Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Что лучше: открытый или закрытый вопрос?



Еще совсем недавно социологи считали, что открытая и закрытая формы вопроса только дополняют друг друга, что информация, получаемая через ту или иную форму вопроса, если и не полностью идентична, то во всяком случае не противоречит друг другу. Если же противоречия в ответах на эти вопросы имеются, то они обусловлены неадекватностью представления социолога об изучаемом предмете, которую может исправить исследование в открытых формах вопроса. Ни у кого не вызывало сомнения, что информация, полученная по открытой и закрытой формам вопроса, отражает ту же объективную реальность, хотя, может быть, с разной степенью точности, надежности и пр.

Однако в последние годы многие методические эксперименты и социологические исследования показали, что открытые и закрытые вопросы довольно часто дают различную информацию. Действительно, целый ряд исследований, проведенных нами на промышленных предприятиях, в учебных заведениях, в различных организациях, анализ информации по идентичным вопросам, построенным в различной форме (открытые и закрытые вопросы), подтвердили, что данные, полученные по ним, значительно отличаются. В основном это касается вопросов такого содержания: "Если Вы увольняетесь, то почему?" или "Ваши предложения по улучшению работы предприятия" в различных модификациях. Приведем пример опроса, проведенного на шахте им. В.И. Ленина (г. Междуреченск Кемеровской области).

На вопрос: "Если Вы собираетесь увольняться, то почему?" в открытом и закрытом вопросах были получены следующие данные. (Вычисление процента производилось от общего количества опрошенных).

 

Варианты ответов Открытый вопрос Закрытый вопрос
Плохие условия и организация труда на шахте 14,2% 16,4%
Плохие отношения с руководством 8,2% 10,3%
Плохое обеспечение жильем 25,0% 37,8%
Низкая зарплата 19,0% 29,1%
Неинтересная и тяжелая работа 9,0% 9,1%

 

Как видно из приведенных данных, процентное распределение ответов респондентов по открытому и закрытому вопросам отличается по некоторым альтернативам больше, по некоторым - меньше. Такое различие, проявляющееся систематически, не позволяет утверждать об их идентичной природе, основываясь на идентичности содержания вопроса. Правильнее, наверное, говорить о неодинаковой содержательности формы вопроса, имеющей различную познавательную природу.

Например, анализируя предпочтения кинозрителей и изменение этих предпочтений в зависимости от формы вопроса в своем методическом эксперименте, О.М. Маслова пишет: "Логично предположить, что закрытый и открытый вопросы - это измерительные инструменты с неодинаковыми познавательными возможностями. Каждый вариант вопроса дает социологу информацию о разном уровне отражения зрительских предпочтений и поведения.

Открытый вопрос "срабатывает" на уровне актуализированного сознания, связанного с теми запасами информации в долговременной памяти респондента, которые чаще других "подкрепляются" систематическим повторением какого-либо вида деятельности (в данном случае просмотром определенной совокупности передач). С помощью вопроса фиксируются углубленный и постоянный интерес к передаче, на основе которого формируется лучшее запоминание и воспроизведение ее названия"[9].

Отвечая на вопрос в закрытой форме респондент вынужден работать в той системе логического рассуждения, которую ему предлагает исследователь и которая может совпадать или не совпадать с системой логического рассуждения самого респондента. Если меняется система логического рассуждения, то, естественно, меняется и значимость того или иного явления, нередко весьма существенно. В открытом вопросе социолог получает информацию о значимости того или иного явления в рамках логического рассуждения самого респондента, который сам "рисует ситуацию". При закрытой форме вопроса, как бы полно он не отражал структуру предпочтений респондентов (а полного отражения добиться практически невозможно по причине самой природы закрытого вопроса), социолог получает информацию о реакции респондента на наше предположение, т.е. согласен респондент или нет с рассуждениями исследователя. Согласитесь, что это может быть весьма различная информация. Как и в жизни, мы можем понять другого человека и согласиться или не согласиться с ним только в том случае, если встанем на его точку зрения, примем его логику рассуждения. Но если мы будем настойчиво придерживаться только своей точки зрения и с ее позиций оценивать все обсуждаемые вопросы, то мы никогда не поймем другого человека. В лучшем случае мы можем договориться о том, что у нас различные точки зрения на данный предмет.

Имеются и другие причины, по которым информация, ответы респондентов могут изменяться в зависимости от формы вопроса.

1. Нарушение репрезентативности. Выборочная совокупность всегда несколько отличается от генеральной совокупности. Еще больше отличия наблюдаются уже после опроса из-за отказа части респондентов отвечать на отдельные вопросы. В зависимости от характера и формы вопроса соотношение групп респондентов по признакам варьируется. Так, комбинированные (табличные), мотивационные и другие вопросы имеют, как правило, больше отказов от ответов, чем фактологические. Еще больше отказов имеют открытые вопросы. Если учесть, что на открытый вопрос отвечают, как уже говорилось, от 40 до 70%, то можно представить, какая разница будет в выборочной совокупности отвечающих на закрытый и открытый вопросы. Фактически ответы на открытый вопрос характеризуют не генеральную совокупность и даже не выборочную, а свою собственную. Естественно, это будет сказываться на распределении ответов респондентов по открытым и закрытым вопросам.

2. Разницу в ответах на открытый и закрытый вопрос дает иногда и неправильный подсчет голосов в их процентном выражении. Поскольку на открытый вопрос отвечают меньше респондентов, то, соответственно, процент ответивших по той или иной позиции, если взять его от общего числа опрошенных, будет меньше. В этом случае необходимо брать процент ответивших на ту или иную альтернативу не от общего числа опрошенных, а от общего числа ответивших на данный (закрытый или открытый) вопрос, или брать его от общего числа предложений, высказанных респондентами. Хотя и в этом случае разница в ответах не исключается полностью, но она уже имеет другую природу.

3. Разница в ответах на закрытый и открытый вопросы может появиться в результате различной интерпретации понятий исследователем и респондентом. Например, в закрытом вопросе по текучести кадров альтернатива "отсутствие благоустроенного жилья" может быть понята респондентом иначе, чем ее понимает социолог. Респондент может понять "благоустроенное жилье" как улучшение жилищных условий, получение более благоустроенной квартиры, исследователь же понимает под этим вообще отсутствие благоустроенного жилья, в частности, отдельной квартиры со всеми удобствами. Возможно поэтому социолог становится в тупик, когда видит, что имеющие благоустроенное, по мнению исследователя, жилье, называют в большинстве случаев (70%) в качестве основной причины увольнения отсутствие благоустроенного жилья.

И, наоборот, при анализе ответов респондентов на открытый вопрос, социолог может неправильно интерпретировать высказывания опрашиваемых и группировать их в соответствии со своей логикой рассуждения. Так, высказывание респондента на открытый вопрос о причинах увольнения "отсутствие благоустроенного жилья" социолог может отнести не в группу увольнения по причине отсутствия жилья, а в группу увольнения по причине завышенных потребностей. Соответственно будут различия в ответах респондентов на открытый и закрытый вопросы по одной и той же альтернативе: увольнение по причине отсутствия жилья.

4. В открытом и закрытом вопросах социолог и респондент могут работать в различных аспектах. В закрытых вопросах этот достаточно узкий аспект устанавливается набором альтернатив. В открытом вопросе респонденту дается возможность выбрать свой аспект для ответа. Нередко эти аспекты полностью или частично не сходятся. При наличии различных аспектов ответов, а соответственно и различных наборов ответов и их группировок, процентное их соотношение по сравнению с процентным соотношением в закрытом вопросе, может меняться. Так, если в закрытом вопросе социолог дал пять закрытых мотивов увольнения, а в открытом вопросе таких мотивов в классифицированном виде оказалось 10, то, естественно, и процентное распределение по тем альтернативам-мотивам увольнения, которые имеются и в закрытом, и в открытом вопросах, будет различаться, и чем больше набор мотивов увольнения в открытом вопросе, тем больше будет различие.

Этого можно избежать, если формулировать открытый вопрос строго в тех аспектах, которые заданы в закрытом вопросе, т.е. не предлагать открытый вопрос в общем виде: "Если Вы увольняетесь, то почему? (напишите)", а попросить опрашиваемых указать, какие основные мотивы увольнения имеются в тех или других аспектах, например, увольнение по причине плохих отношений в коллективе, из-за отсутствия благоустроенного жилья и т.д. Вопрос формулируется так: "Имеются различные причины увольнения из-за плохих отношений в коллективе. Назовите некоторые из них, которые, на Ваш взгляд, являются основными". И хотя социолог в некоторой степени структурирует сознание респондента и поиск им ответа, однако оставляет ему большое поле для самостоятельности и свободного выражения мнения. Тем самым мы способствуем целенаправленному поиску решения проблемы и объединения полей поисков исследователя и опрашиваемых.

5. Нельзя сбрасывать со счетов и то, что, как уже говорилось, респондент не всегда охотно отвечает на открытые вопросы. Поэтому наряду тем, что ответы отражают его актуализированное сознание, тем не менее, это могут быть и какие-то случайные ответы, навеянные сиюминутной ситуацией или специфическим отношением к объекту изучения. Так, на ответы респондентов на открытые вопросы могут влиять уровень удовлетворенности работой на предприятии, ориентация на увольнение, неудовлетворенность социально-бытовым обслуживанием и т.д. В ответе на вопрос, почему люди увольняются с предприятия, будет чувствоваться явное влияние личного отношения к ряду явлений на производстве или в трудовом коллективе. Не случайно именно среди неудовлетворенных работой выше уровень критических высказываний. При ответе на открытый вопрос по улучшению работы предприятий потенциальные мигранты высказали 40% критических замечаний, а те, кто не собирался увольняться, только 21%. Эта закономерность была зафиксирована в ряде исследований по шахтным предприятиям. Проблема применения открытых и закрытых вопросов, соотнесения их информации остается актуальной и требует изучения.

 

Предмет и содержание вопроса

Концептуально-гипотетическая модель вопроса предполагает и еще одну структурную составляющую, а именно выделение в вопросе его предмета и содержания.

Предмет и содержание вопроса определяются его понятийным составом. Имеется два уровня понятийного состава вопроса. Первый уровень, когда содержание вопроса определяется внешним, т.е. поверхностным, значением сути явления; второй уровень, когда вопрос содержит глубинное значение, что и раскрывает его истинный смысл. В зависимости от этого меняется характер и содержание ответа. Так, например, в вопросе: "Хорошее ли я купил пальто?" получаю ответ: "Нет, тебе надо изменить фигуру", т.е. ответ получен на вопрос не первого уровня, а второго, который и является, так сказать, глубинным содержанием и определяется только контекстом разговора, что возможно только в процессе непосредственного общения. В социологическом вопросе мы, как правило, этого лишены (но не в полной мере), поскольку респондент не имеет возможности установить контекст разговора и для него смысл и содержание вопроса определяются только посредством установления предельно широкого контекста.

Таким образом, прежде чем сформулировать вопрос, исследователю необходимо определить, какую содержательную информацию он хочет получить. И первое, что он должен сделать - определить предмет вопроса. Что это такое и в чем его отличие от содержания вопроса?

Предмет вопроса- это концептуальное видение объекта, определяемое исследователем и отражающее его сущностное содержание. Вполне понятно, что концептуальное содержание вопроса может приобретать различные формы выражения.

Смысловое содержание вопроса- это выражения предмета вопроса.

Смысловое содержание вопроса может меняться в зависимости от конкретных задач и условий опроса, от формы его проведения и от многих других привходящих моментов, нивелировать которые можно только с помощью изменения формы вопроса. Задавая один и тот же вопрос детям или взрослым, малограмотным или высокообразованным людям, мы естественно меняем форму вопроса, т.е. его словесное выражение, иначе говоря по-разному его задаем, но сохраняя при этом в обязательном порядке предмет вопроса.

Например, перед социологом стоит задача выяснить мотивы увольнения с предприятия (причины увольнения могут выступать в качестве программного вопроса всего исследования). Мотивы увольнения в этом случае будут предметом вопроса. Но вполне понятно, что исследователь, исходя из различных объективных и субъективных условий, может по-разному сформулировать этот вопрос, сохраняя предмет вопроса. Например:

 

- "Выскажите свои мотивы увольнения с предприятия".

- "Если Вы собрались увольняться с предприятия, то назовите,

пожалуйста, основные причины".

- "Если бы Вам предложили на другом предприятии более высокий заработок (с вариантами: интересную работу, дружный коллектив, хорошего начальника, квартиру и пр.), то перешли бы Вы туда работать?"

- "Что Вас привлекло на другом предприятии?"

- "Что говорят хорошего и плохого о предприятии Ваши

знакомые?" и т.д.

 

Вариантов может быть много.

Необходимо помнить, что смысловое содержание вопроса есть не субъективное выражение пожеланий исследователя, хотя и это обязательно присутствует, а объективная потребность. Зная это, необходимо постоянно следить за тем, чтобы, меняя смысловое содержание вопроса, ни в коем случае не поступиться предметом вопроса. То, что это происходит постоянно, не надо доказывать - социологическая практика дает достаточно примеров. И это происходит потому, что нет четкого разделения предмета и смыслового содержания вопроса, а это ведет к неправильному построению вопроса и искажению получаемой информации.


 

 

Глава 3. Искусство задавать вопросы и

получать ответы

 

Получение строго определенного знания требует разнообразия форм и методов построения вопроса и его структуры.

Пожалуй, впервые проблема построения вопроса стала насущной при разработке искусственного, формального языка, к примеру языка социологической анкеты. Богатство общественных явлений и потребность в получении различной информации, как говорится, на все случаи жизни, обусловили задачу выработки (чаще всего заимствования из живого языка) различных по форме, и по содержанию типов вопросов.

Вступая в общение с респондентом через систему вопросов и ответов, социолог должен быть твердо уверен в адекватном понимании опрашиваемым содержания вопроса и адекватном содержанию вопроса ответе. Необходимое социологу четкое знание о том, какую информацию несут в себе вопрос и ответ и, соответственно, какую объективную реальность они отражают, возможно только при наличии общих знаний о природе вопросно-ответных отношений, законах и закономерностях их развития и правилах построения вопроса.

 

Фактологические и мотивационные вопросы

Из всего многообразия вопросов можно выделить те, которые фиксируют уже свершившееся действие, указывают на наличие какого-то факта. Например, уволился с работы, купил цветной телевизор, отдыхал на море, имеет библиотеку и т.д. Это так называемые фактологические вопросы. Они, как правило, четко определены во времени: "Имели ли Вы постоянную работу в течение последнего года?"

Фактологические вопросы представляют собой один из основных типов анкетных вопросов и играют важную роль в социологическом исследовании. Прежде всего они интересны тем, что, зафиксировав уже свершившийся факт, поступок, действие, они уже не зависят в момент вопроса от мнения респондента, его состояния, оценки и пр. Это позволяет получить объективную картину тех или иных сторон деятельности людей. Так, при определении уровня жизни тех или иных социальных групп можно пойти по пути его определения самими респондентами. Мнение респондентов о самих себе тоже представляет интерес и при решении той или иной задачи бывает необходимым. Но можно построить систему показателей, фиксирующих только факт экономического благосостояния, скажем, наличие автомашины, квартиры, мебели, предметов домашнего обихода и проч., и на основе анализа этих данных вывести общую объективную оценку уровня жизни изучаемых групп. Выводы этих двух исследований могут сильно отличаться. Не знаю как в других странах, но в России любят прибедняться, всегда занижают уровень своего благосостояния. И только фактологические данные позволяют получить более или менее точную картину.

Фактологические вопросы, как правило, не представляют трудности для восприятия и сложности для ответа. Правда, некоторые из них могут требовать и хорошей памяти, и значительных умственных усилий, когда исследователь, например, спрашивает о далеком прошлом или просит произвести суммирование некоторых действий или их усреднение: "Сколько чашек кофе Вы выпиваете в день?", "Как в среднем Вы учитесь?", "Как обычно Вы проводите свое свободное время?" и т.д. Среднее в данном случае - не оценка деятельности, а некоторое среднее действие.

В связи с этим следует отметить некоторые особенности фактологических вопросов, касающихся далекого прошлого и будущего действия.

Фактологические вопросы, как уже отмечалось, фиксируют свершившееся, независимые от оценки респондента факты. Но тут есть опасность, если это касается далекого прошлого, что факт (наличия, действия) может восприниматься через качественную оценку ситуации. Например, мы спрашиваем, сколько квадратных метров жилплощади имел респондент 15 лет назад. Большинство из опрошенных помнит это в лучшем случае приблизительно. Метраж жилища в данных случаях нередко фиксируется через качественные определения: большая или маленькая комната, т.е. такая, какой она осталась в восприятии респондента. Соответственно меняется и представление о метраже комнаты. Исследуя однажды жилищные условия респондентов, которые они имели 15 лет назад, мы неожиданно выяснили, что в зависимости от увеличения или сохранения численности проживающих в квартире ее общий метраж в восприятии жильцов уменьшается или увеличивается. Это можно объяснить тем, что перенаселенная квартира воспринимается как маленькая, а малонаселенная - как большая.

И хотя в приведенном примере ответ респондентов выражался в некоторых количественных единицах, на самом деле здесь снималась информация об оценке респондентами своих жилищных условий. Как видим, при этом произошла подмена понятий, в результате чего полученная информация не отразила той реальности, которая исследовалась социологом.

Анализировать события прошлых лет труднее, потому что осознанно или нет респондент рассматривает их в контексте сегодняшнего дня, современной ситуации и соответственно трансформирует свой поступок, свою оценку, искренне веря, что так оно и было на самом деле. Не случайно прошлое часто кажется лучше настоящего.

Другую природу имеют фактологические вопросы, касающиеся будущего действия. Когда социолог спрашивает, как бы поступил респондент, если бы он встретился на улице с хулиганом, то он фактически снимает информацию не о факте поведения, а установку на действие. Если респондент отвечает, что обязательно дал бы отпор (на самом деле частенько бывает наоборот), то ответ его отражает не реальное поведение, а только его мнение по этому действию, что далеко не одно и то же.

Основным недостатком фактологических вопросов является то, что они не изучают действие в развитии, они лишь фиксируют факт, давая моментный срез. Однако для понимания причин того или иного явления этой информации часто оказывается недостаточно. Вот почему для изучения глубинных истоков того или иного явления, верной оценки тех или иных социально-экономических, духовных процессов социологи используют так называемые мотивационные вопросы.

Они имеют несколько форм и соответственно различное назначение: снимают интенсивность протекания процесса, выясняют мотивы поведения, дают оценку деятельности (через мнение респондентов), выясняют личностные установки, ценностные ориентации, показывают направленность протекания процесса и т.д.

Интенсивность процесса снимается вопросами такого вида: как часто, редко, больше, меньше? Скажем: "Как часто Вы смотрите телевизор?" (варианты ответа: очень часто, часто, редко, очень редко, не смотрю телевизор). Вопросы, изучающие интенсивность протекания процесса, используются социологами довольно охотно, но они трудны для анализа, поскольку их интерпретация не одинакова у разных людей.

"Что значит долго добираться до дома в условиях большого и малого города?". В обоих случаях респонденты могут ответить, что они тратят много времени, но для такого города, как Москва, это будет значить примерно полтора часа, а для такого, как, скажем, Владимир, - всего пятнадцать минут.

"Что значит часто смотреть телевизор?". Для человека с высшим образованием это в среднем один-два часа в день, для людей с начальным образованием это может быть и пять, и шесть часов. Поэтому анализируя ответы типа "часто", "редко", "больше", "меньше" и т.д., необходимо прежде всего четко знать, как респонденты понимают эти слова, поскольку их понимание может весьма отличаться от установки исследователя.

Мотивационные вопросы являются весьма привлекательными для социологов. Они часто используются при изучении общественного мнения, например, во время выборов.

Мотивационные вопросы дают представление об установках респондента, о том, как он понимает и воспринимает те или иные события, и т.д. Не вдаваясь в детальный анализ сущности мотивационного поведения и ценности его изучения для социологического исследования, отметим только, что они интересны прежде всего как некая идеальная модель поведения человека. Но идеальное представление и реальное поведение - далеко не одно и то же.

Идеальное представление, сформированное на основе прошлого опыта, в конкретном поведении опосредуется реальной ситуацией, условиями жизни. Спрашиваем у женщин, сколько детей они хотели бы иметь. Чаще всего они отвечают: два-три ребенка. На самом деле большинство имеют одного ребенка, во всяком случае в Москве.

В анкетах так же часто просят респондента оценить престижность той или иной работы, некоторые события, действия, определить свое отношение к тому или иному явлению и т.д. Характерные вопросы: "Скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете работу Вашего депутата?", "Удовлетворены ли Вы своей работой?" и т.д.

Эти вопросы при общем подходе направлены на выяснение мнения респондента. Как известно, социологи в основном изучают общественное мнение. Не случайно большинство вопросов анкет начинаются со слов: "Как, по Вашему мнению...?", "Как Вы считаете...?", "Какие возможности, по Вашему мнению, имеются...?" и т.д. В практике использования мотивационных вопросов необходимо указать критерии оценки или уметь договориться о понятиях. Не определив, что респондент и исследователь имеют в виду, как понимают то или иное явление, социолог рискует неадекватно оценить ответы респондента.

Изучая уровень культурного развития каких-либо групп, можно в принципе ограничиться прямым вопросом: "Как Вы оцениваете свой уровень культурного развития?", предложив респондентам какую-либо шкалу. Что дает исследователю получаемая информация, посредством такого прямого вопроса, путем самооценивания? Только то, что респонденты сами себя оценили таким-то образом. Но насколько данная информация, соответствует некоторым общим критериям уровня культурного развития для данной группы? Единственно, что можно сказать, что данные по уровню культурного развития, полученные путем самооценки, являются отражением некоторых собственных критериев опрашиваемых.

Подобна информация мало чего стоит, если не выбраны точки отсчета, критерии оценки. Такие критерии устанавливаются и определяются уже другими вопросами. Исследователь задает этот критерий, формулируя серию вопросов, например, о наличии предметов культурного потребления в семье, о посещении культурных заведений и пр. Ранжируя по некоторой значимости ответы респондентов, социолог определяет уровень культурного развития изучаемых групп людей. Исследователь может соотнести свой критерий, уровень культурного развития с уровнем развития как его определили сами респонденты и тем самым выявить отклонения, насколько он завышен или занижен, насколько объективна их самооценка и т.д., что позволит определить структуру и направление культурного потребления различных групп опрашиваемых.

Чтобы исследователь и респондент говорили на одном языке, понимали друг друга, в анкете необходимо формулировать контрольные вопросы. Скажем, после вопроса "Скажите, пожалуйста, большая ли у Вас дома библиотека?" (ответ: "Большая") задается следующий вопрос: "А Вы не назовете примерное количество книг в Вашей библиотеке?" (ответ: "Примерно 100 книг"). Контрольным вопросом мы определяем, что понимает респондент под "большой библиотекой". Анализируя его представление "большая библиотека" и соотнося его с общепринятым пониманием или с пониманием исследователя, можно определить некоторые качества респондента, например, не желает ли он представить себя в более выгодном свете.

Таким образом, для того чтобы определить правильность понимания респондентом того или иного явления необходимо его соотнести с другим пониманием. Этим другим пониманием может быть точка зрения самого исследователя. Соотнося ответы респондентов со своим представлением, социолог может сделать заключение насколько респондент правильно понимает изучаемое явление. Но строго говоря ни исследователь, ни респондент не могут претендовать на то, что их понимание истинно, т.е. насколько понимание изучаемого явления исследователем и респондентом совпадает с таким пониманием, которое отражает объективную реальность. Социолог, конечно, может принять свою точку зрения как истинную и полностью удовлетворить исследовательские задачи, но это еще не доказывает того, что его понимание соответствует объективной реальности. Для этого необходимо ввести третий критерий. Например, взять за основу такое понимание явления объекта, которое принято в научной литературе и которое получило хорошую проверку в многочисленных социологических исследованиях. В качестве критерия можно взять понимание явлений объекта некоторой экспертной группой. Последнее характерно для случаев, когда надо определить мало разработанное понятие. Таким образом создается как бы координационная сетка, где ответы респондентов находят свое место и имеют четкие координаты.

Общественное мнение - это особый мир со своими внутренними законами и диалектикой развития. Как общественное мнение формируется? Как оно воздействует на общественное сознание и поведение? Какие объективные процессы отражает? В конечном счете все определяют люди, наделенные сознанием, волей, обладающие ценностными ориентациями, заинтересованные в решении тех или иных проблем, имеющие реальное представление о том, как достичь поставленных целей. В свою очередь объективная действительность, не зависящая от сознания отдельного человека, оказывает воздействие на формирование общественного мнения и общественного сознания. Связь этих явлений очень сложна и еще не полностью изучена. Однако можно с уверенностью сказать, что только всестороннее, пристальное изучение мотивов представления и реального поведения в их соотношении друг к другу позволяет выяснить роль того и другого в изучаемой проблеме, выявить причины конкретного явления.

Нередко из-за понимания сущностной разности двух форм общественного бытия, а именно идеального представления и реального поведения, они смешиваются, и тогда мотивы выступают как причины поведения. Ответы респондентов по мотивам поведения нередко принимаются социологами за причины, в результате выдаются необоснованные рекомендации. Идеальное и реальное поведение людей, их установки и действия могут не совпадать полностью или частично и быть даже противоположными друг другу.

Разумеется, из сказанного не следует, что изучение мотивов поведения не позволяет обнаружить реальные причины. Мотивы поведения содержат большую или меньшую долю информации, которая отражает в той или иной степени реальные процессы, через изучение которых можно найти подход к выявлению причин поведения.

 

Понятийное содержание вопроса

Один из принципов понятийного деления позволяет сгруппировать вопросы по двум типам, а именно с неполным и полным делением. Первый тип означает, что набор альтернатив, предлагаемый респонденту, не исчерпывает всего понятийного содержания вопроса. Во втором типе вопросов набор альтернатив полностью его исчерпывает. Каждый из них имеет свои правила построения и особенности использования.

Большой интерес представляют вопросы с неполным делением. Их особенность состоит в том, что содержащееся в них понятие имеет неограниченное деление, и набор альтернатив становится безграничным, как, к примеру, в вопросе "Какое сочетание красок больше всего Вам нравится?" Понятийное содержание вопроса может быть ограниченным, но достаточно широким, и респонденту предлагается большое количество вариантов ответа, скажем "Какую литературу Вы имеете в своей домашней библиотеке?" (варианты: историческую, мемуарную, специальную, детективную, фантастическую и т.д.).

Основная трудность и сложность использования этого типа вопроса заключается в том, то исследователь должен ограничиваться определенным и довольно небольшим набором альтернатив. В самом деле, не может же социолог предложить опрашиваемому все возможные варианты ответов. В большинстве случаев в этом и нет особой необходимости.

Тот или иной набор альтернатив может быть продиктован различными задачами.

1. Социолога интересует только факт наличия некоторого явления, процесса или признака, поэтому он ограничивается таким набором альтернатив, который только фиксирует данное явление. Например, факт указания на наличие той или иной литературы свидетельствует о том, что респондент имеет домашнюю библиотеку. Обычно это делается в тех случаях, когда нет возможности задать прямой вопрос.

2. Исследователь хочет выяснить, как проявляется изучаемое явление или насколько интенсивно проходит процесс, например, степень участия в политической жизни страны. Это можно определить по тому, в каких формах политической жизни участвует опрашиваемый, предполагая, что участие в сложных формах политической жизни, свидетельствует о большой общественно-политической активности.

3. Социолог исследует какую-то специфическую сторону проявления изучаемого явления или процесса, некоторые особенности его протекания. Так, наряду с выявлением факта участия в политической жизни общества, уровнем активности респондента, может появиться необходимость выяснить, в какой сфере общественной жизни опрашиваемый проявляет наибольшую активность: по месту жительства, на работе и пр. Соответственно, выбираются и альтернативы.

4. Исследователь изучает определенный аспект какого-либо явления, процесса, например какого рода политическую деятельность ведет опрашиваемый по признаку важности, сложности, ответственности или в каких политических организациях он работает. В зависимости от характера политической деятельности можно определить интересующий исследователя аспект.

5. Социолога также может интересовать, какими признаками (характеристиками) обладает респондент, и из всех возможных вариантов он выбирает те, которые в большей степени его характеризуют, например, в качестве активного участника общественной жизни.

И тому прочее.

Каждый из этих подходов требует специфического построения набора альтернатив. Так, в случае фиксирования какого-то явления, процесса, выявления интенсивности его протекания и т.д. нельзя брать частные, незначительные, случайные формы его проявления, поскольку при этом есть опасность зафиксировать неустойчивое состояние явления или процесса. Необходимо быть уверенным, что, используя те или иные показатели в качестве вариантов ответа, альтернатив вопроса, мы фиксируем сущностные характеристики.

Например, в вопросе о политической деятельности при случайном наборе альтернатив мы можем не получить истинную картину уровня общественной активности респондента. Поэтому необходимо выбирать только те альтернативы, которые могли бы достаточно надежно характеризовать изучаемое явление, показать устойчивость его признаков, т.е. выбрать наиболее существенные, характерные для решаемой задачи показатели.

Разработка вопросов с неполным делением требует четкого определения понятийного содержания формулируемого вопроса, полного и четкого определения того, какую информацию хочет получить социолог. Наверное поэтому этот тип вопроса используется, судя по вышедшим социологическим анкетам, неохотно. Действительно, этот вопрос всегда оставляет какую-то неудовлетворенность. Хочется спросить о многом, но объем вопроса и методические требования к ограничению количества альтернатив не позволяют этого сделать. В результате остается впечатление, что за бортом остается большое количество невостребованной и такой необходимой (особенно, когда получить ее нельзя) информации. Правда, такая неудовлетворенность является следствием нечеткого представления о том, какая информация необходима социологу для решения исследовательской задачи.

В социологических анкетах чаще всего применяется вопрос с полным делением, т.е. вопрос, альтернативы которого как подпонятия полностью или большей частью исчерпывают понятийное содержание вопроса.

Например:

СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, КАКУЮ ЛИТЕРАТУРУ ВЫ ИМЕЕТЕ В СВОЕЙ ДОМАШНЕЙ БИБЛИОТЕКЕ?

Художественную............................................. ( )

Политическую.................................................. ( )

Научную, специальную.................................... ( )

Учебную............................................................ ( )

 

Предлагаемый набор ответов по большей части исчерпывает (для домашней библиотеки) понятийное содержание вопроса. И в самом деле, литература может быть (в данном контексте) либо художественная, либо политическая, либо научная, специальная, либо учебная. (Возможны, конечно, другие варианты полного деления: например, "отечественная", "зарубежная", - но это уже другое понятийное содержание вопроса).

Главное при построении такого типа вопроса - это правильно выдержать объемы и соотношение подпонятий, который выступают в виде альтернатив. Необходимо, чтобы выделенные как подпонятия альтернативы имели равные объемы, совокупность которых полностью или по крайней мере большей частью исчерпывала общее понятие, которое заложено в вопрос контекстом исследования.

Но нередко это правило нарушается. Как показывает анализ социоло







Читайте также:

  1. A. Библейские пророчества напоминают нам, что Бог Суверенный
  2. A. законом, иными правовыми актами или договором.
  3. Gerund переводится на русский язык существительным, деепричастием, инфинитивом или целым предложением.
  4. Hе откладывай на завтра то, что ты отложил вчера на сегодня.
  5. I. Драма одаренного ребенка, или как становятся психотерапевтами.
  6. I. О СЛОВЕ БОЖИЕМ, ИЛИ СВЯЩЕННОМ ПИСАНИИ
  7. II Д.Г. ЛОУРЕНС, ИЛИ ФАЛЛИЧЕСКАЯ ГОРДОСТЬ
  8. II. Найдите фрагменты из британских или американских видеофильмов,
  9. III. Определите значимость для переводчика изучения особенностей литературного направления, к которому относится тот или иной автор.
  10. IV ФИЗИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ПРИ ЗАБОЛЕВАНИЯХ ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ
  11. IV. В следующих предложениях подчеркните модальный глагол или его эквивалент. Переведите предложения на русский язык.
  12. Martyria или memoriae, сакральные постройки в память


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 88; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.016 с.) Главная | Обратная связь