Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Что такое правильно построенная анкета?



Правила надо уметь нарушать Анкета в целом и каждый вопрос в отдельности являются особого рода инструментарием, предназначенным

для снятия определенной социальной информации или измерения какого-либо социального процесса. И чем тоньше этот инструмент, тем он надежнее, тем более точную информацию мы получим, тем лучше наши знания. Поэтому так много и долго работают социологи над методами и методиками исследования, тщательно формулируют каждый вопрос, проводят пилотажные исследования, разрабатывают десятки правил как надо и как не надо формулировать вопросы и строить анкету в целом.

Ни у кого не вызывает возражения тот факт, что анкету надо строить по правилам. Но что такое правильно построенная анкета. На этот вопрос не всегда правильно отвечают. Как это не парадоксально звучит, но дело в том, что даже построенная по всем правилам анкета может дать неверную информацию. Я имею в виду в данном случае те всевозможные ошибки, которые могут быть допущены на различных этапах разработки методики и которые приводят к смещению результатов опроса. Речь идет о другом. Речь идет о том, и это необходимо подчеркнуть как важнейшее методическое требование к построению анкеты и каждого вопроса, что правила сами по себе не являются залогом получения достоверной информации. Сами по себе правила бессодержательны и приобретают смысл только в контексте тех или иных задач исследования. И то, что в одних случаях нельзя, в других оказывается не только можно, но даже необходимо.

Некоторые социологи абсолютизируют правила, подходят к ним как к канонам, догмам, как к содержательным самим по себе. Они категорично требуют строго выполнять правила построения анкеты и формулирования вопросов, как будто само по себе применение правил уже ведет к получению достоверной информации. Но необходимо помнить, что применяя то или иное правило, мы всегда получаем определенную информацию, хотя и не обязательно ту, которая отвечает нашим целям и задачам. Правила ценны не сами по себе, а как инструмент решения специальной задачи, получения необходимой информации.

Так, исследуя группу респондентов, отрицательно настроенных на изучаемое событие, явление, социолог может построить вопрос таким образом, что он будет иметь явно положительную направленность. Все правила построения социологической анкеты категорически запрещают это делать. Но для чего это надо? В данном случае возможно это нужно для того, чтобы выявить таким образом насколько высока степень отрицательного отношения к изучаемому явлению.

Или же в случае явного положительного настроя, вызванного может быть влиянием общественного мнения, конвенциальных норм, исследователь может спровоцировать респондента на негативные ответы и тем самым выявить устойчивость его положительной реакции. Одно дело просто ответить положительно или отрицательно на прямой вопрос, другое - побороться за свое мнение, активно противостоять явному давлению исследователя.

Например, выявляя устойчивость установки респондентов на отношение к определенной марке холодильника, можно задать вопрос, построенный вопреки всем правилам. Почти в явной форме, описывая преимущества данного холодильника, оказать давление на респондента, дать ему понять, что это мнение не только исследователя, но и широкого круга людей.

"В прошлом году в продаже появилась новая марка холодильника "...", который сразу же приобрел популярность и стал пользоваться большим успехом у покупателей. Этот холодильник достаточно вместительный, при этом занимает мало места, надежен в работе, элегантен и стоит недорого. Как правило, заявки на этот холодильник удовлетворяются далеко не полностью.

СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ХОТЕЛИ БЫ ВЫ КУПИТЬ ЭТОТ ХОЛОДИЛЬНИК?"

Это не вопрос, а скорее реклама нового холодильника. Но так он был построен специально. Зная общий положительный настрой на данный холодильник, была предпринята попытка выявить, насколько сильно ориентирован респондент на данную марку и какое количество людей принципиально отрицательно относятся к ней. Последняя группа интересна тем, что в ней наиболее полно и рельефно выразились все негативные моменты отношения к данному холодильнику, что и требовалось от данного вопроса.

Для того чтобы достичь цели, решить поставленные в программе исследования задачи, надо уметь нарушать правила. Но для того, чтобы нарушать правила, необходимо хорошо их знать. Надо знать, что будет, если построить вопрос таким образом, и что будет, если построить его иначе, и, уже зная особенности реакции респондентов на тот или иной тип, форму, формулировку вопроса, использовать их при решении своей специфической задачи.

Я не буду говорить о случаях явного тенденциозного влияния исследователя на респондента с целью подогнать его ответы под свои теоретические построения. Такое, к сожалению, бывает и говорит не только о научной беспринципности, но и бесчестности социолога. Это особые случаи. Другое дело, когда социолог, не зная правил игры, строит свою анкету таким образом, что невольно оказывает влияние на респондента. Это уже социологическая неграмотность.

Правила построения анкеты и формулирования вопросов это не догма, а руководство к действию. Если бы мы не нарушали правил, мы не смогли бы решить многих наших задач. Любая гениальная идея доведенная до крайности превращается в абсурд. Отношение к правилам как к догмам становится тормозом в развитии методики исследования и решении его разнообразных задач. Даже в повседневной разговорной речи, если бы люди не нарушали и притом постоянно (в пределах допустимого, конечно) правил словоупотребления, язык не мог бы развиваться.

Правило - это жесткое и не жесткое взаимодействие ряда явлений. Все правила работают не сами по себе, не по отдельности, а только в их взаимосвязи, в их совокупности, в некоторой единой системе связи. Кроме того, что правила всегда относительны, имеют ограниченную область применения и исключения (как говорится, любое "железное" правило имеет "железное" исключение), сами по себе они не имеют содержательного значения вне основной задачи исследования.

Методика своего объекта Правильно построенная анкета та, которая соответствует своему объекту исследования. Нередко неверную

информацию мы получаем и тогда, когда пытаемся использовать одну и ту же методику при исследовании различных по своей сущности социальных явлений. Каждое явление (класс явлений) обладает особенностями отличающими его от других явлений, и поэтому требует особой методики для своего изучения.

К примеру, мы каждый день и каждый час занимаемся измерением, чаще всего того не осознавая. Сегодня погода лучше, чем вчера. Но вчера мое самочувствие было хуже, чем сегодня. Мы замечаем, что с возрастом у детей меняется характер, а от частого употребления книги быстро портятся и т.д. И каждый раз мы пользуемся специфическим методом измерения. Температуру мы проверяем градусником, а самочувствие по тому болит ли голова, изменение характера детей - по их словам и поступкам и т.д.

Разрабатывая методику исследования, мы четко должны представлять, какую объективную связь, отношение, свойство и пр. мы измеряем, насколько наш метод исследования адекватно отражает те процессы, которые протекают в объективной реальности и соответствует ли он сущности и характеру объекта исследования. Изменяя методику исследования, мы получаем разную информацию. Довольно часто социолог не в полной мере представляет себе какую же методику необходимо применить, чтобы она отвечала и задачам исследования, и природе изучаемого явления.

Ошибки, как правило, возникают тогда, когда социолог пытается известными методами изучить новые области общественного бытия. Нетерпение узнать что там, в неведомом бывает настолько велико, что он не успевает не только разработать, но даже осознать в полной мере, что в данном случае могут потребоваться принципиально новые методики исследования. В результате получается, что он не видит того неизведанного, которое стремился увидеть. И только набив себе шишки, наконец убеждается в том, что начинать необходимо как раз с того конца, которое является началом, т.е. создавать новые методы, методики, инструментарий социологического исследования.

Возьмите любую анкету и вы легко убедитесь, что с помощью примерно одних и тех же вопросов изучаются удовлетворенность семейно-брачными отношениями и работой, текучесть кадров на предприятии и миграционные процессы населения, интересы читательской аудитории и аудитории радио и телевидения. Одними и теми же методами, одними и теми же по форме и по содержанию вопросами изучают отношения между взрослыми, подростками, правонарушителями и т.д. Примеров можно привести много. Соответствие методики объекту исследования является одним из основополагающих принципов любого социологического исследования, и это является залогом получения достоверной информации.

 

Что стоит за цифрами? Правильно составленная анкета соответствует изучаемой ею объективной реальности. Возможно это ут-

верждение покажется банальным, поскольку все привыкли к тому, что анкета обязательно отражает, соответствует содержанию объекта. Однако на практике нередко бывает не так. В ходе социологического исследования мы не всегда можем достаточно определенно сказать, о каком явлении идет речь, что отражают те или иные цифры, полученные в ходе опроса, и какую информацию мы снимаем в процессе анализа его результатов. Не всегда можно сказать, какую объективную реальность отражает приобретенная нами информация. Ложная, недостоверная информация, не отвечающая объективной реальности, на самом деле есть ее приписывание не тому объекту. Цифры, которые мы получаем, всегда отражают какую-то объективную реальность. Исследователь должен знать, какой процесс нашел отражение в материалах социологического исследования. Именно это и оказывается довольно трудным.

Вопрос анкеты: "Если бы Вы захотели перейти работать в другой отдел, то смогли бы Вы это сделать?" Но что такое "смогли бы сделать?" Исследователь имел в виду, разрешило ли бы такой переход начальство. Респондент может понять так, что смог бы он это сделать по каким-то личным причинам и соображениям. В результате разночтения данного понятия социолог получает не ту информацию, которую ожидал.

Интерпретировать ответы респондентов бывает очень трудно. Если в отдельных случаях такая интерпретация может быть достаточно обоснованной, то в других случаях обоснование требует тщательного дополнительного исследования. Мы задаем вопрос: "Скажите, пожалуйста, знаете ли Вы имя и отчество своего участкового врача?" Если респоондент отвечает утвердительно, то можно с большой долей уверенности утверждать, что респондент имеет не очень хорошее здоровье, если, конечно, их не сближает что-нибудь другое. Но вот мы задаем вопрос о его здоровье, и если он отвечает хорошее, то что отражает данный ответ: то что у него и в самом деле здоровье хорошее или что он ощущает свое здоровье как хорошее, т.е. снимаем ли мы информацию о его здоровье или о его мнении о своем здоровье. Согласитесь, что это весьма различные информации, отражающие разные области объективной реальности.

Исследователь может поставить задачу изучить как меняется восприятие респондентом его здоровья в зависимости от его состояния. И наверняка зависимость здесь имеется, но для этого требуется более тщательное исследование, может быть даже его специальные методики, возможно и такие, которые на первый взгляд будут противоречить некоторым устоявшимся положениям и представлениям.

Проблема подмены информации более существенна, чем иногда кажется. С ней мы сталкиваемся на каждом шагу и не всегда успешно ее решаем. Нередко и в жизни мы неверно истолковываем получаемую информацию, приписываем явлениям совсем не ту сущность, которую они имеют на самом деле. Вчера мой начальник был хмурым и очень сухо со мной говорил. Я сломал голову, думая, почему он мной недоволен, а на самом деле у него просто было плохое настроение. Любимая девушка опоздала на свидание на полчаса и молодой человек решил, что она его уже не любит, а на самом деле просто долго не было автобуса.

И только благодаря этому мы частенько, попадаем впросак, т.е. строим свои действия в соответствии с нашей интерпретацией явлений, а не с ее истинной сущностью, и в результате получаем не то, на что рассчитывали. Молодые супруги часто спорят только потому, что не понимают один другого, неправильно интерпретируют действия друг друга (возможно, это является одной из причин развода после недолгого супружества, потому что супруги еще не научились понимать друг друга). Только в процессе длительного общения они начинают понимать, что стоит за тем или иным словом и действием.

Анализируя результаты опроса, социолог не может сказать порою достаточно точно, что стоит за той или иной цифрой. И если на вопрос об удовлетворенности работой 80% опрошенных ответили, что удовлетворены ею, то это еще не значит, что полученные данные можно интерпретировать как удовлетворенность именно работой, а не какими-нибудь другими привходящими моментами. Так, опрос молодых рабочих об удовлетворенности работой выявил закономерность, что с увеличением стажа работы на предприятии повышается и их удовлетворенность трудом. Является ли это следствием социальной и профессиональной адаптации молодых рабочих на предприятии, роста заработной платы или их настоящая работа хороша потому, что не мешает учиться в институте, техникуме. Так и оказалось, когда мы проводили исследования среди молодых шоферов.

Когда давным-давно ввели школьную форму для девочек, многие из них поначалу были весьма недовольны ею. Но в конце учебного года о новой форме многие школьницы стали отзываться весьма положительно. О чем говорит полученная информация? О том, что она и в самом деле хорошая или о том, что школьницы просто привыкли к ней. Проведя социологический опрос об отношении к новой форме и получив довольно много положительных ответов, социологи не могли сделать однозначный вывод. Было неясно либо форма получилась действительно удачной, либо школьницы в течение года привыкли к ней, приспособились, и на вопрос, удобна ли форма, отвечали "да", хотя на самом деле возможно, что неудовлетворенность ею осталась.

К любым цифрам будь-то проценты, абсолютные значения, индексы и пр. при анализе социологической информации необходимо подходить очень осторожно, всегда четко представляя себе, какую объективную реальность они отражают. Иначе можно получить такие несуразицы, которые потом могут привести к негативным социальным последствиям.

Значит ли это что мы вообще не можем доверять цифрам социологического исследования, не верить своим ушам и глазам? Нет, конечно. Эмпирические исследования, данные социологических опросов являются основной (хотя и не единственной) выводов и заключений социологов. Но к интерпретации этих данных необходимо подходить очень осторожно, и только убедившись неоднократно в истинности посылок и их обоснованности данных. Прежде чем дать оценку тем или иным процессам, необходимо всесторонне рассмотреть исследуемые явления, чтобы не упустить сущностные явления и увидеть проявления сущности.

В этом, собственно, и заключается основная задача социолога.
Глава 4. Драматургия анкеты

Собранные вместе вопросы еще не образуют социологическую анкету в ее научном понимании. Но определенное количество собранных вместе даже в случайном порядке вопросов уже создает новое качество, независимое от социолога. Хочет того исследователь или нет, но, сконцентрировав вопросы и расположив их определенным образом, он уже решает первую задачу социологической анкеты - представление вопросов в их целостности. Однако то целое, которое образовано совокупностью вопросов, станет социологической анкетой только в том случае, если с его помощью можно решить основную задачу исследования.

Специфика той или иной исследовательской задачи определяет структуру анкеты, ее форму и содержание. Каждая конкретная анкета может иметь свои особенности, но существуют общие правила ее построения, следуя которым можно быть уверенным в том, что поставленные задачи будут успешно решены. Правил этих много. Но прежде всего необходимо учитывать особенности восприятия респондентами вопросов в анкете и анкеты в целом, манеру подачи материала, умение построить заочную беседу с респондентом и многое другое.

 

Влияние исследователя на ответы респондента

Обычно о влиянии исследователя на ответы респондентов говорят в связи с процессом интервьюирования: через умение говорить, войти в контакт с ним, заинтересовать его, расположить к себе. Меньше внимания уделяется влиянию, которое может оказать исследователь на ответы респондента в заочной беседе. Как-то негласно принято, что поскольку социолог непосредственно не вступает в контекст с опрашиваемым, то он оказывает меньше влияние. На деле не так. Мы даже не подозреваем, сколь велико влияние исследователя на ответы респондента при анкетном опросе. Оно осуществляется двояким образом.

1. Общим методом исследования. Хотим мы того или нет, но анкета, построенная исследователем от начала и до конца, подчиняется логике его рассуждений и в какой-то мере определяет логику рассуждений респондента. Например, закрывая вопрос набором альтернатив, мы тем самым уже структурируем сознание респондента, т.е. очерчиваем область поиска истинного ответа. Фактически мы требуем от респондента ответа в нашей системе логического рассуждения, и он вынужден подчиняться этой системе рассуждения, хотя это вовсе не значит, что истина лежит в заданной области. Так, мы задаем респонденту вопрос о мотивах увольнения и предлагаем ему варианты ответа. Респондент, конечно, может дописать и свой вариант, но чаще он подчиняется исследователю и ищет более или менее подходящий ответ в предлагаемом наборе, т.е. следует логике рассуждения исследователя. Исследователь как бы подсказывает респонденту, что основные мотивы увольнения в предлагаемой серии ответов. Так, предложив репондентам два различных набора альтернатив по мотивам увольнения, получаем два независимых выбора мотивов увольнения. Иначе говоря, исследователи всегда предлагают респонденту поиск истины в некоей определенной области, от него требуется только ответить на вопрос, согласен он или не согласен с заданными альтернативами.

Но другого пути в познании общественных явлений, пожалуй, и нет. Приступая к исследованию той или иной проблемы (социального явления), мы уже имеем предварительное представление о ней. Знание того, что мы ничего не знаем, уже есть знание об этот незнаемом. Сформулировав концептуальную часть своего исследования, социолог как бы очертил круг своего знания об изучаемом явлении, проблеме, выдвинул гипотезы, наметил пути дальнейшего продвижения в область незнаемого. Это теоретическое представление необходимо проверить, что и делает социологическое исследование.

Социология, как уже говорилось, в качестве метода социального познания, впрочем, как и любая другая социальная наука, в методической своей части ничего нового не открывает, а только подтверждает или опровергает некоторые наши теоретические концептуальные построения.

Анализируя ответы респондентов в социологическом анкетном опросе, мы подтверждаем или опровергаем наши гипотезы, заложенные в программе социологического исследования. Естественно, и респонденты "работают" в рамках нашего теоретического представления, невзирая на то, соглашаются они с нами или нет. Основная опасность при этом заключается в том, что сама по себе теоретическая часть, логически обоснованная, может оказать спонтанное влияние на рассуждения респондентов, "переманив" некоторых из них на сторону социолога, что естественно, сказывается на чистоте исследования. Респонденту может понравиться какой-нибудь ответ, предложенный в анкете, и он выберет его, хотя до того мог иметь иное представление, отличное от предлагаемого. Респондент может полениться противопоставить свою логику системе рассуждений исследователя и последовать за ним. Все это, конечно, сказывается на достоверности получаемого знания.

2. На респондента могут оказать влияние вопросы, специальным образом сформулированные.

Выстраивая вопрос, социолог выражает свою позицию и тем самым в неявной форме может предопределить ответ респондента. Например, помещает значимую альтернативу первой, положительно формулирует вопрос, если по его мнению требуется положительный или отрицательный ответ. "Улучшилась ли организация труда в Вашем отделе?" задает исследователь вопрос, и респонденту ясно, что организация труда должна улучшиться, что от него ждут положительного ответа. Часть респондентов отвечает согласно пожеланиям социолога.

Э. Ноэль приводит такой пример. ""Почему Вы обычно сами печете пироги, вместо того, чтобы покупать готовые? В самом деле только ради экономии денег? Или потому, что Вы считаете Ваши пироги лучшими? Не является ли эта Ваша работа вершиной Вашей деятельности как домашней хозяйки, деятельности, на которую обычно обращают слишком мало внимания и за которую Вы когда-нибудь, наконец, заслужите похвалу своей семьи?"

При таком напористом, как бы убеждающем "вопросе" многие женщины не станут утруждать себя возражениями интервьюеру, который, по-видимому, уже знает о них больше, чем они сами"[17]. "Заметная реакция на последовательность вопросов или альтернатив ответа, на отдельные слова и обороты является досадным недостатком демоскопического интервью"[18], - констатирует Э. Ноэль.

Сказанное относится не только к демоскопическому интервью. В равной мере это касается и анкетного опроса, где последовательность вопросов, альтернатив и даже отдельных слов оказывает огромное влияние на результаты исследования. Рассмотрим такой фрагмент из анкеты: "Активное участие в политической жизни современного общества нельзя представить без основательных политических знаний, без достаточно полной информации о всех событиях, которые происходят у нас в стране или за рубежом. Скажите, пожалуйста, интересуетесь ли Вы общественно-политическими событиями внутри страны и за рубежом?"

Вопрос сформулирован таким образом, что явно подсказывает ответ. Начав с заявления о том, что нельзя представить политической деятельности, тем более активной (категоричность выражения), без основательных политических знаний, без полной информированности (опять категоричность), автор анкеты задает вопрос о том, интересуется ли этими политическими событиями респондент. Тому ничего не остается, как ответить положительно. Отрицательный ответ, по существу, снят социологом.

Приведем пример явного влияния формы вопроса на респондента. "Что по Вашему следовало бы сделать или предпринять, чтобы слухи, как искаженное отражение жизни города, возникали бы реже или отсутствовали бы вовсе?" (Напишите, пожалуйста, свое мнение)[19].

Если программа данного исследования не предусматривала постановку вопроса именно в такой форме, то здесь очевидна явная направленность вопроса, т.е. негативное отношение исследователя к такому социальному явлению, как слухи. Тем самым программируется негативное отношение респондентов к слухам.

Как видно из приведенных примеров, социолог нередко подталкивает респондентов к определенным ответам, т.е. анкета оказывает воздействие на результат.

В принципе невозможно построить абсолютно нейтральную анкету, из которой было бы полностью исключено влияние исследователя. Оно всегда в большей или меньшей степени будет присутствовать. Главное избежать тенденциозного, часто неосознанного желания использовать методику построения анкеты таким образом, чтобы подтвердить свои предположения и гипотезы. Это опасное стремление. Вопросы, начинающиеся со слов: "Известно ли Вам...", "Удовлетворены ли Вы...", "Нравится ли Вам..." и т.д., фактически направляют респондента в сторону положительного ответа. Легче ответить утвердительно, чем признаться, что Вам неизвестно, не нравится и т.д. Респондент чаще склонен отвечать положительно, чем отрицательно[20].

Есть несколько способов снизить влияние исследователя на ответы респондента:

1) формулировать нейтральные вопросы, безотносительно к той или иной позиции, будь то позиция социолога, или общепринятая, или официальная оценка события. "Скажите, пожалуйста, как Вы относитесь к телепередаче "В мире животных"?" Вопрос не несет в себе явного влияния социолога, его формулировка нейтральна к возможным вариантам ответа;

2) поставить вопрос в альтернативной форме. "Некоторые люди считают, что холодильник "..." очень хороший, другие говорят, что он не самый хороший, есть лучше. А как Вы думаете?" Исследователь предлагает респонденту различные точки зрения, тем самым показывая, что нет единого общепринятого мнения, как и мнения самого социолога. Он просит респондента высказать свою точку зрения;

3) не строить вопрос в положительной или отрицательной форме. В экспериментальном исследовании респондентам был задан один и тот же вопрос, но в трех различных формулировках: положительной, отрицательной и нейтральной.

Опрос дал такое распределение ответов.

  Вам нравится работать на шахте? Как Вы относитесь к своей работе на шахте? Вам не нравится работать на шахте?
Мне нравится работать на шахте 58,6 54,5 53,8
Мне нравится работать на шахте, но не очень 35,9 34,8 32,8
Нет, мне не нравится работать на шахте 3,0 6,3 10,5х

х В сумме по столбцу нет 100%, поскольку часть респондентов не ответила на вопрос.

Разница в распределении ответов небольшая (в среднем 5,1%), но весьма характерная. При положительной формулировке вопроса возрастает количество положительных ответов, сокращается количество отрицательных, соответственно изменяется количество ответов на вопросы с отрицательной формулировкой. И только при безотносительной формулировке вопроса получены ответы, близкие к усредненным между положительной и отрицательной формулировками. Таким образом безотносительная формулировка вопроса позволяет избежать влияния исследователя и получить более точные данные. Вопросы лучше формулировать нейтральные. "Скажите, пожалуйста, улучшилась ли за последние два года Ваша жизнь?", так обычно задается вопрос в анкетах. Его лучше сформулировать по другому: "Скажите, как изменилась Ваша жизнь за последние два года?"

К сожалению, социологи не всегда следят за тем, чтобы все вопросы анкеты были сформулированы нейтральными по отношению к оценке социологом, форме, а формулируют вопросы в такой тональности, которая больше привлекает самого исследователя. В результате получаются неверные или искаженные данные.

Есть еще способ избежать влияния отрицательного или положительного настроя в вопросе, особенно в тех случаях, когда трудно построить вопрос в нейтральной форме. Для этого имеет смысл не задавать вопрос в общей форме типа "Знаете ли Вы...", а разбить его на ряд отдельных подвопросов. Например, в исследовании "Клубный работник сегодня и завтра"[21] респондентам задавался не один вопрос "Знаете ли Вы клубного работника?", а два:

"Не вспомните ли как его зовут?"

(напишите фамилию, имя, отчество)__________________

"Он давно работает в Вашем клубе?"__________________

 

Отвечая на эти два вопроса, респондент полностью выявляет свое знание клубного работника, поскольку социолог снял возможное влияние положительной формулировки вопроса "Знаете ли Вы...?";

4) для снятия влияния исследователя можно поставить вопрос в виде диалога, в котором один участник высказывает свое мнение, второй - иное, возможно даже противоположное. Диалог может быть представлен или в словесной форме, или в наглядной, в виде рисунков. Можно вообще не задавать вопрос, а предложить респонденту изложить свое мнение по поводу сюжета рисунка. Так, можно предложить респондентам две картинки. На одной из них нарисован мужчина с сигаретой, на другой - без сигареты. Респондент должен высказать свое мнение о каждом из рисунков. В зависимости от того, как респонденты будут оценивать эти портреты, можно сделать заключение об их отношении к курению[22].

На респондента может оказать влияние и сама процедура опроса. Чистота ответов может зависеть от того, кто проводит опрос, т.е. от анкетера, от его умения найти форму общения с респондентом, от того как сложатся их личные отношения. Очень важно, доверяет ли опрашиваемый анкетеру, а также в каких условиях заполняется анкета, в какое время. Эти моменты необходимо учитывать при проведении социологического исследования. Они - существенный аспект социологического анкетирования.

Основная сложность во взаимоотношениях исследователя и респондента заключается в том, что социолог не всегда может достаточно точно знать, как проявилось его влияние на ответы опрашиваемых. Знание респондента всегда выступает как некоторое обобщенное знание, как выражение его жизненной позиции, которую он стремится в той или иной степени отстоять, иногда весьма активно и последовательно. Работая в системе логического рассуждения автора исследования, респондент тем не менее может пытаться навязать социологу и свою точку зрения, собственную логику рассуждения. Правда это может осуществиться в своеобразной форме. Возможно он избегает ответа, пропускает вопрос (здесь более или менее понятна его позиция) или отвечает, но его выбор ответа неадекватен ситуации поведения, что может быть предметом особого исследования. Не всегда можно с уверенностью объяснить, почему респондент выбрал эту альтернативу, а не другую, чтобы противодействовать влиянию социолога.

Может быть несколько вариантов.

1. Респондент соглашается с логикой рассуждения исследователя и в соответствии с ней, как со своей собственной, выбирает ответ в альтернативном наборе.

2. Респондент не согласен с мнением исследователя, но не желает утруждать себя лишней работой и пассивно идет в русле рассуждений социолога, выбирая альтернативу, более или менее соответствующую его мнению.

3. Респондент, выбирая из предложенного ряда альтернативу, выражает точку зрения не свою и не исследователя, а некоторую общепринятую. Идет своеобразная игра в поддавки. Респондент тоже знает, что такое хорошо и что такое плохо, и если он не хочет высказывать свое мнение, то выражает общее мнение. В этом случае исследователь получает информацию не о реальном протекании процесса или отношении респондента к изучаемому явлению, а информацию о том, знает ли последний общепринятую, официальную позицию. Мы спрашиваем, кк респондент относится к мелкому хищению на предприятии. В результате опроса оказывается, что большинство респондентов относятся к этому явлению отрицательно, порицают подобные факты поведения. Но значит ли это, что они в самом деле относятся отрицательно к этому, а не просто выражают официальную точку зрения? Скорее всего последнее, поскольку на практике, как известно, часть работников, от рабочих до служащих, относится к этому весьма терпимо. Если бы было иначе, то мелкого хищения, наверное, не было бы совсем.

4. Альтернатива выбрана чисто случайно, механически.

Влияние на респондента оказывает исследователь через язык, интонацию, стиль текста, специфические выражения. Можно сказать, что у исследователя больше возможностей оказать влияние на респондента, чем избежать его. И тем не менее необходимо по мере возможности строить анкету и вопросы таким образом, чтобы респондент оставался один на один со своим мнением. И в самом деле, ведь социолога интересует мнение опрашиваемых, а не его самого высказанное устами респондентов.

 






Читайте также:

  1. A. Библейские пророчества напоминают нам, что Бог Суверенный
  2. Hе откладывай на завтра то, что ты отложил вчера на сегодня.
  3. А.15 Укажите, что представляет собой фибра
  4. А2. Что такое уголовно-правовая норма?
  5. Активные компоненты подобраны таким образом, чтобы максимально тщательно воздействовать на проблемные зоны вокруг глаз и ликвидировать темные круги, припухлости и отечность.
  6. Аллах почтил людей тем, что отправил к ним посланников
  7. Аль-Бути неправильно предположил, что слепой мужчина попросил Аллаха вернуть ему зрение ради высокого положения Пророка, мир ему и благословение Аллаха
  8. Берите то, что уже принадлежит вам
  9. Беседа о том, что для плодоносного покаяния необходимо отвержение самомнения
  10. Благовестник обязан знать, по мере сил, что в жизни его нет ничего противного Богу, мешающего служению Духа Его душам слушателей.
  11. Бог не отверг нас. Это мы отвергли себя. Он здесь и Он заботится. Но Он ожидает, что мы будем сотрудничать с Ним, заботясь о себе.
  12. Брошены две игральные кости. Какова вероятность того, что на них выпали грани с одинаковым числом очков?


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 28; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.182 с.) Главная | Обратная связь