Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Вопрос 6: исторический обзор психологического знания: донаучный период.




Представления о том, что в человеке живет нечто особенное, отличное от его физического тела, сложились в глубокой древности. Навряд ли они были результатом размышлений; скорее так верилось (а значит, виделось) и не подвергалось сомнению. Это нечто часто связывалось с дыханием—тем, что уходит со смертью тела (сравните: душа, дух, дыхание), и нередко представлялось в виде крылатого существа, возвращение которого в тело означало бы и его возрождение. Первые представления о душе можно проследить в мифологических и религиозных системах различных народов; это представления о Ка и Ба в древнем Египте, Атмане и Брахмане в Индии, эллинские представления о посмертной жизни в царстве Аида и т. д. Существующие у различных народов так называемые «книги мертвых» повествуют о жизни души после ухода из тела. Так или иначе, душа в большинстве случаев представлялась как нечто. связанное с жизнью тела, делающее тело «одушевленным», и ее существование было несомненным; вопрос о том, есть ли душа, мог возникнуть лишь гораздо позже. В мифах античной Греции (где, собственно, и зарождалась европейская философия и наука) душа предстает как своеобразный двойник тела, его копия, тень*[Обратите внимание, что образ тени — но уже в ином, метафорическом плане,—неоднократно появляется в художественноь литературе, в том числе современной, как символ неотторжимой хотя и скрытой части человеческой сущности (Шамиссо, Андерсен Шварц, У. Ле-Гуин и др.).] Она живет после ухода из тела в царстве Аида, унесенная туда Танатосом, в бесплотности своей сохраняя тем менее человеческие желания (так, физически страдание от голода и жажды тень Тантала, мучается усталостью тень Сизифа).

Не подвергается сомнению существование души и в инской философии, ищущей ответ на основной вопрос — вопрос о субстанции, т. е. первоначале, не имеющем для себя никакой причины, кроме себя же. Что рсть душа_самостоятельная ли она субстанция или же свойство другой субстанции (материи)?

По сути, с этого вопроса начинается донаучный этап психологии,' завершающийся лишь в конце XIX в. (По известному выражению, психология имеет короткую историю, но давнее прошлое). Это время по преимуществу философских размышлений о душе и мире; душа здесь, строго говоря, не объект изучения, но предмет интеллектуального анализа.

Античные философы, как правило, отвергали представления о душе как о тени, двойнике и не апеллировали к отношениям между богами Олимпа как к объяснению человеческого поведения (напомним, среди олимпийцев были боги, «специализировавшиеся» в области человеческих свойств и чувств — мудрости, памяти, любви, ненависти, обмана, любовного ослепления, безумия, творчества и т. д.). В философии древней Греции душа (при сохранении взгляда на нее как на нечто, дающее возможность движения, ощущений, мышления, переживаний) часто предстает как некое начало, родственное определенной стихии, или ее воплощение. Так, великий диалектик Гераклит (конец VI — начало V в. до н. э.) утверждал наличие' огненной стихии—Психеи,—приобщающейся к «космическому огню», тем самым душа человека оказывалась причастна Космосу. (Отметим, что в целом для античных представлений часто было характерно видение в Космосе живого, движущегося существа, в связи с чем часто говорилось о «мировой ду-и^е», слабой копией, частичным отражением которой являлась душа отдельного человека.)

0 связи с обсуждением вопроса о субстанции, в античности обозначились различные мнения во взглядах а Душу, ее «материальность» и «идеальность».

Знаменитый философ, Демокрит (V—IV вв. до н. э.) У ерждал, что душа состоит из атомов; со смертью те-, Учирает и душа, т. к. атомы ее с разложением тела ^Отучиваются и рассеиваются.

ощу]/21' п0 Д^^Р^У' — Движущее начало и орган УЩения и мышления. Душа подобна огню; ее шарообразные атомы беспокойны и приводят тело в движение (иногда говорят, что это—первая концепция человека-машины). Атомы души способны к ощущению; ощущаем же мы, полагал Демокрит, потому, что в нас попадают тончайшие оболочки (образы, копии), отрывающиеся от вещей. Однако в ощущении не дана сущность вещи: по Демокриту, сущность—это атомы (которые слишком малы и потому невидимы) и пустота (которая не ощущается по определению). Истинное знание, полагал Демокрит, дает мышление.



Итак, по Демокриту, душа материальна.

Иное представление развивает младший современник Демокрита «князь философов» Платон (428—348 гг. до н. э.).

Платон утверждал, что в основе всего лежат идеи — общие понятия, вечные и неизменные, существующие сами по себе, до всего, как своеобразный замысел; всякая вещь, всякое существо, всякое свойство, важнейшие ценности бытия — истина, благо, прекрасное, справедливость — существуют лишь потому, что есть идея (идея человека, идея прекрасного, идея равенства отношений и т. д.). Идеи образуют свой мир, невидимый для нас; человек может стараться постичь идею посредством разума, но в полной мере они доступны богу. Миру идей противостоит мир материи (бесформенного небытия, по Платону); между ними, как посредник,—мировая душа.

По Платону, мир — живое существо, душа его не в нем, а окутывает его. Мировая душа одушевляет в том числе звезды и планеты (они—живые божественные существа). Душа человека родственна мировой душе. Первоначально она обитает на звезде, затем переселяется в тело человека и теряет гармоничность; задача человека—вернуть гармонию через познание. Строго говоря, мы, по Платону, не столько познаем, сколько вспоминаем то, что душа уже знала в своем совершенном состоянии.

Человеческая душа направляется разумом, подобно тому, как колесница направляется возничим; при правильном управлении душа возвышается и приближается к исходной гармонии. При ином исходе душа не успевает «очиститься» и по принципу нравственного подобия может, например, переселяться в тела животных и птиц-Душа бессмертна, полагал Платон. Цель души — постижение идей, поэтому душа подобна идее. Размышление—такое ее состояние, когда она беспрепятственно направляется к высшему, вечному, уподобляясь идее; отличие от нее, душа подвижна. По составу, утверждал Платон, душа трояка: он выделяет ум (его местонахождение—в голове), аффективное, т. е. страстное эмоциональное начало (оно располагается в груди) и'вожделения (живут в печени).

Ни у Демокрита, ни у Платона не было специальных больших трудов, посвященных душе. Первый такой труд принадлежит Аристотелю, чей трактат «О душе» стал первым собственно психологическим трудом (но еще в рамках донаучной психологии!), а сам Аристотель /384—322 г. до н. э.) в связи с этим считается основателем психологии.

Аристотель систематизировал предшествовавшие и современные ему идеи относительно души и выдвинул несколько важных положений, нашедших обоснование в его трактате.

Душу он определил как сущность живого тела, т е. как то, что позволяет телу существовать как живому. В его представлениях душа оказывается особым органом, посредством которого тело чувствует, мыслит. Обратите внимание: не душа мыслит, но тело мыслит посредством души.

Аристотель указал и на то, что душа может быть разного рода (или, если хотите, разных уровней). Так, Аристотель (кстати, создатель зоологии и автор «лестницы» живых существ — первой, в сущности, биологической систематики) говорил о существовании растительной души (ее свойства—питание и ощущение), живот-нои^души (стремление, память и движение) и человеческой души (мышление), причем свойства растительной Души наличествуют и у человека, и у животных, свойства животной души наличествуют и у человека.

в целом душа, как сущность живого тела, смертна вместе с телом; однако часть ее, которую мы могли бы "а современном языке назвать абстрактным или теоретическим мышлением (в отличие от обыденного эмпирического мышления) Аристотель считает бессмертной.

В каком-то отношении можно сказать, что в идеях Аристотеля частично соединялись идеи Демокрита и Платона.

На этом мы остановим краткий обзор античной философской психологии—поневоле в нем упущено очень многое, но наша задача—ввести в проблематику, а не дать историко-психологический обзор. Так начиналась психология, так были сделаны первые—умозрительные—попытки найти ответы на вопросы: что такое душа? Каковы ее функции и свойства? Как она соотносится с телом? Так сформировался исторически первый предмет психологии—душа как нечто, отличающее живое от неживого, дающее возможность движения, ощущения, страсти, мысли.

Теперь мы минуем много столетий и обратимся к Новому времени, к европейскому XVII веку. Конечно, это не означает, что ученые средневековья и раннего Возрождения не размышляли о природе души; однако именно в XVII веке, в работах ведущих философов сложились концепции нового типа, пытавшиеся рационально, т е. на основе разума (и веры в его могущество) сформулировать представления о мире и человеке; к этому же времени принадлежат и развернутые попытки создания системы обоснованных (не только на уровне формальной логики) правил, методов рассуждения в науке.

Становление психологии в этот период связано с несколькими выдающимися именами, с основными из которых вы кратко познакомитесь.

Первым из них мы назовем Рене Декарта (1596— 1650), французского мыслителя, автора таких важных для психологии работ, как «Страсти души» и «Рассуждение о методе для хорошо направленного разума и отыскания истины в науках»

Взгляд Декарта на соотношение души и тела определяется как дуализм, т. е признание двух субстанций; не сводимых друг к другу и обладающих независимыми свойствами. Тело обладает, по Декарту, свойством протяженности; душа же обладает свойством мышления-Соответственно, Декарт и рассуждает о них, создавая,, по сути, два разных учения.

Тело, согласно его представлениям, действует по законам механики, примерно по тем же принципам, по которым двигались механические фигуры созданных в то время фонтанов в Фонтенбло. Процессы жизни у животных—своего рода заранее «готовые» ответы на внешние воздействия; то, что Аристотель называл растительной и животной душами, для Декарта лишь тонкие и подвижные вещества, называемые «животными духами». Так же механически протекают нервные процессы у человека: нервы—это трубочки, передающие животные духи как газ ,или ветер.

Общая схема такова: от органов чувств по «чувствительным» нервам (сейчас их называют центростремительными или афферентными нервными путями) воздействие поступает в головной мозг, откуда по двигательным нервам (центробежным, эфферентным путям) животные духи поступают к мышцам, заставляя их напрягаться, что вызывает ответное движение. В этой схеме предвосхищена идея рефлекса, возникшая в науке позже, в связи с чем Декарта часто называют «отцом физиологической психологии».

Итак, есть простая схема, описывающая телесное поведение. В равной ли степени она описывает животное и человека? По Декарту, нет. Люди обладают разумом; животные же бездуховны, они не мыслят. Именно разумная душа составляет сущность человека, она позволяет ему управлять своим поведением. Мышление (главное свойство души) включает, по Декарту, все, что происходит в сознании, по существу, оно ровно сознанию: ум — это и интеллект, и память, и чувство.

Так, «душа мыслит боль». Главное* однако, это собственно мышление, интеллектуальная деятельность. Знаменитая фраза Декарта «Мыслю, следовательно, существую» вытекает из его попытки найти нечто, не подвергаемое сомнению; таким несомненным фактом является факт наличия самого сомнения, а следовательно, мышления. Таким об-разом душа в системе Декарта оказалась интеллектуа-лизирована; к ней относится все то, что можно помыслить, наблюдать, осознать. Тем самым душа оказалась равной сознанию, тому, что человеку дано в его мышлении о своем внутреннем мире; эта традиция сохранилась в психологии надолго.

Вернемся, однако, к проблеме соотношения души и тела (в психологии она носит название психофизической Роблемы: ее частным случаем выступает психофизиологическая проблема, т. е. проблема соотношения мозга и психики). Дело в том, что по этому вопросу в рассуждениях Декарта возникает важное противоречие, отражающее действительную сложность проблемы.

Ведь если душа и тело представляют две субстанции, то они, по определению субстанции, не должны влиять друг на друга: вспомните, единственной причиной для субстанции выступает она же сама. Однако совершенно очевидно наличие взаимовлияния души и тела: с одной стороны, изменение телесного состояния влияет на мышление (например, болезнь мешает ясности мысли), с другой—дух воздействует на тело, управляя им при осуществлении целесообразного движения. Поэтому Декарт нарушает строгость дуалистической схемы. Физиологически он решает проблему, находя орган пребывания души—точку (непротяженную!) в «шишковидной железе» (ныне называется эпифиз; в XVII в. его функции были неизвестны); по Декарту, душа колеблет ее, воздействуя тем самым на животные духи в нервах. В психологическом же отношении Декарт пытается разрешить проблему связи субстанций, введя понятие «страсть». Страсти — это продукты и духовной, и телесной деятельности. Они возникают в шишковидной железе от взаимодействия желаний духа и движений тела. В каком-то смысле именно страсти— решающий момент поведения; воля иногда не в состоянии повлиять на тело и способна лишь иногда противостоять импульсам страстей, страсти могут и подавлять ход мышления.

Таковы представления Декарта о соотношении душевного и телесного. Напомним, душа связывается Декартом с мышлением. Но что такое мышление? Это— усмотрение идеи и установление связи, отношения между идеями; абсолютно ясное, отчетливое осознание называется у Декарта интуицией, оно—критерий истинности (т. е. очевидное—истинно). Каковы же источники, из которых возникают идеи?

Есть идеи, привходящие из чувственного опыта, полагает Декарт. Они часто недостоверны, им нужно руководство го стороны разума; они — необходимая часть познания, но могут быть и помехой. Есть идеи, изобретенные человеком. Однако главными, дающими материал для интуиции, являются врожденные идеи, которые, по Декарту, невыводимы из эмпирической практики; это, например, понятия бытия, бога, числа, некоторые суждения (аксиомы). Отметьте для себя эту мысль Декарта: концепция «врожденных идей» вызвала много споров как у современников Декарта, так и у последующих поколений философов и психологов.

Таковы в общем психологические взгляды Декарта;. мы остановились на них достаточно подробно в силу их влияния на последующую науку, а также потому, что в работах Декарта явно определены важнейшие вопросы будущей психологии (соотношение души и тела, врожденного и приобретенного, произвольного и непроизвольного—«автоматического» и Др.). У Декарта же отчетливо видится новое понимание души—как сознания, понимаемого, в свою очередь, в основном как мышление.

Кроме того, Декарт повлиял на психологию как методолог, т. е. мыслитель, пытавшийся определить «правильные» методы рассуждении. Из многочисленных предложенных им правил выделим два, наиболее интересные с точки зрения развития психологии:

1) при познании делить целое на возможно большее количество частей — и познавать эти части;

2) идти от простого к сложному.

Постарайтесь оценить полезность этих правил; мы еще будем к ним возвращаться позже.

Значительную роль в развитии психологии сыграл голландский философ Б. Спиноза (1632—1677). Он был монистом, т. е. утверждал наличие единой субстанции; в его системе таковой представала природа, вездесущая и вечная. Мы познаем природу через ее атрибуты (свойства); их бесконечное множество, но нам доступны лишь два — мышление и протяженность. Познание любого из них есть познание природы в целом. Обратите внимание: мышление ?сть свойство природы, т. е. природа одухотворена! Такая позиция—идея всеобщей одухотворенности — называется гилозоизмом.

Итак, есть единая субстанция. Все вещи, все процессы — это состояния субстанции, или ее модусы. Они вступают в связи, объединяются; человек—это сложный модус, образуемый модусом-душой и модусом-телом. (Душа понимается как ум, как модус мышления и состоит из модусов-идей. Человек тем самым (оставаясь Целостным!) как бы разделяется на два измерения. Душа есть идея человеческого тела и неотделима от него.)

Душа зависит от тела. Часть духа бессмертна (вспомните идею Аристотеля—Спиноза согласен с ним), но индивидуальность гибнет вместе с телом. Душа, по Спн-ййзе, как бы служит телу — она стремится к образам foro, что приятно телу, и отвергает образы неприятного.

Душа, сказали мы выше, состоит из идей. По каким же законам связываются идеи?

Спиноза выдвигает тезис, согласно которому «порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей»; с этим связана память. «Если человеческое тело подверглось однажды действию одновременно со стороны двух или нескольких тел, то душа, воображая впоследствии одно из них, тотчас будет вспоминать и о других», — так формулирует Спиноза правило, называемое теперь законом ассоциации, т. е. специфической связи, устанавливаемой между идеями; тем самым содержание души оказывается зависимым от воздействий, испытанных телом, а связь идей определяется опять-таки законом «вещных», телесных взаимодействий. Этот принцип, отчасти наличествующий и у Декарта (хотя и не сформулированный столь явно), и в работах ряда других философов, стал одним из ведущих в философии и так называемой ассоцианистической психологии, главенствовавшей по существу до начала XX века.

В наиболее отчетливой форме, ассоцианистический объяснительный принцип был развит в работах английского философа Д. Локка (1632—1704), который, собственно, ввел термин «ассоциация» в широкий философский «обиход», на его основе описывавший человеческий разум; иногда Д. Локка называют «отцом общей психологии».

Локк выступил как главный противник Декарта по вопросу о врожденных идеях. Знание, согласно Локку, основывается на опыте. Опыт двояк: его источники — ощущения и рефлексия (под рефлексией понимается наше восприятие того, как мы мыслим, и суждение об этом процессе). Из этих двух источников разум получает идеи — все, что является объектом человеческого мышления. Изначальных же—врожденных—идей нет; человек рождается как «табула раза»—чистая восковая доска, на которой можно написать все, что и будет потом знанием. Эта идея непосредственно соотносится с практикой педагогики и—позже—с проблемами психо-гии личности и педагогической психологией, составляя основу так называемых «теорий среды», утверждающих ведущую роль окружения и внешних воздействий в формировании психики; им будут противостоять «теории развития», утверждающие приоритет внутренне присущих человеку закономерностей развития и берущие начало от идей французского философа Ж.-Ж. Руссо.

Согласно Локку, идеи ощущений в ходе развития предшествуют идеям рефлексии; простые идеи, ассоциируясь, складываются в сложные.

Итак, опыт имеет «атомарный» характер, т. е. можно выделить простейшие его составляющие; более сложные существуют как сумма простых, связанных по ассоциации.

Идеи Д. Локка активно развивались в ассоцианизме XVIII и XIX в.; психология (все еще донаучная!) основное внимание сосредоточивает на изучении умственной деятельности, познания, объясняемого на основе принципа ассоциации, выделения типов ассоциаций и их взаимодействий.

Итак, XVII век ознаменовал новый этап в развитии психологических учений, что нашло воплощение в основных принципах ассоцианизма, явно или неявно присутствовавших в разнообразных теориях XVIII и XIX столетий. Эти теории могли быть идеалистическими (н-р, Д. Беркли) или материалистическими (Д. Гартли), рассматривать проблемы математического обоснования психологии (И.-Ф. Гербарт) или обсуждать проблемы наследственной памяти (Г. Спенсер), быть сугубо философскими (Д. Юм) или выходить в практику (Д. Милль) — несмотря на огромное разнообразие подходов, основные принципы ассоцианизма, заложенные в XVII веке, определяли главные черты психологически ориентированных концепций.

Попробуем их зафиксировать.

1. Душа понимается как сознание (в его «познавательном» аспекте в первую очередь).

2. В основе душевной жизни лежат простые элементы (те самые «простые части», которые призывал искать Декарт).

3. Эти элементы носят чувственный характер (образы ощущений).

4. Более сложные образования возникают как «сложение» более простых на основе принципа ассоциации.

5. Источник знаний о душе—самонаблюдение; наблюдая, «отслеживая» изменения своего внутреннего Мира, исследователь непосредственно обращен к реальности душевной жизни и вправе выносить о ней суждения; чужая же душевная жизнь оказывается недоступной для анализа, хотя предполагается, что законы душевной жизни едины.

Отметим еще одну важную деталь: на этом этапе человек—хотя это и не оговаривалось прямо—понимался по сути как одиночка, живущий среди других наподобие Робинзона; его внутренний мир явно или неявно противопоставлен всему остальному; между миром субъекта и остальным миром как бы обозначена жесткая граница.

В рамках ассоцианизма были выработаны ценные представления, прежде всего—в области психологии памяти и психологии мышления; само понятие ассоциации прочно вошло в психологию и активно используется до настоящего времени.

Вместе с тем рассмотрение ассоциации как универсального объяснительного принципа со временем оказывалось явно недостаточным. Так, принцип этот не позволял исчерпывающе объяснять, например, феномен творчества, «сопротивлялись» объяснению на основе идеи «элементаризма» феномены воли, человеческой активности. Бурное развитие естественных наук, прежде всего — физиологии и медицины, в рамках которых разрабатывались объективные методы исследования, все более остро ставило вопрос о возможности объективного психологического исследования; ряд открытий—прежде всего в психиатрии — подтвердил наличие у человека бессознательной психической жизни.

Все это обозначало нарастание кризиса ассоцианизма как универсальной, психологической теории. Сначала в рамках ассоцианизма, а затем в противостоянии ему возникают идеи — а затем научные школы — прямо или косвенно опровергающие его основные принципы как в теоретическом, так и в методическом плане.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 1144; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.022 с.) Главная | Обратная связь