Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


I. История учения великого символа




Вероятно, никогда не было дара Востока Западу более замечательного по его философской и религиозное истории или более ценного для изучающего науку управления сознанием, называемую ЙОГОЙ, чем данная Книга. Она содержит квинтэссенцию некоторых из наиболее глубоких доктрин Восточного Оккультизма. Они, однако, не являются устаревшими или забытыми доктринами, вновь открытыми в развалинах культуры, которая расцвела и умерла в прошлом, но доктринами, которые были переданы в наш век через посредство непрерывной последовательности посвященных.

Задолго перед тем, как Христианство достигло Европы, эти учения, теперь озаглавленные «КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ВЕЛИКОГО СИМВОЛА», излагались для избранного меньшинства среди, ученых Брахманов и Буддистов древней Индии. Согласно Тибетской традиции, воспринятой из индийских источников, считается, что святой Буддист философ Сараха (точная датировка жизни которого, исторически говоря, несколько неопределенна) сформулировал эти учения в первом веке до н. э. или около того, что они уже в его дни были древними, что он, таким образом, был просто одним из длинного и замечательного ряда ГУРУ, которые без искажений передавали учения непосредственно от Великих РИШИ.

Благодаря главному ученику Сараха, знаменитому ГУРУ Нагарджуна и после него через его учеников эти учения, как говорят, продолжали передаваться, вероятно, устно. Затем в одиннадцатом веке н. э., когда Марпа, основатель Школы Карджнутпа спустился в долины Индия из Страны Снежных Хребтов, его родного Тибета, в поисках Божественной Мудрости, эти учения были переданы ему ученым Индийским Буддистом философом Наропа.

Наропа был посвящен в Учения Великого Символа Тилопой, который жил около середины десятого века. Тилопа, согласно традиции Карджиутпа (Кургьуитпа) (см. Книга I) получил эти учения телепатически непосредственно от Ади-Будды, которого Карджиутпы знают как Дордже-Чанг «Держатель Молнии Богов», мистическое имя, символизирующее божественные оккультные силы.

Ввиду того, что эти учения, видимо, уже существовали в Индии задолго до Тилопа, было бы, вероятно, литературно более корректно интерпретировать эту традицию как реально означающую, что Тилопа было телепатически внушено от Дордже-Чанга, Божественного покровителя Каргиутпов, передать эти учения в такой форме, чтобы они стали, как это и произошло, основополагающими учениями нового ряда Каргиутпских ГУРУ в Тибете. К этой интерпретации был более или менее склонен я сам покойный Лама Кази Дава-Самдуп.

Каргиутпская Линия ГУРУ, в которой Тилопа был, таким образом, первым на Земле, а Дордже-Чанг — Духовным Главой, была описана в некоторых исторических деталях в книге «ВЕЛИКИЙ ТИБЕТСКИЙ ЙОГИ МИЛАРЕПА» (стр. 6—8), в работе, которая является одним из лучших комментариев, существующих на английском языке, для практического использования в связи с нашим текстом «КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ВЕЛИКОГО СИМВОЛА». Как результат проверки учений Великого Символа, Миларепа, который был последователем Марпа, достиг Состояния Будды в течение одного жизненного периода, как это указывает БИОГРАФИЯ; и по сей день он считается Тибетскими ЙОГИНАМИ всех сект одним из величайших мастеров ЙОГИ, известных Истории.

Согласно «Голубым Летописям» (тиб.— ТЕП-ТЕР-НГОН-РО, том XI, листы 1—3), одного из наиболее достоверных исторических документов Тибета, Высшая Школа философии Великого Символа в Тибете выработала Три Тибетских переложения «ВЕЛИКОГО СИМВОЛА», непосредственно из Индийских манускриптов-источников. Первое было завещано учителем Нирупа. Второе состоит из двух частей, «Высшей» и «Низшей». «Высшая» была выработана Индийским Чьагна (тиб.— ПХЬАГНА), когда он пребывал в Провинции У. Следующий и более поздний перевод был сделан Нагпо Шердад из Нгари, Тибетцем, который посетил Индию и там встретил Чьагна.

Атша, упомянутый в Книге 1 как первейший из реформаторов Ламаизма, который прибыл в Тибет из Индии в 1038 г. н. э., был первым учителем в Тибете, который четко указал на ИОГИЧЕСКОЕ значение философии Великого Символа; мы можем предположить, что он сам, подобно Миларепе в следующем столетии, был живым примером достоинств, которые следовали из практического ее применения. Дом, другой учитель, выполнил независимое Тибетское изложение ВЕЛИКОГО СИМВОЛА, но, видимо, мало сделал, чтобы пропагандировать свои учения. Марпа сделал свое собственное Тибетское переложение непосредственно из Индийских Текстов, видимо, Санскритских. Другими ЙОГИНАМИ, которые, как известно, делали переводы Великого Символа, были Ваирочана-Ракшита, Нирупа и Речунг, автор «БИОГРАФИИ» Миларепа. Наше сокращенное и уточненное переложение было составлено Падма-Карпо в семнадцатом веке, после того, как он составил многочисленные и более или менее искаженные переводы, находящиеся в обращении в Тибете его дней. Исходя из этого, он написал в Концовке, «Видя, что эти неавторские прибавления, все якобы являющиеся выдержками из различных частей Священных Писаний (которые были вкраплены в текст) в большинстве случаев не верны. Я, Падма-Карпо, (вычеркнул их)».

Таким образом, с предыстрических времен учения, которые теперь выкристаллизировались в «КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ВЕЛИКОГО СИМВОЛА», были переданы, поскольку заслуживает доверия так полагать, от одного поколения ГУРУ к другому, и тем самым к нашему поколению.

Примечание:

1 Тибетский манускрипт, на котором основывается наш перевод, носил следующее название: «ПХЬЯГ-ЧЕН ГЬИ ЗИН-БРИС БАГУГС-СО» (произносится как: «Чаг Чен Гьи Зин-Ди ЗХУ-Со»), означающее: «Здесь заключается Краткое изложение Великого Символа». Мадам А. Дэвид-Нил также приводит в Приложении к книге «ПОСВЯЩЕНИЯ И ПОСВЯЩЕННЫЕ В ТИБЕТЕ» краткий конспект поучений «ЧАГ-ЧЕН», относительно которых наша Книга II дает первое полное изложение на европейском языке.

II. Текст и перевод

Текст «КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ВЕЛИКОГО СИМВОЛА», который мы использовали при подготовке этой Книги, был передан в соответствии с древним и неизменным правилом передачи покойному Ламе Кази Даво-Самдуп (родившемуся в 1868 г., умершему в 1922 г.) от его ГУРУ, покойного Ламы-отшельника Норбу из Баксадуара, Бхутан. Я, издатель, получил его в свою очередь от покойного Ламы отшельника Кази Дава-Самдуп, моего личного учителя, который сделал сам его перевод на европейский язык, как он сам сказал, «для пользы нетибетских людей всего мира».

Как указано в Концовке, Кашмирский король Зханп-хан Зангио подарил своему ГУРУ, Падма-Карпо, более чем двадцать мер шафрана для написания этого текста и текста ШЕСТИ ДОКТРИН, дополняющей его системы практической ЙОГИ, английский перевод которых содержится в Книге III. Оценивая восемьдесят ТОЛА (единица веса в Индии = 11,6 г) на единицу веса и четыре единицы на меру, мы находим, что королевский дар составлял более 6400 тола шафрана. В настоящее время один тола наилучшего шафрана стоит около полутора рупий, так что королевский дар в ваши дни составил бы более, чем 9600 рупий. Принимая, что рупия эквивалентна восемнадцати пенсам, эта сумма равна 720 фунтам стерлингов или около 3600 долларов в эквивалентной стоимости.

Текст, переведенный нами, представляет точную копию текста «КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ВЕЛИКОГО СИМВОЛА» в том виде, как он был подготовлен для Кашмирского короля, причем его последующая история такова: В семнадцатом столетии Падма-Карпо, или, как означает его имя, «Всеведующий Белый Лотос», прибыл в Бхутан из Тибета и реформировал Ламаизм Бхутанцев в той же мере, как Атиша, учитель из Индии, реформировавший Ламаизм Тибета шестью столетиями раньше. Падма-Карпо принес с собой в Бхутан дубликат текста «КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ Великого Символа», который он подготовил по просьбе короля. Затем, некоторое время спустя, или около ста пятидесяти лет позже, насколько можно точно установить, Чогьал-Ооднам-Гьалтшан подарил одну серебряную монету для выгравирования на каждый деревянный блок-прототип текста «для полей размножения дара религии», как мы читаем в последней строке Концовки.

Наш собственный текст, в ксилографической форме, является копией, отпечатанной с этих самых блоков. Он состоит из семи больших листов, из двух страниц каждый, включая титульный лист; причем, для каждой страницы был использован один блок гравировки. Таким образом, для производства этих блоков набожный даритель выделил четырнадцать серебряных монет.

Эти печатные блоки лежат в Государственном Монастыре Бхутана, в Пунакха, столице. Затем некоторое время спустя, когда наша копия была отпечатана с них, они вместе с печатней были разрушены большим пожаром во время гражданской войны в Бхутане.

Как наш собственный текст поступил во владение переводчика, лучше всего сказать его собственными словами: «С декабря 1887 г. по октябрь 1893 г. я находился в Буксадуаре, Бхутан, вблизи границы Индии, в качестве переводчика при Британском Губернаторе, и именно здесь в первую половину этого периода я встретил своего ГУРУ. Он был широко известен как ГУРУ-Отшельник Норбу (тиб.— СЛОБ-ДПОН-МТШАМС-АПАНОР-БУ, произносимое как ЛОБ-ОН-ТШАС-ПА-НОР-БУ). Норбу само по себе означает «Самоцвет». Имя, которое он получил в это время при своем посвящении, было: «ОН Доброй Репутации» (тиб.— СНЬАН-ГРАГО-БЗАНГ-ПО. Произносится НБАМ-ДА-ЗАНГ-ПО). Вскоре после того, как он принял меня в своем ШИШЬА, я получил от него учения, содержащиеся в «КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ ВЕЛИКОГО СИМВОЛА», с соответствующим посвящением и руководящими указаниями. Он тогда владел тремя ксилографическими копиями этого «КРАТКОГО ИЗЛОЖЕНИЯ». Одну из них он дал мне при расставании с ним в 1893 г., но она была утеряна. Очень вероятно, она была унесена без моего разрешения из Гангтока, куда я был призван в начале 1905 г. тогдашним Махараджой Сиккима для руководства закрытой школой Бхутиа, Государственного Института Сиккима, в котором я тех пор и остался. В феврале 1916 г. я посетил моего ГУРУ, чтобы отдать ему дань моего уважения и получить от него духовное благословение и помощь в переводе для сэра Джона Вудроффа (псевдоним—Артур Авалон, издатель ТАНТРИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ) «ДЕМЧОГ ТАНТРЫ»1. В то же время я получил от него разрешение перевести «КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ВЕЛИКОГО СИМВОЛА» и другие аналогичные ЙОГИЧЕСКИЕ трактаты, которые, подобно этому, считались слишком ценными и священными, чтобы выносить их в свет без авторитетной санкции. Давая мне это разрешение, он сказал мне: «Существуют только очень немногие среди подрастающего поколения нашего народа, которые искренне хотят заботиться о том, чтобы прилагать усилия для духовного развития. Поэтому мне кажется, что эти тонкие истины станут более привлекательными для искателей истины в Европе и Америке».

Это был последний мой разговор с моим ГУРУ. Восемью месяцами позже, в возрасте около 78 лет, в октябре 1916 г. он ушел из нашего мира, созревшего для знания. Когда этот визит близился к концу и я собирался получить последнее напутствие моего ГУРУ, он дал мне, как прощальный дар, свою собственную копию «КРАТКОГО ИЗЛОЖЕНИЯ», зная, что я утерял ту копию, которую он мне дал раньше. Странное дело, что эта копия также исчезла. Третья и последняя копия «КРАТКОГО ИЗЛОЖЕНИЯ», принадлежавшая моему ГУРУ, была подарена одному из его учеников, живущих в Буксадуаре, и копия, с которой был сделан наш перевод, является той самой копией, которую получил я от этого ученика позже. Так что, как я уверен, не существует ни одной другой копии нигде, даже в Бхутане. Несколько слов относительно жизни моего ГУРУ могут представить интерес. Он по рождению — уроженец Бхутана, происходящий из древней и уважаемой семьи, далеко известной за ее ревностную поддержку Веры Будды. Его дядя с материнской стороны был настоятелем Государственного Монастыря Бхутана, которому принадлежало учреждение ксилографии «КРАТКОГО ИЗЛОЖЕНИЯ ВЕЛИКОГО СИМВОЛА». Еще мальчиком он был посвящен в Буддистское Духовенство его родителями, и его дядя, настоятель, стал его ГУРУ. Он прошел свое ученичество и получил свое образование в том монастыре. Он стал не только правомочным наследником мирских владений своего дяди, но был также посвящен, чтобы принять руководство монастырем после смерти его дяди — ГУРУ. В Бхутане его дней общинная борьба была настолько обычной, что даже законные и религиозные права Буддистских священников часто нарушались эгоистичными мирянами; случилось, что право Норбу наследовать достояние его дяди было оспорено некоторыми мирски мыслящими ведущими людьми Пунакха. Для того, чтобы в зрелые годы монастырь, в котором прошло его отрочество, не пострадал вследствие продолжения спора, Норбу оставил его, отказавшись от всего имущества и также от руководства, и ушел в уединенное убежище вблизи Буксадуара, где я отыскал его и нашел в нем своего ГУРУ.

Норбу был БАРХМАЧАРИН в течении всей жизни, (т. е. принял неизменный монашеский обет целомудрия) и полностью предопределенным БХИКШУ (т. е, буддистским священником, или монахом, который отрекся от мира для того, чтобы посвятить себя служению человечеству, без фиксированного местопребывания, и зависимым от милосердия для своего существования). Он был доброжелательной и сильной личностью пламенной веры, чьи глаза видели вне пределов обычного человеческого зрения. После его смерти я остался без ГУРУ.

После того, как покойный Лама Кази Дава-Самдуп и я завершили перевод «БАРДО ТХОД0Л» (опубликованный как «ТИБЕТСКАЯ КНИГА СМЕРТИ», изд-во Оксфордского Университета, 1927) и другие Тибетские работы, в то время как мы были вместе с Гангтоке, Сикким, он знал меня и Учение ВЕЛИКОГО СИМВОЛА и предложил перевести его КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ как фактический текст. Мы начали этот перевод 23 июля 1919 г., и закончили первый черновик довольно быстро для такой трудной задачи — 31 числа того же месяца. Когда он весь целиком был закончен, после последующей проверки, Лама, как переводчик и учитель, адресовал мне это обращение, которое я изложил в письменной форме:

«Я не раз намеревался делать перевод этого текста «КРАТКОГО ИЗЛОЖЕНИЯ ВЕЛИКОГО СИМВОЛА», но тонкая природа сущности предмета, вместе с моей недостаточностью в знании фразеологии европейской и современной философии, которое имеет существенное значение для осуществления понятного английского перевода, удерживали меня. Мое давнишнее желание, таким образом, оставалось неисполненным до сих пор, когда благодаря вашей помощи оно было осуществлено. Поэтому я действительно радуюсь, что оказался способным выполнить предписания моего ГУРУ передать это драгоценное учение всему миру — особенно образованным и мыслящим мужчинам и женщинам Европы и Америки».

Примечание:

1 Этот перевод бл сделан и опубликован в томе VII Тантрических Текстов, изданных Артуром Авалоном, Лондон и Калькутта, 1919.





Рекомендуемые страницы:


Последнее изменение этой страницы: 2019-03-22; Просмотров: 31; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.007 с.) Главная | Обратная связь