь с выпадом и т. д.

Обслуживающий последовательно принимает боевые стой­ки, входя в шестое нейтральное соединение с высоким и низ­ким положением руки, показывая укол, беря нижнюю позицию, завладевая четвертым соединением, восьмым и т. д. Во всех случаях упражняющийся должен, осмотрев находящегося в статике партнера, совершить укол, который должен свидетель­ствовать о качестве и эффективности наблюдения. По мере освоения упражнения следует его усложнять требованиями от упражняющегося более тонких дифференцировок. Так, обслу­живающий может принимать положения, которые дают едва уловимое преимущество применения одного приема перед дру­гим. Пример: обслуживающий входит в шестое соединение так, что упражняющийся должен разобраться, во-первых, в том, владеет ли соединением его партнер или нет, и, во-вторых, в том, можно ли рассматривать положение руки обслуживающе­го как устремленную вперед более нормы шестую позицию или как положение «вытянутой руки». В зависимости от усмотрен­ного упражняющийся колет прямо или с переводом, с оппозицией или без нее. Более трудно наблюдение за игрой противника, т. е. за его поведением. Наблюдающий должен улавливать не только содержание каждого движения в игре противника, но и иметь представление о характере и содержании его игры в целом. Знание общего характера игры противника имеет боль­шое значение, которое заключается в том, что, если для фех­товальщика каждое игровое движение противника оказывается неожиданным, он неизбежно будет иметь затруднение в его использовании. Главным затруднением будет опаздывание с началом своего движения. Знание содержания игровых движе­ний противника позволит ожидать какое-нибудь определенное движение, что поможет своевременно его использовать для нанесения противнику удара-укола. Игровые движения фехто­вальщика, как не подчиняющиеся строгим техническим нормам, отличаются ярко выраженной индивидуализированностью и устойчивостью. Эти движения часто выливаются в определен­ные связки, эпизодически, а иногда и циклически повторяемые фехтовальщиком.

Наблюдая боевое поведение противника, фехтовальщик дол­жен улавливать в нем не только отдельные движения, но и эти связки — циклы движений.

Упражнения в наблюдении за игрой про­тивника. Тренер в индивидуальном уроке выполняет опреде­ленный комплекс игровых движений ногами и оружием. Ученик наблюдает и затем сообщает тренеру содержание как отдельных движений, так и устойчивых связок-циклов. В случае сообще­ния, не соответствующего действительности, упражнение по­вторяется и, если нужно, с замедлением движений тренера. После правильного определения содержания игровых движе­ний тренера ученику вменяется обыгрывать их определенными или неопределенными (в зависимости от подготовленности ученика) движениями-приемами в атаках.

Далее тренер применяет другой комплекс приемов, что ус­ловно понимается учеником как наличие нового другого про­тивника, и упражнение начинается сначала. Пример: тренер и ученик-рапирист в дальней дистанции. У ученика шестая позиция. Тренер выполняет определенный цикл игровых дви­жений, состоящий из захвата рапиры ученика в четвертое со­единение, далее — захвата с переводом в шестое и затем пока­за укола прямо с различными перемещениями. Ученик, сообщив тренеру содержание цикла, совершает атаки в разные момен­ты его: на захват в шестое соединение с шагом вперед — укол с переводом внутрь с одним выпадом; на тот же захват на ме­сте — шаг вперед в соединении и в выпаде тот же укол; на за­хват в четвертое соединение с шагом вперед и на месте — дей­ствие, аналогичное, что и против предыдущего захвата, но с применением переводов соответственно в другую сторону; на показ укола с шагом вперед — укол с оппозицией вправо или влево; на показ укола на месте — шаг вперед с последующим уколом в выпаде с оппозицией.

Упражнения этого типа могут в усложненном виде приме­няться и в тренировке мастеров. Например, тренер, изучив игру противников своего ученика, в уроке с этим учеником может имитировать его противников. В этом случае ученик должен, во-первых, узнать своего противника, а во-вторых, найти на­илучшие способы использования изученной игры для соверше­ния атак.

Упражнения на развитие способности наблю­дать атакующего и обороняющегося. 1. Ученик А. атакует произвольным способом с дальней дистанции уче­ника Б. Ученик Б., стоя на месте, пытается парировать удар (укол) и нанести ответ. По совершении атаки и независимо от ее исхода ученик Б. сообщает ученику А. содержание его атаки. Если содержание раскрыто правильно, тогда ученик А. подтверждает это и следующий раз атакует уже по-новому. Если же содержание раскрыто неправильно, тогда ученик А. снова выполняет ту же атаку. Если ученик Б. повторно оши­бается в содержании атаки, тогда ученик А. словесно раскры­вает содержание своей атаки и снова, в третий раз, выполняет ее. Таким же способом можно упражнять наблюдательность в отношении оборонных действий. В этом случае проведший произвольную атаку сообщает оборонявшемуся содержание его действий. Если объяснение оказалось неправильным или пра­вильным, но атака не дошла, тогда атаковавший вновь совер­шает ту же атаку на партнера, не меняющего своих защитных действий. Если первая атака увенчалась успехом и атаковавший правильно раскрыл содержание защитных действий, тогда на следующую атаку обороняющийся реагирует по новому и т. д.

Упражнения аналогичного характера применимы и в инди­видуальном уроке боя, проводимом тренером. В этом случае тренер после неуспеха ученика в атаке или в защите выслуши­вает ученика о содержании своих действий, приведших к полу­чению им удара-укола; при правильном объяснении, но при боевой неудаче ученика вся боевая фраза повторяется вновь с внесением учеником тактических поправок. При неправильном объяснении вся боевая ситуация тоже повторяется вновь до тех пор, пока ученик не даст верного раскрытия содержания действия тренера. В случае же правильного раскрытия и успе­ха ученика бой продолжается без повторения боевого эпизода.

Все упражнения, приведенные в качестве примеров, могут быть использованы и как упражнения в выборе момента и при­ема для решающего действия, но характер упражнения тогда должен измениться. В упражнениях наблюдательности дей­ствия ученика показывают правильность наблюдений и боевой оценки воспринятого. Поэтому здесь в целях большего насы­щения упражнения наблюдением не следует уделять слишком много внимания качеству выполнения действий, добиваться технической точности ценою многократных повторений, т. е. це­ною ухода от основной задачи упражнения.

Развивают наблюдательность и такие занятия, на которых одна пара ведет бой, а остальные члены учебной группы на­блюдают этот бой, слушая объяснения тренера по ходу боя, раскрывающие его содержание.

Хорошим упражнением является наблюдение занимающи­мися боя со стороны с попутным комментированием его ими и последующим опросом участников боя о правильности кон­статации фактов. Наблюдения со стороны, правда, уступают по своей полезности наблюдениям из боя, как проходящие не из боевого ракурса и на спокойном психическом фоне зрителя.

Развивает наблюдательность и параллельное судейство про себя с судейством квалифицированного старшего судьи.

Упражнения на развитие ориентировки в фак­тической обстановке боя. Во всяком моменте боя имеются две стороны: фактическая и психологическая. Факти­ческая сторона — это взаиморасположение противников, частей их тела и оружия. Психологическая же — замыслы и намерения, которые господствуют в данный момент в головах бойцов как результат хода мыслей, обусловленного предыдущими взаимо­действиями. Хорошо ориентироваться — это значит понимать, ка­кие возможности таит в себе фактическая и психологическая стороны момента. Ориентировка в фактической обстановке совершенствуется в боях, всякого рода «контрах» и индивиду­альных уроках «школы», и особенно в упражнениях, в которых ученик не знает, какой конкретный прием и когда будет выпол­нять. Совершенствуя технику, ученик в этих упражнениях изу­чает и совершенствуется не только в выполнении, но и в приме­нении приемов, т. е. в тактике, и в частности в ориентировке в фактической обстановке. Само собой разумеется, что упраж­нение такого типа, т. е. с альтернативными заданиями, не ис­ключает заказных повторений конкретных движений. Но воз­можны и специальные упражнения на ориентировку в факти­ческой обстановке. Они отличаются от упражнений технической школы более быстрым выполнением приемов и осложнениями в возникающих нежданно ситуациях, требующих более тонкой дифференцировки и нахождения большего количества решений и меньшей, если можно так выразиться, придирчивостью к чи­сто техническим погрешностям.

Упражнения в выборе момента для атаки. На стадии первичной обученности технике атак, т. е. тогда, когда ученик уже может ценой концентрации внимания на выполне­нии правильно по форме производить простые атаки с выпадом, следует уже давать упражнения на выбор определенного мо­мента для атаки.

Ожидание определенного момента, как уже об этом писа­лось, подразумевает некоторую изученность противника. Поэто­му упражнения в использовании для атаки определенного мо­мента начинаются с кратковременного изучения противника. Упражнение: исходное положение — рапиристы в дальней ди­станции держат шестые позиции. Обслуживающий партнер или тренер маневрирует, совершая в неопределенной последователь­ности шаги вперед и назад. Ученик маневрирует ответно, сохра­няя дальнюю дистанцию. На начало одного из маневренных шагов ученик колет партнера прямо с выпадом.

Упражнение в использовании момента для атаки, создаваемого самим фехтовальщиком: исходное положение то же, что и в предыдущем упражнении. Ученик, инициативно маневрируя, приводит в ответное движе­ние партнера или тренера. В момент начала одного из вызван­ных учеником приближений «противника» ученик совершает укол прямо с выпадом. В этом упражнении ученик, кроме выра­ботки навыка выбирать момент для начала атаки, начинает по­нимать и осуществлять маневрирование как игру дистанцией, имеющую цель обмануть противника в его восприятии расстоя­ния.

Следует заметить, что в упражнениях на выбор приема и момента во время боя не бывает полной разграниченности этих двух забот, но преобладание в сознании фехтующего то одной, то другой бывает ярко выраженным. Названия — выбор момента (времени) и выбор приема — следует понимать как оп­ределения ведущей, преобладающей тактической задачи. Уп­ражнения в выборе приема нападения описаны выше как уп­ражнения в наблюдении за игрой противника. Тем не менее в начальной стадии для выбора приема можно создать усло­вия, выделяющие одну задачу.

Упражнения в выборе приема нападения при активной подготовке атаки. Ученик-рапирист и его обслуживающий партнер в средней дистанции в шестом нейт­ральном соединении. Упражняющийся играет оружием, стараясь все время находиться в закрытой позиции, т. е. не допускающей возможности нанесения противником прямого укола. Осущест­вляет он это посредством овладеваний соединениями и их пере­меной. Обслуживающий партнер стремится избегать своей позиционной открытости посредством тех же приемов, но выпол­няемых не инициативно, а ответно. На одну из попыток партне­ра избавиться от позиционного преимущества противника по средством нажима при попытке овладеть соединением или перемены соединения упражняющийся колет с выпадом с со­ответствующим ситуации переводом, переносом или прямо. Укол переводом от перемены соединения при этом следует вы­полнять, избегая соприкосновения клинков в новом соедине­нии; колоть прямо упражняющийся должен при возникшей за­держке ответного движения обслуживающего или во время широкого и медленного движения его при перемене соедине­ния.

Упражнения в выборе момента и приема на­падения при активной подготовке атаки. Эти уп­ражнения отличаются от предыдущих лишь тем, что упражня­ющиеся стоят в дальней дистанции, подготавливающий атаку совершает свою игру оружием в перемещениях и осуществля­ет атаку с выпадом в моменты опаздывающего отступления партнера или в начальные моменты, его приближений.

Упражнения в пассивном выборе момента и приема для атаки. Тренер или несущий обслуживающую роль занимающийся, находясь в дальней дистанции от трени­рующегося, играет оружием, делая захваты в разные стороны. Изредка эти захваты, произвольные по содержанию и времени, выполняются тренером или обслуживающим партнером с ша­гом вперед варьируемой длины. Ученик на одном из сближений атакует уколом с соответствующим захвату переводом и с вьи падом, отвечающим по своей длине возникшей дистанции.

Упражнения этого типа могут еще более усложняться, и тог­да они становятся похожими на немой урок вольного боя. Так, ученику можно дать задание совершать атаки, используя в игре тренера приближения не только с воздействиями на оружие, но и с показом укола, на которые ученик должен со­вершать атаки ic захватами и завязываниями или на уход тре­нера из показа укола и позиции—атаки с двойным переводом.

Упражнения в скоростной ориентировке (на­ходчивость). Ученик совершает с дальней дистанции ложную или разведывательную атаку с выпадом, на что тренер реаги­рует в произвольной и меняющейся последовательности сле­дующими действиями: 1) принимает с шагом назад какую-ни­будь защиту, не давая вследствие разрыва дистанции ответа. Ученик совершает в этом случае повторную атаку соответст­вующим взаиморасположению клинков переводом; 2) тренер берет защиту с шагом вперед и отвечает уколом прямо — уче­ник берет защиту от ответа, оставаясь на выпаде, и наносит контрответ; 3) тренер применяет защиту и отвечает прямо, стоя на месте, ученик, закрываясь вперед, защищается от от­вета и отвечает переводом с выпадом, Пример: тренер произ­водит удары по разным частям поражаемого пространства с немедленным 'принятием после парированного удара какой-нибудь позиции. Ученик, взяв защиту, должен наносить удар в открытое место тренера. Если же тренер производит корот­кую атаку и затем сразу принимает какую-нибудь позицию, уходя назад в среднюю дистанцию, тогда ученик должен про­извести ответ с выпадом и обманом ударом по открывшемуся месту.

Примеров таких упражнений на находчивость можно при­вести много. Главное в них — быстро и без промедления дейст­вовать в условиях внезапно и неожиданно возникающей новой боевой обстановки.

Упражнения в понимании смысла движе­ний противника. Фехтовальщик в бою может выполнять очень сходные по форме движения, но имеющие совершенно различный тактический смысл и таящие в себе разные продол­жения боевых взаимодействий. Рапирист, например, может выполнять движение укола с выпадом с тем, чтобы поразить противника, разведать, вызвать на определенные контрдействия и отогнать. Эспадронист может делать начальные движения удара по голове с целью, закончив движение, нанести удар по голове или для того, чтобы вызвать защитные движения про­тивника, вызвать его попытку ударить в темп, с целью развед­ки и т. д.

Фехтовальщик может принять одну и ту же защиту с един­ственной целью избежать удара (укола), нанести ответный удар (укол) после защиты, спровоцировать попытку сдвоен­ного удара (укола) и т. д. Из перечисленного ясно, что пра­вильное и неправильное понимание движений противника ве­дет к противоположным результатам.

Примерные упражнения в понимании смысла и возможных последствий движения противника: 1. Ученик-рапирист держит шестую позицию. Тренер совершает посылы рапиры на укол прямо разной глубины и быстроты. Ученик на разведыватель­ное движение укола прямо с выпадом «ловит» оружие тренера круговой шестой защитой с шагом вперед и отвечает прямо. На атаку тренера второго намерения, вызывающую четвертую защиту с ответом прямо, берет четвертую защиту и отвечает с переводом и на действительную атаку тренера также берет четвертую защиту, но отвечает прямо. Для облегчения упраж­нения тренер в первых занятиях умышленно подчеркивает смысл своего действия утрированной разнохарактерностью его выполнения.

2. Ученик-рапирист пытается колоть тренера в грудь со средней дистанции. Действия тренера: а) дает себя заколоть, умышленно опаздывая с четвертым парадом; б) с небольшим шагом назад четко парирует четвертой защитой и отвечает прямо; в) с большим шагом назад уходит от укола и вяло, как бы на всякий случай, принимает четвертую защиту. Ученик должен в первом случае быстро вернуться в боевую стойку, во втором случае — защититься, стоя на выпаде, от ответа и нанести контрответ и в третьем случае — совершить повторную атаку уколом с переводом кнаружи. Это упражнение, как и всякое другое, может быть усложнено снятием технической конкретности. Так, ученик в начале упражнения может колоть тренера не только в грудь, а в любое место. Тренер, в свою очередь, может применять не только четвертую защиту, но и другие. Однако усложнение упражнения не должно нарушать его тактического остова.

Упражнения для развития ориентировки в психологических моментах боя. Эти упражнения состоят в том, что ученик, совершив по заданию какое-то дей­ствие, закончившееся ударом (уколом) противнику-тренеру, должен, предположив его умозаключительную реакцию, со­вершить самостоятельно, без подсказа, следующее действие, обыгрывающее предполагаемое намерение противника-тре­нера.

Ориентировки только в фактической обстановке момента бывает недостаточно для успешного ведения боя, так как резуль­тативность применения приемов, и тем более сложных, часто зависит от тех намерений, которые таит противник. Так, фехто­вальщик, умышленно открывший какую-нибудь часть своего поражаемого пространства с тем, чтобы вызвать противника на попытку поразить это место, успевает отпарировать эту попытку, хотя расположение фехтовальщиков и их оружия было таково, что, не будь здесь вызова, т. е. преднамерения, атаковавший успел бы нанести укол (удар) в открытое место.

Другой пример: атаку с обманом можно осуществлять, только будучи уверенным в том, что противник «е ждет ее, а потому не имеет намерения совершить контратаку или ловлю клинка с движением вперед и т. д. Ориентироваться в намере­ниях неопытного противника можно по его поведению и движе­ниям, но этого в боях с опытными противниками оказывается недостаточно. Приходится для познания намерений противника предполагать мысли, которые должны возникнуть у него по хо­ду боевых взаимодействий. Так, фехтовальщик, один раз или дважды в бою успешно применивший какой-нибудь прием, в дальнейшем должен действовать с учетом вероятных контр­мер, задуманных противником. Примеры: на игру тренера, заключающуюся в его небольших шагах вперед с нажимом оружием в шестое соединение, ученик отступает и на начало одного из шагов вперед колет переводом с выпадом. Далее тре­нер продолжает ту же игру, но ученик, предполагая, что про­тивник-тренер сделал вывод и теперь уже сам вызывает учени­ка на перевод с тем, чтобы, отпарировав его четвертой защитой, нанести укол в ответе, совершает обман переводом и коле: во втором переводе. Далее тренер снова продолжает ту же игру, но теперь уже ученик, предполагая, что противник-тре­нер сделал вывод и из второго поражения, решив контратако­вать в 'момент выполнения обмана, совершает атаку второго намерения: обман переводом, вызывающий контратаку и затем защиту от укола в контратаке с последующим ответом.






Читайте также:

  1. E) Способ взаимосвязанной деятельности педагога и учащихся, при помощи которого достигается усвоение знаний, умений и навыков, развитие познавательных процессов, личных качеств учащихся.
  2. I. МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ ОБУЧАЮЩИХСЯ
  3. I.УКАЗАНИЯ К ВЫПОЛНЕНИЮ ЗАДАНИЙ
  4. Агрокомплекс по проведению поверхностного улучшения природных пастбищ
  5. Активность избирателей; неравенство доходов; показатель качества демократии по Р. Далю
  6. Анализ Качества импульсных и цифровых САР.
  7. Анализ качества оказываемых услуг
  8. АНАЛИЗ ПЛЕМЕННЫХ И ИНДИВИДУАЛЬНЫХ КАЧЕСТВ СКАКОВЫХ И РЫСИСТЫХ ЛОШАДЕЙ
  9. Анализ показателей качества товара
  10. Анатомо-морфологическая база высших психических функций
  11. Биологически унаследованные качества человека должны быть поняты как подсистема развития определенных психических качеств.
  12. В каких электроустановках диэлектрические перчатки применяются в качестве основного изолирующего электрозащитного средства?


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 26; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.167 с.) Главная | Обратная связь